Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Приветствую !

  Небольшое дополнение по контрудару 36 гв.сд в ночь на 1 сентября. Из ЖБД 104-го гвардейского стрелкового полка:

                                                                БОЙ ЗА ВЫСОТУ 128.2

    " 31.08.42 г.  15.45. :  К 18.00 31.08.42 г СОСРЕДОТОЧИТЬСЯ НА ЮГО-ВОСТОЧНЫХ СКАТАХ ВЫСОТЫ 102.2. В ДАЛЬНЕЙШЕМ НАНЕСТИ КОНТРУДАР В НАПРАВЛЕНИИ ГАВРИЛОВКА - НАРИМАН.

В 16.30 31.08.42г. Вр.И.О. командира полка -капитан ШАРУНОВ, принял решение на сосредоточение и лично объявил его комбатам приданных подразделений. Штаб полка организовал контроль за выходом батальонов в назначенные районы. Сам капитан Шарунов с оперативной группой штаба, взводом пешей и конной  разведки, саперным взводом -выехал в район отметки 102.2 для встречи батальонов и постановки задачи.
Выполняя приказ на сосредоточение и имея ограниченное время (1.5 часа) на выход при условии удаления от 3 до 5 км. и по фронту 2.5-3 км. (батальоны находились в обороне), комбаты приняли правильное решение - батальоны вывести  с облегченной выкладкой и броском. Все же, несмотря на принятые меры батальоны вышли к месту сосредоточения с опозданием : 2-й СБ- на 35 мин., 3 -й СБ - 1 ч15 мин.

                                     ПРИКАЗ  31.08.42г. 18.00
«НАСТУПАТЬ ВДОЛЬ р.ЧЕРВЛЕННАЯ И ОВЛАДЕТЬ ГАВРИЛОВКА. В ПОСЛЕДУЮЩЕМ ОБОРОНЯТЬ РУБЕЖ (иск.) отм.88.4, 91.5, ПРИКРЫВАЯ ЛЕВЫЙ ФЛАНГ ДИВИЗИИ. НЕ ДОПУСТИТЬ ПРОДВИЖЕНИЯ ПРОТИВНИКА С Ю-З НА БЕКЕТОВКА. 1-му БАТАЛЬОНУ ОСТАВАТЬСЯ НА МЕСТЕ ДЛЯ ОБОРОНЫ РУБЕЖА ИВАНОВКА."

О противнике было известно, что он Северо-Западнее вышел на рубеж реки Червленная и в течении 31.08.42г. вел бой с частями за овладение правым берегом р. Червленная.
К моменту получения боевой задачи получено дополнительно сообщение, что отдельные группы автоматчиков просочились на рубеж ГАВРИЛОВКА - НАРИМАН и распространяются в глубину в направлении высоты 128.2.
  Полк в наступление вышел одним эшелоном и до соприкосновения с противником шел вперед в боевых порядках. Справа наступал 2-2 СБ и слева - 3-й СБ. Последний для прикрытия левого фланга выставил усиленную стрелковую роту.

Данные о противнике (как позже стало известно) к моменту наступления не отвечали действительности. Действительно было то, что противник сумел перебросить на правый берег р. Червленная не только отдельные группы автоматчиков, как десант захвата противоположного берега и прилегающих высот, но и форсировать р.Червленная на Варваровка -Цибенко основными силами, в т.ч и танками. К этому моменту, противник занял и построил систему огня в ДОТах и ДЗОТах укрепленного района и вышел силою до батальона на высоту 128.2.

    К 21.00 31.08.42 г. противник обнаружив движение наших частей, допустил ГПЗ (Головная-походная застава -прим.)батальонов к высоте 110.9 и одновременно по сигналу открыл сосредоточенный перекрестный огонь с фронта и флангов из автоматов и пулеметов. Одновременно был открыт огонь артиллерией и минометами, а с воздуха стала бомбардировать авиация.
Естественно, внезапный сосредоточенный огонь по необстрелянным людям, да еще в ночных условиях, внес на первых порах замешательство, вследствии чего, подразделения рассыпались и залегли. Нарушилось управление подразделениями, особенно в 3-м СБ, который выдвинулся уступом вперед и попал в самый центр сосредоточенного огня.

