321

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Дом комиссаров!!!Потрясающей красоты здание было.Прям рыцарский замок!!!А что же сейчас находится на месте этого замка???Заросший пустырь,прибежище бомжей и наркоманов.Впрочем сохранились  развалины подвальной части здания,которые можно обнаружить среди кустов на пустыре.В этих развалинах  благодарные потомки не придумали ничего лучшего как устроить мусорку.И вообще весь ансамбль на Остове Людникова в ужасно запущенном состоянии.Позор!!!

Отредактировано Magnus (06.07.2015 18:53:07)

Присоединенные к сообщению файлы

2empet4.jpg, 315.5 КБ, 1028 x 589

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую!
Продолжение описания боев за "Остров Людникова" по книге австралийского военного историка Джейсона Д.Марка:

  «                                                            13 ноября 1942

   Советская артиллерия  спорадически вела обстрел всю ночь немецкие позиции с крупнокалиберных орудий, в основном позиции в северной части города,  и протяжении всей дороги ведущей вглубь в район Городища. Советская авиация так же совершала многочисленные налеты в том же районе, терроризируя немцев  фугасными и зажигательными бомбами .
    Сводный  685-м стрелковый полк полковника Евгения Дрогайцева из 193-й сд начал штурм в полночь,  боевой журнал полка отмечает:
«Дойдя до оборонительного района 241-го стрелкового полка (95-я стрелковая дивизия) [...] полк, по устному приказу командующего 95-й стрелковой дивизии и в соответствии с оперативными указаниями из 62-й штаба армии, начал наступательные операции [. ..] без какой-либо помощи от 241-го стрелкового полка. Атака началась в 24.00 с 12 на13.11.1942. Во время штурма, полк состоял из 2-го и 3-го стрелковых батальонов в первом  эшелоне и 1-го стрелкового батальона на границе между ними, но 100 метров позади.»
Советские пехотинцы выдвинулись на север и бросились в бой, который длился в течение ночи.

    Немецкие подразделения были собраны вокруг ночью в готовности к продолжению своих атак. Силы  45-го саперного батальона были выведены с передовой линии в течение нескольких дней. Солдат Бертольд Паулюс писал домой:
"Бой продолжался непрерывно от 03.30 часов  утра 11 ноября до 06.00 часов 13 ноября. Мы тогда с облегчением  вернулись назад : 1 лейтенант, 1 унтер-офицер и 10 рядовых. У нас было 9 погибших и 24 раненых, все с выстрелами в голову ".
    162-й саперный батальон был переброшен в  сектор атаки 578-го гренадерского полка в качестве дополнительного подкрепления. Цель операции: сужение котла. 576-й гренадерский полк  (с  294-м саперным батальоном) будет отбиваться от советских  атак с юга, 577-й гренадерский полк (с  336-м саперным батальоном) должен захватить некоторые из упорно защищавшихся домов вдоль Прибалтийской улицы и Проспекта Ленина, и, наконец 578-й полк возобновит наступление на дом Комиссаров с  50 - м саперным батальоном и 44-й штурмовой ротой, и проникает вдоль Волги  в советский тыл - с  162-м саперным батальоном. 578-му полку также была поставлена задача расширения своей захваченной местности по Волге.           
     Линден вспоминает главные трудности, с которыми сталкивались его саперы:
      "Были отдельные руины , которые должны были быть устранены любой ценой, потому что обстрел из них осуществлялся с фланкирующим эффектом. Между этими руинами и Волгой была пологая, незастроенная местность, обрывы с крутыми обрывами на берегу реки. Русские построили землянки на полпути к этим скалам, которые были защищены огневым прикрытием вдоль верхнего края обрыва, они могли бы простреливать открытое пространство перед ними с очень эффективным результатом. Они также получили точную огневую поддержку с другого берега Волги. Поэтому атаки в этом месте были  очень трудными."

    Цель 138-я стрелковой дивизии была проста: защитить линию фронта, чтобы не допустить немцев идущих по берегу Волги и сражаться до последнего человека, если это будет необходимо.
  Людников приказал всем  командирам его подразделений  мобилизовать все ресурсы, чтобы выполнить эту задачу. Он даже выпустил приказ Сталина : «Ни шагу назад». Его подразделения, которые усилили  наблюдение за немецкой деятельностью, обнаружили, что немцы готовились к новому наступлению на протяжении всего дня и ночи  12 ноября. Пехота и танковые подразделения были сосредоточены вдоль линии фронта дивизии и особенно у центральных ворот завода «Баррикады»

                                                      Немецкая атака  утром 13 ноября 1942.

      Атака немецких частей началась в 03-45 утра, за полчаса до того как небо начало светать  и  за восемьдесят минут до первого проблеска солнца. Этот план немцев использовал утреннюю тьму, чтобы удивить, подавить и захватить советскую оборону вдоль Волги до того, как защитники дома Комиссаров смоли бы вмешаться. Если смелое продвижение до реки было бы успешным, советские опорные пункты будет отрезаны от тыла.
     Основные пункты сбора сил  для атаки на север были дом № 79 и Аптека. Огонь артиллерии возвестил о начале штурма. Тяжелая артиллерия и минометы, в том числе залпы из небельвельферов обрушились на защитников в  области атаки. Немецкие штурмовые группы вышли.
  Выдвинулась из дома № 79 и группа обер-лейтенанта Эрвина Креца, человека, который провел успешное нападение на это здание на двумя днями раньше. Он снова шел впереди, во главе своей группы. Когда немцы приблизились к ограждениям советской стороны, натянутых между домом Комиссаров и оврагом Ролик, Кретц приблизился воронке от бомбы, уже занятой ими. Прогремела автоматная очередь и Кретц рухнул на землю...

                                                                                       http://i61.tinypic.com/30lo4s4.jpg

  650-й стрелковый полк Печенюка сообщил:
    «Противник перешел в наступление в 03-45  утра. Силы противника пока не известны, но он забрасывает гранатами  П-образное здание [Дом Комиссаров]. Враг открыл сильный ружейный и пулеметный огонь и периодически обстреливает из минометов и артиллерии. С Красного Дома [Дом 79] он обстреливает  наш тыл и в направлении реки Волга. Враг пытается окружить нас. Полк проводит свои оборонительные позиции и продолжает вести бой с наступающим противником.»

Дом 79 и Аптека были использованы в качестве огневых точек, из которых можно прикрыть штурмовые группы.
162 -й саперный батальон пробился вверх по Волге. Это внезапное нападение в верхней части обрыва у реки  к командному пункту Людникова застали советскую оборону врасплох.

   В послевоенных записях, старший сержант Алексей Иосифович Горбатенко, воевавший в полку у майора Печенюка, вспоминает этот неожиданный немецкий рейд. Он начинается с описания расположение полкового командного пункта  в доме№ 83 [Дом 64]:
    "Командные пункты и штабы были размещены в двухэтажных домах в их нижней части. Позади нас было недостроенное здание, к которому  были вырыт ночью ходы сообщений. Впереди нас был парк. На первом этаже нашего здания был рояль, на котором иногда играл Дубов и другие. Иван Васильевич Дубов, ветеран полка, был очень подвижный, всегда живой и энергичный . Окна на втором этаже были подготовлены для обороны бойцами.
Со временем  все меньше и меньше становилось бойцов в батальонах. Немцы уже были в парке. Все на втором этаже были постоянно на дежурстве. На самом деле, абсолютно все были на дежурстве: Дацюк, Толкач, разведчики, ребята, Дубов, я и другие."
  Горбатенко затем описывает то утро, когда  162 -й саперный батальон прорвался к ним:
"Утром,  начальник химической защиты Дацюк поднял тревогу. Еще не рассвело. "Немцы в тылу, между нами и Волгой!"- закричал он. Все схватили винтовки. Мы бросились к недостроенному зданию. Мы видели силуэты людей, что-то делающих за его окнами. Они двигались в направлении дивизионного командного пункта - их было много . Дацюк спросил:.. '?! Кто это?""Это немцы! Огонь!" Мы немедленно выполнили его приказ. Артиллерийский огонь пришел на помощь справа - мы позже узнали, что это был Чарашвили и его артиллерия".

     Старший лейтенант Иван Георгиевич Чарашвили первоначально командовал артиллерийской батареей 90-го стрелкового полка (95-я стрелковая дивизия), но теперь он был частью 650-го стрелкового полка. Он сражался во многих боях до  прибытия в Сталинград 19 сентября; тогда, его подразделение было сразу брошено  в бой за Мамаев курган (Высота 102). Чарашвили получил свое первое ранение во время этого штурма, но он вернулся в свою часть на следующий день, его лицо было обмотано бинтами.
90-й стрелковый полк за Мамаев курган, он потерял половину своих бойцов и одно орудие. Его дивизия была переброшена на другие участки и в середине октября участвовала в ожесточенных боях к югу от тракторного завода.  Позже   его батарея начала поддерживать 138-е стрелковую дивизию.


                                                                                      http://i57.tinypic.com/2m67udi.jpg
                                                     Немецкая  атака утром 13 ноября на КП 138 - й стрелковой дивизии


    Чарашвили вспоминает:
"Примерно 4-5 ноября 1942, нам сказали, что наша полковая артиллерия батарея была теперь частью 161-го стрелкового полка
161-го стрелкового полка 95-й стрелковой дивизии, но, чтобы получить нашу артиллерию 161-й полку было невозможно, из-за сильного артиллерийского огня и систематических боевых вылетов на Ju-87.

  Пушки батареи, а также мои люди были потеряны, и все, что осталось -это одно орудие и несколько снарядов к нему, плюс 11 человек.     Нам дали новый приказ 8 ноября 1942 от командира 650-го стрелкового полка 138-й стрелковой дивизии. В тот же день, в 15.00 я прибыл на командный пост, который был оборудован на первом этаже двухэтажного дома. С юга местность была застроена длинными 2-3-этажными зданиями, открытой местностью на севере, кирпичные трубы из сожженных деревянных домов торчали тут и там, в то время как в тылу, то есть на западе, тоже стояли полуразрушенные здания.


    Впереди, на востоке, примерно на расстоянии 50-100 метров, стоял недостроенный кирпичный П-образный дом. Ходы сообщенй были вырыты на глубину 80 сантиметров и шириной полметра  между этим П-образным зданием ( Речь в книге идет о другом П –образном доме, не доме Комиссаров, который находился в том же районе – прим.) и командным пунктом 650-го стрелкового полка. Это П-образный дом был не более, чем в 100 метрах от берега реки.
Орудия нашей батареи на этом участке 650-го стрелкового полка были полностью разбиты в боях 11 ноября и солдаты батареи были либо убиты, либо тяжело ранены в ожесточенных боях с противником.
   Бой  13 ноября 1942 года, заслуживает особого упоминания. В этот день, рано утром, с восточной стороны недостроенного здания П-образной формы, я заметил большое количество немецких солдат прятавшихся в воронках от бомб и артиллерийских снарядов.
Немцы, незаметно для нас  подошли к зданию и засели в воронках, видимо, ожидая, пока не настанет рассвет. Нас было  человек десять или одиннадцать в этом здании, и я взял на себя инициативу в этом бою. Из-за сложной ситуации мы должны были получить подкрепление, и я послал старшего сержанта к командиру полка, так что  только десять  нас осталось. Потому что не было никакого времени, чтобы проиграть, мы должны были действовать решительно, нужно было сначала определить, как много врагов было впереди, и нам пришлось потом идти в бой.
Наступил рассвет, и я увидел двух крадущихся немецких офицеров на расстоянии около 100-120 метров, они направлялись к берегу Волги. Я решил не отпускать их. Я схватил винтовку, зарядил один патрон, выстрелил в первого офицера, немец покачнулся, затем выстрелил во второго офицера, и он упал, сначала он обернулся и начал двигаться в нашу сторону, но я снова выстрелил в него, и он рухнул. Немцы в щелях не двигались, по-видимому они ждали какой-то сигнал. Но наше подкрепление запаздывало, мы не видели старшего сержанта,  время не позволяло нам  ждать. Я решил пойти в атаку: сначала мы забросали гранатами те воронки, где было большое количество немцев, после того, когда немцы начали выбегать из ям, мы  сбили их огнем всеми видами нашего стрелкового оружия (у нас были винтовки, у некоторых  автоматы, десятки гранат и  пистолеты).»

    Немецкая штурмовая группа, которая была по общему мнению уничтожена, была 3-я рота из 162 -го саперного батальона, числом около 70 человек, во главе с его смелым командиром обер-лейтенантом  Альфонсом Шинке.
    Это тихое и быстрое нападение было характерно для Шинке. Его саперы мчались вперед, не обращая внимания на очаги сопротивления - как было приказано. Они продвинулись еще дальше на север, в сторону штаба дивизии Людникова, и на самом деле им удалось проникнуть на сам командный пункт.
  Людников и его штабные работники были полностью осведомлены об опасности стоящих перед ними. "Всем встать!"- приказал полковник Людников. Все тут же собрались, чтобы прервать этот дерзкий немецкий рейд.
  Все  офицеры штаба дивизии, в том числе Людников, вместе с 12-ю оставшимися бойцами из 179-го Отдельного саперного батальона капитана Косарева, и с 6 - ю из комендатской роты охраны во главе со старшим лейтенантом Владимиром Ивановичем Гричиной и так же с несколькими легко ранеными красноармейцами во главе с военфельдшером Озеровой, поднялись в контратаку с криками "За Родину!", "За Сталина!" и "Урааа ! ". Они бросились на немцев.

                                  http://i60.tinypic.com/2gv3ng5.jpg
(Старший лейтенант Владимир Гричина был ранен в этом бою, но остался отбивать атаку немцев на штаб дивизии. После Сталинграда ему было присвоено звание капитана. Командовал разведротой 138-й (далее 70-й гвардейской) стрелковой дивизии. Был награжден орденом Красного Знамени, во время выполнения задания в тылу врага в 1943 году был тяжело ранен. В послевоенное время жил в Волгограде, умер в 2008 году.)

  В завязавшемся бою, переходящем в рукопашные схватки  позиции вернули через 2 часа.
За этот бой орденом Красной Звезды были награждены младший лейтенант Петр Павлович Печенкин , командир взвода 203 батальона связи и младший сержант Степан Николаевич Радыгин и красноармеец Иван Никонович Иванов, из 179-й Отдельного саперного батальона. Командир взвода лейтенант Сергей Васильевич Шаповалов, красноармейцы Сурик Александрович Аветисян и Калир Алоев  - все  трое из батальона Косарева  получили медаль "За отвагу"»


   Из наградного листа на сапера 1 роты 179-го отдельного саперного батальона 138-й сд, красноармейца ИВАНОВА Ивана Никоновича 1917 г.р. , погиб в этом бою 13 ноября:

«13.11.42г. при атаке немцев на наши позиции в районе завода Баррикады стойко и мужественно дрался с врагами. Личным примером и отвагой воодушевлял остальных бойцов, уничтожил гранатой и штыком 5 фрицев.
В рукопашной схватке погиб смертью храбрых.

Командир 179 осб ст.лейтенант Косарев»




Из наградного листа на сапера 1-й роты 179-го отдельного саперного батальона 138-й Краснознаменной стрелковой дивизии красноармейца
АЛОЕВА Кадира 1921 г.р. :

«Тов.Алоев много раз производил минирование переднего края обороны под сильным артиллерийским и минометным обстрелом. 13.11.42 во время атаки немцев на правый берег р.Волга в районе водокачки, своей гранатой и винтовкой в рукопашной схватке уничтожил 2-х фрицев.»

                                                       http://i61.tinypic.com/20tq6mt.jpg
Следующий наградной на сапера 179-го саперного батальона АВЕТИСЯНА Сурена Александровича 1923г.р.: 
«Тов. Аветисян много раз производил минирование переднего края обороны под сильным артиллерийским и минометным обстрелом .
Тов. Аветисян 13 ноября 1942 г. во время атаки немцев на правый берег р. Волги, в районе Водокачки, своей гранатой и винтовкой в рукопашной схватке уничтожил 2-х фрицев. Несмотря на тяжелое ранение, Аветисян продолжал отражать атаку немцев.
Тов. Аветисян проявил мужество и героизм в борьбе с немецкими захватчиками за г. Сталинград.

Достоин правительственной награды-медалью ,,За отвагу.”
Командир 179-й ОСБ, лейтенант Косарев.»

Аветисян С. А. воевал до Победы, был отмечен многими наградами.


Наградной лист на командира саперного взвода 179-го отд.саперного батальона 138-й сд лейтенанта ШАПОВАЛОВА Сергея Васильевича 1912г.р. :

«Тов.Шаповалов 13.11.42г. во время атаки немцев на правый берег р.Волга в район водокачки т.Шаповалов поднял бойцов в контратаку и с группой
бойцов уничтожил всех прорвавшихся фрицев, тем самым удержали позиции преградили дальнейшее продвижение противника.
Под интенсивным пулеметным и минометным обстрелом противника лично производил переправу раненых на левый берег р.Волга.»

Из наградного листа на командира отделения 1-й роты 179-го отдельного саперного батальона 138 сд, старшего сержанта РАДЫГИНА Степана Николаевича 1915 г.р. :

«13.11.42 г. 13.11.42г. при атаке немцев на наши позиции в районе завода Баррикады стойко и мужественно дрался с врагами. Личным примером и отвагой воодушевлял остальных бойцов, где
Атака противника была отбита.»

  Немецкие подразделения 578-го гренадерского полка видимо прорвались по берегу Волги и в районе водокачки пытались спуститься по оврагу ( небольшой овражек там есть)  к реке. Но саперы Косарева из 179-го саперного батальона отбросили их назад. Водокачка сохранилась и действует в настоящее время.

                                             http://i61.tinypic.com/i35qnc.jpg
           Водокачка. Снимок сделан после окончания боев. Из архива командира 138 сд Людникова И.И. ( Фото предоставлено  Людниковым Ю.)


                                       Водокачка. Современный вид. Фото апрель 2015г.
                                      http://i61.tinypic.com/9u0zur.jpg

            Продолжение из книги:


     «Тем временем в недостроенном здании, в районе обороны 650-й стрелкового полка, старший сержант Горбатенко и его люди все еще сражались :
"Начало светать. С криками "Ура" пришло подкрепление из дивизии. Наша контратака ударила по немцам с тыла. Фашисты были в замешательстве. Они прекратили свое наступление. Их полное уничтожение было просто и успешно выполнено."

     Старший лейтенант Чарашвили и его артиллеристы также приняли участие:
"По моей команде, мы бросили почти 50 ручных гранат (большинство из них были лимонки, но были и немецкие гранаты) в щели с немцами в это же время. После того как мы бросили гранаты, некоторые немцы выскочили из окопов и начали пробираться  во всех направлениях и направлении к берегу Волги. Мы начали стрелять по ним с расстояния 10-15 метров.  Не было ни одного выстрела с немецкой стороны. Они совсем запутались и не смогли бежать дальше, и прибывающая к нам помощь в это время была из штабных работников  650-го полка и их командира полка майора Печенюка - у него самого был немецкой автомат.  Они начали стрелять по немцам. После нескольких минут боя я закричал "За Родину! За Сталина! Урраа ... Товарищи, за мной!"
     И я выпрыгнул из здания. Почти все последовали за мною, и они продолжали преследовать и стрелять в немцев. С левого фланга, с криком "Ураа!" появилась небольшая группа из 12 человек и тоже начала стрелять в немцев. Бой длился около 10-15 минут. Можно без преувеличения сказать, что ни один гитлеровец из этого немецкого батальона или роты не убежал, все они были убиты. Когда все успокоилось, мы вернулись в недостроенный кирпичный дом П-образной формы. Я совершенно ясно помню, что с нашей стороны ни один человек не был убит . Мы взяли трофеи от немцев, наиболее ценным меня была еда и сигареты, и само собой разумеется, и трофейное оружие тоже.
   Я хорошо помню, что в этом небольшом секторе мы смогли подобрать 15 ручных пулеметов, 49 автоматов, 8 или 9 из которых были полностью снаряженными, около 136 винтовок, и многие ручных гранат, 11 пистолетов "Парабеллум" и несколько биноклей".

     Капитан Пивень из 650-го стрелкового полка также описывает эту атаку:
"Ранним утром, командир полка Печенюк прибыл и сказал мне, что артиллерийская батарея  старшего лейтенанта грузина И.Г. Чарашвили была окружена немецкими автоматчиками и что необходимо им оказать немедленную помощь . Я взял несколько солдат, майор Печенюк дал мне немецкий автомат, и мы начали уничтожать немцев, только что прорвавшихся через наши позиции. Там тяжелый бой начался , что переходит из рук в руки боевых действий. В результате, немцы были уничтожены и батарея Чарашвили была спасена. На поле боя было около 40 убитых немцев, и было взято много автоматов и гранат, которые послужили нам в более поздних боях. Старший сержант В. Решетников был убит в этом сражении,  был еще один офицер. Сам Чарашвили был ранен ..."

     В отсчете о ситуации  выпущенном позднее в тот же день, 138-я стрелковая дивизия сообщила:
«Группа автоматчиков, которые прорвалась была уничтожена, только немногим удалось скрытся ...»
   В то же время  вся группа не была уничтожена советской контратакой, и потери были не столь тяжелы, как могла считать советская сторона. Потери были тем не менее большими. Отчеты о потерях роты 162-го саперного батальона пока не известны чтобы показать общее число потерь, но, по крайней мере 9 человек из 3-й роты Шинке были убиты. В любом случае эта смелая, но безрассудная  атака  вверх по Волге провалились. Основываясь на заявлениях пленных и изъятых документов, Людников узнал, что усиленная саперами 305-я пехотная дивизия имела задачу проникнуть во фланг, и дойдя до реки Волга атаковать тылы дивизии рядом с командным пунктом.

    Позже в тот же день, немцам удалось немного отомстить командиру старшему лейтенанту Чарашвили и его людям в недостроенном здании:
"Через несколько часов, немецким снайпером - в промежутке приблизительно через 5-6 минут  погибли 4 из наших людей, из них 3 сержанта и один офицер. Я заметил немецкого снайпера, сидящего между кирпичной дымовой трубой и кучей железа на крыше, он был недалеко от нас (60-70 метров). Я залег со своей  винтовкой и с одного выстрела, на глазах майора Печенюка убил немецкого снайпера."

   В то время как  162-й саперный батальон пытался захватить участок земли у Волги, новая атака была начата 577 -м гренадерским полком,  336-м саперным батальоном и 44-й штурмовой ротой. Цели для их атаки осталась теми же, как и двумя днями ранее: полный захват дома 73 [Дом 36], дома 67 [Дом 38] и дома 66 [Дом 35], все главные советские опорные пункты, препятствующие дальнейшему продвижению.
Дом 67 [Дом 38] оборонял гарнизон лейтенанта Погребняка и несколько человек из 1-го стрелкового батальона 344-го полка Коноваленко. Два других здания обороняли  остатки разбитых 2-го и 3-го стрелковых батальонов  650-го стрелкового полка Печенюка. Каждый из этих «батальонов»  был не больше, чем горстка измученных людей, которые мужественно сражались, но  они с трудом сохранили контроль над своими домами во время немецких атак 11 ноября. В самом деле, во всем полку было всего 90 человек в начале дня, в том числе, несколько человек в качестве замены выбывших наскребли от штабов и тыловых частей. Что касается оружия,  имелось: 61 винтовка, 2 станковых пулемета, 3 ручных пулемета, 2 противотанковых ружья, 13 ППШ и 7 минометов. Теперь они снова готовы отбросить яростный немецкий штурм.
                                                                                http://i62.tinypic.com/wu2f61.jpg

В книге Джейсона Д.Марка приведены фамилии защитников гарнизонов домов, которые их обороняли утром 13 ноября. Фамилии написаны в английской транскрипции, поэтому некоторые фамилии возможно не совсем правильно переведены.

                                                       Гарнизон дома № 44

Командир гарнизона мл. лейтенант М.И. Ешутин
Состав гарнизона: А.С. Шупляков (Shuplakov), Дамтяшев, Латорулин, В.И.Клещев, Ю.П. Жульев, Г.И.Абаев,П.М.Купленов( Khuplenov),А.М. Рогозин, Б.С. Кошгин(Kosshgin)

                                                      Гарнизон дома № 41
Командир гарнизона мл.лейтенант П.С.Денищенко
Состав гарнизона: В.Д.Немцов, С.Е.Зенцов, К.Н.Жуков, М.Т.Копчин, Н.И.Кузнецов, С.Ф.Ушколенко, Л.Н. Касаткин

                                                    Гарнизон дома № 40
Командир гарнизона мл.лейтенант А.К.Быков
Состав гарнизона : Баранов, Шашков, Тимошкин, Бирюков, Чернов, Корочкин.

                                                    Гарнизон дома № 38

Командир гарнизона - лейтенант И.С. Погребняк
Состав гарнизона: И.С. Сабаев, Н.Д. Карпов, Ю.П. Пшеничный, С.И. Чертков, А.П. Миронов, П.И. Петров, И.Н. Алено (?) ( Aleno)

   Ведущей в этой немецкой атаке была 3-я рота 336- го саперного батальона под командованием обер-лейтенанат Бернарда Зиша. Для сравнения: потери 3-й роты 11 ноября только 6 убитых и 3 раненых. В ночь с 12 на13 ноября, 70 с лишним человек 3-й роты   стали осторожно  пробираться через окопы и воронки для занятия  их исходного положения - подвала в доме 65 [Дом 33]. Часть 44-й штурмовой роты обер-лейтенант Киндлера  собралась в доме 72 [Дом 32]. В 03-45  вместе с атакой  578-го полка и 162-го саперного батальона, они двинулись вперед.
    Русские источники утверждают, что в 04-00 утра группе немецких автоматчиков - до 70 человек  удалось прорваться по проспекту Ленина, к  окопам позиций минометной батареи 344-го стрелковый полка. Правда в батарея не было действующих минометов, потому что все семь минометов были уничтожены в течении двух предыдущих дней, но позиции были по-прежнему заняты. Немцы начали забрасывать гранатами минометчиков и открыли огонь. Начался рукопашный  бой. Группа минометчиков под командованием лейтенанта Бечайкина, вместе с нескольким пехотинцами смогла отразить атаку немцев. Минометчики затем перешли в контратаку. Они убили 10 немецких солдат, захватили 4 ручных и один станковый пулемет, 18 винтовок и автоматов.
Эти тяжелые потери понесла 3-я рота обер-лейтенанта Зиша :10 убитых и 11 раненых.»


Наградной лист на командира минометного батальона 344 сп, 138 сд лейтенанта БЕЧАЙКИНА Ивана Васильевича 1912г.р. (Представляется к  ордену Ленина)

«На протяжении боев за Сталинград тов. Бечайкин проявил исключительное мужество и героизм. Он всегда находясь на ОП беспощадно истреблял фашистов. 11 ноября с фланга соседней части враг просочился к ОП и перешел в атаку, но тов.Бечайкин быстро организовал группу смельчаков и лично повел в контратаку и враг в результате совершенной контратаки было уничтожено 28 немцев, захвачено 3 ручных пулемета, которые были применены по отступающему противнику.
13.11.42г группа разведчиков противника в составе 15 человек просочилась через передовую и проникла к переправе. Тов.Бечайкин с группой смельчаков перешел в контратаку и решительными действиями уничтожил 8 немцев, доставил пленного и 2 ручных пулемета, 1 автомат.»

Гвардии капитан  Бечайкин  Иван Васильевич погиб 24.11.1943 г.

Продолжение из книги Джейсона Д. Марка :

  « В боевом журнале 650-го стрелкового полка нет никакого упоминания о нападении на два своих опорных пункта, поэтому, к сожалению есть очень мало информации о борьбе за дома 73 [Дом 36] и  66 [Дом 35]. Все, что доступно - это краткое изложение в ежедневном отчете о 138-й стрелковой дивизии:
«К концу дня, враг занял Дом 35 и 36 [...] после полного уничтожения их гарнизонов." В отношении третьего  здания, однако, у нас есть боевой доклад № 51 344-го стрелкового полка, который  описывает атаку возле дома 67 [Дом 38]:
В 04-15 , группа противника до 70 человек атаковала позиции 3-й стрелковой роты. Эта атака была отбита огнем и гранатами, часть врага была уничтожена, а остальная отброшена на исходные позиции в контратаке. В целом, до 60-70 солдат и офицеров противника было уничтожено и  был взят 1 пленный.»

                                                                                 http://i57.tinypic.com/scuixj.jpg

  В то же время атака 162-го и 336-го саперных батальонов  вдоль Волги углублялась в обоих направлениях. Несмотря на смерть обер-лейтенанта Кретца, почти сразу острие штурмовых групп продолжало усиливать нажим на север, вдоль обрыва и плоского, песчаного пляжа, названного немцами как "отмель". Капитан Риттенмайер наблюдал за этой атакой   по открытой местности:
" Сопротивление русских было ожесточенным. С нашим продвижением по берегу Волги, снабжение тех, кто  был отрезан на этом участке было затруднено. Конечный результат зависел от того, смогут ли защитники сохранить этот участок реки. Русские бросили все силы в этом месте. Они остановили  наше наступление метким артиллерийским огнем на данном участке в течение всего дня. Стрельба русских была невероятно точной. Наше наступление продолжилось и с южной части, с поддержкой танков.  танки загорелись.

    Линден рассказывает:
"Продвижение по обрыву берега удалось, приближаясь к реке через овраг мы таким образом, мы  расширили наши позиции вдоль Волги. Русские должны теперь были отброшены на остальной части плацдарма, но они перебрасывали туда подкрепления и снаряжение  снова и снова.  Конечный результат атаки был неудачным, потому что враг был опытный и упрямый. Ручные гранаты, которые мы бросали, скатывались вниз по крутому склону и взрывались на дне оврага при отсутствии эффекта. То же самое произошло со снарядами и минами. Большинство из них также приземлились в Волге ".

  Ситуация внизу на берегу реки Волга была столь же сложной "Из группы, которая лежала на отмели, только один человек вернулся раненым" - , вспоминает капитан Риттенмайер : "И он принес весть о судьбе других. Один унтер-офицер, который услышал этот рассказ , добровольно пошел туда чтобы занять позицию вместе своей группой. За короткое время они  также потеряли до трех человек. Было  бессмысленно жертвовать дальше людьми . Все люди были сняты на выходе из оврага и весь участок отмели у Волги был  был заминирован".

  Далее на юге, на участке 576-го гренадерского полка вниз по Волге, возле бензобаков, теперь  настала очередь немцев чтобы стать в оборону. Стрелки Дрогайцева из 193-й стрелковой начали свои атаки с полуночи. В 08.50, "Группа Зейдель" из 14-й танковой дивизии  наблюдала "нападение противника около 250 человек к складу топлива. Атака была отбита" Немецкая оценка советской силы был чрезвычайно точным. Оценки же немецких войск, стоящих перед полком Дрогайцева, были выявлены следующие:
"Участок атакуемый со стороны сводного полка из 193-й стрелковой дивизии противник защищает приблизительно с 100-120 человек пехоты и ведет артиллерийский и минометный огонь по боевым порядкам сводного полка."


   Журнал 685-го стрелкового полка 193 сд показывает результаты своей первой атаки против топливного склада, и оценивает немецкие силы более мощными, чем ранее считалось:
  «В 09-00  13.11.42, силы полка проведя атаку  выбили противника из десятков окопов, траншей и блиндажей и продвинулись на 200 метров на север, но дальнейшее продвижение было остановлено шквальным огнем артиллерии, миномётов и пулеметов, а также ручными гранатам в районе топливных баков, заняли оврага и северные склоны оврага, и закрепились на достигнутом рубеже. В то же время полк пополняется боеприпасами, выданных  в  Банном овраге.
Сводный полк 193-й стрелковой дивизии продвинулся в овраге во время штурма (особенно с применением ручных гранат). на север вдоль Волги.
  Первые наступательные действия на этом участке показали, что оценка сил противника была неправильной, как ранее было указано в донесениях 95-й стрелковой дивизии: 30-80 человек с немецкой стороны, отличались от реальной силы.
   В передней линии окопов перед наступающим полком, противник имел в среднем 200-250 человек которые  окопались в  блиндажах и окопах оставленных накануне  241-м стрелковым полком. Система противника огнем была создана таким образом, что пересечение оврага к северу от топливных баков без подавления огневых точек невозможно. Атака  остановилась потому, что огонь пришел не только с фронта, но и главным образом из области топливных баков и вершины оврага, который находится к северу от них.»
  Боевой журнал 62-й армии сообщает о продвижении полка следующим образом:
«Сводный полк 193-й стрелковой дивизии, развернутый на правом фланге 95-й стрелковой дивизии, был остановлен на рубежах улицы Мезенской и к востоку от Волге сильным сопротивлением противника при поддержке его огнем артиллерии  минометов. Ожесточенные бои продолжаются.»


  В 11.00, группа Зейдель 14 тд сообщила, что "огонь вражеской артиллерии переместился на север, к левому соседу (305 -я пехотная дивизия), чьи атаки мы должны поддержать  нашей артиллерией по запросу". В своем полуденном докладе , 179-й артиллерийский полк  сообщил: "Паромные перевозки по  Волге. Незадолго до полудня, наши бомбардировщики бомбили берег реки вдоль передней линии от оружейного завода до цеха 4  сталелитейного завода. Сообщение от левого соседа: «Наше наступление продвигается очень медленно, возможны только небольшие атаки наших войск  ..."