  Сосед справа - 106 ГВ. СП, к началу завязки боя, отстал, и локтевая связь с ним потерялась.
Штаб полка, имея первоначальные донесения о благополучном продвижении в 20.30 со старого места снялся и находился в пути к новому месту - отметке 112.5. При подходе к высоте 128.2 политрук 2-го СБ - КОЛОТИЛИН, явился в Штаполк и доложил о создавшейся обстановке.

Батальоны к 24.00 31.09.42 г. закончили сбор и оказались на рубеже : 2-й СБ- на юго-восточных скатах высоты 128.2, 3-й СБ - в районе отметки 102.0, остаток ночи батальонами был использован как вынос раненых самоакапывание и маскировку.
С утра 1.09.42 г., силою до полка пехоты поддержанного 35-40 танками противник повел наступление на высоту 128.2. Мощным ружейно-пулеметным и минометным огнем атака было отбита. Противник потерял до 600 человек убитыми и ранеными, 6 подбитых и сожженых танков откатился в исходное положение..."


  Донесение штаба 36 гв.сд о результатах контрудара:


                                        НАЧАЛЬНИКУ ШТАБА ВПУ ЮВФ Фронта
                       БОЕВОЕ ДОНЕСЕНИЕ № 35 ШТАДИВ 36 гв. сд. ДЕЙСТВУЮЩАЯ АРМИЯ 1.9.42. 17.30.

1.  В исходное положение для наступления 108 и 106 гв.сп вышли к 22.00 31.08.42 г. 104 гв. сп выходя на исходное положение столкнулся с противником на высоте 128.2.

2. Дивизия имела задачу : к 19.00 занять исходное положение выс. 128.2, 102.2 и наступать в направлении ВАРВАРОВКАс целью отрезать пехоту противника от танков, овладеть ЯГОДНЫЙ, ВАРВАРОВКА, ГАВРИЛОВКА и выйти на рубеж 111.5, 92.1, 91.5.

3. 106 гв. сп не выдержав указанного направления прошел через боевые порядки 108 гв. сп и вследствии плохого управления полком на свое направление не вышел, в течение дня два батальона были потеряны.

4. В результате боевых действий к 13.00 1.9.42 полки достигли : 108 гв. сп отметки 98.8,  106 гв. сп отметки 112.5, 104 гв. сп 125.3 и высоты 128.8.

5. Вследствии отхода 10 запасной стрелковой бригады фланг 104 гв.сп оказался открытым, противник фланговым минометным и артиллерийским огнем со стороны АНДРЕЕВКА затруднил продвижение полка. Полк понес значительные потери, которые уточняются.

6. До  рассвета части и подразделения дивизии не успели достичь намеченных рубежей.

7. С наступлением рассвета авиация противника непрерывно бомбила боевые порядки частей и подразделений дивизии.
8. Артиллерийским и минометным огнем и авиацией противник вынудил прижаться к земле и окопаться, наступление приостановлено. Командиры уточняют стыки и расположение своих частей и подразделений, потери в людях и матчасти.

КОМАНДИР 36гв.сд                                                 КОМИССАР 36 гв.сд                                                           
ГВАРДИИ - ПОЛКОВНИК                      ГВАРДИИ- БР.КОМИССАР КУДРЯВЦЕВ"
    ДЕНИСЕНКО

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Оперативная карта штаба Юго Восточного Фронта, показывающая обстановку и действия сторон 31 августа - 1 сентября 1942 г за р. Червленая.
  На карте показаны движения  сторон, например  - через балку Двойная у п. Нариман видна подпись: ,, много ( танков) в 13. 00 31.8." Так же видно, что немцы наносили несколько ударов танками через р. Червленая.

                                                     http://s008.radikal.ru/i303/1709/0d/db620fbdeb82.jpg
                                         
                                      Об участии 204 сд в контрударе вечером 31 августа

     В районе х.Ягодный и высоты 111.5, после отхода из под Тингуты, в ночь на 30 августа   заняла оборону 204 сд Сворцова. Как ранее сообщалось, 204 сд была выведена одной из первых и поэтому понесла незначительные потери при отходе.

В ходе контрудара вечером 31 августа ей ставилась задача наступления в направлении Нариман ( Цибенко).