    После того как первая атака была отбита, 95-я стрелковая дивизия возобновила свои действия в полдень. Бои будут продолжаться среди оврагов и топливных баков до наступления темноты. Боевой отчет № 47 показывает результат дня:
  «Сводный полк 193-й стрелковой дивизии достиг оврага " РОТ" северо-восточнее от топливных баков, но дальнейшее продвижение было невозможно под действием огневых точек противника на северной стороне оврага и в домах находящихся наверху».
  Действия дивизии  кратко упоминаются в боевом журнале 62-й армии :
«Все попытки противника по расширению участка его прорыва вдоль берега на юг были отбиты. Части армии удерживают свои позиции, но не восстановили положение на правом фланге 241-го стрелкового полка.»
Потери частей были следующими: 685-го сводный полк - 45 человек; 241-го стрелковый полк - 10 человек; 3/92 стрелковой бригады - 5 человек; 161-й стрелковый полк - 30 человек.»

Появились данные о составе 3-го батальона из 92-й стрелковой бригады, который принимал участие в штурме на бензобаки на Мезенской.
Из книги «Моряки верны традициям» Рукавцова и Емельяненко о боевом пути 92-й ОСБр в Сталинграде :


   «3-й отдельный стрелковый батальон капитана И. Т. Коваленко (замполит — политрук Я. А. Савватеев) не принимал участия в боях на метизном заводе. На его долю выпала еще более трудная и важная задача. 'Командующий армией генерал-лейтенант В. И. Чуйков направил его в оперативное подчинение командира 95-й стрелковой дивизии полковника В. А. Горишного. Здесь, восточнее завода «Баррикады», противник прорвался к Волге и отрезал 138-ю стрелковую дивизию полковника И. И. Людникова от главных сил армии.
  Батальон, к сожалению, не мог использовать все свои возможности, так как не успел завершить формирования и вводился в бой по частям: В ночь с 10 на 11 ноября на правый берег Волги переправилось только 208 воинов этого батальона, в том числе рота противотанковых ружей — 37 человек. Затем, через три дня, в район боевых действий прибыла рота автоматчиков(79 человек). Последняя группа (170 человек) была доставлена в район боевых действий только 17 ноября.
Перейдя на рассвете 12 ноября в контратаку, батальон отбросил врага от берега Волги на 70—100 метров. При помощи офицеров связи был восстановлен контакт с частями 138-й стрелковой дивизии. Однако развить наступление или хотя бы закрепить достигнутый успех было нечем, так как ни 3-й батальон 92-й стрелковой бригады, ни 95-я стрелковая дивизия необходимых для этого сил не имели. К тому же в ходе контратак и жестоких схваток с прорвавшимся к Волге неприятелем батальон понес большие потери. Командир 95-й стрелковой дивизии после боя доносил, что в 3-м батальоне нашей бригады осталось всего 15 активных штыков. А враг не давал ни минуты передышки.
   13 ноября в 16 часов гитлеровцы, введя свежие силы, при поддержке артиллерии и минометов, перешли в атаку в пятый раз. Им удалось вклиниться в расположение моряков и расчленить их на отдельные изолированные мелкие группы. В этих неимоверно трудных условиях боевой обстановки краснофлотцы не изменили славным морским традициям, они сражались с ненавистным врагом до последнего дыхания.
   13 ноября в боевом донесении полковника В. А. Горишного сообщалось: «Небольшая группа 3/92 ОСБр во главе с командиром роты противотанковых ружей лейтенантом И. П. Шпорт отрезана противником на обрыве Волги, в 200 метрах северо-восточнее бензобаков и ведет бой в окружении. Связи с ней не имеется.
  Горы трупов врага уложили перед своими позициями наши воины. Но силы были неравны. И гитлеровцам ценой огромных потерь удалось овладеть бензобаками и опять выйти к Волге. Впоследствии в этот район командарм направил дополнительные силы. Но и противник вводил в бой новые резервы, и пробиться к 138-й стрелковой дивизии полковника И. И. Людникова на этот раз так и не удалось.
   Вспоминая те тяжелые ноябрьские дни героической обороны Сталинграда, Маршал Советского Союза В.И.Чуйков писал: «Пьяные обезумевшие фашисты лезли напролом. Матросы с Дальнего Востока, пополнившие стрелковую дивизию Горишного, показали захватчикам «где раки зимуют» и как дерутся славные краснофлотцы. Бензобаки на Тувинской улице несколько раз переходили из рук в руки. Краснофлотцы в пылу боя сбрасывали с себя шинели и в одних тельняшках и бескозырках, отбив атаки, сами переходили в наступление».
   В результате кровопролитных боев в районе ул. Мезенская и у бензобаков обе стороны понесли большие потери. У немцев они доходили до нескольких тысяч убитых и раненых. В нашем же 3-м батальоне вышел из строя не только рядовой, но и весь офицерский со-став. Были тяжело ранены: командир батальона капитан И. Т. Коваленко, его заместитель по политчасти политрук Я. А. Савватеев, начальник штаба батальона лейтенант А. Ф. Солнцев, политруки рот: автоматчиков— В. Р. Быков и противотанковых ружей — В. М. Верхотуров, большинство командиров рот и взводов; погиб политрук В. С. Егоров и многие другие. 19 ноября полковник В. А. Горишный доносил, что 3-й батальон 92-й отдельной стрелковой бригады имеет в наличии всего 3 человека, которые переданы 241-му стрелковому полку.
Так закончился короткий, но героический боевой путь 3-го отдельного стрелкового батальона.»

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую!

   Продолжение о боях  13 ноября 1942г за поселок нижние Баррикады, более известный как «Остров Людникова».
Благодаря новому порталу «Память Народа» стали доступны документы 84-й танковой бригады (200 и 201 танковые батальоны) полковника Белого, которая вела бои у завода «Баррикады»вместе с дивизией Людникова. Остальная часть бригады действовала в районе завода «Красный Октябрь» с 39-й гв.сд у цеха Ширпотреба.

                                                                    http://i60.tinypic.com/33cqb5s.jpg
           На приведенной схеме обороны 84 тбр у завода ,,Баррикады" показаны 8 танков т-34, к 11 ноября останется 5, три не на ходу.

                                       «БОЕВОЕ ДОНЕСЕНИЕ №47 Штаб 84 21.00   11.11.42г.

1. Противник в течении дня подтянув резервы из гор. Россошь  полнив части 305 п.д 6 маршевыми ротами вел наступление из района МИНУСИНСК-ВОЛХОСТРОЕВСК в направлении ,,ПРИБ" -надписи "ПРИБАЛТИЙСКАЯ" и вышел к сев.квадрат, что 200 сев.восточ. угла зав.,,БАРРИКАДЫ".
Из р-на Сев -Вост угла завода БАРРИКАДЫ в направлении 4-х квадратов, что Сев-Вост угла зав. Баррикады силою до 2-х взводов -атака отбита.
Из района Центральных ворот в направлении -Проспект Ленина силою до 2-х рот, при поддержке 2-х танков -атака отбита, оба танка уничтожены.
Из Ю-Вост. угла зав. БАРРИКАДЫ в направлении ТУВИНСК. силою до полка пехоты и в течении дня вводил еще два раза по батальону пехоты.
Потеснив части 241 сп вышел к р.ВОЛГА - бой продолжается.
Из района Сев.Зап. угла завода ,,КРАСНЫЙ ОКТЯБРЬ" в направлении - Уманская, Долинская силою до батальона пехоты - атаки отбиты.
Из района Юго -Зап. угла зав.,,КРАСНЫЙ ОКТЯБРЬ" в направлении цеха,,ШИРПОТРЕБА" наступал силою до б-на пехоты при поддержке 5 танков. Атаки противника отбиты.
Авиация противника бомбила Вост. берег р.ВОЛГА и боевые порядки 201 ТБ.
2. В 17.00 наша авиация в кол-ве 6 самолетов штурмовала противника в р-не завода,,Кр.Октябрь".
3.Части бригады занимают прежние рубежи обороны.
4. 201 ТБ огнем с места отражал атаки противника из р-на МИНУСИНСК, Центральные ворота завода,,БАРРИКАДЫ". Уничтожил 2 средних танка  до 100 солдат и офицеров.

Лейтенант МОТУЗ (командир танка Т-34 стоящего у ОП Центральных ворот завода БАРРИКАДЫ) . Огнем с места подбил два средних немецких танка. ( Из оперсводки № 36)»

Наградной лист на лейтенанта замкомвзвода 201-го танкового батальона, 84-й танковой бригады МОТУЗ Андрея Никитовича 1915 г.р
«В боях за г.Сталинград тов.Мотуз проявил мужество, отвагу и героизм. Тов.Мотуз со своим экипажем несколько раз ходил в атаку, беспощадно уничтожая немецкую технику и живую силу. Находясь в обороне т.Мотуз только за последние дни уничтожил 1 тяжелый, 2 средних танка противника, 2 противотанковых пушки и не менее 100 солдат и офицеров. Достоин награды ордена,, Отечественной войны 1-й степени"

Командир 201 ТБ капитан Зорин
3 ноября 1942 года.»

Старший лейтенант МОТУЗ Андрей Никитович погиб 15.07. 1943г в составе 84 ТП, посмертно награжден орденом Отечественной Войны.

Продолжение донесения 84 тбр :

«Потери 201 ТБ : Подбиты термитными снарядами и сгорели в р-не 200 м. Восточн, Сев.Вост. угла завода БАРРИКАДЫ три неходовых танка Т-34 201 ТБ ( Из оперсводки № 36)
Танков  Т-34 = 3 шт. Сгорели и остались на территории занятой противником.
            Т-34 = 1 шт. Сожжена (с) экипажем - Вела бой до последнего снаряда.
            Т-60 = 1шт . Разбита и осталась на территории занятой противником.
Личного состава :
4 чел. сгорели в танке ( экипаж САПОЖНИКОВА)
5 чел. ранено
200 ТБ и остатки МСПБ - занимают оборону на участке 161 сп. Боевых активных действий не вели.
Мин.батарея вела по скоплению противника в р-не завода БАРРИКАДЫ. Рассеяно и частично уничтожено до взвода пехоты пр-ка.
5. Бригада имеет:
Мат.части Танков ,,КВ" =1 в воронке у р.ВОЛГА, Т-34 =2 шт. Исправны. Из них 1 В распоряжении Зам.Ком по АБТВ 62 армии.
Т-34 =3. Эвакуируются на ремонт. Т-34=1 В воронке у р.ВОЛГА. Т-70=1. Неисправна, как огневая точка.
Т-60 =1.Исправна.

506 ОТБ (Из 235-й огнемет.тбр - прим.)

КВ (огнем) =1.Исправна. 1= Подбита, эвакуируется на ремонт. Т-О34 =5 Исправны. Из них 2 шт. в воронках. Т-34 =1 командирская.
Вооружения : Минометов 82 мм=3 шт. и 120 мм =2. Винтовок =46. ППШ=30.Активных штыков =29. Личного состава =224 чел.
За день собрано оружия: Винтовок=3.СВТ=1. ППШ=1.Винтов.иностр.марки=1.»

Оперативная сводка 84-й танковой бригады за 13 ноября. Упоминается танк лейтенанта МОТУЗ и радист ГРИШНЕВ – убил немецкого офицера прикладом:

«Опер сводка № 39 Штабрига 84 9.00 13.11.42 года

1.Противник в течении ночи вел редкий арт.мин огонь по боевым порядкам частей бригады и соседей.
С 7.00 13.11.42 г. противник начал наступление из р-на Центральных ворот ,,БАРРИКАДЫ" в направлении проспект ЛЕНИНА,
ТАЙМЫРСКАЯ. Атака пр-ка отбита.
В раоне Сев.Вост ТУВИНСКОЙ идет бой на очищение района баков от прорвавшегося пр-ка в берегу р.ВОЛГА

2. 200 ТБ в составе 1 Т-60 исправный, 1 Т-70 неисправный занимает прежний район обороны.
    201 ТБ  в пешем строю в количестве 15 человек действует совместно с 138-й сд.
3. Потери - Танк Т-34 Лейтенанта МОТУЗА (201 ТБ) подбит и сгорел от термитного снаряда противника. Экипаж танка -3 чел.погибли, один человек в батальоне.
4. Урон нанесенный противнику уточняется.

Боевое донесение № 49 Штабрига № 84 20.00 13.11.42 г. Район 200 м. Сев. Новоюжной переправы.

1.Противник в течении дня вел наступательные действия.
В 7.00 силою до 2-х б-нов пехоты наступали из Центральных ворот завода ,,БАРРИКАДЫ" в направлении проспект ЛЕНИНА и ТАЙМЫРСКАЯ.
В 17.00 силою до б-на пехоты ведет наступление из района Центральных ворот на Восток.
Авиация противника в течении дня бомбила левый берег р. Волга и боевые порядки наших частей.
2. Во второй половине дня наша авиация штурмовала боевые порядки противника.
МСПБ с составе одной минроты, батарея ПТО в составе 7 чел. занимают район обороны совместно с 200 ТБ.
4. Уничтожено у противника :
201 ТБ - 25 солдат и офицеров, в т.ч. один офицер убит прикладом - радист ГРИШНЕВ (ГРИШНЕВ ПЕТР ПЕТРОВИЧ -???)

5. Наши потери :
По уточненным данным указано в оперсводке № 39 на 9.00 13.11.42 г. танк Т-34 (л-та МОТУЗА) сожжен не от термитного снаряда пр-ка, а было выведено из строя огнем противника вооружение. Отрезан пр-ком от своих частей, вследствии чего лейтенантом МОТУЗ танк был сожжен.
Личного состава: ранен 1 чел.
(Экипаж танка лейтенанта Мотуз в этой поздней сводке не указан погибшим, возможно остались живы –прим.)
6. Бригада имеет :
Танков ,,КВ" =1 В воронке у р.ВОЛГА. Т-34=1 В распоряжении Зам.Ком. по АБТВ 62 армии. Т-34=2 эвакуируются на ремонт.
Т-34=1 В воронке у р.ВОЛГА. Т-60 =1 Исправна.Т-70 =1 Неисправна, используется как огневая неподвижная точка.

   506 ОТБ : ,,КВ"=1 Исправный. 1 эвакуируется на ремонт. Т-О34 =5 Исправны, из них одна в воронке у Ю-В угла зав.,,Кр.ОКТЯБРЬ". Проводятся работы по очистке дороги для вывода танков как огневые точки.»






  Раннее в этой теме ув.Егорыч  приводил сведения о Баяндине Анатолии Денисовиче, бойце 77-го Армейского заградотряда, который стал писателем. Действительно, к большому сожалению его повесть «Сто дней, сто ночей» не очень известна, как произведения воевавших в 284-й стрелковой дивизии сапера Некрасова или снайпера Зайцева. В повести показаны бои на острове Людникова, где автор сам лично принимал участие в боях и был награжден именно за бой в заводоуправления 13 ноября (дом Комиссаров).
                                                                               http://i61.tinypic.com/maiaoh.jpg
                                  Баяндин Анатолий Денисович, защитник здания заводоуправления завода ,,Баррикады".
                                     
Анатолий Денисович Баяндин родился 1 апреля 1924 года в селе Архангельское Юсьвинского района, Коми –Пермяцкий НО (Национальный Округ).
Воевал под Харьковым ( в составе 232-го пулеметного батальона), Сталинграде( 77 -й Армейский заградотряд 62 армии),  Варшаве и Берлине.  Награждён орденами Красного Знамени, Отечественной войны первой степени, Красной Звезды, медалью«За отвагу» и «За оборону Сталинграда» . Был трижды ранен.После третьего тяжёлого ранения долго лечился в госпиталях, перенёс несколько операций и в 1945 году демобилизовался как инвалид войны, возвратился в Кудымкар. Ему было 20 лет. Несмотря на то, что кисть на правой руке практически была не рабочая ( из-за полученного ранения) -рисовал картины. Кроме того обладая хорошим слухом и голосом пел в  в хоре  Коми-Пермяцкого ансамбля песни и пляски, исполнял сольные номера.
  Более известен как писатель повестей : «Сто дней, сто ночей», «Девушки нашего полка», «Отчаянная».  Он трагически погиб в апреле 1962 года на одной из улиц Кудымкара от рук несовершеннолетних убийц. Его книги были изданы уже после его смерти.

Более подробно о писателе А. Д. Баяндине на сайте :http://www.komi-permarchiv.ru/index.php?page=biografiya

Из книги Баяндина «Сто дней, сто ночей» 1967 г. издания :

«Теперь мы знаем, что воюем в составе 62-й армии, которая защищает непосредственно самый город. Одно плохо что немцам все же удалось стиснуть его с севера и с юга и выйти к Волге. Но русские гнули подковы и крепче. По-прежнему наш батальон, в котором осталось не больше полуроты, находится в боях. Где только не побывали мы за это время, куда только нас не бросали. Вчера мы отражали атаки противника у дома НКВД, сегодня бросают нас к поселку завода «Баррикады», а завтра… Ну, а что завтра — покажет день. Мы все еще не влиты ни в какую часть.

Недавно мне довелось побывать на Мамаевом кургане, где размещен командный пункт армии. Передав пакет адъютанту Чуйкова, я в ожидании распоряжений залез в какую-то траншею и задремал. Меня разбудил грохот бомбежки.


На берегу меня сразу же поражает большое число трупов. Они лежат в самых невероятных позах. Неужели не могут похоронить? Скоро я начинаю понимать, почему их не хоронят.

На «Красном Октябре» идут горячие схватки. Сверху без конца поступают раненые: их выносят на носилках, они бредут сами или ползут на карачках. У всех измученный вид, лица закопчены, глаза воспалены. Весь вспомогательный люд на передовой. Нет свободных рук, чтобы похоронить павших, нет лишних минут. Каждая секунда наших будней здесь заполнена беспрерывным боем, не умолкающим до глубокой ночи, каждый миг — это нечеловеческое напряжение сил, нервов, воли, это смерть.

Простреливаемые места пробегаю с быстротой заправского спортсмена. Благо, что обмотки накручены крепко. Таких мест много. Это овражки, просекающие берег сверху до самой воды. В промоинах также лежат трупы, запруживая сток нечистой воды.

Этот пакет решил, наконец, судьбу нашего кочующего батальона. Нас влили в состав дивизии Людникова, которая защищала завод «Баррикады». Шли по берегу Волги вплоть до заводов. У переправ по-прежнему было людно. Раненых очень много. Их не успевают перевозить на левый берег. Пикировщики целыми днями висят над переправами, заводами, над тылами.
Нашей роте приказано защищать трехэтажное здание. Оно построено в виде буквы «П». Правда, третий этаж грудой кирпича, железа и стропил лежит на потолке второго. Два крыла обращены на запад. Дом стоит в окружении таких же калек, как он сам. Цеха завода расположены где-то справа впереди. Мы видим только трубы да плоские закопченные перекрытия.
Холодит. С Волги тянет сырью и запахом нефти. Высоко над головой пролетают снаряды и шлепаются на левом берегу или бултыхаются в Волгу, вздымая кверху водяные столбы.»


Из наградного листа на БАЯНДИНА Анатолия Денисовича 1924 г.р , красноармейца 77-го Арм.Заградотряда. Участие в боевых действиях : Под Харьковым - 232 -й пульарт батальон, г.Сталинград - 42( стрелковая бригада?)

«В боях за Сталинград показал себя отважным и дерзким бойцом. Исполняя обязанности связного с ОО 62 Армии, под непрерывной бомбежкой вражеских самолетов и ураганного огня артиллерии и минометов противника доставлял боевые задания и приказания.
В сентябре м-це, когда отряд оказался отрезанным от ОО Армии, вечером через простреливаемую пулеметным и минометным огнем противника ползком пробрался в отряд и доставил боевой приказ О.О. Армии.

13.11.42 при обороне ,,П" образного здания восточнее завода ,,БАРРИКАДЫ" был послан в разведку. Заметив группу немцев, засевших в пустом колодце, бросил гранату, истребив до 10 немецких солдат и выполнил срок задания по разведке.

Командир заградотряда л-нт гос.безопасности Сенчковский»

«П» -образное здание упоминаемое в наградном листе – это здание заводоуправления(Дом Комиссаров).

    Описание боя за здание заводоуправления у Джейсона Д. Марка  13 ноября 1942 года :


         АТАКА ЗНАНИЯ ЗАВОДОУПРАВЛЕНИЯ ЗАВОДА «БАРРИКАДЫ» - ДОМА  КОМИССАРОВ





«  В 10.00 утра, сосредоточив большое количество людей в зданиях по всей восточной линии завода «Баррикады», немцы  возобновили наступление на левом фланге 650-го стрелкового полка с силой не менее двух пехотных батальонов при поддержки бронетехники. Их цель на этот раз была не менее, чем сам дом Комиссаров.
     Первый штурм на дом Комиссаров был горький уроком для капитана Гаста. Когда они впервые приблизились к зданию, последним, чего они не ожидали - было невозможно найти место входа. Для такого большого здания было очень мало способов проникновения в него. Большая часть окон с южной стороны была слишком высоко от земли,. подвальные окна нижнего уровня были забиты обломками,  и основные входы были надежно заблокированы советскими защитниками.
    Только потом Гаст понял, что он должен был осмотреть свою цель более тщательно, и не так упрямиться с отказом поддержки пехоты Риттенмаера. Для этой новой атаки на дом Комиссаров ведущими в штурмовые группы саперов были направлены люди из 578-го гренадерского полка , которые хорошо изучили здание и знали лучший способ приблизиться к нему. Так же планировалось в атаке на дом Комиссаров с саперами Гаста задействовать часть 44-й штурмовой роты обер-лейтенанта Киндлера.

Официальное название главной заводской конторы было "заводское административное здание", но среди солдат Людникова оно было просто известно как П-образное здание. Среди немцев, он был известен как дом Комиссаров, но это название появилось только в ноябре. Это произошло потому, что ранее взятые в плен советские солдаты показали, что некоторые люди из гарнизона здания были из заградоряда НКВД, и, кроме того, несколько политруков там также присутствовали. Для немцев, политрук был просто другим названием комиссара, и термин «Дом Комиссаров» быстро распространился.

  Стены дома Комиссаров были довольно крепкими, в некоторых местах толщиной с метр. Полы были построены из железобетона, и под зданием был лабиринт тесных подвалов и гаражей, связанных между собой узкими проходами. Более того, около метра ниже уровня земли был туннель, связывающий здание с заводом. В мирное время тоннель - около двух метров в ширину и так же в высоту -  использовался мастерами и заводской администрацией для перемещений взад и вперед для сообщений с заводом, но во время боев, очевидно, что у него было более военное назначение.

  Верхняя часть дома сильно напоминала башни с подобием короны. Они были украшены декоративным кирпичом  по крыше, и вокруг окон, как  настоящая крепость. Несколько окон были чрезвычайно узкими, похожими на стрельчатые окна в средневековых замках. Внутри здания с двух сторон были лестничные клетки, ведущие на второй этаж и вниз в подвалы. Два внешних входа на разные части здания были маленькими и легко оправданными.
Один вход был с стороны изогнутой стены обращенной во двор, и, следовательно, мог быть прикрыт из окон на противоположной стороне крыла, в то время как другой выходил на парк.
  Пытаясь проникнуть сюда, можно было встретить еще некоторые трудности. Нужно пройти еще несколько лестниц, которые вели в узкую прихожую (полезную архитектурная особенность в условиях холодной зимы) разделявшей основные помещения, чтобы сохранить тепло. При ведении в здании обороны,  враги должны были бы пройти через эту прихожую - естественную зону поражения огнем - прежде, чем они могли  проникнуть в само здание.

                                                                                       http://i58.tinypic.com/xnf50m.jpg

   Непрерывные атаки не были отбиты до 13.00, но к этому времени, передний край  650-го стрелкового полка был нарушен, и дом Комиссаров сильно пострадал от артиллерии и немецких атак. 
В 13.10 , немцы отправили на штурм около десяти танков, чтобы разрушить здание. Этой атаке на дом Комиссаров будет предшествовать массированный и подавляющий огонь прямой наводкой. До выхода саперов на позиции эта бронетехника - остатки роты из 36-го танкового полка , а также три новых sIG33Bs и несколько штурмовых орудий 245 -го дивизиона приблизились и остановились прямо напротив здания и с другой стороны небольшого парка. Их задачей было: уничтожить верхний этаж Дома Комиссаров.
  Каждый танк и штурмовое орудие отправляли фугасные снаряды прямо через узкие окна. Залп за залпом начал разрушаться верхний этаж. Снаряды ударялись в стены и взрываясь разбрасывали осколки и обломки кирпича. Громоздкая крепость под ударами снарядов постоянно сотрясалась. Облака серого дыма и красной пыли выбивались из каждого отверстия. Большая часть верхнего гарнизона  была уничтожена, но немногие оставшиеся в живых минометчики бросили свое разбитое оружие и, пошатываясь, стали спускаться вниз по лестнице, чтобы найти убежище. Верхний этаж был частично разрушен и покинут советскими защитниками.

Немецкий план наступления был бесхитростным, но был рассчитан, чтобы поймать советских защитников врасплох.
Вспоминает Йозеф Линден:
  "Крупномасштабное нападение было снова возобновлено ... Боковые входы в здание не могли быть захвачены, потому что они были прикрыты мощным  фланговым огнем противника с закрытых позиций, поэтому 50 -й саперный батальон  начал атаку с  фронта ...»

Вместо того, чтобы тщетно атаковать хорошо защищенные входа в конце каждого крыла, саперы и гренадеры 44-й штурмовой роты прошли цепочкой мимо подъездов южной стороны крепости, продолжили свой путь вдоль внутренней стены, в частично закрытом дворе, бросая гранаты в окна, как  только  они подошли к ним.

    Это смелый шаг поймал Клюкина и его людей врасплох, потому что в это время несколько  защитников, расположенные у окон с видом на внутренний двор. Саперы быстро перегруппировались за колоннами главного входа. Другие, стоя на коленях, прикрывали основную группу, направляя свое оружие на стреляющие окна. Большие двери центрального входа были стянуты болтами на замках, укреплены, и заблокированы обломками. Заложив свои мощные подрывные заряды, саперы взорвали  это препятствие. Ручные гранаты были брошены через  разломанное отверстие, и, после этого саперы осторожно стали проникать внутрь дома Комиссаров.  Они проникли в главное фойе здания. Прямо напротив была бетонная массивная лестница, с видом на разделяющие помещения. Вверху с боков слева и справа были коридоры, ведущие к наружным крыльям. Несколько дверных проемов открывалось в главном фойе.
    Разведка, наблюдение после неудачной атаки 11 ноября, показали, что советская оборона была сосредоточена на первом этаже, с поддержкой защитников находящихся на втором этаже. Соответственно, немецкий план был прост: обойти оборону советских войск сверху. До атаки на дом Комиссаров были сделаны планы штурма, чтобы очистить здание сверху донизу. Заранее продуманными действиями саперы установили баррикады и  блокировали прихожие, защитив их пулеметами, затем осторожно продолжили продвижение по лестнице... Достижение этого второго и верхнего этажей дома Комиссаров было  делом несколько минут...»

Количество защитников здания заводоуправления на данное время неизвестно, в книге Баяндина упоминается 19 человек – это 77 –й заградотряд, были еще бойцы-минометчики из 650-го стрелкового полка, вероятно в здании были корректировщики и наблюдатели из артчастей , поддерживающие дивизию Людникова. В целом здание заводоуправления обороняло  50-70 человек.

  Из книги А. Д.Баяндина( Джейсон Д. Марк не упоминает в свой работе его книгу, но сходство описания штурма здания и боя поражает)  которая описание атаки на дом Комиссаров и бой внутри него:

«Немцы забрасывают нас гранатами, которые залетают в окна с обеих сторон. Если граната попадает в коридор, мы заскакиваем в комнаты, и наоборот: летят гранаты в комнаты, мы выбегаем в коридор. Я и Сережка договорились выбрасывать залетевшие гранаты обратно. Но при первом же разрыве отказались от этого, потому что не знаем, когда и где упадет следующая.

Мы уже не знаем, что происходит вне наших стен. Фашистские летчики нас больше не бомбят, пушки не обстреливают. На втором этаже немцы, в крыльях дома тоже. Нам принадлежит коридор и несколько комнат с вестибюлем. «Штаб-квартиру» мы переносим в один из боковых «карманов» вестибюля. Здесь же хранятся ящики с боеприпасами.

Комиссар, оставшийся вместо комбата, поддерживает наш дух коротким, но твердым «держитесь». И мы держимся. Нас горсточка, голодных и замерзающих защитников дома. Мы больше не улыбаемся; улыбаться очень трудно — потрескались губы. Все девятнадцать стоят у дверей и окон, ожидая внезапного нападения. Мы почти не разговариваем: не о чем и не к чему.

К нам очень трудно пробраться. Со второго этажа фрицы обстреливают подходы к нашему дому. Поэтому мы сегодня без завтрака. Ждем ночи. Может быть, удастся кому-нибудь проскочить. А пока стоим у окон и отстреливаемся. Мы знаем, что немцы не успокоятся, пока не завладеют всем домом. Вот и теперь слышны над нами подозрительные шорохи, будто передвигают мебель.

В полдень мы слышим шум атаки вокруг дома, Фрицы обходят нас и наступают на берег. Федосов и Семушкин лупят из дверей вестибюля в спину наступающим. В это время над нами что-то грохочет, часть потолка над входной дверью осыпается. В образовавшееся отверстие летят бутылки с горючей смесью. Пламя тотчас охватывает кипы бумаг, мебель, мусор и быстро ползет по коридору. Едкий дым заполняет помещение, затрудняет дыхание, слепит глаза. Остается одно: проскочить опасное место и укрепиться в вестибюле. Несколько бойцов, зажав руками лица, перебегают мимо огня и скрываются за дверью. За нами раздается треск мебели, которой мы завалили проходы.

Немцы, видимо, решили на этот раз покончить с нами. Не будет нас — значит, никто не будет лупить им в спину. И тогда им ничего не стоит выйти к берегу.

Они подбираются к нам вплотную и забрасывают в подъезд гранаты. Мы понимаем, что этим способом немцы отвлекают нас от внутренних подходов. В промежутках между разрывами до нас доносится со стороны коридора шум разбираемых баррикад. Бондаренко распределяет силы; шесть человек защищают подступы изнутри; шесть стоят у окон, охраняя двери. Сам командир — резерв.
Немцы опять подвигаются к берегу, но вскоре залегают между развалинами, заскакивают в дом в нашем тылу. Это здание метрах в пятидесяти от нас. Вокруг него паутина оборванных и скрюченных проводов. На стенах местами еще сохранилась ослепительно белая штукатурка…»

Продолжение из книги Джейсона Д.Марка:

  « Советские защитники поняли, что происходит и начали яростные контратаки по коридорам. Опасность немецкого вторжения была очевидной. Некоторые из советских солдат и рабочих с завода "Баррикады"  еще  несколько месяцев назад, посещали здание до этих боев. но в последние два недели, проведенные защиты здания, что позволило им больше владение глубокими знаниями своей . Они теперь ползли через кабинеты и пролазили через мышиные щели в выбитых в стенах, пытаясь поймать немцев врасплох.
В то время как немецкие подразделения пехоты внизу отражали контратаки советских войск,  саперы на верхнем этаже были собраны в две боевые группы и одновременно пошли в атаку в противоположных направлениях, по коридорам здания заводоуправления.

Внизу на первом этаже Клюкин и его люди сражались отчаянно. Клюкин пишет:

"В здании то в одном, то в другом месте возникали пожары. По всем этажам расползался густой, удушливый дым. Горели шкафы с ватманом, книги, мебель. Здесь горело все, что подвластно огню. Срывая с плеч ватники и гимнастерки, бойцы тушили пожары в комнатах, коридорах, на лестничных клетках. И продолжали сражаться.
Из окутанной дымом заводской цитадели стреляли минометы, слышались пулеметные и автоматные очереди, летели вниз гранаты. Волна за волной откатывались гитлеровские автоматчики. Гитлеровским автоматчикам удалось прорваться на лестничную клетку центрального входа. Начались бои внутри здания. В правом крыле заводоуправления сражались минометчики. Бойцы гранатами отбивали атаки фашистов, которые пробирались по коридорам второго этажа. День и ночь шел бой внутри заводоуправления. Были дни, когда один этаж обороняли ополченцы и красноармейцы, на другом—орудовали фашисты. Шли бои за каждую комнату, пролет лестницы, подвалы. Многие наши ополченцы погибли здесь смертью храбрых."


   Саперы быстро захватили второй этаж и закрепились в верхней части каждой лестницы. Отбросить  их обратно теперь было нелегко. Используя кумулятивные заряды, саперы взорвали отверстия в железобетонном полу и начали забрасывать гранатами защитников на первом этаже, туда же были просунуты сопла огнеметов и  страшные потоки огня устремились вниз.


  Центр здания и  две лестничных клетки в конце каждого крыла были  единственным способом советского гарнизона отойти вниз в подвалы. Под давлением немцев сверху и  в центре здания, советский гарнизон сразу понял, что немцы собрались их отрезать от выходов, поэтому Клюкин и его бойцы вместе с остальными красноармейцами - минометчиками из 650-го стрелкового полка, спустились по лестничным переходам в подвалы. По рации минометчики 650-го полка, по ранее сообщенным  координатам запросили огневую поддержку, на что советская артиллерия открыла огонь по ним. Артиллерийские батареи на острове Зайцевском  и восточном берегу  Волги посылали снаряды вокруг и на само здание. Несколько минометных батарей также присоединились к ним. В первое время это было неожиданно для немцев, но это было не очень опасно, потому что все немцы быстро спустились вниз со второго этажа. Настоятельная просьба советского гарнизона только задержало неизбежную гибель защитников здания.
                                                                     
  Немецкие саперы возобновили атаку против советских защитников, скрывающихся в подвалах дома Комиссаров. Снова отверстия были взорваны в полах, десятки гранат были брошены вниз, огнеметы пускали струи огня, но немцы так и не смогли проникнуть в подвалы. Внизу Клюкин и его люди ждали, зная, что немцы будут пытаться  сделать еще что-нибудь, чтобы достать их. Тяжело раненные они собрались в подземном тоннеле, где они были в безопасности от гранат и от огнеметов. Способные держать оружие бойцы собрались на защите лестничных клеток. Условия в подвале были ужасающими. Удушающий туман из масляных, пороховых газов и бетонной пыли разъедал горло защитников и заставлял слезиться их глаза.

    В 14.00, саперы решили усилить штурм. Взрывчатка была вновь забита через отверстия в полах.  Огромные взрывы покачнули основы здания. Далее, канистры с бензином  заполненные  взрывчаткой и с привязанными к ним веревками были опущены вниз. В результате подрыва огненные шары пронеслись через подземные проходы и выжгли кислород из задымленного воздуха. Со стороны улицы  в подвал начал просачивался  дым. С сотрясениями мозга, оглушенные и  с тяжелыми ожогами, немногие оставшиеся из советских защитников отступили в дальние углы подвалов. Клюкин описывает то, что произошло дальше:
«Фашисты затем использовали термитные ручные гранаты против наших солдат. Разъедающий каустический дым перехватывал наше дыхание и солдаты почти ослепли.»

Точно не известно, как выглядели эти «термитные гранаты», но вероятно это были хрупкие стеклянные дымовые гранаты. Эти гранаты, известные как "Blendkorper", видом напоминающие большой электрическую лампочку, наполненную 260 - ю граммами четыреххлористого титана янтарного цвета. «Blendkorper» были разработаны для борьбы против танков, так что стеклянные колбы разбиваясь, и находящиеся в них химикаты мгновенно вступали в реакцию и проникали в отверстия, ведущие к главному боевому отделению. Едкая выкуривающая смесь  должна проникнуть внутрь машины и либо вывести из строя экипаж или заставить его покинуть танк. Эффект гранат "Blendkorper" был особенно мощным в ограниченном пространстве.

                                                                                http://i62.tinypic.com/3518sao.jpg

                                                Вид химической гранаты   Blendkorper. Первый вариант исполнения.

После десяти минут этой страшной бомбардировки, Клюкину и остальным девяти защитникам,  раненым и обожженным, удалось бежать из обугленных развалин здания.

Воспоминания политрука 77-го Армейского заградотряда 62-й армии Клюкина Л.М.:

"Хочу рассказать о рабочем Ване Мухортове. Все любили его за веселый нрав и доброе сердце. В каждом бою он сражался отважно, подбадривал товарищей, помогал раненым. Ваня Мухортов стойко воевал в рядах гарнизона, защищавшего заводоуправление. Здесь он был тяжело ранен. Истекая кровью, в последние минуты жизни Ваня нашел в себе силы бросить гранату по наседавшим фашистам.
  Погиб здесь и рабочий охраны, бывший пограничник Иван Федин. Никогда не изгладятся из памяти минуты боя, когда он перетаскивал пулемет из одного конца здания в другой, отражая атаки врага. Все меньше оставалось защитников цитадели над Волгой. Фашисты применили против воинов термитные дым перехватывал дыхание, бойцы почти ослепли… "

В Сети упоминается, что эти гранаты впервые применялись в 1943 году, но по многим воспоминаниям ветеранов и в боевых донесениях 138-й и 95-й сд похоже, что они применялись уже в Сталинграде. Особенно отмечается воздействие на кожу и глаза. Единственным способом для уменьшения поражающего эффекта была вода, но она не всегда была рядом, да и этот способ не сразу наверное узнали.

  Командир 77-го заградительного отряда НКВД лейтенант Сенчковский вспоминает стойкое и героическое сопротивление Клюкина и его людей:
  "Что-то особенное, что я могу описать по памяти был патриотизм, который показали рабочие- ополченцы завода ,,Баррикады" . Когда немецкие оккупанты  захватили часть территории завода, они обратились к нашему отряду, защищая свою фабрику, среди которых был и коммунист Леонид Митрофанович Клюкин, который просил, чтобы они стали частью нашего отряда. Естественно я не мог им отказать. Каждый из рабочих заявил что он готов до последнего защищать свой любимый завод.
И на самом деле, они сдержали свое слово в ходе боевых действий, помогая нашему отряду поддерживать свою оборону и нанося потери противнику. Несмотря на все ранения, никто не покинул свой пост. Вот пример: когда немцы неоднократно атаковали оборону нашей части в бывшем здании администрации завода, используя гранаты со слезоточивым газом, многие из людей, защищавших его, в том числе милиционеров Клюкин, Клементьев и Федин, были ослеплены, а потом Клюкин был еще и ранен."

                                                                      http://i62.tinypic.com/23o6ef.jpg
                                          Развалины здания заводоуправления, виден вход в подвальное помещение. Снимок 2014г.


   Дежурный с донесением прибыл на командный пункт капитана Ритеннмайера в дом № 53 и сообщил, что дом Комиссаров был полностью взят( По некоторым сведениям полностью дом не был еще взят и сопротивление продолжалось до утра -прим.):
   "Только к вечеру  русские покинули  подвалы и бежали через выход, обращенный к вражеской стороне. Было всеобщее восхищение на командном пункте, когда  оттуда пришел первый посыльный, потому что в течение дня не было сообщений, была возможна только радиосвязь ".
  Нехватка немецких записей за этот период означает, что подсчитать точные цифры потерь понесенных в ходе жестокого сражения за здание заводоуправления невозможно. 51-й Армейский Корпус позже сообщил, что потери были «очень тяжелые». В предварительном сообщении о потерях 305-я пехотная сообщила о  80-ти человек потерь без приданных саперных батальонов. Так же 50-й саперный батальон потерял ,,много убитыми и ранеными: среди погибших были два командира взводов , но были, конечно и многие другие".
44 -я штурмовая рота потеряла одного из своих офицеров во время штурма дома Комиссаров. Тела молодых австрийцев  валялись на поле боя и среди обгоревшие руин здания.
В донесении № 190 по 138-й стрелковой дивизии, подписанного в 15.00, указывалось, что 305 -я пехотная дивизия «усилена подразделениями из 131-й и 132-й пехотных полков и 80-саперного батальона 44-го пехотной дивизии». Эти сведения, безусловно, приведены из документов, собранных из трупов, но также, возможно с допросов пленных, потому что совсем немногие люди из 44-й штурмовой роты были объявлены пропавшими.

   В 16.20 , 51-й Армейский Корпус отправил сообщение в штаб 6-й армии:
«Штурмующие части  из 305-й пехотной дивизии ворвались в два дома (73 и 66) занятых противником и очистили от врага дом Комиссаров. Плацдарм поддерживается артиллерией, зенитной артиллерией и минометами с островов за Волгой и на восточном берегу Волги.»

     Для такого значимого дня для 138-й стрелковой ежедневная запись из боевого журнала 650-го стрелкового полка довольно краткая и неинформативная и ничего не упоминает о потере важнейшего оборонного бастиона полка. Точные цифры советских потерь в доме Комиссаров не известны, но только 650-го стрелковый полк в целом потерял 55 своих людей убитыми и ранеными из 90 человек которые были в строю перед атакой. Ополченцы  в  основном были убиты.
  Клюкин и еще один человек были поставлены в новой оборонительной линии вдоль обрыва. Остальные, наиболее сильно обоженные, были направлены на лечение в блиндаж рядом с командным пунктом Людникова. Много раненых осталось позади в туннеле, соединяющего дом Комиссаров и завод. Ничего не известно о том, как они встретили свою судьбу, но вероятно , что все они погибли. Из воспоминаний следует, что вход тоннеля обрушился, погребая людей внутри, и что немцы ничего не знали о его выходах.»

Очень (!) важное примечание Джейсона Д.Марка о послевоенной судьбе дома Комиссаров :
«Руины дома Комиссаров были снесены 27-28 июля 2003 года, несмотря на протесты со стороны местных ветеранов (руины не были зарегистрированы в качестве памятника) большинство развалин из кирпича было удалено, однако, туннель связывающий здание с заводом был оставлен.
Спустя десятилетия после войны, в ходе раскопок узкой траншеи для прокладки труб в парке с видом на дом Комиссаров, туннель был вновь разрыт. Когда рабочие спустились в нее, они обнаружили многочисленные скелеты, оружие и обмундирование. Но после траншея была закопана снова и "братскую могилу" оставили в покое. Только много лет спустя  туннель был вновь открыт и останки подняли для правильного захоронения. Если немцы знали о туннеле, они бы, конечно забрали тела погибших -  это представляло интерес для них.»

    В то время как драма происходившая в доме Комиссаров почти подходила к концу, остальные бои продолжались вокруг топливных баков на участке  576 -го гренадерского полка. Отвлекающие атаки дивизии Горишного были направлены чтобы оттянуть часть немецких сил от окруженной дивизии  Людникова. В 14.15 новая атака была начата группой около 200 человек красноармейцев , на этот раз направленной на левое крыло "Группы Зейдель" из 14-й ТД. Все атаки в этой области были отбиты в рукопашных схватках, которые прекратились поздним вечером.

Сводка 95-й стрелковой дивизии :


«ОПЕРСВОДКА № 56 ШТАДИВА 95. 17.00 13.11.42 г. КП ов.БАННЫЙ ПЛАН ГОРОДА СТАЛИНГРАДА 20.000

1. Противник в течении дня ведет артиллерийско - минометный и ружейно - пулеметный огонь по боевым порядкам частей.
В 12.00 в районе Бензобаков сосредоточилось около двух рот пехоты противника. РС и артиллерией пехота рассеяна. В том же районе продолжается накапливание пехоты. По скоплению пехоты ведется артиллерийско-минометный огонь и огонь РС. На участке наступления сводного полка 193 СД противник обороняется силой до 100 -120 чел.пехоты и ведет артиллерийско - минометный и пулеметный огонь из района домов, что севернее Бензобаков. На участке 161 сп противник активных действий не ведет.
2. Сводный полк 193 СД в 15.00 достиг оврага, что северо-восточнее Бензобаков и продолжает медленно продвигаться вперед.
241 и 161 сп удерживают занимаемые позиции.
Соседи: справа сводный полк 193 СД, слева 45 СД. Связь поддерживается.
3. Потери: Сводный полк 193 СД - убитых 12 чел., раненых 33 чел.

НАЧАЛЬНИК ШТАБА ДИВИЗИИ
ПОДПОЛКОВНИК                              КЛИМЕНКО
ВРИД, НО КАПИТАН                          КОВБАСЕНКО»

Отредактировано Александр Д (05.09.2015 01:09:30)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую!
Окончание описания боев 13 ноября на ,,Острове Людникова" :

  Валентина Ивановна Власенко, хирург из 103-го медсанбата 95-й стрелковой дивизии описывает условия, при которых  проведились операции раненых, а также упоминает использование немцами гранат  "Blendkorper" (В книге Джейсона Д.Марка приводится урезанный вариант воспоминаний Власенко, здесь приводится полный):
,,На правом берегу Волги работал и 103-й отдельный медсанбат 95-й стрелковой дивизии. Хирург этого медсанбата В. И. Власенко (Субочева), вспоминает:
«Бывали и такие случаи, когда, как говорят, сердце кровью обливается и помочь не можешь. Молодые ребята искалечены на всю жизнь. Принесли раненого, забинтовано все лицо. Сестра осторожно сняла повязку, и мы увидели обширную рваную рану, которая занимала всю верхнюю часть лица, там, где были глаза и верхняя часть носа. Стоим, смотрим, не в силах приступить к обработке раны и оторвать взгляд от нее. И вдруг раненый спрашивает: «Доктор, а видеть я буду?» Что сказать, как ответить человеку, который в 18 лет на всю жизнь остался слепым, никогда ничего не увидит? Жарко стало! Собрала всю свою волю и говорю: «Один глаз у тебя видеть не будет, второй — не знаю, чтобы не навредить, отправим в специальный госпиталь». Не могла я ему сказать правду. Пусть скажут потом, будет время подготовить его, может, искуснее смогут сказать. А у меня не хватило сил на это. Обвиняют часто врачей, что они не всегда говорят правду. Могла ли я это сделать? Не знаю я фамилии и имени того мальчишки, который и на фронте-то был всего несколько дней, но помню его, как и многих других, до сих пор.
  Был такой случай, — продолжает Валентина Ивановна, — работала я одна на нескольких столах. Привезли группу раненых, которым необходимо было делать несколько ампутаций. Подхожу к раненому на последнем столе — он уже давно лежит и наблюдает за моей работой. У него сквозное осколочное ранение легких тканей бедра. Обращается ко мне: «Доктор, ты как мне ногу-то будешь отрезать? Может, можно ниже колена?» Посмотрела я на него — не шутит ли? Нет, ему не до шуток. «Зачем же тебе ногу отрезать, что, она мешает? Через месяц твоя рана заживет». — «Да ты ведь всем отрезаешь!» Вот как! Так и создается легенда, что на фронте всем подряд ноги отрезают. Не понимают, что и нам каждая ампутация, каждое тяжелое ранение болью ложится на сердце. К боли, к горю, к беде, пусть даже не твоей, привыкнуть нельзя. Нельзя забыть это.

  В одной из землянок, вырытых в стене высокого берега Волги, развернули операционную. Сейчас трудно представить, в каких условиях приходилось оперировать. От постоянного содрогания со стен и потолка осыпалась земля. Стены и потолок обтягивали простынями, но и это не всегда помогало. Освещались «сталинградкой» — лампой, сделанной из гильзы снаряда, заправленной бензином. Света они давали мало, часто вспыхивали, загорались в руках, особенно в небольшой землянке, где мало воздуха. Приходилось оперировать при свете скрученного пучком горящего телефонного провода. Передовая была рядом. Раненые поступали тяжелые, долго находились в непрерывном бою, в окопах и землянках, усталые, измученные, грязные, некоторые ранены по нескольку раз. Было много обожженных — немцы разбрасывали стеклянные шары, наполненные воспламеняющейся жидкостью. С самолетов сбрасывали плитки воспламеняющегося фосфора. Раненые, находясь под впечатлением непрерывного боя, постоянной смертельной опасности, были возбуждены и на операционном столе продолжали «воевать», подробно рассказывая о пережитом. Они нуждались не только в медицинской помощи, но и в заботе, участии, добром слове.
  В ноябре и без того трудная обстановка осложнилась еще и тем, что на Волге начался ледостав, пошла шуга. Прервалось сообщение с левым берегом, не хватало перевязочного материала, не было продовольствия. Прекратилась эвакуация раненых, их накопилось много, всех нужно было укрыть, обогреть, накормить, выходить. И все это под непрерывным обстрелом, бомбежкой, рядом с передовой. Размещали их в землянках щелях, вырытых в крутом берегу Волги, но и там места уже не хватало. Тогда к самому уступу берега поставили палатку. В ней установили бочку-печку и разместили раненых. Тепло и горячая вода на бочке были. Но через день палатка сгорела. Раненых всех успели спасти.
  Вспоминая те тяжелые дни, удивляешься выносливости, силе и мужеству молоденьких девчонок — сестер и санитарок. Многим не было и 18 лет. Действительно сестры милосердия! Их ласковые руки и добрые слова успокаивали раненых, облегчали страдания, а эти девочки сами нуждались и в помощи, и в защите, и в сострадании, а главное, в отдыхе. За добро раненые платили нам добром, ободряли нас как могли. Многие рассказывали о боевой обстановке на передовой, как были ранены, о товарищах — кто жив, кто погиб. Некоторых солдат и офицеров мы уже знали. Они попадали к нам по нескольку раз. Одни рассказывали с юмором, другие с руганью в адрес немцев. Мы хорошо знали боевую обстановку на участке нашей дивизии.
  Находясь под впечатлением боя, раненые не всегда осознавали свое положение. Часто говорили о бое, о погибших товарищах, не думая о своем состоянии. Принесли тяжело раненного бойца. Уложили на операционный стол. Я подошла к нему, смотрю — плачет Начала его уговаривать, чтобы не волновался, а он говорит: «О чем вы, доктор? Разве я плачу от боли или от того, что ранен? Заживет. А если умру, это не имеет значения». И  начал  рассказывать,  как его  штурмовая группа отбила у немцев несколько землянок. В живых осталось двое — он и еще товарищ. Вдвоем обороняли эти землянки. А потом товарища убило, его тяжело ранило. «Теперь без боя немцы займут землянки, продвинутся на несколько метров». Тяжело раненный человек лежит на операционном столе и думает не о себе, не о своем состоянии, не о своей жизни, а плачет о погибших товарищах, о нескольких метрах сталинградской земли, которые без боя достанутся врагу. Так появлялось в сводках:  «Немцам удалось продвинуться на несколько метров». Так дрались в Сталинграде! Только тот, кто защищал Сталинград, знает, как дрались за каждую улицу, за каждый дом, за каждую развалину, подвал, блиндаж. Знает цену каждого метра сталинградской земли. Помнит, какой дорогой ценой досталась победа.
  Места на правом берегу было очень мало, отступать было нельзя, да и некуда. У нас была узкая полоска земли по берегу Волги. Кто мог держать в руках оружие, вели бои, сражались до последнего патрона. Вместе с солдатами проявляли мужество и героизм санитары, медсестры, врачи. Не щадя своей жизни, они боролись за жизнь раненых воинов».
Воспоминания хирурга Власенко опубликованы в книге «ПЕРЕЛОМ» Волгоград 2000г.

Продолжение книги Джейсона Д. Марка :

  «С нейтрализацией дома Комиссаров, который препятствовал  любому продвижению  на север, немцы получили значительное количество оперативной свободы. Мощные атаки немецкой пехоты и бронетехники продолжались до наступления темноты.
  Как только наступили сумерки, 162-й саперный батальон возобновил наступление и снова продвинулся вдоль Волги. Сопротивление было жестоким, и они смогли лишь занять еще около 70 метров по фронту у Волги. Батальон захватил небольшой участок у берега реки, однако его нужно расширить всеми возможными средствами. После того как стемнело, небольшие группы немецкой пехоты действовали против восстановленной передней линии советского плацдарма и продолжали делать это до поздней ночи. Весь оборонительный сектор 138-й стрелковой дивизии находился под сильным артиллерийским, минометным и ружейно-пулеметным огнем.
Из документов найденных у убитых и из  допросов пленных Людников установил, что несколько новых подразделений действовали против 138-й дивизии: части 131-го и 132 -го пехотных полков, а также 80-го саперного батальона из 44-й пехотной дивизии - какой были три составляющие 44 -й штурмовой роты. Так же еще был установлен 162-й саперный батальон,  предыдущее применение которого против гвардейцев подполковника Колобовникова  11 ноября прошло незамеченным для советской разведки.
  138-я стрелковая дивизия была отрезана от остальной 62-й армии и её снабжения. Несмотря на  огромные потери немцы захватили район Tувинской и получили контроль над берегом Волги, нарушив  поставки снабжения и подкреплений в дивизию Людникова. Отрезанная от остальной армии, дивизия всё больше и больше нуждалась в боеприпасах и продовольствии. Без этих поставок дивизия потеряет силу и погибнет. Боеприпасы и продовольствие были практически исчерпаны, их осталось только на одни сутки. Пополнения в ближайшее время не ожидалось, поскольку условия на реке резко ухудшились.»

Из донесения Сталинградского фронта за 13 ноября 1942 года, можно узнать какая температура была в то время :
«ПОГОДА: Ясно, видимость 10-15 км., ветер восточный 3-5 м/сек., порывами до 9 м/сек., температура 0-3С, ночью -10С, -13С. Уровень воды в ВОЛГЕ у СТАЛИНГРАДА за сутки поднялся на 5 см. На р.ВОЛГА  «Сало», на р.АХТУБА местами ледостав и забереги, на озерах ледостав, толщина льда 5 см.
ВОЛЖСКАЯ ВОЕННАЯ ФЛОТИЛИЯ
В ночь на 13.11 бронекатера под огнем противника переправили на правый берег 363 человека, боеприпасов -32 тонны. Эвакуировали на левый берег 300 раненых.
Артиллерия 62 армии и фронтовой группы произвела 4252 выстрела. Гвардейские минометные части выпустили 544 снаряда. Авиация фронта сделала 258 самолето-вылетов. Сбросила 1540 бомб. ПОТЕРЯВ 1 САМОЛЕТ.»

  Продолжение книги :

«Волга начала замерзать, и куски льда начали покрывать её поверхность, большие льдины перекрыли реку на пути переправ, угрожая не только 138-й стрелковой дивизии, но и всей 62-й армии недостатком боеприпасов, продовольствия и пополнения. Два буксира, "Емельян Пугачев" и буксир № 2, пытались доставить 90-й стрелковый полк в Банный Овраг, но суда не могли проделать свой путь через льдины на реке Куропатке и вернулись в Тумак. Полк будет переправлен на западный берег только через два дня - 15 ноября.

На протяжении всего дня немцы вели интенсивный артиллерийский и минометный огонь по переправам, и по острову Зайцевский и восточному берегу Волги. Было выпущено более полутора тысяч снарядов и мин.

  В 18.40 51-й АК приказал танковой роте 14 тд, приданной для поддержки 305-й пехотной дивизии вернуться в свою дивизию. В сообщении по телетайпу было сказано:
«Танковая рота от 14-й танковой дивизии примет участие в запланированных операциях с  305-й пехотной дивизией и14 ноября впоследствии будет освобождена и возвращена в «Группу Зейдель»  от14-й танковой дивизии так быстро, как это будет возможно. 24-я танковая дивизия должна выделить один танковый эскадрон в 305-ю пехотную дивизиию. Прибытие во второй половине дня 14 ноября. Прибытие должна быть непосредственно обговорено с 305-й пехотной дивизией"

Была небольшая путаница относительно того, что рота из 14-й танковой дивизии все еще может быть использована для мероприятий запланированных на 14 ноября. По телефону в 21.35 было уточнено:

"Танковая рота 14-й танковой дивизии будет по-прежнему участвовать в действиях 14 ноября, но затем будет высвобождена из  305 -й пехотной дивизии в «Группу Зейдепь». «Группа Зейдель» передаст танковую роту в 14-ю танковую дивизию как можно скорее."

  Журнал боевых действий 138-й стрелковой дивизии за 13 ноября 1942 года (портал «ПАМЯТЬ НАРОДА» :

«
                                        13 ноября  1942 года.
                        БОЕВОЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ № 083    22.00 13.11.42 года

Задачи дивизии : Упорно оборонять занимаемые рубежи и держась до последнего не допустить противника к р.ВОЛГА.
  Комдив командирам частей приказал : мобилизовать все средства и выполнить задачу во что бы то ни стало : ни шагу назад. Усилить службу наблюдения и быть готовым ко всяким неожиданностям и стойко отражать атаки противника.
Противник в 12 и в ночь с 12 на 13.11 сосредотачивал пехоту и танки в районе центральных ворот завода, МЕЗЕНСКАЯ,
мелкими группами вел наступательные действия перед всем фронтом дивизии и особенно на левом фланге.

     К утру 13.11 подтянув свежие силы и с 6.00 силами 305 пд, усиленной подразделениями 131, 132 пп и 80 сап.батальона 49 пд, 45, 50 сап.батальонами РГК,162 336 сап. батальонами перешел в наступление, нанося главный удар из направления МЕЗЕНСКАЯ  на левый фланг дивизии, имея задачей ударами во фланг на участке центральных ворот завода и р.ВОЛГА выйти в тыл дивизии в район КП. Наступление поддерживалось сильным артминометным огнем и залпами шестиствольных минометов.
К 7.30 группы прикрытия нашего левого фланга были полностью уничтожены превосходящими силами противника. Автоматчикам численностью до 70 гитлеровцев удалось пройти в тыл дивизии в район ОП мин.батальона 344 сп. ОП были забросаны гранатами, завязался рукопашный бой с минометчиками, перешедшими в контратаку.
Часть автоматчиков начала распространятся в районе КП дивизии. К этому времени остатки 179 ОСБ в составе 12 чел. и комендатская рота - 6 чел. с лозунгам "ЗА РОДИНУ", "ЗА СТАЛИНА" бросилась в контратаку. В рукопашном бою прорвавшаяся группа автоматчиков была уничтожена, лишь единицам удалось скрыться. К 10.00 на левом фланге дивизии
положение дивизии было восстановлено. В центре и на правом фланге бой продолжался с нарастающей ожесточенностью.
Противник беспрерывно подбрасывает свежие силы.

      К 12.00 противник сосредоточил крупные силы пехоты в домах вост.центральных ворот зав."БАРРИКАДЫ" силою не менее двух батальонов снова перешел в наступление на левый фланг 650 сп. Неоднократные атаки противника отбивались до 15.00 и лишь в 15.00, когда ряды левого фланга 650 сп поредели, а противник бросил в бой 10 танков и прямой наводкой вывел из строя верхних этажей "П" - образного здания, вост. "ай" надписи "Таймырская" ему удалось проникнуть в верхние этажи этого здания. В течении часа минометчики 650 сп вели бой за "П" -образное здание. Вызванный огонь артиллерии "На себя" лишь продлило удержание дома в с своих руках.
       К исходу дня противником дом был взорван с верхних этажей и подожжен, гарнизон его, в большинстве раненые и обоженные до 10 человек вынуждены были оставить его.
Атаки крупных сил пехоты и танков беспрерывно повторялись до наступления темноты. С наступлением темноты - по всему фронту мелке группы противника. Вся полоса обороны дивизии усиленно обстреливается противником. Авиация противника в течении дня вела усиленную разведку в полосе дивизии и на левом берегу р. ВОЛГА.
     К исходу дня, после того как были уничтожены гарнизоны домов №№ 35,36 и "П" - образного, противник занял их.
Дивизия, продолжая вести бой с мелкими группами автоматчиков на рубеже: /иск./ овраг 100 м вост."П" надписи "Прибалтийская" /вост. Волхостроевск/ , квадрат с двумя домами вост. сев. вост. угла завода "БАРРИКАДЫ"; дом 100 м зап.буквы "Л" надписи "Прибалтийск"; дом сев.буквы "А" надписи "Прибалтийск"; дом севернее "" надписи "Проспект Ленина"; "М" надписи" Таймырская, р.Волга.

Боевой численный состав дивизии на 14.00  13.11. 42 г.
Всего людей в дивизии -2051. Из них на правом берегу 750, из них активных штыков :
344 сп - 157, из них минометчиков - 64, стрелков  -  130 ( Вероятно опечатка -прим.)
ППШ- 22, ст.ПУЛ -1, ПТР-4, РП-2.

650 сп- 35, Винтовок 24, ППШ-9, ст.пул. -1, ПТР -1, минометов -6

768 сп -49, из них минометчиков -20, артиллеристов 45мм- 9, винтовок - 41, ДШК-1, ППШ-5, ПТО 45мм -1,минометов-2
230 оптд- орудий ПТО-2

Потери за 13.11.42г.
Убито- 21, ранено -91, по другим причинам 33, всего 145.
  Урон нанесенный противнику по неполным данным :Захвачено пленных -1, ст.пулеметов -1, РП-4, винтовок-45, автоматов-5.
Уничтожено: свыше 450 солдат и офицеров, орудие ПТО, два миномета, 5 пулеметов, подбит один танк,  подавлен огонь  минбатареи.»

В первом, рукописном варианте про потери немцев написано: Захвачено пленных 155 фрицев, 1 ст.пулемет, 30 винтовок, 5 автоматов, уничтожено более 300 человек, орудие ПТО, 5 минометов, 50 винтовок, подбит один танк.

                                                          Потери сторон за 13.11.1942
                     
                         Безвозвратные потери 138-й стрелковой дивизии за 13.11. 1942  по данным ОБД «МЕМОРИАЛ» :

        БЕЛОБАНЦЕВ  (Балобанцев) Михаил Иванович    лейтенант, замкомвзвода  650 СП, 1922г.р 13.11.1942, похоронен БАРРИКАДЫ
    Галушко Петр Дмитриевич, 650 СП    1908г.р     13.11.1942, похоронен  Ниж.Баррикады .    Братская могила №6   

    ГРИЦАЕНКО (ГРИЦЕНКО)Ефим Егорович, писарь 650 СП 1905г.р    13.11.1942 похоронен Братская могила №4
   
     Долгунин Александр Васильевич 1922г, красноармеец 344 СП     13.11.1942, похоронен Прибалтийская. 
   
     Елисеев Терентий Гаврилович(Марийская АССР)1922г.р, стрелок 344 СП    13.11.1942, похоронен Прибалтийская   

    Жирков Петр Николаевич (Горьковская обл)1910г. сержант 344 СП    13.11.1942 похоронен Прибалтийская   
    Забазнов Иван Васильевич(Сталинградская обл.)1924г, артиллерист 344 СП     13.11.1942 похоронен Мамаев Курган   

    Иванов Егор Егорович    (Куйбышевская обл)1914г. красноармеец,стрелок 344 СП      13.11.1942 похоронен Прибалтийская   
   
    Илларионов Дмитрий Алексеевич(Ивановская обл) 1922 г. мл.лейтенант, командир взвода ПТР, 650 СП 13.11.1942
   
    Кисляков Иван Григорьевич(Свердловская обл.)  1911г. красноармеец 344 СП      13.11.1942 похоронен Прибалтийская
   
    Коротков Алексей Дмитриевич    (Сталинградская обл, Средняя Ахтуба)1924г.    13.11.1942    пропал без вести

     Косов Никита Георгиевич(Орджоникидзевский край) 1908г. старшина,  ком.отделения    13.11.1942
   
    КУЛАГИН АЛЕКСЕЙ ВАСИЛЬЕВИЧ (Смоленская обл.) 1920(1921),сержант, ком.минвзвода 650 СП    13.11.1942   
       
    Махмудов Ибрагим Махмудович (Дагестанская)1920г. сержант-13.11.1942 пропал  без вести

Из наградного листа на старшего сержанта 138-й сд  МАХМУДОВА  Махмуда  Ибрагимовича 1920г.р., национальность - лезгин. Участие в войне : на Крымском, Юго -Восточном и Сталинградским фронтах.

«Ст.сержант Махмудов, как командир минометного взвода в боях в гор. Сталинграде, без планового снабжения сумел организовать сбор мин на поле боя, а так же доставку их вручную, на расстоянии до 3-х км. Доставка часто проходила и проходит под огнем противника. Отражая яростную атаку немцев 18.10.42г на одном из заводов г.Сталинграда ст.сержант личным примером обеспечил четкую работу взвода и умело руководя огнем минвзвода, рассеял и частично уничтожил до б -на пехоты противника и разбил минбатарею противника, что сорвало атаку врага.

Командир 344 сп капитан КОНОВАЛЕНКО
Начальник штаба Старший лейтенант МАСЛОВ»

      Миронов Василий Михайлович    (Смоленская обл.)1919г.  красноармеец    13.11.1942 пропал без вести

     Николаев Александр Борисович ( Сталинградская обл.) 1921г. 344 СП  13.11.1942 похоронен  Прибалтийская ( Позже - Мамаев Курган)
Павлов Николай Георгиевич (Ленинградская обл.) 1901г. красноармеец 344 СП    13.11.1942    похоронен Прибалтийская

Петров Иван Васильевич(Сталинградская обл.)    1924г. стрелок 344 СП    13.11.1942    похоронен  Братская могила №6

Радионов  Савелий Петрович (Башкирская АССР)1921г. красноармеец стрелок 344 СП  13.11.1942    похоронен -  Прибалтийская

Пустынников Дмитрий Андреевич (г. Бухара)1922г, техник - интендант 768 СП 13.11.1942

Пятнецков Федор Иванович (Ростовская обл.)    1919г. связист 650 СП    13.11.1942

Савельев Григорий Федорович (Куйбышевская обл.)1914г    13.11.1942 пропал без вести   

Себадоржилов Ендон (ЦЫБЕНДОРЖИЕВ)    (Бурят-Монгольская АССР) 1923г. красноармеец 344 СП  13.11.1942

Лапшин Филипп Иванович (Московская обл.) 1911г. красноармеец 344 СП 13.11.1942  похоронен Прибалтийская   

Сергеев Василий Петрович (Сталинская обл.) 1920 г. стрелок 344 СП    13.11.1942   

Соколов Александр Николаевич ( г. Тула)1917г. ст.лейтенант, зам.командира саперной роты     13.11.1942   

Федоренко Илларион Николаевич 1922 г.     стрелок 344 СП  13.11.1942
   
Федоров Тимофей Павлович (Сталинградская обл.) 1924г. стрелок 344 СП    13.11.1942   

Хлус Александр Иванович (Сумская обл.)1919г. красноармеец 650 СП    13.11.1942   

Якушевский Николай Афанасьевич (Днепропетровская обл.)1915г. красноармеец 650 СП    13.11.1942    

Ясупов Иван Павлович (Сталинградская обл.)1924    13.11.1942


Возможно что всех похороненных в известных могилах на Баррикадах позже перезахоронили на Мамаевом кургане.