       Найдены воспоминания командира 706 -го  стрелкового полка Зеленкова А. А из  204 сд,  который описывает отход полка за р. Червленная и попытке контрудара силами дивизии.

                                                              http://s014.radikal.ru/i329/1709/9d/9fbf457043cb.jpg

                                                                               

«27.08. Вечером на мой НП пришел Слатов. Росточком его бог немного обидел, но наделил неутомимой энергией, сообразительностью и завидным самообладанием в самых критических ситуациях. Посмотрел оборону и неожиданно сказал:
— Дивизия отходит на новый рубеж. Вам, Зеленков, придется прикрыть отход. Продержись день, а потом отойдешь сам.
-— Но ведь сказано: ни шагу назад!

— Правильно, ни шагу без приказа! А такой приказ тебе будет вручен. Хочешь ты этого или не хочешь, но отходить придется. Реденькой пехтурой такую силу, что выстроилась против нас, не удержишь. Сам видишь, в некоторых батальонах по 20—40 человек.
Слатов, конечно, прав, но как же быть со Сталинградом? До него один мощный рывок...

28.08. Обстановка продолжает оставаться неясной. Говорят, что дивизия выводится в резерв командарма.
Советуюсь с Помощниками и штабниками, как прикрывать отход дивизии. Дело это непростое — тут можно напасть во вражеские лапы.
Под вечер налетели «юнкерсы», сбросили сорок бомб и улетели. Это предвестник грозы.
Пошел в батальоны. Усилил фланги пулеметами. Попутно решил проверить охрану моего КП. Подхожу и слышу храп — не храп, а львиный рык. Ну, и сам зарычал как лев. Дело дошло до пистолета. Осадил меня подоспевший комиссар. Вместе с ним даю взбучку коменданту.


     29.08. С утра полк отходит. Отходит при белом свете дня. Открытая степь. Весь полк как на блюдечке — делай с ним и с воздуха, и с земли что хочешь. Защиты никакой. А над нами кружат и кружат фашистские самолеты.
Переживали часы и минуты страшные, но я бы не сказал, что наши бойцы теряли присутствие духа. Напротив. Припоминается такой случай. Водитель тягача Горюнов очень своеобразно состязался с вражескими самолетами. Заходят на него «мессеры» или «юнкерсы». Горюнов — в кювет, воронку или просто распластается по земле, прямо влипает в нее. Отбомбятся фашисты, и Горюнов — на тягач, направляет его по дороге. Новый налет, и вновь тот же прием. Вот в пике пошла девятка, бьют с бреющего, а он газует себе, как ни в чем не бывало. Выдержка, хладнокровие, я бы сказал, боевой азарт победили. Верх взял Горюнов. Нет, мой друг, у моих ребяток дух оказался не слабым.


        Да, 126-я все еще держалась. Она истекала кровью, но делала свое дело: своим героическим сопротивлением сдерживала неистовый натиск крупных сил врага и тем самым создавала условия для отхода войск 64-й армии. В какой-то мере она облегчила задачу и 706-го полка, прикрывавшего отход своей дивизии. Во всяком случае, танки Гота ее не смяли. Она оторвалась от них своевременно.

       30.08. Слабость во всем теле. Кажется, подскочила температура. Но креплюсь. Бросить полк в такое тяжкое время — преступно. Прибежавший из тылов врач дает мне какие-то снадобья. Велит лечь на повозку и забыть о том, что ты есть командир. Смешно слушать такие наставления. Ha повозку-то лег, но на превратилась в подвижный КП. Враг жмет нам на пятки. Он вырвался на оперативный простор и... (Здесь запись прервана.)

Мы отходили к  Червленой. Но противник своими подвижными соединениями, кажется, опередил. Дело осложнилось тем, что полк  был отрезан от основных сил дивизии. Но я все же успел в последний момент соединиться со Скворцовым, доложить обстановку. В ответ чуть слышу его надрывный голос:
—    Зеленков, сынок, там против тебя целая мехдивизия. Выводи полк из-под удара...
Связь обрывается. Часа через полтора приказываю связистам вести линию к «хозяину»... Наконец-то в трубке слышу рокочущий голос командира:
—    Цел ты там?
—    Пока цел. Несу большие потери. Куда прикажете идти дальше?
—    Вот что, голубчик, сместись-ка чуть влево и займи оборону (он называет на карте квадрат).