Из этого списка безвозвратных потерь 138 сд  два человека оказались в живых:

  Пятнецков Федор Иванович из 650 сп :
Остался жив, воевал далее, был награжден в 1944 году орденом СЛАВА III-й степени.

«Наградной лист на гв. сержанта ПЯТНЕЦКОВА Федора Ивановича 1919 г.р, командира отделения 323 гв. горно-стрелково Ялтинского полка, 128-й гвардейской горно-стрелковой Туркестанской стрелковой дивизии. Награжден орденом СЛАВА третьей степени. В Отечественной войне с 15.09.1941г.   
13.11.42 в боях за город Сталинград завод Баррикады легко ранен - ступня правой ноги.
В боях за завод,, Баррикады" 12-13.11.43 года ( так в наградном -прим.) огнем из личного оружия уничтожил семнадцать немецких солдат.» 

Второй - это лейтенант Белобанцев Михаил Иванович из 650 сп, что произошло с ним неясно(попал в плен?), по данным ОБД  приговорен   военным трибуналом  к  25-ти годам каторжных работ в 1944году.

                Потери частей Красной Армии  ведущих бои у «Острова Людникова» за 13.11.1942 г.:
Указанные в донесении 138сд «другие причины» - без вести пропавшие. Безвозвратные потери 138 сд за 13.11.42 составили 54 человека. Неизвестны потери 77 Армейского заградотряда и ополчения.

  84 тбр -1ранен.
193-я стрелковая(сводный полк) : 129 убитых и раненых( уточненная сводка за 13.11.42г),
  95-я сд : 241сп-10чел общие потери ,161сп : 30чел.-общие потери.
  3-й батальон 92 ОСбр -5 чел, общие.
Части Красной Армии потеряли в боях на этом участке 320 человек общих потерь (без 77 –го Арм. Заград отряда и ополчения). Полные потери будут наверное более 400 человек.
Очень тяжелые потери у сводного полка193 сд, штурмовавшего бензобаки на Тувинской, такие же как и 138-й стрелковой дивизии.

У Джейсона Д.Марка немецкие потери показаны, но они не полные :
305 ПД : около 80 человек общих потерь, без приданных саперных частей (только предварительные данные). Полных сведений на этот день нет.
389 ПД: 2 убитых, 4раненых.
Неизвестны потери саперных батальонов, 44-й штурмовой роты и штурмового эскадрона из 24 тд.

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую!

Описание боевых действий 14 ноября в районе ,,Острова Людникова" по книге Джейсона Д. Марка:

                                       14 ноября 1942

« Неизвестный немецкий солдат из 2-й роты  336 -го саперного батальона писал:
"Утром 14 ноября пришло известие, что 162-й саперный батальон достиг Волги. Мы перегруппировались и присоединились к нему в месте прорыва  с остатками других подразделений. Саперам 162 - го сразу стало легче, когда мы перебрались туда. Мы сразу же увидели, насколько важной была ситуация. Русские окопались в бункерах вдоль берега реки. Снаряды советской артиллерии находящейся на другом берегу ревели над нами постоянно ".

Тем временем в районе бензобаков части Красной Армии в очередной раз пытались прорвать оборону немцев и соединиться с 138-й стрелковой дивизией.

В 08.30 командующий 62-й армией Чуйков приказал 95-й стрелковой дивизии и сводному полку 193-й стрелковой дивизии атаковать на север  в течение дня таким образом, чтобы создать единый фронт обороны и соединиться с 138-й стрелковой дивизией. Боевой приказ № 241 был изложен в следующей редакции:

                « Боевое распоряжение № 241 ШТАРМ 62
                        14.11.1942    10.30

   Противник прорвал фронт в полосе обороны 95 сд вышел к берегу р.ВОЛГА. 241 сп оставив свои позиции обнажил левый фланг 138 сд и тем самым создал угрозу ее сооружению (так в тексте –прим.)
95 сд с приданными 3/92СБР, ротой автоматчиков 92 СБР и сводным сп 193 сд в течении 14.11.42 ударом на север из-за правого фланга вдоль берега р.ВОЛГА восстановить линию фронта в пределах границ 95 сд и выйти в непосредственную локтевую связь с частями 138 сд.
Начальнику артиллерии Армии поддержать огнем артиллерии действия 95 сд.

                                                Крылов        Петров»

                                                                           

  Подразделения  приступили к выполнению  приказа № 241. Они состояли из: 241-го стрелкового полка - 70 человек; 3/92 стрелковой бригады - 22 человека; сводный полк 193-й стрелковой дивизии - 149 человека, плюс некоторые бойцы были взяты из участка обороны 161-й стрелкового полка - 125 человек. Рота автоматчиков из 3-го батальона 92 стрелковой бригады с 79-ю человеками, которые прибыли недавно, они были предназначены для 241-го стрелкового полка, но теперь переданы под начало командира сводного полка 193-й стрелковой дивизии. Начало атаки: 20.00  14.11.1942г.
   Артиллерийский полк 308-й стрелковой дивизии Гуртьева ранее 10 ноября уже отличился  в предыдущих боях очень высокой точностью стрельбы по немецким укреплениям. Он оставался на своих огневых позициях на восточном берегу даже после того, когда остатки стрелковых подразделений 308 сд были переданы 138-й стрелковой дивизии в начале ноября, а остальные части дивизии были сняты с обороны.  Командир полка майор Г. А. Фугенфиров был как всегда  на передовой, на своем наблюдательном посту, и теперь они были готовы снова обрушить разрушительный огонь его 122-мм и 76-мм пушек в поддержку дивизии Горишного.

    Журнал боевых действий 62-й армии сообщил о боях на этом участке:

«95 сд с 3/92 сводным полком 193 сд ведет напряженные бои за восстановление положения на участке 241 сп с целью восстановления сплошной линии фронта у установления локтевой связи с частями 138 сд. Бой продолжается в районе БЕНЗОБАКОВ. Левофланговые части дивизии ведут бой на прежних позициях.»

Сводный полк 193-й стрелковой дивизии  записал о ходе атаки в своем журнале боевых действий:
«К утру 14.11.42, рота автоматчиков из 92 стрелковой бригады (75 человек) прибыла в качестве подкрепления для полка, и полк атаковал еще раз - своими силами, без помощи 95-й стрелковой дивизии.
  Мы пошли в наступление в 09.30, перед атакой была 15-ти минутная артиллерийская подготовка  трех артиллерийских полков и одного армейского полка. Но не было  точного указаний целей артиллеристам  командирами и наблюдательными постами стрелковых частей, артиллерийский огонь почти совсем был нанесен впустую. Все попытки полка  прорваться через овраг снова отбиты из огневых точек противника. В 14.00  14.11.42, на участке обороны полка  противник перешел в контратаку с ротой пехоты, но отошел обратно на исходные позиции, понеся потери   до 55 человек. В то же время другие подразделения противника силой до роты  начавшие атаку вблизи топливных баков на участке 241-го стрелкового полка были отбиты.
После отражения атак противника, полк оставался на линии достигнутой утром 13.11.42.»

                                        Немецкая атака на 138-ю стрелковую дивизию

  Немцы в этот раз не предпринимали своих атак на рассвете. Вместо этого утренние часы были использованы для бомбардировки советских позиций с поддержкой большим количеством артиллерии и минометов. Особое внимание было уделено укреплениям на передовой линии, но все здания в этом районе были уже практически разрушены. Танки и штурмовые орудия переместились в закрытые позиции и посылали снаряд за снарядом по своим  целям – почти разрушенным кирпичным зданиям,  и вместе с залпами пулеметного огня они прошлись по узкой полосе обороны  Красной Армии. Советские гарнизоны переждали обстрелы  в своих подвалах. Командный пункт майора Печенюка в доме № 64 подвергся яростному обстрелу из артиллерийского и танкового огня. Основание и стены дома были полностью разрушены, и верхняя часть подвала была сильно повреждена.
  В то же время когда состоялась атака Красной Армии  на топливные баки, немцы наконец начали свою атаку в 9.30 с района  3-го и 4-го цехов завода «Баррикады». Под руководством командиров две роты из  336-го саперного батальона обер-лейтенанта Карла-Хайнца Хюллена, Бернхарда Зиша и 3-м взводом  44-й штурмовой роты обер-лейтенанта Киндлера начали атаку. Их целью были два дома на границе между 344-м полком Коноваленко и 650-го полка Печенюка. Это  были  дома №37 и №38.
         
   Дом 37 защищался остатками  трех стрелковых батальонов из 650-го стрелкового полка. Бойцы капитана Топоркова из 1-го стрелкового батальона вначале составляли основной гарнизон, но далее к ним были включены солдаты из двух других батальонов, которые отступили к ним после потери домов 35 и 36 в предыдущий день.
Дом 38 с другой стороны оборонялся 344-м стрелковым полком и имел обозначение «опорный пункт № 4» в полосе обороны 1-го стрелкового батальона из четырех ОП. Гарнизон дом никогда не был многочисленным: 9 ноября он состоял из семи солдат плюс командира гарнизона, заместителя командира роты лейтенанта И.С. Погребняка. Некоторые из этих людей гарнизона выбыли  в боях в течении предыдущих трех дней, но гарнизон вероятно получал подкрепление и новые бойцы встали в строй.
  Из двух целей, дом №37 был определенно более грозным сооружением. Он был в два раза больше размерами дома №38,  имел большую площадь  для обстрела немецких позиций и он легче поддерживался гарнизонами из других зданий. Кроме того, дом 38 было легче было захватить вторым, а не наоборот. Было принято решение захватить дом № 37 в первую очередь. В 9.30, бросаясь вперед под разрывами артиллерийской поддержки, немецкие штурмовые группы быстро пересекли открытое пространство и начали продвижение, практически не встречая препятствий из завалов, баррикад  или колючей проволоки.
Боевой журнал 138 стрелковой дивизии говорит:
"Враг предпринял наступление с силой до роты пехоты, организованной в группы по 30 - 40 солдат каждая, и при поддержке танков".
Мощный артиллерийский огонь  уничтожил бы любые баррикады, в то время как постоянный огонь из пулеметов и стрелкового оружия помешали бы советским инженерам в возведении эффективных оборонительных сооружений.
   Далее группы немецких саперов собрались возле дома №37 с подветренной стороны здания, и после нескольких подрывов пробили себе путь на первый этаж этого дома. Советский гарнизон был вынужден спуститься подвал. Некоторые продолжили сопротивление на центральной лестнице, но продвинуться вперед до первого этажа было почти невозможно под огнем тяжеловооруженных саперов. Гибель нескольких советских стрелков в эпицентре взрыва   было мрачным предвестником того что ожидало их всех, если они остались бы в подвале. Поэтому выжившие решили отказаться от обороны здания. Вынося раненых, они вышли из подвала, используя траншеи, которые проходили  к дому № 41- основному опорному пункту соседнего 344-го стрелкового полка. При этом дом № 37 перешел в руки немцев.

                                                                                      http://i60.tinypic.com/1556xs3.jpg

                                                  Битва за дом 37 [дом 74] и дом 38 [дом 67], 14 ноября 1942.

    Следующий штурм начался в 11.00 часов. Немецкая артиллерия и танки тщательно разбили дом № 38. Его второй этаж был буквально отшлифован до уровня пола, на самой земле нижний этаж уже не поддерживало ничего, кроме кусков кладки и иногда остатков внутренних стен.
Крошечный гарнизон лейтенанта Погребняка казался скованным и притихшим от бесчисленных ударов  на их бастион, но по-прежнему оказывал упорное сопротивление, когда немецкие штурмовые группы начали запрыгивать через окна. По оценкам советских наблюдателей немцы использовали 150 человек в атаке на этот дом: истинная цифра была примерно вдвое меньше.
Боевой отчет написанный позже : 344-м стрелковый полк сообщил, что их гарнизон в доме 38 был уничтожен, но доказательства свидетельствуют о том, что лейтенанту Погребняку удалось выжить и вернуться к основным позициям. Другие защитники дома, бывшие с ним, вероятно сделали то же самое.»

   Возможно упоминаемый в книге Марка лейтенант Погребняк этот человек :
«Лейтенант ПОГРЕБНЯК Николай Сидорович 1922 г.р, командир роты Отд.лыжного батальона 338 стр.дивизии (защитник Сталинграда с 26.10.42 по 16.12.42г.)
«Во время боев по защите завода ,,Баррикады" в г.Сталинград  с 26 октября по 16 декабря 1942 года лично сам со своей ротой участвовал в отбивании 10 атак противника. Из своего автомата Погребняк убил 13 фрицев. 16 декабря в городе Сталинград был ранен. 
14 и 15 января 1944 г л-нт Погребняк со своей ротой во взаимодействии с танками участвовал в прорыве переднего края противника в р-не дер.Мал-Выдрея...Во время ночной операции по захвату дер.Круг и Светлицы рота дралась до последнего солдата. Не боясь окружения и отбивая одну атаку за другой она нанесла большой урон пр-ку."
За эти бои лейтенант Погребняк награжден орденом,,Красная Звезда", в 1985 году награжден орденом «Отечественная война».

Людников докладывал в этот день командованию 62-й армии: "В 12.30 разрушен дом № 38. Немцы ворвались в развалины дома. Уже полтора часа идет ожесточенный бой маленького гарнизона с прорвавшимися гитлеровцами. Еще и еще мы убедились, что каждый из оставшихся в живых стоит десяти ".(ЦАМО, ф. 13054, оп 680077, д.1, л. 121.)

Новая немецкая тактика штурма одного здания в то время казалось будет приносить дальнейшие успехи, и 305-я пехотная направила свой доклад в 51 АК заявив, что они легко захватили дома 61 и 74( немецкие обозначения домов № 37, 38).
   Отходящие защитники  дома №37 из 650-го стрелкового полка  использовали прикрытие из  дома 41 чтобы спланировать контратаку. Но было очень мало времени для её подготовки,  они знали -  немцы будут лихорадочно подготавливать его  к обороне. В полдень, вместе с группами из 2 -го стрелкового батальона  344-го стрелкового полка, началось хорошо организованное контрнаступление против новых захватчиков  дома 37. Прикрытые сильным огнем из дома 41 они ворвались в здание  через окна, потому что их старый маршрут отхода через отверстие в северной части подвала  были оперативно заблокирован и заминирован.
  Немецкие саперы оперативно использовали  два с половиной часа прошедших с момента как они захватили здание: помимо блокирования траншей, ведущей в подвал, они спрятали взрывчатку у главного входа выходящего на проспект Ленина, так же были установлены  мины-ловушки в некоторых окнах и подложено несколько мин.
Советские штурмовые группы наткнулись на некоторые из этих устройств. По проводам подсоединенных к S- минам было подорвано несколько советских стрелков, пытающихся карабкаться через  окно. Несмотря на тяжелые потери, вызванные минами, советская сторона успела попасть в дом и - после короткой, но ожесточенной борьбы  заставили немцев отступить. В 12.20  здание было возвращено в руки красноармейцев.
                                                                                      http://i59.tinypic.com/2rc4jsn.jpg

   Из книги о боевом пути 138-й (70-й гв.сд) стрелковой дивизии :
«Как и в прошлые дни, отличились бойцы 1-го батальона 344-го сп под командованием ст.лейтенанта Г. В. Толкачева. После сильного артналета группе вражеской пехоты с танками удалось прорваться в тыл батальона, создав угрозу окружения. Но никто из воинов не дрогнул. Точным огнем расстреливал врага из пулемета старшина З. К. Ямщиков. Раненный, теряя сознание, он вел огонь до последнего и погиб, не выпустив из рук оружия. Группа фашистских автоматчиков проникла в здание и вела фланкирующий огонь. Старший сержант З. И. Горюхин пробрался с пятью бойцами к зданию и гранатами забросал гитлеровцев. Командир батальона умело руководил боем, нередко Толкачев сам брал в руки автомат и вместе со всеми бил фашистов.»

    В 13.00 часов 1-й батальон лейтенанта Толкачева  из 344 -го стрелкового полка перешел в контрнаступление, чтобы восстановить утраченный опорный пункт в разрушенном доме № 38. Действия этой штурмовой группы были поддержаны артиллерией, находящейся на острове Зайцевского. Артиллеристы выпустили 200 снарядов. 138 стрелковая дивизия позже сообщила, что " применение мин противником замедлило операцию".
                                                         http://i62.tinypic.com/11tluvk.jpg
                                                               
                                                    ТОЛКАЧЁВ ГРИГОРИЙ ВАСИЛЬЕВИЧ (1919 -1943)
Звание Героя Советского Союза присвоено 16 октября 1943 года. Награждён орденом Ленина, Александра Невского, Отечественной войны I степени. Погиб в бою 15 ноября 1943 года. Похоронен в селе Лысовка Попельнянского района Житомирской области.


  Стрелки Толкачева  вернули себе штурмом это разрушенное здание до 13.20. За отвагу, проявленные в ходе боевых действий,  каждый солдат и офицер батальона - их было не более двадцати - был награжден. Толкачев был первым, кто получил орден  Александра Невского в 138-й стрелковой дивизии. Коноваленко сообщил, что немцы в обоих зданиях были уничтожены, но правда была несколько иной: 305-я пехотная сообщил, что "в условиях вражеской контратаки с превосходящими силами, штурмовые группы должны были отойти обратно на исходные позиции".  Во время этого небольшого сражения, люди полка Коноваленко  захватили 1 станковый и 3 ручных пулемета, более 25 винтовок, много гранат и около 40 килограммов взрывчатых веществ. Они также заявили, что они нанесли тяжелые потери противнику, уничтожив до 85 офицеров и солдат противника.


                                                                                       http://i57.tinypic.com/vmsqv5.jpg




   Командир  44-й штурмовой роты (44 ПД) обер-лейтенант Вилли Киндлер был тяжело ранен в течение этого дня и был эвакуирован с поля боя. Он не уверен, кто принял командование ротой, потому что  другой офицер, лейтенант Вилмитцер был убит предыдущий день. Следующий офицер лейтенант Ганс фон Варбург, командир 11-й роты из 113-го полка был назначен, но неожиданная болезнь спасла его от страшной бойни на Баррикадах.
С советской стороны, потери для 138 стрелковой дивизии не были легкими: 22 убитых и 93 раненых, в общей сложности 115 человек. Особенно тяжелые потери были вызваны от реактивных минометов. В течение дня Люфтваффе кружило над этим районом и бомбило Зайцевский остров, восточный берег Волги и  КП дивизии Людникова. 344-й стрелковый полк также потерял 1 станковый пулемет и 45-мм артиллерийское орудие.

  В 16.00 немцы начали разрушение переднего края 344-го и 650-го стрелковых полков,  методично ведя артиллерийский и минометный огонь. Вся передовая линия была под сильным пулеметным огнем. Наблюдателями полка Печенюка  были замечены отдельные солдаты и небольшие группы немцев, перебегающие рядом с 5-ти этажным Белым домом, у топливных баков и к берегу Волги.
В 16.40  51 АК сообщил в  6 Армию: "На данный момент атака (около 50 человек) из юго-восточной части в сторону топливной системы."

   Дивизия Людникова  конечно бы не выжила без своей отличной артиллерийской поддержки. Людников вспоминает титанические подвиги, выполненные его дивизионной артиллерией:
«Во время  всех этих тяжелых дней и ночей, бок о бок с пехотинцами, пулеметчиками, инженерами и связистами, чудеса мужества и способности точно и своевременно выполнять приказы открыть огонь были проделаны нашими артиллеристами.
Но к вечеру 14 ноября у них тоже кончились боеприпасы, а враг подготовил новую атаку. Это момент я буду помнить всегда. Подполковник Тычинский, командующий артиллерией нашей дивизии стоял рядом со мной, и по телефону отдавал приказы командирам артиллерийских подразделений, чтобы открыть заградительный огонь вокруг 344-го стрелкового полка и остановить немцев. Он настаивал и постоянно интересовался о том, сколько боеприпасов у них было, и тут я увидел его хмурое лицо и озабоченный взгляд. Окончив разговор, он положил трубку, взял шапку, но сразу бросил её на пол. "Снарядов больше нет"- сердито сказал он.»

    Из боевого журнала 138 стрелковой дивизии:
«Учитывая, что дивизия в настоящее время сражается без продовольствия и боеприпасов, ниже перечисленные бойцы дивизии, защищая правый берег Волги, являются отличным примером героизма :
В одном из боев, ст.сержант Бельтюков и сержант Махмудов каждый убил трех немцев и взял одного пленного. Другие солдаты последовали их примеру, и даже не смотря на то, что они были ранены несколько раз бросались в контратаку, отбросив наступающих врагов.
С помощью этих боевых заслуг  они были приняты в Коммунистической партию и были отмечены наградами.
Агитатор в 344-м стрелковом полку лейтенант Бечайкин учит коммунистов  своим боевым примером. Он лично уничтожил семь немцев из своей винтовки. Однако вместе с героическими действиями солдат из 138-й стрелковой дивизии, были также действия, которые были противоположны. Старший сержант Шпак, кандидат КПСС, ранее был награжден медалью "За отвагу", но после получения незначительного ранения покинул поле боя и ушел на восточный берег Волги. Командир дивизии забрал у него медаль и понизил в воинском звании. Ст.сержант Шпак потерял и свою кандидатуру для партии.»

     Из боевого донесения 138 сд за 14.11.1942 :
«Штадив 138 Овраг 200 м. сев.вост. Таймырская 14.11.42 г. 17.00

1. Противник перед фронтом дивизии в течении дня действуя мелкими группами в центре и левом фланге стремился выйти к Волге в районе КП дивизии.
Имея превосходство в силе уничтожил гарнизоны домов № 37, 38, занял их.

Контратакой 344 сп противник занявший дома № 37,38 уничтожен, дома заняты группами 344 сп.
Отмечено применение противотанковых мин замедленного действия.
Артиллерия и тяжелые минометы обстреливают боевые порядки дивизии.
2. 138 сд огнем и контратаками в течении дня отбила многочисленные атаки противника и продолжает удерживать прежний рубеж обороны.
3. Активные средства в стрелковых полках : людей - 244, винтовок-164, ППШ-70, РП-2, ПТР-2, ст.пулеметов-2, минометов-6, ДШК-2, ПТО-3.
4. Потери за 14.11.42 г. : убито-22, ранено -93, итого- 115.

Трофеи: 1 станковый пулемет, 3 ручных пулемета, более 50 винтовок, 40 кг взрывчатых веществ, гранаты, патроны.»

Потери 95-й стрелковой за 14 ноября : 241 сп -3 чел. общие потери (убитые и раненые)
                            161 сп -6 чел. общие
Потери сводного полка 193 сд и 92 Сбр не указаны, написано уточняются.

Немецкие потери за 14 ноября :
                305-я пехотная : 17 убитых, 1 оф. и 57 чел раненых
               389-я пехотная : 2 убитых, 2 раненых
Потери саперов и других подразделений не указаны.

Отредактировано Александр Д (23.02.2016 00:48:59)

326

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Александр спасибо! 

Я думаю, на фото ниже как раз развалины дома №38 по Прибалтийской, между двух относительно "целых" зданий.
http://i62.tinypic.com/xgd07r.png

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую !

  Продолжение описания боев за ,, Остров Людникова" по книге Джейсона Д. Марка :

     15 ноября 1942

    « В письме к своей жене командир немецкого 305-го саперного батальона капитан Трауб рассказал о своем празднования дня рождения, которое было вчера:
«Сегодня я получил много долгожданно ожидаемых писем... Кроме того, твоя посылка к дню рождения также прибыла, прими всю мою благодарность. Теперь мой путь к продвижение к майору может продолжаться,  мне достаточно моего звания, спасибо. Я отпраздновал свой день рождения вчера вечером с адъютантом, врачем и писарем, наслаждаясь количеством бутылок вина. Мы, наконец закончили этот праздник, выпив бутылку «Секта» (Немецкое игристое вино –прим.). Три других офицера - более я не имею в батальоне были на своих постах, и, естественно не могли быть с нами.
Я хотел пойти на передовую во второй половине дня, но у  меня была назначена встреча с командиром дивизии в этот вечер. Пойду на передний край уже завтра. Я спал прошлой ночью. Не было вражеских самолетов, но я все равно не услышал бы их в любом случае, я слишком устал.»

  Он также рассказал в этом письме о других личных аспектах , влияющие на его:
«В настоящее также нам доставляют табак и алкоголь. У меня нет каких-либо проблем с сигаретами, когда я  буду в следующем отпуске, я думаю что это будет в феврале-марте, я вдоволь покурю  дома ... Погода здесь довольно приемлемая. Было 10 ° мороза, но ветер снизился, поэтому это можно вынести достаточно хорошо. Мы хорошо снабжены теплой одеждой. Я еще не начал носить мой хороший свитер,  буду  ждать  пока  станет холоднее ...
Мы по-прежнему считаем, однако, что русским недолго осталось. Несколько дней назад мы взяли пленных из военно-морского училища во Владивостоке (Видимо речь о матросах из 3-го батальона 92-й ОСБр, взятых в плен у бензобаков- прим.) Стоит отметить, что они даже  таких людей привели в действие.»

  Ночь в целом прошла спокойно,  советская артиллерия обстреливала немецкие  позиции у топливной системы. Небольшая советская штурмовая группа провела атаку на север, вдоль берега Волги против правого крыла 305-й пехотной дивизии - она была отбита.

  Боевой журнал 650-го стрелкового полка сообщает о начале немецких атак в этот день:
«После короткой подготовки артиллерии, враг - с численностью до роты пехоты - предпринял наступление на нашем левом и правом флангах в 04.10 со стороны П-образного здания, домов 35 и 36 в попытке взять дом № 37.»
  Это строение ранее было использовано в качестве командного пункта и было недостроенным домом, который находился в 60-70 метрах от Волги.
Старший лейтенант Чарашвили и его артиллеристы по-прежнему размещались в руинах недостроенного здания. Чарашвили вспоминает:
,,Утром немцы начали беспрерывный огонь и артобстрел по недостроенному П-образному зданию, а так же по командному пункту 650-го стрелкового полка. С ружьем против танка я был в состоянии поразить две немецких танка - один рядом с командным пунктом в 10-15 метрах от нашего здания, другой рядом с П-образным домом, из которого немцы смогли  захватить при атаке 13 ноября 1942."

   578-й гренадерский полк с приданными подразделениями вышел на штурм своей цели: дом № 81, находящимся рядом с домом Комиссаров. Незаметно проникнув через подвал удалось попасть и в само здание. Ведущими в этой атаке были 2-я и 3-я роты из 50-го танкового-саперного батальона. Риттенмаейр писал : "Далее  нас там ждал сюрприз. Враг разрушил лестницу ведущую на второй этаж. Какие другие части чертовщины он мог придумать?"
                                                                                     http://i59.tinypic.com/t03r4g.jpg

   Советская сторона была не были единственной, использующие «куски чертовщины». Боевой журнал 650-го стрелкового полка отмечает, что "враг применяет  дыма химических вещества, которые вызывают у наших солдат приступы удушья и кашля, а также вызывает слезы и влияет на их зрение. Эти химические вещества, которые враг использует чтобы выкурить бойцов и командиров из зданий." Один из солдат Людникова вспоминает, что "надо было смочить одежду водой и держать влажные куски ткани на своем лице, чтобы не задохнуться".
Интенсивность боевых действий за дом №81 передается в нескольких предложениях капитана Ритеннмайера: ,,Весь день нужно было потратить на бои  из комнаты в комнату, это было яростное сражение для обеих сторон, и едва ли можно себе представить эту ярость и упорство."

  Пока 305-я пехотная дивизия и приданные ей саперные части атаковали дивизию Людникова с юга, 389-я пехотная дивизия так же начала атаки на 138 сд с севера. Главным в  этом штурме с северной стороны были: 45-й саперный батальон,  24 - й штурмовой эскадрон ( 24 ТД) и боевые группы из 546 -го гренадерского полка (389 ПД).
Их поддерживали самоходные тяжелые пехотные орудия(sIG33Bs) и штурмовые орудия из 244-го дивизиона штурмовых орудий.  В начале дня в этом дивизионе были в наличии 7 орудий с длинным стволом , 7 с коротким и 5 тяжелых пехотных sIG33Bs.
Главной целью атаки был захват дома № 87, более известный немцам как "Красный Дом" или немецкое обозначение "Rote Haus", на другой стороне был большой овраг. Это здание стояло как кирпичный часовой, защищая от любого подхода с севера, и он скреплял оборону советских войск, и как следствие стал центром внимания огневой подготовки немецкой артиллерии.

  Артиллерийским и минометным огнем началось разрушение  здания. Самоходные штурмовые орудия и тяжелые пехотные sIG33Bs из окопов тяжелыми фугасными снарядами обстреливали прочные стены здания, снаряды последних были особенно эффективными. Большие куски кладки были снесены  и несколько секций здания рухнули.
  Позже в тот же день 6-я армия Паулюса будет отчитываться перед отделом «Пехотных частей армий группы Б» в том, что здание было разрушено.

                                                          http://i57.tinypic.com/2m7clms.jpg 

                             Развалины дивизионно-командного пункта 138 сд. Фото - апрель 2015     
                                   
  Под прикрытием этого обстрела немецкая пехота и саперы двинулись вперед, подавляя оборонительную линию стрелков полка Гуняги. Они бросились  к оврагу и к «Красному Дому». Местность была изрезана траншеями и воронками. Немецкие штурмовые группы  ворвались в советские блиндажи. Гранаты взорвались, и яростная рукопашная началась во мраке землянок. Саперы были хорошо снаряжены боеприпасами и огнеметами. Впереди, как обычно, был обер-лейтенант Генрих из 2-й роты 45-го саперного батальона, рядом с ними были гренадеры из 24-го штурмового эскадрона, в настоящее время во главе с лейтенантом Вальтером Вроблевски.
В письме к своему брату, который ранее принадлежал к тому же подразделению, адъютант 26-го танково-гренадерского полка обер-лейтенант Ганс Йоахим Мартиус ( Убит 25.12.42) описывает жестокость боев, с которыми столкнулся  24-й штурмовой эскадрон:
«Бейерсдорф находится сейчас в больнице в третий раз - ранен в руку. Вскоре еще будет больше потерь. 5-я рота (Эскадрон) сегодня потеряла своего седьмого командира ! Весь ад находится в этом городе. Мы находимся друг к другу на расстоянии в 20-ти метрах. Наши люди часто сражаясь с русскими буквально ходили по их головам. Вчера наш  солдат вытащил с одного конца своего пулемета русского, и добил его ручной гранатой ...»

   В то время как яростные столкновения продолжались, ведущие немецкие штурмовые группы пробив оборону красноармейцев спустились в овраг Палец. Их внезапное появление вызвало переполох среди его обитателей «осиного гнезда»( В книге Марка немецкий термин: «осиное гнездо». Вероятно это из немецких источников. У немцев иногда встречается это сочетание как мешающий выполнению задачи участок сильного сопротивления )
  Овраг был весь в землянках и щелях  и находившихся в них красноармейцах, в основном там были штабные работники, медики и другие работники тыла, которые выбегали и попадали под огонь немцев. Бойня в овраге была ужасной. Ручные гранаты и взрывчатка привели к страшным потерям среди советских защитников.»
                                                                                         http://i57.tinypic.com/2uhuz3r.jpg

   В книге Баяндина ,, Сто дней, сто ночей» возможно описана одна из немецких атак на участке медсанбата 138 сд :
«Под вечер к нам врывается комиссар. Он, не проходя к своему столику, тихо говорит:

— Товарищи! — пауза. Потом: — Товарищи, немцы начинают атаку. Наверху не хватает людей. Мы во что бы то ни стало должны выдержать эту атаку!

Комиссар оглядывает всех. Его лицо сурово, глаза смотрят строго и настойчиво. До этого дня мы, можно сказать, не знали комиссара. Он был для нас политическим работником — и только. Теперь же перед нами стоял человек с непреклонной волей, суровый и мужественный, готовый ценой собственной жизни спасти то, ради чего мы столько боролись.

— Мы вынесли на своих плечах основную тяжесть фашистских ударов. Так неужели же теперь, когда гитлеровцы выдохлись, мы поднимем руки? Помните; победа решается здесь. А сейчас все, кто способен защищаться, за мной!

Комиссар круто поворачивается, выходит. Несколько секунд висит мертвая тишина.

И вдруг наш лазарет дрогнул. Бешеная ярость подхлестнула нас. Затрещали нары под тяжестью сползающих тел.

— Поднимать руки?!! — взревел Семушкин. — Нет, врешь, проклятый фриц! Русские не сдаются!

— Не сдаются!

Кто-то сползает сам, кто-то опирается о плечо товарища и протискивается к выходу.

— Нет, не возьмешь, гад! — выхватывая из-за голенища финский нож, скрипит зубами чернявый сержант. Из-под его расстегнутой гимнастерки глянула матросская тельняшка.

— Умирать, так с музыкой! — кричит молодой парень, прыгая на одной ноге. И какое-то остервенело-злобное веселье охватывает всех.

— Я им глотку перегрызу! — потрясая кулаками, грозит скептик с обмотанной желтыми бинтами ногой.

— Братцы-ы, дайте мне штык, чтобы я мог хоть разок завезти немцу в морду! — просит лежачий боец с трескучим басом.

Все личное забыто. Как будто кто-то подменил этих людей, которые только что со вздохами жаловались на невзгоды. Перед лицом опасности они снова были бойцами, готовыми драться до последнего вздоха. Теперь каждый из них видел перед собой не обмотанную окровавленными тряпками руку, голову, ногу, а тот клочок земли у самой Волги, который был пусть небольшой, но нужной, очень нужной частицей великой Страны Советов.

Даже тот, кто четверть часа назад лежал без движения, сейчас выкарабкивался с нар, чтобы встретить смерть как солдат.

И среди всей этой нечеловеческой ярости раздается одинокое: «Пи-ить, умираю!» И еще раз с надрывом: «Умираю, отомстите, брат…»

Грохот атаки тревожным сквозняком врывается в распахнутые настежь двери блиндажа. Разрывы гранат гремят где-то совсем рядом.»

И эта атака была отбита, несмотря на явное превосходство немцев.

Продолжение книги Джейсона Д. Марка :

   ,, Даже если эта цель немцев - Красный дом (Rote Haus) находилась просто через гребень оврага, то немецкие ударные части все равно не могли бы пробраться дальше через сопротивление советских войск. Атака зашла в тупик.  Оставаться там, где они остановились - это самоубийство. Таким образом, немецкие группы отошли назад, собирая отдельных солдат и разрозненные подразделения, которые находились позади оборонительной линии,  спешно созданной в некоторых захваченных советских окопах.

Общие потери, понесенные 389-й пехотной дивизии в ходе этого нападения были тяжелыми: 16 человек были убиты, 1 офицер и 43 раненых и 15 человек пропавших.
Утром 16 ноября 244 - й дивизион штурмовых орудий сообщил о наличии 5 орудий с длинным стволом, 5 с коротким  и 4 sIG33Bs. Это  означало, что 2 орудия с длинным, 2 с коротким  и 1 sIG33B были подбиты во время боевых действий 15-го ноября. Тем не менее в более позднем докладе показано, что ни одна из этих машин не была полностью уничтожена. Утром 19 ноября дивизион сообщил о количестве 7 орудий с длинным стволом, 7 с коротким и 6 sIG33Bs.»

У Джейсона Д.Марка не совсем ясно обозначено : включены ли потери 45-го саперного и 24-го эскадрона 24 тд  в потери 389-й пехотной дивизии? Потери 45-го сапбата в сноске к основному тексту показаны как 10 человек убитыми и один пропавшим. Потери 24-го эскадрона  не показаны.

Отредактировано Александр Д (31.10.2015 00:23:51)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Продолжение описания боя 15 ноября 1942 г.

  «В 11.45 капитан Герман Лундт, командир  336-го саперного батальона, послал сообщение телетайпом. С помощью 100-й егерской дивизии они возвращаются обратно  в свою 336 пехотную дивизию. Это был очень краткий отчет о потерях, полученных во время штурма с 12 ноября до 16.00 14 ноября:
«Потери: 2 унтер-офицера и 10 человек убитыми, 3 унтер-офицеров и 30 человек ранено. Новое пополнение саперного батальона по запросу.
Подписал капитан Лундт.»

     В то время, как немецкая и советская стороны сцепились не на жизнь, а насмерть за дом № 81, в соседнем здании на севере - доме № 83 так же начались боевые действия.  В этом здании был командный пункт 650 сп майора Печенюка . Вместо того, чтобы находиться в тылу, службы полка находились сами на передовой. Старший сержант Алексей Иосифович Горбатенко был все еще внутри этого здания после отражения атаки штурмовой группы Шинке 13 ноября:

«Бои за полковой командный пункт начались в середине ноября. Нас атаковали немецкие танки. Один немецкий танк горел у стены нашего дома. В полдень я стоял наготове с бойцами на втором этаже. Мы выпустили 2 диска по немцам. Когда третий заклинило, немецкие снайперы  начали вести огонь по амбразурам. Пули срывали штукатурку на стенах. Снаряды начали взрываться внутри дома и сильный обстрел уничтожил лестницу. Подвал, где находился штаб начал так же разрушаться. Погибли  находящиеся там в то время  разведчики полка. Печенюк получил разрешение переместиться на берег Волги.
  Дом мы защищали во главе с младшим лейтенантом Калининым- адъютантом полка и Дацюком - начальником подразделения химической защиты. Члены гарнизона были: Гераськин- главный инженер полка; Дубов, старший разведки, я и еще несколько человек.  Главный полковой инженер умер во время боя.  Осколок размером 10см ударил его в шею. Он стоял у окна и стрелял из винтовки. Следующее, что я видел -  его голова покатилась по полу. Осколок отскочил в стену рядом с пианино. Артиллерийский огонь. Атака одна за другой. Мы начали петь "Варяг", "Катюшу", "Интернационал", и продолжали держаться.»

   Из наградного листа на ДАЦЮК Авксентия Антоновича 1915 г.р, старший лейтенант, начальник химслужбы 650 стр.полка 138 Краснознаменной стр.дивизии :
«За время боев на Сталинградском фронте в районе завода ,,Баррикады" тов.Дацюк проявил себя смелым, мужественным. инициативным командиром. Несколько раз с оружием в руках отражал атаки немцев 4.11.42 наши батальоны наступали в направлении завода. Он установил на переднем крае за стеной здания ампуломет, и ампулами зажег здание атакуемое нашими войсками.
Когда полк оказался в тяжелом положении тов.Дацюк возглавил группу обороняющую выход к Волге. И за 8 дней отразил 13 ожесточенных атак, лично уничтожив при этом 9 гитлеровцев. 18.11.42 на боевом посту он был ранен.
Командир 650 сп майор Печенюк.»
     

  Беспощадная жестокость борьбы и ярость рукопашных схваток очевидно поколебала капитана Риттенмайера. Обычно такой многословный в своих письмах домой, все что он мог написать в этот день было несколько коротких строчек, хотя прошло более недели с момента его последнего письма:
«Я знаю, что вы были в ожидании новостей от меня. Это чудовищная война бесконечного кровопролития и смертей. Там нет перерыва или отдыха. Я не могу рассказать вам ничего более, потому что я не знаю, с чего начать. Возможно позже ...»

   С наступлением сумерек майор Печенюк просил открыть артиллерийский огонь по «Аптеке», «Дому Комиссаров», дому № 79, дому № 53 (командный пункт Риттенмайра), и по центральным воротам завода Баррикады. Этот обстрел   упоминается в промежуточном докладе 51 АК, предоставленном  в 15.45 в 6-ю армию:
«В боях вокруг вражеского плацдарма к востоку от оружейного завода 305-я пехотная завоевала дом 81, и передвинула свою линию фронта вперед, к очистным сооружениям к востоку от дома 81- дома 73. Зачистка дома 81  еще не закончилась. Тяжелая артиллерия противника вела огонь на площади вокруг Дома Комиссаров и оружейного завода.»

                                                                   
   389 - я пехотная дивизия  захватила овраг и некоторые участки местности к северу oт «Красного Дома». Примерно через час 6-я армия направила доклад о положении дел в отдел пехотных частей армии Б :
«В Сталинграде, штурмовые группы 305-й пехотной дивизии взяли большой дом на северо-востоке от дома Комиссаров в тяжелом сражении и продвинули свой фронт дальше на северо-восток.     Штурмовые группы 389-й пехотной дивизии продвинулись вверх к «Красному Дому» (квадрат сетки 93a). Атаки противника в нескольких местах были отбиты.»

   Вернемся снова в дом №83, где гарнизон  целый день находился под немецкими атаками и обстрелами, ситуация там была тяжелой.  Печенюк покинул здание с несколькими работниками его штаба, чтобы установить новый командный пункт в землянке в обрыве берега Волги. Остались лишь небольшая группа людей, в том числе старший сержант Горбатенко:
,,Вечером, наш гарнизон разделили на две части. Калинин оставался на командном пункте. Дацюк и я ушли в недостроенное здании, и Дубов был с нами. В недостроенном здании И.В. Дубов был ранен осколком от снаряда."
                                                                                   http://i58.tinypic.com/t9bcwh.jpg

  Как и в большинстве солдат, Дубов (ДУБОВ Иван Васильевич 1914 - 2006 )хорошо помнит свое ранение:

«Последним оборонительным рубежом нашего 650-го стрелкового полка был двухэтажный дом, расположенный в двухстах метрах от берега Волги. По приказу капитана Дацюка, начальника этого гарнизона, мой друг Степанов и я защищали одну из комнат этого здания. Мы заметили немецких автоматчиков, идущих от одного дома к другому - они собирались нас атаковать после того как они перегруппировались.
Стреляя по ним из винтовок мой товарищ Степанов и я уничтожил около двадцати немцев. Немцы нас заметили, и они пошли прямо на нас с танками. Вторым выстрелом из танка был смертельно ранен мой друг,  я был ранен в левую сторону груди. Это осколок - "подарок" Сталинградской битвы  так никогда не был вынут из меня, и остался в моем теле.
  Я перевязал свою  рану подручными средствами - не было абсолютно никакого перевязочного материала, поэтому я использовал рубаху убитого. Я покинул поле боя, но продолжал еще сражаться более четырех дней ...»

С уходом Горбатенко, Дацюка и Дубова, всего четыре человека остались в бывшем командном пункте. Одним из них был полковой адъютант младший лейтенант Калинин, он командовал небольшим гарнизоном. Его позиция казалось была безнадежной. Немцы находились в близлежащих зданиях, они практически отрезали их от основных сил дивизии Людникова. Защитники были словно маленьким островком на острове. По всем правилам они должны были немедленно уничтожены, но они были в состоянии держать этот дом в своих руках еще в течении нескольких дней.

Воспоминание командира дивизии Людникова :

,,Не добившись успеха в этом бою, гитлеровцы отказались от массовых атак и перешли к действиям мелких групп по захвату отдельных зданий. Гранатные бои за отдельные этажи и комнаты приобретают исключительное значение.
«Гарнизон» младшего лейтенанта Калинина обороняет двухэтажный кирпичный дом в Нижнем поселке завода.
  На первом и втором этажах в пробитых в стене отверстиях— амбразурах—оружие, подготовленное к бою. На первом этаже в зале стоял рояль, на нем в минуту временного затишья кое-кто играл.
  К дому неоднократно пытались прорваться немецкие танки с автоматчиками, но танки уничтожались градом бутылок с горючей жидкостью и гранатами, а автоматчики— огнем из автоматов и пулеметов.
Днем и ночью на этажах дежурили стрелки. Днем они упражнялись в меткости стрельбы по перебегающим фашистам, а ночью по слуху определяли местонахождение противника и кидали туда гранаты, стреляли из автоматов. Особенно здорово это получалось у офицера-разведчика Гераськина и начальника химической службы капитана Толкача. Они вдвоем лично отправили на тот свет многих захватчиков.
Дом был на редкость прочным, снаряды легких орудий лишь царапали его. Потеряв надежду взять дом танками и пехотой, противник решил разрушить его и открыл огонь из орудий крупного калибра.
Рухнула одна стена и лестница между этажами. Погиб Гераськин. К дому подошли два танка с автоматчиками.  При отражении атаки погиб инженер полка.
Все атаки противника на дом отбиты.

   Командир полка Печенюк отозвал часть офицеров и сержантов на командный пункт полка. Оборонять дом был оставлен адъютант командира полка младший лейтенант Калинин.
Старший   сержант   А.  И.   Горбатенко   рассказывал:
— Через несколько дней Печенюк дал указание капитану Толкачу пробраться в дом, оборонять который продолжает гарнизон Калинина, отрезанный от своих частей, но у нас нет с ним никакой технической связи. «Подойдите туда,-—сказал Печенюк,—свяжитесь с Калининым, изучите подробно у них обстановку».
Капитан Толкач взял и меня с собой. По воронкам, через развалины пробираемся к дому. У входа, в проеме рузрушенной двери,— часовой. Но чей — наш или противника? Капитан Толкач подкрадывается и кулаком сбивает часового. В ответ русское крепкое словцо — значит, свои. Часовой подводит нас к дыре в подвале.
  Начальник гарнизона младший лейтенант Калинин с двумя бойцами успешно ведет бой, он просил доложить командиру полка, что хотя гарнизон и находится в тылу противника, но дом не будет сдан.
Гарнизон Калинина оборонял дом до конца декабря, когда полк Печенюка перешел в окончательное наступление.»

   Дом № 83 был потерян при немецкой атаке 21 ноября. О командире гарнизона лейтенанте Калинине и  офицере Гераськине  данных пока не найдено.
                                                                                     http://i67.tinypic.com/2jd40fq.jpg

                                                       
Продолжение книги Джейсона Д. Марка :
,,Части дивизии Людникова понесли большие потери в этот день. Они были 64 человек убитыми и 137 ранеными, в общей сложности 201 человек. Об этом тяжелом дне 138-я стрелковая дивизия была не в состоянии представить подробный отчет о ситуации в штаб 62-й армии. События за весь день содержатся практически в одном предложении: "В течение дня противник провел активные наступательные действия по всей линии фронта."

Командир 138-й стрелковой дивизии попросил командующего армией немедленно принять меры, чтобы пополнить дивизию  боеприпасами и продовольствием,  а также эвакуировать раненых. Генерал Крылов, начальник штаба 62-й армии, послал кодированную радиограмму в штаб 138-й дивизии: ". Обозначить линию фронта с помощью костров. Самолеты прибудут в ночное время и сбросят грузы."

  Очертания передовой приняли форму неправильной подковы. Наибольшая глубина от передовой линии к Волге было около 300-400 метров. Ночью   должны были зажечься костры по передней линии, с обозначением "острова"  кольцом огня. Три ПО-2  перелетели через Волгу в направлении Баррикад. Людников знал, что снабжение его дивизии не будет легкой задачей :

  ,, Летчики, мастера ночных рейсов на тихоходных По-2 тоже пытались помочь защитникам «Баррикад». Они сбрасывали над «островом» мешки с патронами, сухарями. Но уж до того была мала наша земля, что мешки падали за линией фронта в расположение неприятеля или в Волгу. А из тех мешков, что достались нам, мы извлекли патроны с изъянами: они деформировались при ударе о землю.
  Атаки противника не прекращались, каждый день дивизия теряла бойцов, а пополнение не прибывало.
Больше всего тревожило нас состояние раненых. Их было около четырехсот (почти столько, сколько имелось активных штыков на переднем крае), а помочь мы ничем пока не могли. "
    Комиссар Павел Григорьевич Тюпа, заместитель командира 1-го батальона 650-го стрелкового полка вспоминает, что некоторые из парашютов с помощью попало к ним:

«Наши самолеты ПО-2 сбросили боеприпасы и продовольствие для нас с помощью парашютов, но они в основном упали либо в тылу врага или в Волгу. Когда ящики с боеприпасами были сброшены к нам, они ударились о землю, патроны деформировались  и стали  непригодными для стрельбы.»

  Эта помощь в снабжении была воспринята немцами как знак надежды, потому что они думали, что упрямые советские действия не смогут продолжаться слишком долго, как сообщает капитан Риттенмайер:
«Мы испытали некоторое удивление вечером. Два русских самолета кружили на малой высоте над позициями. Что-то вдруг оторвалось от них, но мы видели, что это было не похоже на бомбы. Это были мешки-некоторые из которых упали на нашей территории. Они содержали хлеб и сало. Видимо у окруженных наступила острая необходимость в этом. Наше настроение поднялось, мы теперь надеялись на скорейший полный успех. Мы думали, что голод заставит окруженных  капитулировать.»

  После  выброски мешков с сухарями и патронами По-2 возвратились на свои аэродромы, чтобы забрать новый груз. Когда они оказались над Баррикадами во второй раз, пилоты больше не видели контура передней линии, который был знаком для них. Немцы быстро поняли что происходит и зажгли огни самостоятельно. Теперь пилотам было невозможно  определить передовую. Выключив свой двигатель, командир По-2 летел низко вдоль берега реки. Когда он проходил мимо, чуть выше блиндажа Людникова, те, кто был на земле услышали голос: "Эй, остров Людникова!  Потушить огни!" Костры в пределах выделенной области были немедленно потушены и в результате получился черный полукруг земли, на который пилоты могли сбросить свой груз еще до того, как немцы успели погасить свои огни. Тем не менее большинство из мешков опять упали к немцам, другие  упали в реку. Плацдарм, названный «островом» пилотами был слишком мал, чтобы получать помощь по воздуху. Людников решил, что нужно наверное отказаться от полета самолетов.

                                                                         http://i63.tinypic.com/2yo4uuf.jpg
                                          Вид участка обороны 138 сд с воздуха. Границы обороны дивизии на 15.11.1942 г.

Тем временем в недостроенном здании старший лейтенант Чарашвили, в его седьмую неделю боев в Сталинграде, был ранен выстрелом в бедро:
«В первом или втором часу дня, в жестоком ближнем бою я был тяжело ранен в руинах недостроенного кирпичного П - образного здания. Я был вытащен с боя  рабочим с Баррикад, чью фамилию не помню, а также бойцом Майсурадзе, я думаю что он был поваром на командном пункте 650-го стрелкового полка.
  На горе под берегом Волги, в обрыве, для раненых вырыли довольно большой туннель, чтобы они могли там находиться.  Там меня и перевязали. Я хорошо помню, что я посмотрел на старшего врача, я не помню его фамилию,  сказали что старший врач был евреем (раненым по каким-то причинам не нравился этот врач), под его началом  работал врач с айзербаджанской  фамилией Алиев.
  Там также появилась медсестра, «наша» Валя-Валентина. В тоннеле медики сначала взяли  себе все мое оружие, пистолет, а затем перевязали мне бедро.  Валентина тоже принимала в этом участие. После перевязки Валентина шла со мной по берегу реки в том направлении, откуда я пришел. Одной рукой я удерживал себя  куском палки, а другой рукой держался за плечо Валентины. Продвигаясь так, мы прошли всех раненых, но не было ни одного свободного места,чтобы сидеть и поэтому я прошел еще дальше. Я уже совсем был не в состоянии ходить. Позже меня поместили в пространстве примерно с 20 другими ранеными, которые в основном были командирами. Я сидел на этом месте, потому что я не мог прилечь, так плотно все было заполнено. Мы совсем не ели до 20-22 ноября и были очень голодны.»

После его ранения бывшая артиллерийская батарея из 90-го стрелкового полка перестала существовать как отдельное подразделение. Немногие оставшиеся артиллеристы Чарашвили были включены непосредственно в полк Печенюка . Старший лейтенант Чарашвили вспоминает, что "все остальные офицеры от батареи 90-го стрелкового полка,  кроме меня и лейтенанта А. А. Медык,  погибли в боях и были похоронены рядом с заводом «Баррикады»."

Отредактировано Александр Д (31.10.2015 00:35:23)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Окончание описания  боев на «Острове Людникова» и в районе Бензобаков на Тувинской 15 ноября 1942 г .
Из книги Джейсона Д. Марка :

  « В вечернем докладе 51 АК  сообщил:
"Во второй половине дня 576-й гренадерский полк  отбил несколько атак противника (150 человек). Ночью вражеские войска перешли в атаку к складу топлива."
Эта атака на  576-й гренадерский полк была одной из серии атак, которые будут продолжаться до тех пор, пока советские войска не прорвались к Людникову. Атаки, часто неудачные, использовались Людниковым по вытеснению немецких частей, или, по крайней мере сковывали их - тем самым снимая некоторое давление на 138 сд.

  В боевом журнале 62-й армии есть сообщение об этой атаке :
« 95 сд с 3/92 СБр и сводным 685 полком в 13.30 после получасового артнаступления частью сил перешли в атаку с задачей восстановить положение в районе МЕЗЕНСКАЯ. Несмотря на исключительно сильное огневое сопротивление наши части медленно продвигались вперед. Ожесточенный бой в районе БЕНЗОБАКОВ доходил до рукопашных схваток. Район БЕНЗОБАКОВ несколько раз переходил из рук в руки.
К исходу дня противник подбросил свежие силы перешел в атаку и снова овладел БЕНЗОБАКАМИ. Бой продолжался. Положение на участке 241 сп не восстановлено.»

95-я стрелковая дивизия получила еще подкрепление – свой вновь пополненный 90-й стрелковый полк.

  Боевой журнал 685-го стрелкового полка сообщил об атаке более подробно:
  «В 11.30 на 15.11.42 произведена атака на топливные баки, 241-й стрелковый полк получил 1-й стрелковый батальон 90-го стрелкового полка в качестве подкрепления. 685-й стрелковый полк получив подкрепление - два стрелковых взвода, пошел в наступление в прежнем направлении после 30-ти минутной артиллерийской подготовки.

  Атака на этот раз была произведена следующим образом: участвовавшие в атаке  были разделены на группы по 8-10 человек с задачей последовательно пересечь овраг  и блокировать землянки и траншеи, в которых находился враг. Одной штурмовой группе удалось с поддержкой шквального огня из минометов, пулеметов и гранат продвинуться через овраг, но  не удалось завершить штурм первых землянок, потому что все люди были потеряны от немецкого огня пулеметов и автоматчиков расположенных на склонах оврага. Следовательно, в это время, атаки 685-го и 241-го стрелковых полков так же были отбиты. В 13.30 противник, с силой двух взводов снова перешел в контратаку на участке полка, но потеряв до сорока человек, отступил. В 20.00 и в течение всей ночи, полк, вместе с 241-м стрелковым полком неоднократно пытался прорваться к оврагу, но огонь противника отбил все наши попытки.»

     Далее в описании боевого опыта 193 – й стрелковой дивизии, после того когда она 22 ноября была выведены из боев в Сталинграде, командир полка подполковник Дрогайцев и офицер из Генерального штаба майор Коршунов описали причины неудач при попытках пересечь овраг:
«Противник, разорвав части  95-й и 138-й стрелковых дивизий, достиг реки Волга  и захватив окопы и землянки этих дивизий,  организовал там сильную оборону не только на склонах, но и на дне самого оврага, что позволило ему иметь огневое преимущество. Большинство огневых точек были спрятаны в овраге и не могли быть обнаружены перед атакой…
Противник широко  применял траншеи из железобетонных труб, которые позволяли ему маневрировать подразделениями и подбрасывать подкрепление.
Противником массово применял ручные гранаты и мины, что вызвало по оценкам около 50-60% наших потерь в этих боях.
  Враг так же широко применял снайперов в этих боях, помещая их в укрытия на всех участках обороны, так, что каждая область передовой  и реки подвергалась их огню.

Полком широко применялись гранаты и мины: минометная рота - шесть 82-мм минометов  была в постоянном общении с штабами полков и стрелковых подразделений, знала ориентиры и цели после их корректировки заранее, и при необходимости открывала огонь в ходе боя  в любом направлении.
Наибольший эффект от минометного огня был по концентрации сил противника перед атакой  и в момент контратаки.
     В момент пересечения оврага основным средством борьбы с противником  были ручные гранаты и автоматы. У каждого бойца было не менее чем 4-5 гранат на руках, которые постоянно пополнялись от выдвинутых вперед складов боеприпасов, и хранящихся на линиях подготовки к  атаке. Гранатами были уничтожены вражеские группы в 12-ти захваченных землянках и окопах.»


              Боевое донесение № 49 Штадив 95. 12.00. 15.11.42 г. 
«1. Противник силой до 200 человек и артиллерией и минометами оказывает упорное сопротивление из района бензобаков и домов, что севернее и северо - восточнее бензобаков.
2. сводный полк 193 сд и 241 сп с 1/90 сп ведут жестокий огневой и гранатный бой.161 сп на занимаемых позициях; подавляет ОТ противника ведущие по 241 сп огонь. 3/90 сп на занимаемых позициях в районе стыка 241 и 161 сп. Соседи прежние.»

  Тем временем немцы решили применить в Сталинграде еще один вид своего оружия - управляемые самоходные носители взрывчатки «Голиаф».
Из - под Ленинграда, со станции Гатчина в Сталинград отправился эшелон 1-й роты 301-го танкового батальона (радиоуправления). Поскольку большая часть батальона была направлена на переформировку в Германию, то остальной было неясно куда они напрвляются. Джейсон Д. Марк в своей книге справедливо полагает, что эти машины вероятно направлялись в Сталинград, район Острова Людникова.

                     Из книги Джейсона Д. Марка :

« Волнения продолжалось до 21 ноября, когда поезд изменил направление и начал движение в восточном направлении. Солдат 1-й роты Прензлин в своем дневнике мрачно отметил :
«Мы все разочарованы, мы не собираемся домой. Есть слухи, что мы идем к Сталинграду…»

        Слухи оказались правдой. Судьба, однако, избавила их от борьбы на улицах Сталинграда  усыпанных развалинами.
Сейчас интересно было бы порассуждать, какой эффект принесла бы рота Aбендрота для боевых действий. Нет никаких сомнений, что  применение этой взрывчатки нанесло бы серьезный ущерб обороне 138-й стрелковой дивизии.
Характер местности вынуждал бойцов Людникова находиться в узких укрытиях в своих укрепленных зданиях, что делает каждый оборонительный опорный пункт важной целью, против которой могут быть использованы сразу несколько носителей зарядов. Уничтожение одного здания образовало бы значительный разрыв в линии обороны при низких потерях живой силы  для немцев.

Были ли бы  эти взрывы  эффективны? Массивные, толстые стены здания возможно поглотили бы основной удар, но трудно представить себе, что советский гарнизон не поддался бы влиянию детонации 450 кг заряда, не говоря уже о нескольких, примененных на их переднем крае. Как бы местность повлияли на развертывание носителей заряда? Изрезанная траншеями, заваленные обломками улицы и  воронками местность несомненно препятствовали бы операции, но танки и штурмовые орудия уже были использованы в этом районе, так что нет никаких причин, почему бы также не были использованы носители зарядов.

      Расстояние до цели было очень мало, поэтому у человека управляющего по радио не было бы никакой проблемы направлять носитель заряда до определенного здания. Можно только гадать, что случилось бы, если несколько B IVs были направлены против «Дома Комиссаров», или если бы «Голиаф» или два из них упали в овраг Ролик. Будет ли плацдарм Людникова полностью захвачен, если бы немцы выбили все основные опорные пункты с помощью этих машин? Но никто не может с уверенностью сказать что бы было.

   Рота Абендрота прибыла на  железнодорожный вокзал Обливская в 15.00 26 ноября. Далее они были задержаны перед станцией Чирской, последней остановке перед Сталинградом, но они не могли продвинуться дальше, потому что части Красной Армии были только в нескольких километрах от станции. Советское контрнаступление под Сталинградом задержало роту Абендрота, и она не смогла дойти до места назначения и использовать свои машины против упрямых редутов защитников дивизии Людникова.»

В своей книге Джейсон Д Марк видимо упоминает  о более мощных носителях взрычатки – Боргвард B IV, способных нести 450 кг заряда.
                                                                         http://i63.tinypic.com/15ko60.jpg

                                                               На снимке : слева Боргвард B IV, справа ,,Голиаф"

  На сайте военных реконструкторов «Ливинхистори» несколько лет назад военным историком Юрием Мащенко был предоставлен отчет этого батальона с боевым составом, который был найден в архиве ЦАМО. Но тяжелых носителей Боргвард ВIV в батальоне возможно не было, в докладе упоминаются только «Голиафы».

Ссылка на сайт : http://livinghistory.ru/topic/2229-divi … eld/page-2

                     Рота Абендрота


« ЦАМО РФ Фонд 331 Опись 5041 Дело 24 Л181,182
ВЫПИСКИ ИЗ ДНЕВНИКА
Первая рота 301 танкового батальона
нач. 17 ноября 1942 года
17.11.42

17.11.42 г. 1 рота выделена из 301 танкового б-на и назначена в армейскую группу В.
Состав роты:
2-й взвод по выходе боевой группы ВИЛЬМЕР составлен из частей 1, 2 и 4 рот. Как 3-й взвод роте придан ГОЛИАТ – взвод 3-й роты

Состав 3 взвода: 1, 4, 26
1 машина с продовольствием
3 машины с материальной частью
5 грузовых машин
36 ГОЛИАТ
1 автомобиль с приборами наблюдения и связи

При роте имеется КП.
КП состоит
1. Командир капитан ВАЙКЕ
2. Бат. врач мл. доктор ГЕБЕТ
3. -“- -“- ГАНКЕ
4. -“- -“- ЗЕЛЬЦ
5. 1 танк типа III /1/
6. 2 машины 15
7. 1 санитарная машина 250/12
1 машина с запасными частями
1 мотоцикл без коляски

Рота погрузилась с товарной станции ГАТИШНА (Вероятно Гатчина –прим.) в 2 эшелона .
Нач. 1 эшелона ст. л-т АБЕНДРОТ
Нач. 2 эшелона л-т ФОГЕЛЬ

Выехали ГАТИШНА 18.11.42 г.
Следовали по маршруту:
ЛУГА, ПЛЕСКАУ, КАРЗАВА /получение маркитанских товаров/, ДЮНАБУРГ, ВИЛЬНА, МИНСК
При наступление темноты из предосторожности от нападения партизан экипаж 3-х танков заняли свои места.
ЖЛОБИН, БУДА, ГОМЕЛЬ, СНОВСКАЯ, ВОРОЖБА, СУМИ, ЛЮБОТИН, ЛОЗОВАЯ, ПАВЛОГРАД, СИНЕЛЬНИКОВО, ГОРЛОВКА.
26.11.42 Г. МОРОЗОВСКАЯ В 9.00 появился погрузочный офицер с приказом, немедленно явиться командиру эшелона в оперативный отдел 3 румынской армии .
В силу сложившейся обстановки прежнее задание /бои в городе  СТАЛИНГРАД/ отменяется.
Рота придаётся боевой группе полковника АДАМА, которая находится в НИЖ. ЧИРСКАЯ. Командир докладывает начальнику штаба о возможностях привлечения специального оружия – оказывается, что машины специального назначения применять здесь полностью невозможно. Но передача боевой группе АДАМ и введение в бой танков, хотя и без машин специального назначения, в силу сложившейся обстановки, крайне необходимо.
Прибывший командир роты ст. л-т АБЕНДРОТ получил карты, среди которых с обстановкой одна.»

                                                       http://i63.tinypic.com/2q3vxpl.jpg

                   «ГОЛИАФ»  Sdkfz 302(Gerat 67) -  Ferngelenkter Sprengstoffträger (Дистанционно управляемый носитель взрывчатки)

           Немного об этой машине :

« Разработана фирмой «БОРГВАРД»  (Borgward )в Бремене, изделие производилось также фирмой «ЦЮНДАП» (Zuendapp )в Нюрнберге в начале 1942 года ,и в апреле эта техника стала поступать на фронт. Производство было прекращено в декабре 1943. Общий вес 370 кг. Заряд взрывчатого вещества 60 кг. Двигатели электрические ( 2 шт.) мощностью по 2 КВт каждый. Питание от двух аккумуляторов 12 В. Дальнейшие модели применялись с бензиновым двигателем. Дальность хода 1.5 километра по дороге или 800 метров по бездорожью. Передний лист бронирован 5 мм. Управление по проводам, возможно движение направо, налево и вперед. Обратного хода нет. Изготовлено около 2 тыс. экземпляров.»
 

    Продолжение  книги Джейсона Д. Марка :

« В то же время в развалинах Сталинграда было несколько других вопросов связанных с другим детищем Гитлера.  В приказе по Корпусу № 113 в 19.45 было приказано следующее:
«244-й дивизион штурмовых орудий  с s.I.G. Auf SFL будет откреплен от 389-й пехотной дивизии  19.11.42 и предоставлен в распоряжении «Группа Шверин». Два штурмовых орудия останутся с 389-й пехотной дивизией для операций против «Красного Дома».

Упрямое советское сопротивление  ломало планы немцев и приводило их в замешательство. Захват плацдарма на Баррикадах должен быть немедленно завершен, и  освободившиеся силы должны быть привлечены в предстоящей операции с  группой Шверин, чтобы подавить сопротивление Красной Армии на заводе «Красный Октябрь». Но Людников и его люди держались, вынуждая фон Зейдлица  держать большинство его сил, выстроившихся  вокруг "Острова".

                                                             

   В этот день в 20.00  в  колхозе Чкалова, в  Россоши  далеко от Сталинграда  штаб  294-й пехотной дивизии получил сообщение телетайпом от капитана Вайманна, командира  294-го саперного батальона. Вайманн сообщил, что его батальон завершил свою задачу в Сталинграде по захвату местности у оружейного завода к Волге и зачистку берега у реки. Это вызвало серьезные потери. Батальон потерял 3 офицера, 13 унтер-офицеров и 134 солдата, из них 1 офицер, 5 унтер-офицеров и 27 рядовых были убиты. Командир дивизии генерал-майор Блок и его штабные офицеры были ошеломлены. Батальон потерял почти половину своего боевого состава в течении нескольких дней. Более трети опытных унтер-офицеров понесли потери и что еще хуже - три из четырех офицеров  были выбиты.

   В 20.30  51-й АК направил свой ежедневный отчет в 6 армию:
«С помощью штурмовых групп 305 -я пехотная дивизия взяла территорию у  очистных сооружений,  дом 81 и местность между домами  81 и 73, и прочно её удерживает. 576 - й гренадерский полк  отбил несколько атак противника (150 человек) во второй половине дня. Ночью  войска противника подошли к топливной системе. 389 -я пехотная дивизия захватила небольшой участок  к северу от «Красного Дома». Вечером артиллерийский огонь противника в районе вокруг Дома Комиссаров.
Передовая линия: в неизмененном виде, незначительные изменения в районе 305 и 389 дивизий.
51-й Корпус взял 44 пленных, в том числе 16 дезертиров.»

В докладе подготовленном о положении противника разведывательное управление  заметило снабжение дивизии  Людникова  воздушным путем:

«Из 15 сброшенных парашютов  в ночь на 15/16 ноября только 5 приземлились на плацдарме к востоку от  завода Баррикады.»