  Смотрю карту и выясняю, что средний обвод мы проскочили и теперь идем к внутреннему оборонительному обводу, проходившему чуть ли не под стенами города на рубеже Басаргино, Ивановка. Занимаем с ходу траншеи, вырытые в свое время жителями города. Мы еще скажем «спасибо» сталинградцам, что они днями и ночами трудились под бомбежками, столько пота пролили и в общем-то все сделали добротно, на совесть. Конечно, кое-что нужно дооборудовать, но времени пока на это нет — враг висит на плечах,

  *   Помнится, к ночи стал накрапывать дождик. Первый дождик за все время боев! И дождь-то весь в пыли. Но и ему мы были несказанно рады. Глотали вместе с каплями степную пыль. Плюс к тому и поели хорошо. Тылы оказались неподалеку — в Ягодном. Мой зам по тылу Ткаченко постарался как следует накормить полк. Полк... От него-то остался только батальон. Муратовского не досчитались еще раньше.
Смеркалось. Подъехал командир конного взвода дивизионной разведки.
— Наконец-то вас разыскал! Живы, майор?
— Как видишь.
— А вас уже похоронили. В дивизии считают, что полк раздавлен танками. Вот и послали меня найти хоть какие-то остатки его. А вы тут, вижу, как на пикнике, чаек попиваете.
Действительно, мы пили чай. Разыскали колодец и наслаждались. Вскоре на лошади прискакал сам комдив. Бросился на меня всей громадой — расцеловал:
—    Тебя-то, грешным делом, сынок, в покойничках числил. А ты жив-здоров. Ну, слава богу. Собирай все свое хозяйство — и снова в бой. Объяви всем оставшимся в живых мою сердечную благодарность за мужество, за то, что не пали духом.
Эти слова были лучшей наградой за все наши тяжкие муки.

  * Об этом дожде в ночь на 30 (  31 ?) августа вспоминают многие участники отхода за р. Червленая. -прим.

                                                         (О контрударе 31 августа –прим.)

      31.08. Вместе с «крылышками» — так  мы позвали бойцов 36-й гвардейской воздушно-десантной дивизии (на петлицах они носили авиационные эмблемы) — наносим удар в направлении Цыбенко.
Мой полк наступает в центре. Но, если по-честному, то наступать-то нечем. Активных штыков кот наплакал...
Поднялись в атаку, без шума, без выстрела. Но внезапность не удалась. Нас встретил губительный огонь. Пришлось залечь. Посылаю разведку, но и ее прижимают огнем. Все же разведка кое-что выяснила. Оказалось, что на окраине села закопаны танки, а между ними залегли автоматчики. Наступать без артиллерии — хана! Комдив свирепеет, грозит расстрелом, а успеха ни на дюйм. Остервенело бомбят «юнкерсы». Вновь связываюсь с комдивом, докладываю все как есть. Тот и слушать не хочет: пока не возьмешь Цыбенко, никаких разговоров не может быть.



                                                                http://s019.radikal.ru/i617/1709/e1/db4e3bb2d8fb.jpg

  Весь день ведем огневой бой. Подняться в атаку невозможно — свинцом заливает. Словом, от нашего контрудара получился пшик. Надо класть голову на плаху... Трибунал! — иного слова «хозяин» не найдет. Ему ведь тоже держать ответ перед командармом…»

                      Короткое донесение 204 сд о бое в ночь на 1сентября (Портал «Память народа»):

« Части дивизии в течение дня и ночи 1.9.42 г. , ведя бои с превосходящими силами танковой пехоты противника при сильной беспрерывной бомбежке с воздуха, уничтожив до двух батальонов пехоты и 32(?) штук танков противника удерживали рубеж выс. 96.3, выс. 93.7, выс. 77.7, поляна 2 км восточнее выс. 110.8, понеся большие потери :
700 СП до 20% личного состава ;   706 СП до 40% личного состава;  730 до 70% - было 650 человек, осталось только 230 человек.
657 ЛАП-около 15 человек и одно орудие повреждено.
С 4.00 по приказу начали отход для занятия новой оборонительной полосы :ПЕСЧАНКА, высота с горизонталью 140, ТРИ КУРГАНА /иск/ выс. 143.5…»   

    По некоторым данным потери 204 сд в ходе этого контрудара составили 598 человека общих потерь.       