  Этот отчет был довольно точным. В сообщении № 193 138-й стрелковой дивизии от 16 ноября записано, что «помощь оказываемая дивизии была незначительной. Самолеты сбросили 6 мешков продовольствия, 8 ящиков 45 мм снарядов и 2 ящика мин к  82 мм минометам. Четыре мешка приземлились на территории противника .»

                            Итоги первой половины дня 15 ноября 1942 года в боевом донесении 138 – й стрелковой дивизии :

«Оперсводка № 192 Штадив 138 овраг сев. вост Таймырская 15.11.42 г. к 17.00

1.Противник в течении дня вел активные наступательные действия по всему фронту дивизии.
2. 138 сд обороняет рубеж р. Волга, 200 м. вост.квадрата 48, дом 47, насыпь жд 50м вост.Механического цеха, вдоль насыпи, дом 39, 38, 37, дом 175 м севернее квадрата 27 и далее на восток к р.Волга.
Группа разведчиков занимает оборону южнее прямоугольника 250 м вост. центральных ворот завода ,,Баррикады".
3. Боевой состав дивизии : 768 сп с командным составом - 15 чел. 650 сп с комсоставом -31 чел, 344 сп с комсоставом 123 чел.
Боеприпасов: винтов.патрон - 20-30 шт. на винтовку. Патроны ППШ - нет. Ручных гранат - нет.
Продуктов питания нет.
4. Потери: убито -64 чел, ранено 137. Итого - 201 чел.
5.Связь с частями телефонная, со штармом и артиллерией - радио.
Личный состав получил пищу один раз. Продовольствие израсходовано. Медикаментов также нет. Имеются случаи смертности. Накопилось 250 человек тяжело раненых.»


Потери за 15 ноября 1942:
138-я стрелковая дивизия: 64 убито, 137 ранены, в общей сложности 201 человек

Пока неизвестны потери Красной Армии в районе Бензобаков, но видимо они были большими. Так например сводный полк 193 сд с приданными подразделениями из 92 ОСБр ( остатки 3 сб-22 чел. и рота автоматчиков -70 чел.)14 ноября насчитывал около 250 человек, а уже на 6 утра 16 ноября в нем осталось всего 56 человек.

Потери немцев :
305-я пехотная: 3 человек убитыми и 40 раненых
389-я пехотная: 16 человек убиты, 1 офицер и 43 раненых, 15 человек пропало
Потери саперов видимо снова не показаны.

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

16 ноября 1942

   Линия фронта  в районе бензобаков - это было самой главной задачей для командования Сталинградским фронтом на данный момент, было решено проводить постоянные атаки для соединения с 138 сд.

                                 «РЕШЕНИЕ КОМАНДУЮЩЕГО СТАЛИНГРАДСКИМ ФРОНТОМ НА 16.11.42.

                                                                            РЕШЕНИЕ:
«В течение 16.11.42. 62 армия будет продолжать улучшать свои позиции в районе завода БАРРИКАДЫ, остальные армии фронта - вести боевую разведку, с целью вскрытия обороны пр-ка.»


Из книги Джейсона Д. Марка :

   « В  05.55  51АК сообщил в штаб 6-й армии, что :
"Враг к востоку от оружейного завода неоднократно пытался проводить атаки против нашей линии фронта ночью с помощью штурмовых групп. Они были поддержаны налетами с воздуха в ночное время ..."
650-й стрелковый полк 193-й сд сообщил, что " В 01.30, противник открыл огонь из пулеметов и автоматов, а также периодически вел обстрел из артиллерии и минометов".
Немецкие  части сообщили: « Артиллерийский огонь велся всю ночь и в течение утра, особенно на сектор 576-го гренадерского полка и группы Зейдель.»

В докладе о сложившейся ситуации 138-я стрелковая дивизия отметила, что "противник продолжал концентрироваться в районе восточной части завода «Баррикады»,  на западе и на севере топливных баков".
На данный момент, Людников и его люди могли взять передышку, так как немецкие части стоящие перед ними перегруппировались, и готовились снова возобновить штурм. В этот день, 16 ноября, главное направление атак должно было проводится дальше на юг, вокруг  топливных баков и проводилось  оно 576-м гренадерским полком, он атаковал сводные подразделения под командованием Горишного.
На рассвете, вначале частям Горишного удалось сломить оборону  немецких позиций вдоль берега Волги к юго-востоку от топливной системы. Гренадеры  576 - го полка сразу же начали контратаку, отсекли наступавших и захватили одного офицера и еще 35 человек в плен( К сожалению донесений 95-й сд на этот день нет –прим.).
Стрелки и морские пехотинцы под командованием Горишного возобновили свои атаки в 09.00  и 11.00  со своими остатками сил, при поддержке огнеметных танков. Их цель - как всегда была  в том, чтобы прорваться к окруженной дивизии Людникова . Все эти атаки не были неудачными и один из атакующих танков был уничтожен.

  Журнал боевый действий  79 -й пехотной дивизии передает:
«11.15 Перед группой Зейдель все спокойно. Один огнеметный танк был подбит с помощью тяжелого вооружения.»
79-й артиллерийский полк также сообщил, что советская атака в районе 305-й пехотной дивизии была отброшена при поддержке собственного III-го батальона. В своей ежедневной сводке, полк подытожил свои действия:
«В полдень, враг напал с крупными силами из квадрата 82a4 по Волге в сторону правого крыла 305-й пехотной дивизии. Полк сражался в прилегающем квадрате 82a4. Атака была отбита. Концентрация огня вражеской артиллерии лежит на передовой линии 305-й пехотной дивизии ...»

Потеря огнеметного танка КВ 235-й тбр в районе бензобаков подтверждается и в журнале 84-й танковой бригады. Ранее сообщалось что один огнеметный танковый батальон танков КВ был придан в октябре 84 ТБр (источник "Память Народа"):

«Боевое донесение штаба 84 тбр 20.00 16.11.42 :

200 ТБ в составе одного Т-70 (используется как пулеметная точка); танк Т-60 перевернут в воронке вверх гусеницами и выведена пушка ,,ШВАК" из строя. Личного состава 17 чел.

506 ОТБ одним танком,,КВ-8" поддерживал атаку 240 сп в районе Сев. БАКОВ. Огнем КВ- огнеметом сожжено 4 блиндажа с пехотой противника. Огнем из орудия и пулемета внесено вмешательство в системе обороны противника. Солдаты противника бросили блиндажи и бежали. В результате чего наши части имели успех и незначительно продвинулись вперед.
Потери -Танк ,,КВ-8"подбит двумя термитными снарядами, сгорел. Личного состава: Убито-1(ср.кс),ранено 2 ч.(сред к-р, 1 мл.к-р)»

В  ЖБД 84-й Тбр так же найдено, как в октябре ранее были потеряны остальные огнеметные танки 506 ТБ:

Из оперсводки штаба 84 тбр за 29 октября 1942г :
« Прибывшие в течении 28.10.42 г. 5 танков КВ (огнеметные) до рассвета заняли исходные позиции в районе Три квадратных дома, что западнее парка у Северо-Восточного угла завода ,, КРАСНЫЙ ОКТЯБРЬ". Противник имея скрытый подход и слабое прикрытие пехоты наших танков подкатил 3 ПТО орудия и в упор расстрелял термитными снарядами в течении 10 минут 3 танка КВ. Одна ПТО с расчетом уничтожена. Остальные два танка отошли на Восток в укрытие, ведут бой. Пехота 109 сп и 10 сп прикрывающие танки отошла, не предупредив танкистов.»

Так же ниже приводится состав частей подчиненных Горишному на утро 16 ноября 1942 г. перед очередной атакой бензобаков , видимо приведен боевой состав. В состав 95-й дивизии вернулся 90-й сп, правда как указано в донесении он пополнен из 149-го Армейского запасного полка, который занимал оборону в районе Банного оврага к юго-востоку от завода «Красный Октябрь» :

«Управление 95 стрелковой дивизии. 16 ноября 1942г.

Командующему 62 АРМИИ
Ниже сего сообщаю сведения о наличии личного состава в действующих частях 95 стрелковой дивизии, по состоянию на 6.00 16.11.42г
1. 90 стрелковый полк .....213 чел.
2. 241 стрелковый полк, включая батальон 92 ОСБР 101 чел.
3.161 стрелковый полк .... 368 чел.
4. 685 стрелковый полк, включая роту автоматчиков 3 батальона 92 ОСБр и учбата 193 сд ..... 56 чел.
                                                                                                                   ВСЕГО ......... 738 чел (дописка карандашем:+2р)
ПРИМЕЧАНИЕ:  1. В наличии личного состава включены все подразделения  указанные в сведениях частей.
   2. По 90 сп показано наличие личного состава только прибывшего на правый берег р.Волга, включая маршевую роту, принятую от 149 запасного полка в числе 114 человек.

КОМАНДИР ДИВИЗИИ ПОЛКОВНИК: Горишный
НАЧАЛЬНИК 4 ОТДЕЛЕНИЯ СТ.ЛЕЙТЕНАНТ: Гаврилов» 
( Слева на этом донесении резолюция карандашом : ,,Это не точно, не знают истинного положения.)


Сводка 62 армии за 16 ноября 1942 года.

    «Армия в течение дня отражала атаки противника в районе завода «Баррикады», частью сил вела бои за восстановление положения в районе Мезенская.

    Противник в течение дня продолжал неоднократные атаки наших позиций на участке завода «Баррикады», до Волховстроевск на юго-вост. и от Мезенская на север с целью полного окружения 138 сд. Все атаки противника отбиты.

    Одновременно противник вел усиленную разведку нашего переднего края.

    Артиллерия и минометы вели сильный огонь по боевым порядкам войск.

    Авиация противника проводила разведполеты и группами 3-5 самолетов бомбила войска.

    Северная группа на прежних позициях вела ожесточенный бой.

    138 сд в течение дня отражает атаки противника. Противник, неся большие потери, дважды в течение дня подбрасывал свежие силы. Несмотря на численное превосходство противника и крайне тяжелые условия дивизии, атаки были отбиты.

    В течение ночи из числа сброшенных самолетами грузов дивизия получила 4 тюка продовольствия, 2 тюка снарядов, 45-мм и 2 тюка — 82-мм мин, срочно необходимо подбросить медикаменты, патрон ППШ и ручные гранаты.

    95 сд с 3/92 сбр и сводным 685 сп, частью сил продолжала контратаки в районе Мезенская с задачей восстановить положение. Бой доходил до рукопашных схваток с широким применением гранат.

    Противник к исходу дня подбросил свежие силы. Положение на участке 241 сп не восстановлено. Бой на рубеже Мезенская продолжается.»
                                                              http://i74.fastpic.ru/big/2016/0123/40/00d800ae50698f5a5719b485569b1c40.jpg
                                                                                   
                                                          СХЕМА БОЕВ ЗА БЕНЗОБАКИ 16 НОЯБРЯ

   Продолжение по книге Джейсона Д. Марка :

  « В обращении к полковнику Винтеру в отдел «Пехотных частей группы Армии Б» во второй половине дня, подполковник Ехлепп  описал сложившуюся ситуацию:
«На южном участке фронте у установки топлива, один огнеметный танк  был брошен в бой. Штурмовые группы от полковника Штейнмеца были переброшены к южному участку.»

                                                                                         
   Советские записи об атаках этого дня кратки, и к сожалению не сообщают подробности сколько танков подбито или людей попало в плен к немцам.
  Боевой журнал 685-го стрелкового полка сообщает:
«С передовой, полк вел минометный и автоматный огонь - прикрывая выдвижение  подразделений 90-й стрелкового полка (95-й стрелковой дивизии ), который прибыл с переправы, и их атаку на топливные баки и овраг РОТ к северу от топливных баков, но все попытки 90-го стрелкового полка, чтобы пробиться по оврагу в ходе дня были отбиты огнем противника…»
После отражения советских атак майор Браун, командир 576-го гренадерского полка приказал людям из 294-го саперного батальона и 2-й роты 305- го саперного батальона блокировать берег Волги с помощью T- мин и С-мин.Это было сразу сделано : отмель и окружающие скалы и овраги были густо засеяны этими смертоносными устройствами. В 14.00  линия фронта была снова  в немецких руках. В течение дня 294 -й саперный батальон потерял несколько человек.
     
Чтобы помочь 576-му гренадерскому полку и приданным ему частям, фон Зейдлиц решил облегчить их положение  в отражении предстоящих более яростных атак с юга и уменьшил размер  участка их обороны. В 16.25  576-й гренадерский полк получил приказ передать часть своего сектора обороны группе Шверин в ночь с 17 на 18 ноября. Ответственной за проведение смены участка была назначена группа Зейдель, боевая группа образованная из 14-й танковой дивизии:

" 576-й полк оставит за собой участок нефтебаков, овраг Zweifinger ( Овраг ,,Два пальца") и половину прибрежной косы к югу от оврага. Новая разделительная линия между группой Зейдель и 576 -м гренадерским полком: широкая улица в  квадрате  64b-74c - юго -западный край южной части цеха № 6 завода Баррикады - центр детской площадки - центр косы к юго-востоку от детской площадки."
                                                                      http://i65.fastpic.ru/big/2016/0123/21/c3bbdd1833337500b0baf2eb24870e21.jpg             
         
Была надежда на то, что эта мера повысит огневую мощь немецких частей с помощью группы Шверин в последующих боях.

  Вернемся на «Остров Людникова»,  относительное спокойствие здесь было прервано  несколькими незначительными столкновениями

В 12.10  штурмовые группы 577-го гренадерского полка и 336 - го саперного батальона предприняли атаку на правом фланге 650-го стрелкового полка с руководством из дома № 35 [ 66], № 36 [ 73] и цехов завода 14( 3). Печенюк не был уверен в силе немецких групп. Его люди удержали свои позиции в Доме 37, несмотря на то, что немцы забрасывали их гранатами прямо в окна.
Атакующий 336-й саперный батальон понес небольшие потери.

Однако люди Печенюка заметили зловещие признаки приготовлений на стороне противника. Вечером 15 ноября они слышали глубокий рокот двигателей, вероятно это были танки. А в области Дома Комиссаров и позади линии фронта, на левом фланге, по донесениям  немцы сконцентрировали до 200 человек. Защитники из 650 –го полка знали, что это всего лишь вопрос времени, прежде чем эта сила бросится  на тонкую линию обороны полка. 138-я дивизия отметила в своем журнале, что "враг продолжает набирать силу". В 14.00 , небольшие группы немцев пытались проникнуть через главный оборонительный рубеж в рядах 138-й стрелковой дивизии .

Отредактировано Александр Д (23.01.2016 00:28:14)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Продолжение описания боя 16 ноября 1942 г.
Из книги Джесона Д. Марка :

«Четыре связиста группы Ролик все еще держались в своих  землянках, прямо под носом у немцев. Слава об их смелости и хладнокровия Ролика  стремительно распространилась  по всем подразделениям, и каждое утро советские защитники Баррикад спрашивал себя: "Как наш Ролик, еще держится?"
  Немцы пытались много раз уничтожить младшего сержанта Кузьминского и его людей. Десятки гранаты были брошены в землянки, но они либо причинили вреда или отскочили вниз по склону, и взрывались на дне оврага. Когда немцы пытались стрелять в связистов, они делали это достигнув  гребня оврага, и поэтому силуэты их голов на фоне неба, представляли легкие цели для Ролик.
  Когда немцы пытались обстрелять их из минометов, они перебрались вглубь их укрытий, откуда они могли по-прежнему прикрывать друг друга. Как только обстрел прекращался, они перебирались ближе к выкопанным входам, готовые уничтожить любого немца.
  Один раз немцы выкатили противотанковую пушку на вершину оврага, как только  закончился обстрел. Они быстро обнаружили, что ствол не может быть опущен достаточно низко, чтобы обстрелять землянки, и немцы смогли лишь сделать несколько поспешных выстрелов по телефонистам. Бойцы Ролика  используя несколько  секунд, когда орудие было на перезарядке - открыли огонь из автоматов и винтовок. Большая часть немецкого расчета был убита или ранена.
  И на протяжении всего этого Ролик поддерживал связь. Только один раз,16 ноября было повреждение линии. На устранение обрыва пошел младший сержант Колосовский. Маршрут к поломке был заблокирован группой немецких солдат. Меткими выстрелами убил двоих врагов, третий был уничтожен  гранатой,  Колосовский далее устранил линии. Позже он был награжден орденом Красной Звезды за этот подвиг.

Ролик был самой южной оборонительной позицией на острове Людникова.  Следующую, одну из ведущих на север вдоль береговой линии занимали остатки отряда ополчения завода Баррикады - те, которые выжили в страшном горниле  Дома Комиссаров 13 ноября и  остатки 77 –го заградотряда с их командиром Сенчковским. Среди этой сборной группы был политрук Леонид Клюкин, по-прежнему находящийся в строю после его испытания в Доме Комиссаров:

,,В середине ноября наш отряд оборонял участок между  группой Ролик и частями 138-й стрелковой дивизии, на левом фланге. Три отряда из нашей группы и 650-го полка заняли оборонительные позиции в насосной станции и в соседнем овраге. Моя группа была расположена рядом с крутым берегом, к северу от насосной станции. Командир роты был ранен, и я был вынужден занять его место.
На острове Людникова было три оврага. Это было в районе этих оврагов, где немцы пытались достичь Волги.  Многие атаки противника захлебнулись на подступах к нашим позициям!
Я помню наших соседей - солдат группы Ролик. Враг проводил на них свои ожесточенные атаки , но не мог ничего поделать, чтобы преодолеть этих отважных защитников. "Ролик жив!" - наши бойцы радовались,  как только узнали о отражении  последней атаке соседями. Однажды Ролик замолчал.

  Командир нашего отряда Сенчковский  вызвал меня,  и дал мне задание вместе с  Финогеновым найти нахождение Ролика. Когда мы наконец, нашли связистов, и увидели их своими глазами, мы стали очень счастливы. После отражения последней атаки люди Ролика отдыхали.
'У кого  товарищи есть закурить?" - спросил один из бойцов. Мы покачали головами. Мы тоже страдали от недостатка курева. На обратном пути, когда мы бежали по оврагу, враг открыл огонь из минометов. Финогенов был ранен в ногу. Мы достигли командного пункта с большим трудом. На следующий день немцы  начали еще один приступ нашей обороны. Они кричали : "Русь, бул, бул ... если вы не хотите сдаваться!».
Мы дали немцы вплотную приблизиться, прежде чем открыть огонь. Немцам так и не удалось достичь наших окопов. Несколько офицеров и солдат пришли из штаба, чтобы помочь нам. Врагу не удалось и в этот раз порвать нашу оборону."

                                                                                      http://i75.fastpic.ru/big/2016/0123/cd/3c7a1f0e9f06d43ed45a55fb9fed04cd.jpg



Немного к северу от отряда Клюкина были остатки  650-го стрелкового полка. После того как майор Печенюк покинул свой командный пункт в доме № 83, он обосновался в одной из прибрежных  землянок. Его немногие оставшиеся люди разместились на позициях вдоль самого края обрыва в окопах и траншеях, которые были соединены туннелями. Комиссар Тюпа, заместитель командира 1-го стрелкового батальона, вспоминает:

"Мы находились на крутом берегу Волги  в разрушенных домах, близких к Волге. Мы отбивали атаки врага, который проникал через нас к Волге... наша позиция стала значительно более трудной. Не хватало оружия и боеприпасов, чтобы воевать с немцами. Лишь немногие остались в строю, и почти все они были ранены, но они по-прежнему находились в штурмовых группах от 3 до 5 человек. Штурмовые группы поддерживали оборону, проникали через вражеские позиции и уничтожали его живую силу, захватывая оружие, боеприпасы и продовольствие."

Старший сержант Горбатенко попытался достать своим товарищам немного еды:
"Вечером сразу была организована оборона вдоль берега Волги. Я пошел на поиски штаба. Вернувшись принес сахар для 4-8 человек и кусок сала - это было нашим пропитанием в течение суток."

После бесплодных атак на Красный Дом( КП Людникова), сапер Бертольд Паулюс из 2 -й роты  45-го сап.батальона 16 ноября написал письмо его тревожищимся  родителям :

  "Я  жив и здоров, как я надеюсь и со всеми Вами...

Я сообщу Вам в ближайшее время, что здесь происходит.  Писал Вам ранее в моем письме от 13-го, как  был убит Хармут. На 16-е мы похоронили его, и десять других товарищей с воинскими почестями на кладбище Героев. Ничего  его родителям пока не говорите, пока наша часть сама не сообщит им..

Я был в боях с 13 по 16. Мы атаковали два дня, и 20-го мы снова будем в бою. Мы в настоящее время не очень сильны. Многие товарищи мертвы, и большинство других получили ранения. Мне повезло до сих пор. Надеюсь, что все останется так и дальше..

   Никогда не представлял ранее войну такой страшной. Если у меня будет удача вернуться домой, то я расскажу Вам о Сталинграде. То, что я видел до сих пор не может быть описано словами..."

Тем временем в дивизии закончивалось продовольствие и к тому же у самого Людникова началось резкое обострение язвы желудка, которое он скрывал от подчиненных.

Из книги Глуховского ,, Остров Людникова" ( Приводится в книге Марка) :
   

  «А между тем запасы продовольствия на «острове» были на исходе. Пятнадцатого ноября Людников отдал приказ, в котором были названы три двухзначные цифры. Отныне на каждого сражающегося, от комдива до бойца, без всякого исключения, полагалось сто граммов продовольствия — семьдесят пять граммов сухарей, пятнадцать граммов жира и десять граммов круп. Иван Ильич продиктовал этот приказ после того, как из восемнадцати рыбацких лодок, отчаливших с острова Зайцевский на правый берег Волги, в район «Баррикад» причалили только две. Шестнадцать лодок были потоплены в насквозь простреливаемом рукаве Волги.

  Две лодки принесло течением. В каждой лодке лежали изрядно подмоченные мешки с сухарями и банки свиного жира. И в каждой лодке было по трое убитых: рулевой и два гребца. «Островитяне» приняли дар мертвых живым, и Иван Ильич строго наказал, чтобы каждый на «острове» получил свой пай от этого дара.
  Иван Ильич диктовал приказ, прижимая к правому бедру флягу с горячей водой. До войны он болел язвой желудка, потом язва зарубцевалась, но голодный паек вызвал обострение болезни. Никому Иван Ильич не рассказывал о своем недуге, и только медсестра штаба Сима Озерова, снабжавшая комдива горячей водой, знала, как мучается Иван Ильич. Жалея комдива, она рассказала о его болезни начальнику штаба. Подполковник Шуба посоветовался с заместителем комдива полковником Куровым, и они вместе направились к Ивану Ильичу.
—    Мы, солдаты, умеем держать брюхо   в голоде, —сказал Иван Ильич, вручая Шубе приказ о ста граммах продовольствия. — Раненых жалко... Нет медикаментов, бинтов. Сколько у нас раненых?
Шуба ответил:
—Больше трехсот. И еще есть один серьезно больной с обострением язвы желудка. Рисковать здоровьем этого больного, — Шуба   многозначительно   подчеркнул последние слова, — мы не имеем права. Если ночью придет катер, то в обратный рейс...

  - Хватит, подполковник! Я вас о больных не спрашиваю, а этой чертовой девке уши надеру...

Но тут в разговор вступил полковник Куров:
—    Иван Ильич, мы совершенно официально...
Людников поднял руку, и Куров осекся. Он достаточно хорошо знал комдива, чтобы понять этот жест и этот взгляд, пронзительный взгляд под густыми, в одну линию сведенными бровями. Но голос Ивана Ильича оставался по-прежнему спокойным.
—    Совершенно официально, как   командир   дивизии,я требую прекратить этот разговор.»

 
    138-я стрелковая дивизия удерживала свои позиции при отражении многочисленных, но небольших по силе немецких атак. На следующий день была небольшая пауза в интенсивных атак против дивизии. Людникову было ясно, что немцы были уже не в состоянии постоянно атаковать, как они ранее это делали с 11 по 13 ноября. Из-за стойкости войск 138-й стрелковой дивизии, немцам было необходимо взять передышку на несколько дней для подготовки будущих наступательных действий. Людникову же было необходимо убедить его начальство принять незамедлительные меры, чтобы облегчить давление на свою дивизию, в соответствии с тем, что новое немецкое наступление ожидалось утром 17 ноября.

  Дивизия Людникова была крайне ослабленной. В  общей сложности всего 800 человек находилось на правом берегу и из них 450 были солдаты и командный состав, 350 были раненые. Подробности были добавлены в этот день: дивизия понесла потери 3 убитых и ранеными 15, в общей сложности 18 человек. Гранаты, патроны к ППШ, медикаменты и перевязочные материалы закончились.  Также не было еды. Батареи для питания рации почти разрядились

Тяжелая ситуация наступившая для дивизии  должна  была быть немедленно сообщена командованию, но  радиостанция не могла передавать, и даже прием был доступен только на короткое время. Людников приказал начальнику разведки дивизии майору T.M. Батулину, чтобы он нашел разведчика, который может добраться до частей армии и сообщить об тяжелых условиях, сложившиеся в дивизии.
Он выбрал легендарного сержанта Николай Ивановича Петухова, разведчика, который проникал в немецкий тыл с помощью туннелей, канализационных труб и трубопроводов. Он ходил за линию фронта почти каждый ночь, сея панику, убивая немецких солдат и  захватывая  их оружие и "языков" . В последнее время он уничтожил немецкий пулемет на вершине крутого обрыва у Волги, который обстреливал переправы, и до сих пор взял в плен десять человек, которые показали, что новые подразделения прибыли на Баррикады из других участков фронта. Петухов далее был награжден орденом Ленина за его боевые подвиги в Сталинграде.

Теперь Петухов предложил рискованный и опасный план, чтобы достичь 62-й армии : он ляжет в лодку, покрытую белой материей, и поплывет по течению  Волги  вниз, к месту штаба армии.


  С своей позиции бойцы Ролика  наблюдали   первую лодку,  теперь в окружении льда – она исчезла за поворотом около завода Красный Октябрь. Вторая лодка стала останавливаться в середине протоки. Что остановило её? Возможно, мокрый холст тянул лодку вниз по течению. Бойцы Ролика потом увидели лодку, когда она достигла чистой воды, в этот момент человек встал и прыгнул за борт. Немцы открыли огонь по лодке и потопили её,  в то же время советская сторона открыла интенсивный огонь по немецким позициям, в попытке сорвать их попытки устранения храброго человека. Группа Ролик не знала о дальнейшей судьбе человека, который прыгнул в воду. Они сообщили о своих наблюдениях в штабе дивизии.»

Вторым человеком, кто должен был передать просьбу о помощи стал редактор дивизионной газеты политрук Михаил Михаил Тимофеевич, так же исполнявший должность коменданта переправы. Возможно бойцы Ролика видели его, прыгнувшего в ледяную воду Волги.

Из наградного листа на ЗУЕВА Михаила Тимофеевича 1917 г.р. , капитана, отв.редактора дивизионной газеты "Патриот Родины" 138 КСД .

,, Тов Зуев особенно проявил мужество и отвагу в боях с немецкими оккупантами по защите города Сталинграда. В период с 11 по 20 ноября с.г , когда дивизия оказалась в окружении и была отрезана от частей 62 Армии ... в этот период тов.Зуев получил приказание от командира дивизии переправится на левый берег Волги, связаться с тыловыми частями и организовать подвоз боеприпасов и продовольствия частям на левый берег.
Тов. Зуев в период большого ледохода по Волге, сумел переправится и выполнил приказание командира дивизии..."
.
В ту же ночь начальник штаба инженерных войск Сталинградского фронта вызвал с острова Зайцевский командира 107-го Отдельного Краснознаменного понтон¬ного батальона. У начальника штаба сидел политрук, одетый в новое, не по мерке сшитое обмундирование. У политрука было худое, изможденное лицо, точно при¬везли его сюда из госпиталя после тяжелой болезни.
— Это политрук Зуев. Прибыл к нам с «острова Людникова», — сказал начальник штаба комбату…
Операция сержанта Петухова  также удалось. После доклада разведчика командование 62 армии доносило Военному совету Сталинградского фронта : «Сидим как челюскинцы. Боюсь за 138 сд. Реально помогаю ей артиллерией, « катюшами». Больше нет сил.. Прошу сбрасывать самолетами 138 сд шоколад, патроны, гранаты, медикаменты…»

В вечернем докладе 51-го Армейского Корпуса в 21.00 было сообщено, что "одна лодка с количеством 20 человек была потоплена артиллерией 389-й пехотной дивизии."
Возможно преувеличение в донесении дивизии?

Период ледостава на Волге был очень опасен для 62-й армии. Опасность, что немцы воспользуются прекращением помощи 62 армии, вызванной ледоходом было очень большой. Это было более серьезным положением, чем признавалось впоследствии. Чуйков скопил небольшой запас, но его было не очень много.
Воспоминания Чуйкова о положении дивизии Людникова :
«Теперь перед нами встала задача оказать помощь дивизии Людникова, оторванной от главных сил армии. Ее положение стало очень тяжелым: она была зажата противником с севера, с запада и с юга, а с востока отрезана Волгой, по которой шел сплошной лед.
   Подвоз боеприпасов, продовольствия, вывоз раненых производились с перебоями, с промежутками в двое-трое суток.

   Не могу не сказать о мужестве командования окруженной дивизии во главе с полковником Иваном Ильичом Людниковым. Несмотря на исключительно тяжелое положение, там соблюдали спокойствие и уверенность. Телефонная связь, разумеется, была порвана. Работала только радиосвязь. Я лично несколько раз открытым текстом говорил по радио с Людниковым. Мы узнавали друг друга по голосу, не называя себя по имени и по фамилии. Я не стеснялся открыто говорить ему, что помощь будет оказана, что скоро соединимся с ним. Я надеялся, что он понимает, почему разговор с ним ведется открыто и что никакой помощи мы дать ему не можем. Он мне тоже говорил о надежде на скорое соединение. Мы старались таким образом ввести в заблуждение противника.

  Лишь в ночь на 16 ноября наши «ночные» самолеты на парашютах сбросили Людникову четыре тюка продовольствия и четыре тюка боеприпасов. А в ночь на 20 ноября четыре бронекатера, наконец, пробились в протоку Денежная Воложка, затем к берегу, где оборонялась дивизия. Катера доставили боеприпасы, медикаменты и вывезли 150 раненых.

Следует отметить работу экипажей пароходов «Пугачев», «Спартак», «Панфилов» и бронекатеров №№ 11, 12, 13, 61 и 63. В эти дни и ночи они творили истинно героические дела.

Я сам наблюдал ночью, как эти суда метр за метром, с разгона пробивая путь среди льдов, шли от пристани Тумак на север по Волге, к берегу, где оборонялась 62-я армия.

Были дни, когда эти суда не могли в темное время вернуться обратно, а идти днем вдоль берега, занятого немцами, было равносильно гибели. Тогда они оставались у нашего берега, маскировались парашютами, белыми простынями и мешками под цвет снега и льда.

Нас тревожила судьба дивизии Людникова. Ее надо было выручать. И, напрягая последние силы, наши части начали день за днем, круглые сутки контратаковать противника. прорвавшегося к берегу Волги между частями Людникова и главными силами армии.»


  Вечером неожиданно стало теплее, так что плывущий по Волге лёд стал менее плотным и мощным. Это позволило немедленно увеличить помощь  62-й армии с помощью речной переправы. Но доставка продовольствия и боеприпасов в 138-ю стрелковую дивизию продолжалось только самолетами. ПО-2 снова вылетели для поставки грузов в дивизию Людникова в течение всей ночи. Из 13  упавших мешков только 8 были получены, остальные приземлились на немецкой стороне или же в Волгу. Было получено четыре мешка с продовольствием, два тюка с 45мм снарядами и два с 82 мм минами. Дивизии все же еще  сильно не хватало боеприпасов, особенно снарядов и минометных мин."


  « Оперсводка № 193 Штадив 138
                                                     16.11.42 г. к 17.00

1. В течение дня противник продолжал накапливаться в районе вос.часть завода ,, Баррикады", зап. и сев.зап. бензобаков. В 16.00 мелкими группами пытался проникнуть через передний край обороны в боевые  порядки частей дивизии.
2. 138 сд удерживая прежние рубежи огнем и контратаками отражает неоднократные атаки мелких групп противника. Дивизия несет потери.
Помощь, оказываемая самолетами незначительна. Самолетами сброшено продуктов -6 мешков, 45 мм снарядов - 2 яшика, 82 мм мин - 2 ящика. ; мешка сброшено на территорию противника.
3. Боевой состав дивизии : всего людей 800 чел. из них в строю с командованием 450 чел. раненых 350 чел.
   Гранат, патрон ППШ, медикаментов и перевязочного материала нет. Нет и продуктов питания. Питание для радиостанции выходит.
4. Потери: убито -3, ранено 15, итого -18.
Связь с частями телефонная, офицерами связи, со штармом и артиллерией -радио.

Начальник штаба 138 сд
подполковник Шуба.
Начальник 1 -го отд. майор Вдовченко»




Захвачено 51 АК на 16 ноября: 69 пленных, в том числе 21 перебежчик.

Потери сторон на 16 ноября 1942 года:

138-я стрелковая дивизия : 3 убито, 15 ранены, всего18 человек

305 -я пехотная: 26 убитых и 42 раненых

389 -я пехотная : 2 убитых и раненых 2

Потери сводных частей 95 сд в районе бензобаков не приведены, нет данных. В район бензобаков постоянно приходило пополнение и сколько было ранено и убито за период когда не было сводок пока не известно.
Потери немецких саперных частей не показаны.