                                                       http://s013.radikal.ru/i325/1709/56/6bc0f6622840.jpg

                                        ( Фото представлено участником форума "Миша208")

                  Воспоминания Зеленкова:

« 01.09. Обычно в этот день детишки шли в школу. Шли с букетами цветов, в ярких пионерских галстуках. Мир... Какое это теперь далекое слово! Я пишу его под разрывы снарядов, но знаю, что он, этот мир, непременно придет. Мы победим. Правда за нами.
А пока нам очень и очень тяжело. Враг хочет прижать нас к Волге, сбросить в нее. Ничего-то у вас не выйдет. В этом я твердо уверен. Частный успех еще не победа.

При отходе, как сказано раньше, Скворцов пригрозил мне расстрелом. За что? Полк в полукольце. Сосед справа, курсанты, по-моему, Орджоникидзевского* училища драпанули. Шло-то всего десять танков, а у страха глаза велики, показалось — туча! Никитин докладывает: фланг открыт, танки нас вскорости сомнут. Что делать? Я ему в запале: «Хоть один шаг назад — расстреляю!» Отвечает: «Ляжем, но не отступим. Прощайте!» Я ему: «Стой, милый, Родина тебя не забудет». Никитина я знаю, слово у него твердое.
      В конце концов нашел общий язык с курсантами и совместной дружной атакой положение восстановил. Докладываю Скворцову. Тот: «Прости меня, дорогой, в горячке чего не бывает».
    Подумал о себе: ты сам-то не ангел. Срываемся все. Вокруг кипит, и ты тоже вскипаешь…»
* 204 сд  было придано Краснодарское ПМУ -прим.


                                                 О командире 730 стрелкового полка

    В дневнике Зеленкова встретились строки о гибели командира 730 стрелкового полка в середине августа у станции Абганерово -  его фамилия Стыцук ( Стыцюк), полк попал под удар немецких танков и попал в окружение.

По данным ОБД "Мемориал" СТЫЦЮК Игнатий Иванович, командир 730 сп 204 сд  был убит в бою 17.08.42 г


                                                                                 http://s018.radikal.ru/i523/1709/5d/2e61660f2d9d.jpg


Однако по документам разведки немецкой 371 ПД ( группа "Шведлер") Стыцюк попал в плен. Ниже приводится заголовок допроса разведотдела 371 пехотной дивизии.


                                                                  http://s011.radikal.ru/i316/1709/68/03cee290bd0c.jpg

Однако Стыцюк сумел бежать из плена и погиб уже в партизанском отряде :

                                                                   http://s019.radikal.ru/i622/1709/63/78d2836b118f.jpg

      Стыцюк И. И увековечен как погибший в битве за г. Сталинград на Мамаевом Кургане ( последнее знамя, при выходе из Пантеона)


                                                           http://s018.radikal.ru/i506/1709/c4/2f62271d857a.jpg

                                                                                         (Фото  2016 г.)

Отредактировано Александр Д (26.09.2017 22:03:02)

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Приветствую !

Продолжение описания боев на южных подступах к г. Сталинград.

Отход правого фланга 64 Армии: 157 сд, Грозненское Военно – Пехотное училище,  66 морсбр и 1-е Орджоникидзевское Военно – Пехотное училище.

  Итак к вечеру 31 августа основная часть ( вернее её остатки) 64 – й Армии Шумилова после ожесточенных боев сумела выйти из наметившегося окружения за реку Червленная, и начала приводить себя в порядок, снова вступая в ожесточенные бои с наступающими немецкими и румынскими дивизиями.
Тем временем правофланговые подразделения армии, которые начали отходить первыми еще днем 29-го августа до этого времени всё ещё продолжали  движение.
  Снова сказывалось то, что  отходящие части получили приказы с опозданием, и  приказ на отход за Червленную видимо им не поступил. Таким образом  правое крыло 64 А :  66 оморсбр, 1-е ОВПУ, ГрознВПУ, 157 сд и приданные им арчасти, так же как и части левого фланга шли занимать рубеж по Донской Царице.

Об отходе 157 сд рассказывается в книге "76-я гвардейская Черниговская." По всем данным  командование дивизии и артполк сумели выйти ранее за р. Червленая, остальные же части дивизии попав под удар немецких танков 24 тд, вынуждены были изменить направление отхода, в итоге части 157 сд были разобщены.

                                                                http://s46.radikal.ru/i111/1711/ef/ef53db479e15.jpg

        Из книги:
,, Командующий армией приказал 157-й дивизии отойти на подготовленные позиции по реке Донская Царица
Дивизии предстояло совершить отход за 50 км в условиях непосредственного соприкосновения е противником. Приказ армии на отход дивизия получила с опозданием на несколько часов. Разведка, действовавшая на оголенном фланге соединения, докладывала, что тапки и пехота противника заняли Зеты и продвигаются к Нариману.
Концентрически построенные оборонительные рубежи вокруг Сталинграда не имели отсечных позиций. Поэтому прорыв противника на Зеты лишил возможности не использовать рубеж обороны, подготовленный по рекам Мышковатый Ерик и Донская Царица. На подходе частей 157-й дивизии к реке Донская Царица 30 августа противник уже создал угрозу их окружения, что вынудило командующего армией отдать приказ о дальнейшем отходе дивизии на рубеж реки Червленой.

   Не дойдя до указанного рубежа, колонны частей дивизии были атакованы со стороны Варваровки и Гавриловки танковыми подразделениями противника и подверглись налетам вражеской авиации. Не имея возможности вступить в бой с танками, дивизия изменила направление движения и вышла по балкам и оврагам сначала севернее назначенного ей района, а затем от станции Басаргино повернула на юго-восток в свою полосу. Эти маневры потребовали много времени.

К вечеру 30 августа в полосу обороиы дивизии на реке Червленная вышла только артиллерия на мехтяге: гаубичный дивизионов 422-го артполка и армейский тяжелый 111-й артиллерийский полк. Они заняли огневые позиции и  подготовились к бою…»


                Из журнала боевых действий 633-го стрелкового полка 157 сд :
                                         29 - 31 августа 1942г
  ,, Полк в составе дивизии отходил в направлении Сталинграда, сдерживая на промежуточном рубеже: Черноморов - Громославка, Шебалин -Васильевка, Васильевка - Ивановка, Рубежный - совхоз Крепь, Варваровка - Цебенко, превосходящих сил противника. По выходу из Бузиновка противнику удалось танками вклиниться в боевые порядки и расчленить части: в дальнейшем полк продолжал отход без непосредственной связи со штадивом. Полк находясь в постоянной угрозе окружения, прикрывая фланги отрядами, продолжал отход удерживаясь на выгодных рубежах. Полк выводил старший лейтенант Батиевский с комиссаром Сотниковым.
Смело и решительно вступила в бой 82 мм рота минометчиков, командира роты Вахненко, при атаке танками колонн нашего полка у Бузиновки.
Особенно сильная угроза окружения нависла при достижении станция Карповская. Сжимая "клещи" мотопехотой и танками противника в массовом количестве применял авиацию. Авиабомбой были убиты лейтенант Козырь с бойцами расчета 45 мм батареи и ранен начальник артиллерии - Довидчун(?)
                                  1 и 2 сентября 
  Полк подошел к северо - западной окраине Сталинграда и установил связь со штабом дивизии."

* Старший лейтенант БАТИЕВСКИЙ Михаил Иванович 1911 г.р, прошел всю войну.
** Лейтенант ВАХНЕНКО Диомид Спиридонович - (гв. капитан 237 гв. СП 76 гв. СД, погиб 19.07.1943 г.)

  Части 157 сд после многочисленных "плутаний" вышли к 2 сентября в район ст. Микояна, т.е в полосу 62 Армии.

                                          Отход 1-е Орджоникидзевское военно - пехотное училище

  Большой путь проделало и 1-е Орджоникидзевское пехотное училище, отходившее вместе с 66-й морской стрелковой бригадой, и в районе Карповки попавшее на марше под танки 24 ТД.