Из боевого донесения Сталинградского фронта за 16.11.1942г. :

« В течении 15 и 16.11.42 в районе БЕНЗОБАКОВ бои по-прежнему носили напряженный характер с переменным успехом ...Положение 138 сд по-прежнему очень тяжелое, но она героически дерется и удерживает свой участок обороны/300 мтр. сев. БЕНЗОБАКОВ/ размером 400Х900 м."
ПОГОДА : ясно, видимость 10-15 клм., ветер вост.четверти 3-5 м/с. до штиля, температура около 0. На ВОЛГЕ забереги и "Сало", на АХТУБЕ ледостав и полыньи.»

Отредактировано Александр Д (24.01.2016 23:25:04)

332

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Спасибо парни. Продолжение будет?

Отредактировано shadrin (23.01.2016 10:55:57)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую !
Спасибо за внимание к данной теме. Да, продолжение конечно будет. Почти готов перевод за 17 ноября, часть за 18-е. Возможно через месяц будет продолжение.

334

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Александр Д пишет:

Возможно через месяц будет продолжение.

Ждем с нетерпением.

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Гв. мл. политрук Чувиров Павел Иванович 109 гв. стр. полк 37-я гв. стр. дивизия

Присоединенные к сообщению файлы

1.
ramdisk-crop_146250352_k5WE.jpg, 238.43 КБ, 901 x 1200

2.
ramdisk-crop_146250432_4rLj.jpg, 240.59 КБ, 901 x 1200

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую !

Ув. Юрий ! Спасибо за предоставленные фотографии Чувирова Павла Ивановича.

Из воспоминания  Волостнова Н. И. в его книге ,, На огненных рубежах" :
,, 29 октября на рассвете разгорелся бой на нашей последней позиции. Гитлеровцы большими группами просочились между огневыми точками и по всем оврагам, даже достигли реки. В центральном овраге, где стояла наша минрота, шел бой на позициях. Отбивался Музыков. Справа фашисты оказались на фланге и окружили блиндаж, в котором находился Золотарев. Бой сдвинулся к бугру.

Мы отбивались на своей позиции. Группа Ищенко пришла на помощь Чувирову. Общими силами атака фашистов была отбита, но сам Павел Чувиров, сражавшийся с ручным пулеметом, был убит наповал. На помощь Золотареву под берегом выдвинулась группа Ананьева, всего пять бойцов. Стрельбой во фланг они отогнали гитлеровцев и тоже восстановили положение. В этом ближнем бою артиллерия и минометы не могли нам оказать помощи. Все повисло на волоске... Но немцев, проникших через нашу оборону, выбили, и огневые точки не сдвинулись с места.

Когда перед вечером бой немного стих, я ползком добрался до позиции минроты. Смерть моего друга Павла Ивановича Чувирова была для меня невыразимо тяжелой утратой.
Похоронили Павла здесь же, на минометной позиции. Почести отдали из шести стволов в сторону врага. У минометчиков осталось всего пять человек. Я назначил Константинова старшим. Забрал документы Павла и его походную сумку, пополз обратно."

Павел Иванович Чувиров гвардии младший политрук 1916 г.р. убит 29 октября 1942 года в г.Сталинград, похоронен в районе Нижнего поселка Баррикады, на правом берегу р.Волга.
В книге ,, На огненных рубежах" довольно подробно описаны бои 109 - го гв. сп в конце октября 1942 года, у южной стороны завода ,,Баррикады".

Так же найдены воспоминания об этих боях со стороны врага - немецкого офицера Йохима Штемпеля, командира роты 103-го полка 14 тд. Описаны бои где держали оборону в октябре остатки 109-го гв. сп. Немцы так и не смогли здесь выйти к Волге. Потом в ноябре, подразделения 95-й сд с этих позиций атаковали бензобаки.
Из книги Штемпеля :

                                              26 октября.

    ,, Советские солдаты все еще мелькают в некоторых строениях хлебозавода впереди и справа от нас,  мы снова сегодня атакуем. Сверив часы и посмотрев друг на друга мы готовимся к атаке. Медленно продвигаемся метр за метром. Мы оставляем людей для прикрытия и продолжаем продвижение вперед, прижимаясь к земле и используя малейшие укрытия. Постоянно оглядываемся вокруг — не прячутся ли где-то русские? И вдруг мы снова видим их, прямо перед собой в каких-нибудь 50 м от нас — головы красноармейцев! Их пули свистят вокруг. Снова убитые и раненые!
Справа от нас снова атакует пехота на мотоциклах. Мы слышим их крики и выстрелы.  Над  нами висит черный дым от горящих зданий, баков с горючим и  развалин заводских цехов.
И вдруг  слышим — снова летят наши «Штуки». Мы выстреливаем белые ракеты, чтобы они знали нашу линию обороны и сбрасывали бомбы как можно ближе к позициям врага. Везде к небу поднимаются белые и желтовато-белые вспышки. Не представляю, как самолеты смогут разобрать, где немецкие позиции? Они кружат и вдруг начинают пикировать. С оглушительным воем сирен они пикируют вниз. Далеко впереди нас, прямо перед нами и, о боже, позади нас! Огромные кратеры от разрывов бомб выбрасывают фонтаны земли, небо полностью закрыто. Видимость — нулевая!
Автоматные очереди. Крики, стоны, грохот моторов!

  Советы  контратакуют. Я вижу их в 30— 40 м впереди, они бегут пригнувшись без стальных касок, все в шапках. Мы открываем по ним огонь из всех видов оружия. Нам необходим  заградительный огонь. Красные вспышки! Быстрее, быстрее! С жужжанием и свистом летят минометные мины. Прятаться в укрытие бесполезно, мины падают среди них. Атака остановлена.

  27 октября.

Мы снова собираемся вместе. Вымотаны до изнеможения, но у нас пока  еще есть силы выполнить приказ. Как только мы выходим из укрытия, уже на первых  метрах у нас  убитые и раненые! В укрытие! Откуда, черт возьми, они стреляют? Вот они — прямо перед нами. Прямо перед нами, за кучей  земли, за  остатками разрушенной стены залегло отделение русских. Пошли! Одним обойти их справа и слева, а мы будем вести огонь с фронта. Мы атакуем и выбиваем их с позиций.
К вечеру мы, наконец  заняли административное здание хлебозавода. Ждем контратаки русских , она несомненно последует. Но пока — минута затишья. Поэтому взводы и отделения устраиваются на ночь по-своему. Мы оборудуем позиции для флангового огня, так что при нападении противника мы обрушим массу огнем.  Я устраиваю свой ротный командный пункт сразу же за позицией отделения в подвале для картофеля.
Мне приказано явиться в командный пункт батальона. Иду туда по "лунному ландшафту" и нахожу командный пункт батальона в подвале литейного цеха. Докладываю командиру батальона о положении роты и описываю события дневного боя. Затем получаю свою боевую задачу - атака на завтра.
  Командир батальона капитан Домашек находится там вместе с людьми из штаба батальона. Мы пожимаем друг другу руки и я ухожу. Сколько еще могут продолжаться эти кровавые бои с рукопашными схватками? Я не знаю. Но точно, это не может продолжаться долго, и не с такими потерями! Советы окопались на крутом берегу Волги, и никакой огонь их не может там достать. Пленные подтвердили, что русское командование тоже устроило там свои землянки. Они сидят там в укрытиях в каменистых склонах и каждый вечер посылают все новых людей в бой. Мы  живем в окопах. Сталинград практически у нас в руках. Перед нами остался лишь небольшой советский плацдарм у переправы, которая имеет первостепенное значение для большевиков, чтобы они могли дальше защищать  этот ужасный город.


                                       http://i74.fastpic.ru/big/2016/0217/8f/74f73aa9c386c830ff6bcf6375d9de8f.jpg

                                                            28 октября.
  Вот и утро. Сегодня мы должны дойти до берега Волги. Даже командир нашего батальона надел каску и взял в руки автомат, находясь в окружении нескольких солдат из штаба. Мы еще раз обсуждаем с ним план атаки и занимаем исходные позиции.  Поддерживаемые нашей артиллерией и тяжелым оружием мы начинаем продвигаться вперед метр за метром. Нас практически сразу обнаруживают. Огонь из всех видов оружия пехоты заставляет нас залечь. Затем вступают в дело советские артиллерийские орудия и минометы. Взрывы снарядов и мин со всех сторон. Я ранен в левую руку. Нет времени посмотреть, насколько это серьезно.
  Вперед, вперед любой ценой. Не останавливаться! Люди делают все, что в их силах. Все - от фельдфебеля рядом со мной, молодого унтер-офицера и ветеранов-рядовых до мальчишек, только прибывших с пополнением. В последнем строении комплекса здании хлебозавода сопротивления нет.  К развалинам домов впереди нас. Отсюда мы должны видеть Волгу. Но мы ничего не видим, мы только слышим русские крики и команды. Затем мы увидели русских, в 30-ти метрах от нас на хорошо замаскированных позициях. Нас встречает убийственный огонь из  всех видов оружия, и заставляет прижаться к земле. Мы ползем вперед, используя любую ложбину, кучки земли или щебня. В воронке позади нас мы собираем наших раненых и вытаскиваем (если это возможно) убитых под огнем русских. И вот мы лежим совсем близко от нашей цели - так близко до Волги. До нее всего пятьдесят метров. Но мы не можем далее продвинуться ни на шаг вперед, это просто невозможно.
Командир батальона идет назад и обещает мне прислать ночью замену, но пока мы должны удержать позиции.

                                                                     29 октября.
  Раннее утро. После неожиданного  огневого налета нашей артиллерии мы снова идем вперед. Но тут же мы вынуждены залечь под огнем из всех видов пехотного оружия. Мы не можем двинуться вперед, подойти к крутому берегу Волги и сбросить большевиков в реку. Они яростно защищаются и не отступают ни на метр.
  С наших сегодняшних позиций мы можем видеть берег Волги — гребень перед крутым спуском — и обстреливаем его. Но, вырвавшись вперед, мы опять несем огромные потери. Мы не можем даже поднять головы, чтобы оглядеться. Русские в 30 м от нас.  Позади у них их командиры и комиссары, а еще позади широко раскинулась Волга. И вот сейчас, под теплым солнышком, мы застряли в наших ямах и ждем возобновления поддержки нашей тяжелой артиллерии.
  Вдруг сам ад взорвался вокруг — с криками «Ура!» русская пехота сорвалась со своих позиций в попытке отбросить нас назад. Мы немедленно открываем ответный огонь. Нам удается остановить их, и они отступают на свои позиции. Советам тоже не удастся поставить нас на колени. Но наши потери ужасны. Как отбить следующую атаку?

                         http://i75.fastpic.ru/big/2016/0217/b5/e5ef2b347ae3a491f7c48f041bf90eb5.jpg

   Опять мы лежим друг против друга и ждем сумерек. Только тогда мы сможем двигаться свободно и контролировать ситуацию. Поскольку все телефонные линии либо порваны, либо отрезаны, связь с батальоном  только по радио. Я закончил отчет о положении роты требованием: «Мы сможем продержаться,  если только получим подкрепление». Ответ пришел незамедлительно: «Держаться любой ценой! Замена придет в первой половине ночи».
Пока мы переговаривались по радио, наш стрелок открыл огонь. Шум, крики: русские опять атакуют. Поскольку еще не совсем темно, я могу различить русских, напавших на наши позиции. Очереди из автомата, поспешные  винтовочные выстрелы, вспышки трассирующих очередей, разрывы ручных гранат, , непрерывный пулеметный огонь и снова гранаты! Но что там происходит? На правом фланге идут наши? Нет, это русские! Несколько человек рядом со мной вскакивают и атакуют их. Мы перепрыгиваем через своих же и атакуем во фланг продвинувшуюся пехоту русских, стреляя из всех видов оружия. Мы отбрасываем их из окопов, которые только что были нашими. Русские бегут.
Еще одна атака противника отбита; основная наша позиция осталась в наших руках. Сколько нам еще держаться? Я готов был заплакать... Снова шум. Сзади! Уже 23 часа , вдруг  какие -то стуки, шепот, неужели разносчики пищи так рано? Нет, это замена.  80 молодых солдат из полевого резервного батальона под командованием молодого офицера, лейтенанта Ферча. Всем им по 18—19 лет, и никто из них еще не был в бою под огнем. За ними пришли выздоравливающие и отгулявшие  отпускники. С ними командиры групп. Боже, мы опять вдруг так сильны! Субординация определена батальоном, нам остается только распределить их между взводами и отделениями. Это делается быстро. Лейтенант старше меня и приехал в этот ад прямо из дома.
На нем чистая форма с четко обозначенными знаками различия, яркий форменный воротничок и офицерская фуражка. Всю ночь мы просидели на  мешках с углем и картошкой. При свете  свечей я инструктировал лейтенанта: описывал обстановку, приказы на утро, местность перед нами и события последних дней. Мы постоянно слышим монотонный голос наблюдателя, стоящего на лестнице и описывающего, что он видит: «Белая вспышка в 200 м справа, вспышка выстрела из орудия на восточном берегу Волги. Огонь из винтовок напротив 2-го отделения». И такой доклад наблюдателя продолжается всю ночь.

                                                                                   30 октября.
На рассвете русская артиллерия начинает обстрел. Он продолжается 40 минут. Вдруг неожиданно снаряды стали падать позади нас, это  русские перенесли огонь дальше и теперь пошли в атаку. Они перескакивают от укрытия к укрытию. Наши позиции обстреливают из тяжелых 120-мм минометов. Мы отвечаем огнем пулеметов и ручными гранатами. У нас жуткие потери, особенно среди новичков, когда мы поднимаемся из укрытий, чтобы контратаковать противника.

Шум, крики на русском. Русские прорываются. Мы бросаемся в контратаку. Лейтенант Ферч ведет два отделения. Он выпрыгивает из окопа рядом со мной и сразу упал обратно. 20-мм снаряд раскалывает его череп. Храбрый унтер-офицер ведет людей в контратаку, отрезает прорвавшихся на наши позиции русских и уничтожает их. Еще одна атака противника отбита. Многие из прибывших прошлой ночью убиты в своем первом бою, убиты сразу от первых пуль. Теперь мы должны каким-то образом вынести своих раненых. Но пока нам приходится вести бой, слыша их стоны и мольбу. На нейтральной полосе видно движение, это означает, что русские готовят новую атаку.

Русская артиллерия снова открывает огонь. Земля сотрясается от взрывов, нас осыпают фонтаны из камней и грязи, они слепят нас. Русские вновь атакуют. Мы просим поддержки артиллерией.
Натиск вражеской атаки стихает, и большевики занимают свои позиции против наших. Постепенно все успокаивается, мы контролируем нейтральную полосу, вытащили раненых и убитых и отправили их в тыл. А оттуда на передний край боеприпасы.


                                                                              1 ноября.
  Новый день начинается спокойно. Нас не атакуют. Русские пока ведут себя тихо, подозрительно тихо. На нейтральной полосе ничего не видно, это значит, что новая атака неизбежна. Так что мы заняты укреплением наших позиций. Наконец мы можем почистить наше оружие и привести себя в порядок.
  Мы лежим как пригвожденные к земле. Сейчас мы не можем поднять головы. Человеческие надобности приходится справлять в траншее. Для этого мы используем стальные шлемы, которые потом поднимаем и опрокидываем наружу. Каждый раз, когда каска показывается над траншеей и становится видимой противнику, открывается огонь, так что вскоре пробитая каска становится непригодной  для этих целей.
Наши потери ужасают. С 28 октября по 1 ноября мы потеряли в роте 17 убитыми и 33 ранеными. Ко мне в окоп приходит молодой лейтенант, присланный в роту и  докладывает о прибытии. Он прямо из училища, минуя  резервную часть, сразу в наш 103-й полк! Я приглашаю командиров взводом ко мне на инструктаж, чтобы заодно познакомиться с прибывшими. Теперь у нас снова есть второй офицер (мой заместитель). Это дает мне возможность выбраться на командный пункт батальона. Там я доложил о смоем прибытии командиру батальона капитану Домашеку. Я подробно доложил ему об обстановке и расположении своей роты."

Отредактировано Александр Д (17.02.2016 00:11:39)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую !

Продолжение описания боев за «Остров Людникова» и за бензобаки в районе улиц Мезенской и Тувинской.

В этот день по решению командования Сталинградского Фронта проводилась очередная операция по соединению с 138 стрелковой дивизией силами 95-й сд и приданными ей подразделениями. Для этого специально была выделена артиллерийско - минометная группа с указанным лимитом снарядов и мин. Главную роль все же играла 95-я стрелковая дивизия, которая перед новой атакой была немного пополнена людьми. И так же в попытке прорыва на правом фланге, у берега Волги снова шли в атаку сводный полк 193 сд и 3-й батальон 92-й стрелковой бригады.

Из боевого донесения Сталинградского Фронта № 00165
«В целях ликвидации противника на соединение 95 и 138 сд 17.11.42 г. будет произведена контратака в районе БЕНЗОБАКОВ. Для этой частной операции намечено израсходовать 2000 снарядов и 2000 мин.»

В 23.37 накануне вечером, штаб 62-й армии издает приказ № 220, направляя часть своих сил для контратаки немецких частей в области восточнее ул. Мезенской и для соединения с 138 стрелковой дивизии.

«ЧАСТНЫЙ БОЕВОЙ ПРИКАЗ № 220 ШТАРМ 62 17.11.42г. "01.37"


95 сд с приданными частями усиления в 14.00 17.11.42г. контратакой уничтожить противника в районе МЕЗЕНСКАЯ - БЕНЗОБАКИ ; восстановить фронт 241 сп и соединиться с частями 138 сд.

  Поддерживает артгруппа 62 Армии:
а) с 7.00 до 13.45 разрушение ДЗОТ-ов и подавление огневых точек противника в районе БЕНЗОБАКОВ, что восточнее
МЕЗЕНСКАЯ;
б) 13-45 - 14.00 огневой налет по переднему краю обороны противника -подготовка атаки;
в) 14-00 перенос огня - подавление боевых порядков в глубине обороны противника/начало атаки пехоты/
Начало атаки пехоты в 14.00 17.11.42 г.»

17 НОЯБРЯ 1942 г.

Из немецких донесений 51 АК:
« В эту ночь был постоянный  сильный артиллерийский огонь в районе завода «Баррикады», хлебозавода и завода «Красный Октябрь», но особенно на передовой группы Зейдель и 576-го гренадерского полка.


Точка зрения 650 стрелкового полка: " Противник  активных действий в течение ночи и дня не предпринимал, кроме постоянных обстрелов передовой  и периодически ведя пулеметно – автоматный огонь..."
Наиболее заметным явлением в этот день был первый большой снегопад поздним вечером.»

Но в районе Бензобаков всю ночь шли бои, упоминается горящий танк – вероятно подбитый накануне огнеметный танк 502 ТБ :

«Боевое донесение №... ШТАДИВ 95. 12.00. 17.11.42г.

1. Противник в течении ночи мелкими группами пытался овладеть горящим танком ведя сильный минометный огонь по подходам к танку с юга.

Редкий минометный огонь по всему участку дивизии.
2. Части дивизии занимают прежние позиции. 3/90 сп вел гранатный бой с мелкими группами противника пытавшимися овладеть танком.
В районе танка создан опорный пункт с использованием его как " ДЗОТ"а"
3. Потери частей в течении ночи уточняются.
4. Решил: прочно удерживая занимаемые позиции, ударом через Бензобаки восстановить положение дивизии войдя в связь с 138 сд.»

      Из книги Джейсона Д. Марка :
«Более чем за месяц боев в Сталинграде силы  305 -й пехотной, и даже больше  389-й пехотной дивизии, были полностью израсходованы. Тысячи солдат и офицеров в обоих дивизиях были ранены и убиты. Приближался момент когда они больше не могли вести боевые действия (фактически это так, так например 6 -я немецкая Армия решила срочно сообщить об этом). Она послала сообщение телетайпом для Пехотного отдела группы Армии Б в 20.45  предыдущего вечера.:

«Армия требует средств и скорейшего отправки пополнения для замены в 389 - ю дивизию».

15 ноября 389-я дивизия имела общую боевую силу 3530 человек,  боевая сила пехоты была только около 1600 человек.

Замены, которые ранее направлялись в эти подразделения были численно гораздо ниже среднего числа пополнений приходящих в другие дивизии. 389 -я пехотная дивизия являлась единственным подразделением армии, которое не ожидало дальнейшего пополнения в ближайшее время.

В 11.20 текущего дня, полковник Эхлепп из 6-й Армии позвонил полковнику Шульце в Пехотную Группу Армии Б:

«На передовой в Сталинграде  находятся 389-я и  305-я пехотные дивизии.
389-я дивизия не получала маршевых батальонов в течение длительного времени и существует опасность, что это подразделение будет полностью обескровлено. Поэтому мы просим ускоренную замену. 305-я дивизия получила около 1000 пополнения, но в нем не хватает младших командиров. Едва ли возможно обучить этих людей с нехваткой унтер –офицерского состава. Эта недостача должна быть восполнена самыми возможными средствами, даже если это повлечет за собой переброску их по воздуху.»

По неофициальным данным, которые показывают, что обучение прибывшего пополнения было заменой на усмотрение командиров,  каждой боевой единицы на передовой. В то же время когда гренадерские полки вначале провели простую подготовку,  305 - й саперный батальон сразу ввел новичков прямо в строй. Вспоминает ефрейтор Йозеф Зреннер:

  ,, Мы получили резервные подразделения в середине ноября, и они были поделены между нами, но к сожалению я должен сказать, что они были мало обученными. Поэтому у них совсем не было никакого опыта. Они были молоды и мы поставили их вместе с опытными солдатами, которые еще остались в нашей роте.

Там новички  были впервые ознакомлены с нашим подразделением. Затем они были разделены между отдельными боевыми группами. Они были проинструктированы опытными товарищами, которые им сказали, как именно вести себя уже на фронте.  Затем ночью они были направлены на боевой участок, где по 2,3,4 солдата друг с другом находились на опорных пунктах. Там не было целой передовой линии, были только отдельные опорные, и новобранцы были разделены туда: два солдата здесь, два там. Поэтому знакомство сразу было сделано прямо на передовой от человека, который имел боевой опыт.

Я должен сказать, что все эти замены никак нас не укрепляли. Я получил около десяти или пятнадцати новичков на роту и среди них был офицер, и я все еще ясно помню, как сказал ему: "Господин лейтенант, снимай погоны, потому что если они все еще там, то снайперы с русской стороны увидят их, вы быстро станете их жертвой"
. Таким образом он снял свои погоны, и мы перебросили отряд вперед в течение вечера, на самую передовую. А уже на следующий день, когда я пошел туда и спросил про этого лейтенанта - его уже не было. Про него ничего было не известно. 
  И молодые люди - некоторые из них были убиты, либо ранены, или вообще не могли быть найдены, потому что они сбились с пути на позиции. Они должны были знать, что наши подразделения были размещены на этой стороне зданий и дороги, а русские подразделения были на другой стороне, и они перемещались туда и обратно. Но мы больше не могли продвинуться вперед, у нас на это не хватало сил.
   К сожалению все эти быстро обученные молодые люди были брошены в эти бои. И как вследствие этого, что было потом шокирующим фактом для меня: после двух, трех дней я заметил, что эти молодым  было не до боя. Они вернулись назад, а некоторые были психически нездоровы. Они побросали своё оружие, они были возбуждены, они говорили безумно: они были, как это, мягко говоря - сошли с ума из-за боевых действий, и они были не в состоянии нести эту нагрузку.

  Мы должны были разоружить их и схватить, пока они лежали в снегу. Они нас не подпускали к себе, они были полностью безумны, и уговоры на них не действовали. Один из них направил свое оружие на нас, мы должны были разоружить его. Другие  просто легли на снег, остальные убежали вперед на столько, на сколько это было возможно. Потом мы схватили их и отвели обратно в перевязочный пункт и передали их медикам.
Тем не менее, все это происходило до окружения, а потом когда был "карман" (окружение 6 армии - прим.) , начиная с 21 ноября мы больше не могли присматривать за этими людьми - это уже было невозможно."

Несмотря на мрачную ситуацию у Волги  Гитлер все еще подбадривал свои войска приказами :



«Приказ Гитлера 6-й армии от 17 ноября 1942 г. о прорыве к Волге в районе Сталинграда
Штаб 6-й армии
Оперативный отдел.
Телеграмма штабу 51-го армейского корпуса.
Для сведения:
Штабу 8-го авиационного корпуса.
Штаб армий,
17.11.1942
13 ч. 15 м.
Всем находящимся в Сталинграде командирам, до командиров полков включительно, сообщить устно следующий приказ фюрера:
«Мне известны трудности в борьбе за Сталинград и упавшая боевая численность войск. Но трудности у русских сейчас, при ледоставе на Волге, еще больше. Если мы используем этот промежуток времени, мы сбережем в дальнейшем много собственной крови.
Поэтому я ожидаю, что руководство еще раз со всей энергией, которую оно неоднократно продемонстрировало, а войска с искусством, которое они часто проявляли, сделают все, чтобы пробиться к Волге по меньшей мере у артиллерийского завода и металлургического предприятия и захватить эти части города.
Авиация и артиллерия должны сделать все, что в их силах, чтобы проложить путь этому наступлению и поддерживать его.
Гитлер »
Штаб 6-й армии
Оперативный отдел 1а.
№ 4640/42. Секретно»
   
       Паулюс послал ему обратно безвольный ответ:

«Прошу доложить фюреру, что командиры в Сталинграде и я, действующие вполне в духе этого приказа для того, чтобы использовать  слабость русских  в течение последних нескольких дней ледохода на Волге. Приказ фюрера  даст новый импульс войскам.

Перед пересылкой приказа своим подчиненным в 13.15 , Паулюс добавил свой собственный призыв:
«Я убежден, что этот приказ вызовет новое воодушевление в наших храбрых войсках.
Паулюс»

Ожидания Гитлера стали теперь намного меньше. Не было больше стратегических планов и взмахов  рукой  над картой Советского Союза. Теперь он был счастлив, чтобы завоевать несколько сотен метров берега реки с развалинами.
Генерал Зейдлиц командующий 51 -го корпуса, под началом которого были захвачены все заводы, был потрясен, когда были получены эти приказы : "После всех наших усилий, я получил этот приказ как пощечину".
   
                                                                      АТАКА БЕНЗОБАКОВ

   Советская артиллерия открыла огонь по всей в  05.00  утром, Катюши присоединились в 10.00 давая залпы в юго-восточную часть завода Баррикады в попытке уничтожить немецкие части и склады расположенные к передовой, Примерно 11.30 неожиданно еще один залп пришелся прямо на позиции  576-го гренадерского полка и слева на участок боевой группы Зейдель. Немцы указали, что огонь велся  по меньшей мере двумя тяжелыми батареями, несколько легкими  и многочисленными ракетными установками.

179-й немецкий артполк сообщил:

« Приготовления и движения противника перед участком группы Зейдель были эффективно обстреляны сосредоточенным огнем ... Полк вел массированный огонь по назначенным участкам…»


В 11.45 мощный огонь артиллерии, минометов и  «Катюш» постепенно перешел на передний край немецкой обороны   и продолжал  бушевать этом участке до 12.00 , далее он перешел к глубине немецкой обороны. Один последний залп ракет упал на площадку топливных баков. В тот момент части Горишного  пошли а атаку на правое крыло 305 - й пехотной дивизии в  район топливных баков.
                                                                            http://i68.tinypic.com/j5givk.jpg

   
Тяжелый артиллерийский огонь, который прекратился в зоне атаки, переместился на левое крыло группы Шверин и  справа на 389-ю пехотную дивизию и продолжался до 13.00.  С 13.00 до 14.00
«Катюши» бросили последние залпы на юго-восточную часть Баррикад
51 АК сообщил в 6 А : " Наша артиллерия могла вести ответный огонь в пределах лимитных запасов. Бой продолжается "

Эта нехватка боеприпасов не была замечена советской стороной: это было сказано в боевом донесении № 51 95-й стрелковой дивизии :
,, Противник ведя ураганный огонь от берега р. Волга, ов.ШИРОКИЙ пытается задержать продвижение наступающей пехоты.
Система огневых точек расположенных на северном скате ов.ШИРОКИЙ ведет шквальный огонь по берегу р.Волга на юг."

   Бой в районе склада топлива становился все более яростным. Гренадеры и саперы оборонялись как могли. Проволочные заграждения были натянуты вдоль передовой, мины были установлены в большом количестве, особенно в прибрежной части и в оврагах. Оборона немцев была построена вокруг  оснований топливных емкостей и по краю оврага "Два пальца".
  Краеугольным камнем обороны была приземистая, но крепкая трансформаторная подстанция [Дом 05] на северной стороне оврага: из  её окон пулеметы могли легко  простреливать отмель ниже склада топлива. Сами топливные баки уже были ничем иным, как большими смятыми и обугленными цилиндрами. Основной путь атаки  стрелков и морских пехотинцев Горишного был выбран вдоль реки и до начала оврагов. Открытых пространств атакующие старались избегать, если конечно это было возможно.

               « ОПЕРСВОДКА № ... ШТАДИВ 95 17.00 17.11.42г. КП ов. БАННЫЙ

1. Противник ведет сильный артиллерийско-минометный обстрел наших боевых порядков.
2. В 14.00 после артиллерийской подготовки 241сп и 90 сп перешли в наступление, встречая сильное огневое сопротивление противника к 15.50 вышли 241 сп - отдельный дом. что на гребне северного ската оврага  Широкий, продолжая наступать вдоль берега р. Волга на север.
90 сп - овладев Бензобаками закрепляется, продвигаясь правым флангом вперед на север.
Для ликвидации противника находящегося в овраге Широкий выслана группа автоматчиков в составе 15 человек.
Части дивизии продолжают выполнять поставленную задачу.
Соседи: справа - 138 сд, связи не имеется.
слева - 45 сд, связь локтевая, по телефону.
3. Потери уточняются.»



    Полковник Василий Акимович Горишный, командир 95-й стрелковой дивизии, контролировал все эти атаки из своего командного пункта, расположенного в блиндаже в обрыве в нескольких сотнях метров от топливных баков. С наблюдательного пункта находящегося перед входом в его землянку, он был в состоянии видеть атаки, идущие  по берегу реки  шириной  в 20 метров, но сами топливные баки к северу были скрыты за высоким берегом Волги. Решая задачу чтобы прорваться к Людникову
Горишный и его люди были сами в сложном положении : их участок обороны был лишь маленьким участком земли зажатым между Волгой и параллельно немецкой линии фронта, немногим ста метров назад от воды.
Хуже, чем это, однако  было то, что их связь с остальными частями  62 -й армии у 95 сд была очень слабой, сразу прямо в их тылу был "овраг Глубокий "широкий, с крутыми склонами овраг, который растянулся от Волги вверх до хлебозавода . Для немцев это было известно как «Bandwurm» ( Овраг Солитер ) или просто "Brоtfabrik ( Овраг хлебокомбинат). Советские солдаты ему однако придумали более ужасное название.

   Ожесточенные бои постоянно бушевали вдоль этого оврага. Так например  23 октября было много попыток с немецкой стороны достичь Волги, и, как результат, так много было трупов и многое было разрушено рядом, и весь овраг был заполнен обломками,  за что советские солдаты позвали его «Овраг смерти».
В середине ноября здесь на немецкой передовой находилась группа Зейдель, она была всего в 400 метрах от Волги, и по всей длине овраг простреливался их винтовками и пулеметами. При пути на передний край в 95 стрелковую дивизию, и обратно, на командный пункт Горишного – бойцам приходилось  пробираться вдоль реки и пересекать 'Овраг смерти ". Они действовали перебежками, прижимались к земле как можно сильнее.
   
Даже в этом случае немецкие пули находили свои жертвы. Чтобы избежать потерь советские инженеры возвели двойной частокол через овраг, и пространство между ним было заполнено камнями и песком. Этот забор оказался очень важным сооружением, и советские солдаты снова могли двигаться вперед и назад под его защитой от немецких пулеметов.


     Между тем, на южном фланге 576-го гренадерского  полка Красная Армия снова начала свои атаки в полдень.
   Боевой журнал 685-го стрелкового полка описывает бой на своем узком участке:
  «Полк с остатками сил, вместе с подразделениями 3-го стрелкового батальона 92-й стрелковой бригады, пытался прорваться через овраг. Группе из 8 человек удалось проникнуть через него, но они  были уничтожены огнем из пулеметов, автоматов и гранат из землянок и траншей, расположенных непосредственно на берегу Волги и на северных склонах оврага.»
   Несмотря на эту неудачу группы красноармейцев из 90-го стрелкового полка смогли пробить немецкую линию обороны у бензобаков.

Немецкий гарнизон в трансформаторе был одним из главных объектов атаки Горишного.  Битва за этот немецкий опорный пункт упоминается в боевом донесении дивизии.

Захват топливных баков был записан в боевом донесении  № 51 95 сд.

           " БОЕВОЕ ДОНЕСЕНИЕ № 51. ШТАДИВ 95   20.00 17.11.42г.
                КП ов.БАННЫЙ, ПЛАН ГОРОДА СТАЛИНГРАДА -20.000.