Воспоминания курсанта 1-го Орджоникидзевского училища Косинского Филиппа Савельевича ( из книги «Крымчане – защитники Сталинграда»):

,, В середине августа батальон полка, одна батарея и минрота были переброшены в совхоз «Парижская коммуна», где с ходу контратаковали противника. В ожесточённых схватках он был частично уничтожен, а уцелевшие его подразделения выброшены с позиций. У нас пали смертью храбрых офицеры Павлов, Степанов, политрук Попов, Омельченко, Чернов и другие. Хоронили их в воронке от снаряда, обещая насмерть стоять за родную землю».
Много курсантов погибло и в конце августа в районе Карповки, когда полк атаковали фашистские танки, мотопехота и авиация. Но и врагов уничтожили тогда немало. На правом фланге по-прежнему развевалось знамя училища, спасённое курсантами Павловым и Кузнецовым.
Затем был сформирован отдельный курсантский отряд для защиты центральной переправы через Волгу. Противник прочно удерживал превосходство в воздухе. Но мы не сдавались... "

                  Воспоминания курсанта 1-го Орджоникидзевского училища Чехлова Василия Васильевича :

,, В конце августа мы оказались в мешке, когда немцы оказались у стен города. Наше училище заняло последнюю оборону в районе Карповки, это от Сталинграда километров 30-35. Ночью 30 августа училище получило приказ на отход в город, но связные не всем сообщили об этом. Я тогда был командиром взвода. Когда стало светать, нас оказалось на переднем крае всего человек 150. Мы решили выходить к городу, но тут налетели самолеты и не дали поднять нам головы. Решили держаться до вечера, а ночью выходить по балке. В это время увидели, как немецкие самолеты бомбили эту балку и определили, что бомбят наше училище. На следующий день, когда мы выходили к городу, все это подтвердилось. На месте бомбежки были побиты наши лошади, брошены пушки, часть обоза, и несколько курсантов прятались от бомбежки и остались на месте.
У одного из этих курсантов было знамя училища, которое мы с лейтенантом Георгием забрали и утром были в районе Бекетовки, где нашли свое училище. Нам сообщили, что уже есть приказ на расформирование, поскольку училище потеряло большое количество личного состава."

                  Из воспоминаний Ивана Гавриловича Огурцова, курсанта 1-го Орджоникидзевского училища:

,, Перед обедом следующего дня в двух километрах от станции Карповка (сейчас там проходит Волго-Донской канал) курсантов настигли 34 немецких танка с автоматчиками. Командир приказал всем окопаться и приготовиться к бою. Отражать наступление танков было сложно: не было ни пушек, ни противотанковых ружей, были лишь противотанковые гранаты. Хорошо, что на правом фланге находилась 66-я морская бригада, которая имела 45 мм противотанковые пушки и установки «РС»-катюши, с их помощью курсанты отбили танковую атаку, разогнали по полям автоматчиков и двинулись дальше на Сталинград. Рано утром 1 сентября 1942 года курсанты разрозненными отрядами вошли в Сталинград."

                                            http://s018.radikal.ru/i510/1711/22/0dd0ce1dcf8e.jpg                                         


   После гибели начальника училища Лаврентьева, командование принял подполковник Николаев С. Г - в дальнейшем Герой СССР.  В своем предновогоднем письме к жене Евгении Николаевне он с гордостью пишет: «Передай, мы ВЦИКовское знамя училища сохранили. Тяжело, ох, тяжело было, но свою задачу выполнили – Сталинград остался нашим городом».

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

В это же время из под Калача и севернее начали отходить и части 62-й Армии Лопатина: 20 мсбр, 131 сд, 196 сд, 33 гв.сд  и части 115 УРа, которые так же с боем прорывались через немецкие части 6 А и 4 ТА, идущих навстречу друг другу.