1. Противник ведя ураганный огонь от берега р. Волга, ов. ШИРОКИЙ пытается задержать продвижение наступающей пехоты.
Система огневых точек расположенных на северном скате ов.ШИРОКИЙ ведет шквальный огонь по берегу р.Волга на юг.
На участке 90 сп система огня расположенная в бензобаках и северо-западнее в домах прикрывает подступы к Бензобакам и ов. ШИРОКИЙ.
2. В 14.00 17.11.42г. после артминометного огня подготовки 241сп перешел в атаку на огневые точки в ов. ШИРОКИЙ и к 15.50 овладев домом, что в углу обрыва ов.ШИРОКИЙ понеся большие потери продвинуться не мог, - связь потеряна.
Брошенный взвод под командованием зам.командира полка для развития успеха и оказания помощи, положительных результатов не дал.
90 сп в 14.00 перейдя в наступление первым и вторым батальоном, понеся большие потери к 15.50 овладел БЕНЗОБАКАМИ, где и закрепляясь продолжает развивать успех в с.-в. направлении.161 сп продолжает оборонять занимаемый участок.
Соседи : справа - с 138 сд связи не имеем.
              слева - 45 сд, связь локтевая и телефонная.
3. Потери: - уточняются.
4. Решил : используя силу огня артиллерии в подавлении ОТ противника, продолжая выполнять поставленную задачу.

КОМАНДИР ДИВИЗИИ - ПОЛКОВНИК: ГОРИШНЫЙ,,

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Продолжение описания боев за 17 ноября.

  Из книги Д. Марка :

« Потери среди немецких подразделений были небольшими, и большинство было из тех, кто пострадал  от предварительных обстрелов. Основная тяжесть атаки была на 576-й гренадерский полк и  2-ю роту 305-го саперного батальона.
Оберефрейтор Франц Мюллер писал домой:
«Мы занимали оборону в течение 7 дней, с 11 по 17 ноября, где я был командиром отделения под началом командира взвода фельдфебеля Паули. Наши позиции атаковали русские с большим преимуществом в живой силе. Фельдфебель Паули обещал мне, что я получу Железный крест первого класса.
Мюллер едва спасся, когда его бункер обрушился после прямого попадания. Он был похоронен заживо, но в конечном итоге его выкопали и отправили в тыл на лечение.»

294 – й саперный батальон капитана Ваймана также понес потери.

На острове Людникова ситуация была до жути спокойной. Противники были благодарны друг другу за короткую передышку, но они все равно по-прежнему сталкивались друг с другом - передовая обеих сторон была очень близка. Сейчас было достаточно одного  выстрела из пулемета или миномета, чтобы опять начался бой. Обе стороны боялись чужих и уважали своих снайперов.
Один из немцев, кто был благодарен своей судьбе и не попал в руки этих невидимых убийц был 19-летний Франц Майер ( Был жив в 2006 году) - он был из немногих оставшихся солдат 44-й штурмовой роты:

  «Мы находились в больших заводских цехах в Сталинграде и могли видеть Волгу с наших позиций. Нашим двум штурмовым группам  и одному взводу саперов пришлось атаковать снова и снова, нас примерно было  50 - 60 человек…
Было много раненых, но большинство остальных были убиты. Потом мы собирали тела погибших, сложили их в воронки, сняли жетоны и передали их тому, кто занимался этими делами.  В 9 часов утра 17 ноября, в то время когда я находился в траншее и  опираясь на  левый локоть  получил пулю в мои легкие. Товарищ рядом со мной был убит выстрелом в голову. Снайперы были повсюду...»
Без сознания Майер был доставлен в медпункт и на следующий день был доставлен в тыл около Калача.  Ему повезло быть отправленным  дальше на запад на поезде до начала советского контрнаступления 19 ноября.

 

   В 16.35  генерал Шмидт говорил с полковником Винтером из Пехотного отдела Армий группы "Б," и сообщил ему о сложившийся ситуации:

«К полудню в Сталинграде русские провели ожесточенные атаки на южном фронте установки топлива, с поддержкой тяжелой артиллерии. Итог этой операции все еще остается неопределенным на данный момент, потому что имеет место нарушение телефонных соединений. Корпус считает, что 305 -я пехотная выправит положение."

   В 17.00  части Красной Армии  возобновили атаку. Кроме того, после того как стемнело, они открыли непрерывный сильный артиллерийский огонь. Было подсчитано, что 50 залпов из ракетных пусковых установок разорвались в области вокруг оружейного завода в течение дня. Советский ракетный обстрел который начался в 10.00, был предназначен для уничтожения немецких частей и резервов, находящихся в юго - восточной части завода «Баррикады.»

  Один из тех, кто почувствовал эффект этих ракет, был оберефрейтор Питер Лоффлер ( Умер в 2006 г), командир (телефоная рота - прим.) связистов из  577 гренадерского полка. Лоффлер был назначен старшим несколько дней назад, когда его предыдущий командир унтер-офицер был смещен.  Лоффлер считал его трусом : " Он постоянно врал и обманным путем попал в больницу ".
В этот день Лоффлер вновь принялся выполнять его наиболее опасную задачу - обнаружение и исправление прорывов в телефонной линии :
      ,, Было очень холодно в течение ночи с 16-17.11.42. Почва замерзла и стала твердой как камень. Ветви и провода были покрыты инеем толщиной с руку. Снова нас просили выйти для устранения прорывов в линии. С солдатом Финком я оставил полковой командный пункт на «Комиссарштрассе», и мы пошли  в направлении трансформаторной станции, в которой размещается  медпункт.
  Как только я собрался укрыться, я услышал грохот и ворчание  приближающихся снарядов - град "Органов Сталина"  обрушился на нас. Снаряд взорвался слева почти у моих ног. Стоя на краю воронки я был поражен  шрапнелью, которая разбила нижние части на обеих ногах, но один осколок также поразил меня рядом с сердцем. Он прорубил мою форму, но попал в относительно толстый молитвенник, который остался в целости и сохранности, вместе с блокнотом, в кожаном чехле в  левом нагрудном кармане. Там не осталось даже каких- либо повреждений на коже! Эта небольшая книга была моим ангелом-хранителем, в противном случае, кусок металла с горошину поразил бы меня прямо в сердце. Моя левая нога была сломана и разрушена выше лодыжки шрапнелью, а в правую попало два осколка.

Ранение произошло в 10.30 , около 50 метров от медпункта. Финк сразу же отправился туда за помощью и вернулся с 2 русскими "Хиви" и носилками. Я едва был помещен на них, как второй град снарядов снова обрушился на нас . Я был доставлен в перевязочный пункт..."

  Группа Зейдель сообщила в своей ежедневной сводке, что " Принятие  участка от 305 -й пехотной дивизии начнется с наступлением темноты". Это мера безусловно поможет 576-му гренадерскому полку, так как сокращение его оборонительной линии позволила бы сформировать большие резервы для контратак. Было предельно ясно, что Красная Армия не остановит свои атаки у склада топлива.

Число жертв увеличивалось каждый день, но тем не менее положение было устойчивым. Боевые потери в основном были вызваны огнем артиллерии и минометов. Группа Зейдель также была под обстрелами, но они были не той интенсивности, что в районе склада топлива. Теперь она должны были принять участок от 576-го гренадерского полка. Смена должна быть начата в сумерках, но ситуация в районе топливных баках пока была неопределенной, к тому же еще серьезным препятствием был сильный туман.

     Для обеспечения  огневой поддержки немецких частей, сдерживающих советские попытки по оказанию помощи дивизии Людникова, было выделено несколько противотанковых орудий  305-го танкоистребительного батальона. Они были расположены несколько днями ранее возле детского сада, к западу от здания "Aптека". Во время летнего наступления батальон захватил несколько танков T-60 и T-70.  Эти танки были несколько изменены в мастерской батальона для использования их в качестве тягачей: башни были удалены и крючья приварены к их нижней задней части. Они  превосходно служили в течение всего лета и пришли с батальоном в Сталинград, но оказались непригодными для использования в городских боях.
Во время боевых операций на заводах, крючья были сорваны различными выступающими препятствиями, в частности о железнодорожные пути. С этого времени  орудийные расчеты были вынуждены перетаскивать свои орудия на руках в фабричном районе. Под покровом темноты они протащили свои пушки по извилистым руинах завода Баррикады и установили их с подветренной стороны детского сада, а затем замаскировали их.

Один из танкоистребителей этого батальона ефрейтор Рихард Барли (Был жив в 2004 году) вспоминает эту операцию :

«Я был орудийным номером. Каждое орудие было со стрелками, чтобы защитить их от вражеской пехоты ... Мы были передвинуты  в сторону Волги, в детский сад - примерно в 100 метрах от Волги. Каждый день мы вели огонь над Волгой с нашего противотанкового орудия. Это был совершенно идиотский приказ на применение наших противотанковых пушек, потому что они практически находились на передовой.
И мы теперь должны, образно говоря стрелять через всю Волгу, по другой её стороне. Волга была  3 км в ширину в этом месте, а наши пушки стреляли на 2500 или 3000 метров, не больше. Все снаряды падали в воду. Тем не менее, мы должны были выполнять  поставленную нам  задачу каждый день. 
  Я там находился ещё с 4 людьми, и одним ударом все пятеро были выбиты. Было еще 10 человек в роте, которые находились в доме.  Помню, что когда я был ранен, я не хотел туда возвращаться, потому что все сигареты уже были розданы. Это был наш рацион и все курили их словно трубы, и теперь они могли бы получить нашу долю (??? Перевод возможно не совсем точен - прим.) И из-за этого я и не хотел возвращаться.
Тогда они сказали: ты должен вернуться в любом случае, будешь очень рад. И тогда я пошел и достиг главного перевязочного пункта. После того как я там очутился, кто-то встал и  побежал через перевязочный пункт и запел: «Блаженны те, кто получит землю, потому что они увидят родину снова…»
(Барли  повезло, он избежал окружения, которое скоро постигнет 6 армию в течение нескольких дней).
Затем я очутился в машине скорой помощи, быстрее, чем я думал. Обычно было два - три лежака внутри неё. Тем не менее,  все они были вырваны. Я думаю, что было человек 15 внутри. Были раненые в голову, в ноги, руки. Потом пришли сами даже те, кто должен был лежачий, все пришли.  Были крики как в сумасшедшем доме. А потом мы поехали в направлении Калача…»

  В конце дня 51 Армейский Корпус сообщил о своем намерении на следующий день:

"Если ситуация с 305 -й пехотной дивизии позволяет, будет продолжение операций наших войск на 18 ноября против вражеского плацдарма к востоку от оружейного завода."
После консультаций с 305-й пехотной дивизией, однако, это намерение было подтверждено в тот вечер. В 20.20 51 АК заявил, что "План уничтожения части вражеского плацдарма к востоку от оружейного заводе утвержден".

  Людников пишет: "Положение раненых, которых у нас было до 380 на 17 ноября, было особенно трудным – не было ни медикаментов, ни квалифицированной медицинской помощи".
Немцы были полностью осведомлены об этом.
  Многочисленные советские военнопленные описали сложную ситуацию с питанием для «вражеской группы востоку от оружейного завода» и увеличением числа раненых. Вечером 17 ноября в дивизии Людникова люди чуть было не подняли восстание. Людников с его начальником штаба Шубой обсудили  с ними их тяжелое положение с питанием.
Всё, в том числе силы у людей и положение с питанием, оружием и боеприпасами имело свои пределы.
Воспоминания командира 138 сд Людникова И. И :
« Больше всего тревожило нас состояние раненых. Их было около четырехсот (почти столько, сколько имелось активных штыков на переднем крае), а помочь мы ничем пока не могли.

  Однажды постучала ко мне медсестра штаба дивизии Серафима Озерова, жена командира роты связи. Один глаз у Озеровой был закрыт повязкой (ранило на переправе осколком мины), а в другом стояли слезы. Ну, думаю, опять станет умолять, чтобы не отправлял ее в тыл, не разлучал с дивизией, с мужем. Но медсестра заговорила о другом: настойчиво упрашивала меня пойти в землянку к раненым, пока те не разбежались.

- Куда они могут разбежаться? - удивился я.

- Не знаю... Только меня слушать не хотят, к себе не подпускают и требуют: приведи комдива!

Озерова привела меня в огромную землянку. Легкораненые ухаживают за теми, кто недвижно лежит на соломе, прикрытые шинелями. Даже при тусклом свете самодельной лампы заметна грязь на бинтах. У нас нет перевязочного материала, нет медикаментов, не хватает продуктов. Раненые получают ту же урезанную норму, что и здоровые. Тягостное зрелище... Но жалости здесь не место. Поздоровавшись, я спросил:

- Как дела, что интересует вас, товарищи солдаты? Раздались голоса:

- Хотим знать обстановку!

- Расскажите, как на переднем крае? Что нас ждет?
Легче рассказать раненым, как воюют их товарищи и что дала нам первая переправа. Труднее ответить на вопрос: что нас ждет? Последние рубежи на Волге врагу не отдадим. Когда река покроется льдом, всем станет легче, но пока и раненым надо потерпеть. Их эвакуацию на лодках я запретил. Не для того солдат дрался на Баррикадах, чтобы раненым утонуть в Волге под огнем неприятеля.»

Положение с ранеными было очень тяжелым, так по донесению 138 стрелковой дивизии на 17 часов 17 ноября раненых в дивизии было 358 человек, больше, чем находилось бойцов на передовой. Возможно, раненых было больше, так как были подразделения не входившие в состав 138 сд.
20 ноября походами бронекатеров Волжской военной флотилии удалось вывезти 100 раненых, 21 ноября – 78 раненых. Об этой нелегкой операции будет рассказано позже.

  Из книги писателя Баяндина «Сто дней, сто ночей», участника обороны «Острова Людникова» в составе  77 Армейского заградотряда :
,, Позaвчерa, когдa я ходил к бaтaльонному фельдшеру, видел множество норок, выкопaнных нa берегу. И в кaждой тaкой норке сидят или лежaт двa-три рaненых. Они уже несколько дней голодaют. Те зaпaсы, которые повaрa сохрaнили, выдaются только бойцaм нa передовой.
   Прошлой ночью исчезло несколько человек. Их видели нa льдине. Успех тaкого спaсения мaло вероятен. Кaждый подозрительный предмет, зaмеченный нa льдинaх, немцы обстреливaют. И потом - кто может гaрaнтировaть, что тaкой кусок льдины не пристaнет к берегу, кудa вклинились гитлеровцы?
Дaнилин умер, умирaют и другие рaненые. Их выносят и склaдывaют тут же, у входa в блиндaж. Этот необычный штaбель рaстет с кaждым днем. Из норок, что вырыты нa берегу, мертвых никто не выносит. Среди рaненых появляются психические больные. Они донимaют здоровых и, кaк звери, рыщут по берегу, покa врaжеские пули не остaновят их. Сегодня ночью опять уплыло нa льдинaх несколько рaненых.

  Переворaчивaюсь нa другой бок. Нaпротив сидит Ситников. У него нa рукaх белые перчaтки из бинтов. Он попеременно подносит то одну, то другую к носу и трет сaмый кончик. Лицо его словно зaмшело. Я с увaжением смотрю нa него. Открывaть зубaми зaтвор - это кое-что знaчит.

  В блиндaже тесно и душно. Зaпaх кaрболки и йодa, вонь грязных тел, белья, портянок, испрaжнений и приторно-удушливый зaпaх гноя. Но здесь зaто тепло - это покaмест глaвное. Вижу, что многие рaненые сидят: им негде лечь. Я лежу нa месте Семушкинa. Он сидит у меня в ногaх и время от времени попрaвляет нa мне шинель.

Почему-то никто из нaс не стонет. Что это? Мужество, упрямство или в сaмом деле не болят рaны? Ведь есть тяжелорaненые, которые умирaют. Их потом выносят и склaдывaют в штaбель. И дaже умирaющие не стонут. Они просто глубоко хвaтaют воздух и смотрят кудa-то вверх, нa сучковaтые бревнa нaкaтa. Кое-кто скоро перестaнет рaскрывaть рот. Это я знaю нaвернякa. А покa все мы глотaем спертый до тошноты воздух.
  Кaк внушительно звучит; полк, дивизия, бaтaльон! А где они, собственно? Ведь нa нaшем учaстке обороны не более двух десятков бойцов. Я это видел сaм. Десяток приходится нa нaш левый флaнг и десяток нa прaвый, где-выкопaнa тaкaя же вот землянкa для штaбa дивизии. Этот штaб несколько рaз зaсыпaло во время бомбежки.
Вон тaм, нa песчaной отмели островa, лежaт убитые. Их десяткa двa. Помню, когдa тяжело рaненными их выгрузили с кaтерa. Но они тaк и остaлись лежaть нa песке, потому что к ним никто не мог подобрaться. Немцы били по ним из пулеметов, из минометов, дaже из пушек. Рaненые кричaли, взывaли о помощи несколько суток, но те, кто пытaлся подойти к ним, сaми погибли. Никто не ушел.        Все остaлись лежaть тaм. И теперь их телa все еще чернеют нa побеленной снегом отмели.

Фельдшер зaходит редко и то нa одну-две минуты. Он и повaр стоят нaд нaшим блиндaжом. Дa и что может сделaть он, когдa нет ни медикaментов, ни условий, когдa нет ни единой крошки хлебa? Все мы блaгодaрны Косте зa воду. Это он ночью ухитряется обмaнуть бдительность врaгa и сбегaть с ведром к Волге.
   Сегодня я зaмечaю кaкую-то тревогу. Комиссaр несколько рaз зaходил в блиндaж, протискивaлся к своему столику и рвaл бумaги. Потом обрывки сжигaл возле входa в блиндaж. "Штaбнaя документaция", - догaдывaюсь я. Неужели нaм грозит плен? И что, собственно, удивляться? Кто может зaщитить нaс? Ведь пaтронов у остaвшихся нaверху нaвернякa нет. А держaтся они потому, что нaдо держaться..."
 
     Из книги Д. Марка :

  « В 23.30 некоторое хрупкое спокойствие установилось у разрушенной топливной системы, группа Зейдель заняла сектор на заданном участке от своего левого соседа - 305-й пехотной: от  большого оврага, предыдущей левой границы группы Шверин, до мыса на овраге «Gabelschlucht» (также известный как овраг «Два пальца»), к югу от топливной системы.

   То, что немцы готовят еще один удар Людников догадывался, и что его единственная надежда на спасение лежит на острове Зайцевский. Много разных попыток было сделано, чтобы достичь 138-ю стрелковую дивизию, и глубокой ночью с 17 на18 ноября, две лодки из 327-го батальона инженерных войск были готовы к опасному предприятию. С загруженным продовольствием, медикаментами и боеприпасами они еще не отошли от острова, когда немцы открыли минометный огонь по ним. Одна лодка была полностью разбита прямым попаданием, но к счастью для экипажа, они не пострадали, потому что в тот момент  они были далеко от лодки.
  Вторая лодка благополучно отплыла от берега, и ей удалось сделать свой путь через лёд, чтобы добраться до 138 - й стрелковой дивизии. С её помощью было доставлено 6 ящиков с боеприпасами и батареи для рации. Когда эта лодка возвращалась, она попала под немецкий обстрел. Из пяти членов экипажа лодки, два солдата - Захаров и Суворов - были убиты, а двое - сержант Еременко и красноармеец  Александров - были ранены.

   Ранее, в тот же день 107-й Отдельный Понтонный батальон получил приказ от начальника инженерной службы 62-й армии,  организовать паромное сообщение от острова Зайцевский  до 138 – й стрелковой дивизии. Ранее грузы в 138 сд доставлял 327-й армейский инженерный батальон. Но задача доставлять этот груз в дивизию Людникова теперь была в руках 107-го отдельного Понтонно - мостового батальона.

Еще одна попытка была сделана позже ночью, чтобы доставить боеприпасы и продовольствие. Десять пар рыбацких лодок, все наполненные грузом, отправились с острова Зайцевский в направлении Баррикад. Прохождение этих лодок было прикрыто артиллерией с острова Зайцевский и с восточного берега Волги. Сражаясь с мощным потоком реки, колотым льдом и с немецкой артиллерией, шести из этого каравана малых судов удалось достичь дивизии Людникова. Конечно, эти суда и их экипажи не могли доставить достаточно еды или боеприпасов, но они обеспечивали нечто более важное - надежду. Связь с дивизией была восстановлена, и это дало людям мужество, чтобы сражаться и дальше.»

                                                                http://i64.tinypic.com/23u5v1z.jpg

«Оперсводка № 194 Штадив 138 овраг 200 м. Сев. Вост. Таймырская 17.11.42 17.00. План Сталинграда.

1. Противник продолжает сосредоточение сил в цехах 14, 15, ГМЦ, вост. центральных ворот завода ,, Баррикады", Мезенская, бензобаки.
Мелкими группами пехоты на левом фланге обороны дивизии пытается просочиться на берег Волги.
2. 138 ведет огневой бой уничтожая атакующие группы и огневые точки противника ружейно - пулеметным и артиллерийским огнем, продолжая удерживать ранее занимаемый рубеж обороны.
3. Боевой состав дивизии: активных штыков :

344 сп - 82 чел. 650 сп -25 чел, 768 -28 чел. Раненые 358 чел.

4. Потери: убито -3, ранено 10. Итого -13 чел.
5. Связь с частями дивизии телефонная и офицерами связи, со штармом и артиллерией -радио.

Начальник штаба 138 сд подполковник Шуба.»

                                                 ПОТЕРИ ЧАСТЕЙ КРАСНОЙ АРМИИ В ХОДЕ БОЕВ ЗА БЕНЗОБАКИ


                                                                        http://i65.tinypic.com/2d18le0.jpg
      Оригинал донесения Сталинградского Фронта. Потери 95 стрелковой дивизии и приданных ей частей за 17 ноября - 410 человек убитых и раненых.


Потери частей 62 армии за бензобаки были очень большими, так например потери 90 стрелкового полка составили более 200 человек общих потерь, 3 батальон 92-й стрелковой бригады был практически выбит полностью. Остатки батальона позже передадут в 241 стрелковый полк – останется всего 3 человека. Рота автоматчиков 92 сбр была придана сводному полку 193 сд.

В ниже приведенной утренней оперсводке 95 сд на утро 18 ноября показаны потери этого кровопролитного штурма. Достигнуть намеченного плана – соединения с 138 стрелковой дивизией не удалось. Прорыв немецкой обороны и соединение с дивизией Людникова произойдет только через месяц.

  В оперсводке так же указано, что бензобаки были отбиты вторично в 1.30 ночи 18 ноября, т.е немцы после 8 вечера 17 ноября контратаковали и смогли захватить их обратно. Но в донесениях 95-й стрелковой дивизии об этом не написано.


« ОПЕРСВОДКА № 63 ШТАДИВ 95 на 5.00 18.11.

1. Противник в течении ночи вел артиллерийско -минометный огонь по боевым порядкам частей дивизии.
На участке 90 сп противник силою до взвода в районе Бензобаки предпринимал дважды атаки. Атаки были отбиты.
2. Части дивизии закрепляются на занятом рубеже. 241 сп достиг оврага Широкий, мелкими группами вел бой у отдельного дома, но группы уничтожались. Закрепляется на достигнутом.

90 сп удерживает бензобаки, вторично занятые в 1.30  18.11.
161 сп удерживает ранее занимаемые позиции.
3. Сосед справа 138 сд связи не имеем. Слева 45 сд -локтевая.

Потери  (за сутки 17.11. 1942 г. - прим.) :
Св.полк 193 сд убитыми и ранеными - 15 чел., 241 сп - 29 чел., 3/92 Осбр - 128 чел., 90 сп - 224 чел.
161 сп -15 чел.

За сутки 17.11.42 - 410 человек.

Нач.штаба подполковник Клименко.»


Немецкие потери 305 пехотной дивизии, указанные в книге Д.Марка конечно вызывают сомнения, учитывая ожесточенные бои в районе бензобаков и постоянные немецкие контратаки в течении этого дня. Всего по данным 95 сд было более четырех немецких контратак в течении дня . Но других данных пока нет.
Возможно в этих боях участвовали и части 14 тд и других соединений, так как в донесениях 95 сд (Будут приведены в следующем сообщении)  указаны немецкие части, принадлежность которых не удалось пока установить.

Немецкие потери по книге Д. Марка : 305 пд – 2 убитых, 11 раненых.
                                        389 пд – 2 убитых, 4 раненых.

Саперные части : 294 саперный батальон – 2 убитых. 10 раненых.

            Состояние подразделений 95 сд и приданных ей частей после штурма бензобаков на утро 18 ноября :
                                                         http://i68.tinypic.com/x416yb.jpg

Отредактировано Александр Д (11.03.2016 23:37:18)

339

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Александр спасибо большое! как всегда интересно и информативно!

Александр Д пишет:

Во время летнего наступления батальон захватил несколько танков T-60 и T-70.  Эти танки были несколько изменены в мастерской батальона для использования их в качестве тягачей: башни были удалены и крючья приварены к их нижней задней части. Они  превосходно служили в течение всего лета и пришли с батальоном в Сталинград, но оказались непригодными для использования в городских боях.
Во время боевых операций на заводах, крючья были сорваны различными выступающими препятствиями, в частности о железнодорожные пути. С этого времени  орудийные расчеты были вынуждены перетаскивать свои орудия на руках в фабричном районе.

вот эти тягачи у центральной проходной "Баррикад".
http://i66.tinypic.com/33cb4au.png

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую !

    Вот сталинградская фотография с тягачами на базе наших легких танков ( пушка кажется тоже трофейная). Район вокзала Сталинград - I.
                                                                      http://s020.radikal.ru/i704/1604/fb/3e1ffd15f2ee.jpg


     На сайте rgakfd.altsoft.spb.ru представлена следующая фотография с подписью: ,, Лучший минометный расчет подразделения старшего политрука Семечикина ведет огонь по противнику." Автор съемки Смирнов.

  Есть вероятность, что на приведенной ниже фотографии возможно речь идет о командире минометного батальона 768 стрелкового полка, 138 стрелковой дивизии  Семешкине Александре Константиновиче. Эта фотография возможно сделана на Нижнем поселке Баррикады, в конце октября - начало ноября 1942 года.

                                                        http://s019.radikal.ru/i626/1604/64/ee067a9ca7ad.jpg

Наградной лист на старшего лейтенанта СЕМЕШКИНА Александра Константиновича 1910 г.р., командир минометного батальона 768-го стрелкового полка 138 Краснознаменной стрелковой дивизии:
  «В период боевых действий полка с 16.10. 1942г. при защите гор. Сталинграда т. Семешкин проявил себя мужественным и умелым командиром минометного батальона в условиях боевой обстановки. Неоднократные яростные атаки противника превосходящими силами отражены...
За умелое руководство батальоном в бою и проявленные при этом отвагу и доблесть представляется к правительственной награде орд."Красная Звезда"
4.11.42г командир полка майор ГУНЯГА»

Ранее, будучи политруком минометной роты, того же 768 полка, за бои в июле 42 -го на южных подступах к Сталинграду был награжден медалью "За Отвагу".


Капитан Семешкин А. К. умер 23.11.42 в госпитале за Волгой.


  Продолжение по книге Джейсона Д.Марка:

 
                             18 ноября 1942

  « Полковник Людников решил назначить ответственным за левый фланг дивизии, до самой Волги полк майора Печенюка. В приказе № 85 штаба 138- й стрелковой дивизии было указано, что 650-му стрелковому полку подчиняются: группа старшего лейтенанта Петренко, армейский заградотряд под командованием лейтенанта госбезопасности Сенчковского, группа капитана Зорина, артиллеристы 241-го стрелкового полка с одним 45 мм орудием.

  На словах это звучит как довольно сильное дополнение к боевой мощи 650-го полка Печенюка, но на самом деле все выглядело не так.
Все эти группы были не больше, чем остатки подразделений состоявших из нескольких измученных боями человек - из частей, которые давно были разбиты в жестоких боях. Самой сильной из этих групп был заградотряд лейтенанта Сенчковского.
Собрав все эти разрозненные группы на разрушенном левом фланге под одним командиром, Людников надеялся стабилизировать линию фронта, образовав прочную передовую и предотвратить прорыв немцев к реке.
Судьба всей дивизии находилась от этого участка обороны. И Людников не мог возложить эту ответственность в более надежные руки, чем в руки командира 650-го стрелкового полка майора  Печенюка. Людников пишет: "Майор Печенюк  отличался храбростью и был одарен той бесценной интуицией в боевой обстановке, что позволяло ему принимать смелые решения и приводить их в действие.

   Каждая немецкая атака теперь тщательно была подготовлена. Теперь лишь отдельные здания были специально выделены для предстоящей атаки, и по ним методично наносился огонь из артиллерии и минометов и прямой наводкой из танков и противотанковых пушек. Танки из приданной роты, назначенные для поддержки действовали  новыми приемами атак. Хотя это был не самый лучший вид применения такого ценного наступательного оружия, но он были весьма эффективен при расположении за передовой, для обстрела целей на расстоянии.

   Рота из 36 танкового полка (14 танковая дивизия) понесла большие потери, когда находилась в подчинении 305 пехотной дивизии с 11 по 14 ноября. В подразделении которое заменило её - под командованием обер-лейтенанта Ганса Мессершмидта из 24 тд (4 эскадрон 24-го танкового полка 24 тд. Был жив в 2006 году во время написания книги.) дела обстояли значительно лучше, Главным образом из-за нового метода атак и навыков Мессершмидта - он грамотно применял свои танки.
Его воспоминания о боях за ,,Остров Людникова" :

,, Ночью наши танки стояли в укрытии у 3- 4-этажных бетонных многоквартирных домов (Шестиугольный квартал ? -прим), которые были построены параллельно Волге в направлении север - юг. Большинство из них были сгоревшими. В этих зданиях были глубокие подвалы. В них мы и расположились на матрасах и на снятых балках с потолка, и могли лежать на них относительно комфортно...

  Эти жилища защищали наши танки и нас в подвалах от воздушных бомбардировок и артиллерийского огня с другого берега Волги. Советы с восточного берега Волги обстреливали нас при движении по улицам с востока на запад  со своих зенитных, противотанковых и артиллерийских орудий. Поэтому мы разработали следующую процедуру: перед рассветом мы проехали на наших танках вдоль этих улиц в восточном направлении. Русские, конечно же слышали шум наших гусениц, но они могли только открыть беспорядочный огонь.  Эта процедура была проделана каждое утро вместе с штурмовыми подразделениями пехоты.
Здания позади завода были пронумерованы на наших картах,  и каждый выделенный дом был атакован в назначенный день. Наши танки (вооруженные танковыми пушками 7.5 см с длинными и короткими стволами) выехали из укрытий и поддерживали наши атакующие войска, в виде коротких атак с одиночным быстрым выстрелом ( как из пистолета). Мы подготовили наши атаки на каждый дом (по согласованию с атакующими) вместе с нашей канонадой.
  Мы стреляли в оконные проемы, за которыми скрывался враг, ведущий огонь нашим атакующим группам. Атаки были в основном поддерживались огнем артиллерии из крупнокалиберных гаубиц , а также  бомбами со "Штук". По сигналу пехота штурмом пошла вперед..."

  Немцы начали свою атаку в 04.00. Град снарядов и пуль начал поражать назначенные цели.  Люди полка Печенюка заметили группу около 100 немецких солдат собирающихся в 20 метров к юго-востоку от «Дома Комиссаров.» Это были боевые группы, сформированные из 50 -го танкового -саперного батальона и 162 –го саперного батальона. В 04.20  эти группы начали продвигаться на  левый фланг обороны красноармейцев, их цель была понятной - это захват недостроенного дома, землянок и укрытий в тылу на берегу Волги.

    Тем временем один из танков Мессершмита подъехал к южному углу «Дома Комиссаров» и открыл огонь по недостроенному зданию.  Оборону внутри него занимали отошедшие  сюда ранее 15 ноября : капитан Дацюк, старший сержант Горбатенко и Дубов.
Небольшие группы подкрепления посылались в это здание в течение предыдущих трех дней, но гарнизон этого сооружения никогда не был очень большим. Их крепость, названная "Недостроенное здание", называлось  так потому, что начатое было строительство так и не было завершено,  война этому помешала.
  Здесь должен был быть технический колледж, но здание так и не было достроено. Подвал, толстые фасадные внешние и внутренние стены были  закончены, но крыша на нем не было. Но это сейчас не имело никакого значения - в ноябре 1942 года ни одно из зданий на Нижнем поселке не имело крыш.

                                                                                http://s017.radikal.ru/i408/1604/b8/86541dd1dd73.jpg
   
     Траншеи прорытые от северного конца подвала здания соединяли его с берегом реки и другими опорными пунктами. Теперь, когда немецкие снаряды обрушились на него, гарнизон пережидал  ожесточенный обстрел в подвале. Огонь из танков Мессершмидта  и штурмовых орудий был особенно эффективным. Их снаряды влетали через окна и взрывались внутри. В то же время, с другой стороны парка, дом 37 (74) переживал то же самое. В своей боевом журнале 650-й стрелковый полк отметил, что «атаки поддерживались 3 танками, которые разрушали здания ". 

  Журнал 138 -й стрелковой дивизии дивизии заявил, что "немецкие атаки сопровождаются 5 - 7 танками."
Обстрел продолжался в течение всего утра, и продолжался далее, чтобы отвлечь гарнизоны защитников, в то время как немецкие боевые группы двинулись на север, вдоль края обрыва Волги и начали бой с упорными защитниками,  которые состояли в основном из бывших ополченцев и солдат армейского заградотряда.»