                                                          http://s018.radikal.ru/i524/1711/25/4a0a57411529.jpg

                               Положение и перемещение частей 62 и 64 А на начало 1.09.1942 г Отдельно показаны части 115 УР (ОПАБ)

  Ранее  всех начали отходить 112 сд, 33 гв.сд и 196-й сд, они прикрывались уже вступившей в бой на разъезде Басаргино 131 сд с 169 тбр. Однако здесь потери были не такие большие, так как у немцев здесь не было моторизованных частей и 6 Армия Паулюса продвигалась  медленнее чем 4 ТА Гота.
    В штабе 6 А конечно же рассматривался вопрос об участии танковых подразделений в участии прорыва к 4 ТА Гота, но постоянные атаки частей Красной Армии северного фланга сводили на нет эти приготовления.
  Отсрочка прорыва немцев в Сталинград конечно достались дорогой ценой павших частей Красной Армии у Орловки и на подступах к ней, но и немцев удалось задержать на две недели.


Итак отходящие на новый рубеж обороны части 62-й и 64-й армий попали под удар немецкой 24-й танковой дивизии, так как выше сообщалось что в 6 А Паулюса не было свободных танковых частей, и 71-я пехотная дивизия пока дожидалась действий 4 ТА, чтобы самой перейти в наступление.
Вот как происходил отход частей 62-й Армии на новый рубеж  по донесениям и воспоминаниям.



                              http://s008.radikal.ru/i303/1711/63/eb32dcd85e33.jpg

Первой отходила 112 сд Ермолкина :

  « КОМАНДУЮЩЕМУ 62 АРМИИ
Боевое донесение Штадив 112 Средне -Царицынский 23.30 30.08.42 Карта 100 000
1. Приказание о выступлении получил в 19.10  30.08.
2. Дивизия с 23.00 30.8. совершает марш по маршруту Советский, раз.Прудбой, Карповская и к утру сосредотачивается Синеоковский, Новый Рогачик, балка Яблоневая.
3. В 158 ОПАБ послан офицер связи. Подтверждение в получении к этому времени не получил. Принимаем меры проверки получения приказа
Командир 112 сд подполковник Ермолкин
Комиссар дивизии: полковой комиссар Липкинд
Нач.штаба :полковник Трошин»


                      http://s02.radikal.ru/i175/1711/39/64bd1d574c8d.jpg
                       ( После гибели комдива 112 сд Сологуба И. П. временно исполнял обязанности командира  дивизии до прибытия Ермолкина )

Следующее фото с сайта www.polkmoskva.ru. Вероятно сделано в середине августа 1942 г. после назначения  Ермолкина командиром 112 сд. Крайний справа по всей видимости Годлевский, второй  - Ермолкин. После тяжелых боев 14 -17 октября за Тракторный завод Ермолкин будет отстранен от командования дивизией ( в связи с потерей управления и подачи ложных донесений) переведен в 169-ю сд.

                                              http://s010.radikal.ru/i311/1711/cf/7af4894cd122.jpg


         

                          Из последующих оперсводок 112-й стрелковой дивизии :
                                                     1 сентября :
     ,, Дивизия в ночь на 1.9.42 совершив марш по маршруту б.ЯБЛОНОВАЯ, ПИТОМНИК. ОТФ, ГУМРИК* вышла в район обороны б.ДЕСЯТАЯ,ГУМРИК, СТАЛИНГРАДСКИЙ, УВАРОВКА.
524 сп в 6.00 прошел СТАЛИНГРАДСКИЙ.
385 сп в 5.00 1.9, подвергшись авианалету мелкими группами выдвигается в район обороны сар/2 км севернее КАМЕННЫЙ БУЕРАК/, КАМЕННЫЙ БУЕРАК
416 сп в 21.00 31.8 атакованный танками противника и понеся потери в обозе вышел в район ГУМРАК.
За период марша в ночь на 1.9. отрезано танками и неизвестно где находятся 413 человек. Приняты меры/ посылка командного состава/ для вывода людей в район полка.
Полк имеет 480 человек..."
  *  ГУМРИК (ГУМРАК) – так приведено в сводке и на карте.

Тем временем 131 стрелковая дивизия Песочина форсированным маршем подходила к разъезду Басаргино, где вместе с прибывшей из – под Россошек 169 ТБр начала отражать атаки немецкой 24 ТД.

   Вероятно при выходе из Карповки  к Сталинграду перемешавшиеся части 62-й и 64-й армий проходя Яблоновую и Дубовые балки  попали под немецкий обстрел и бомбежку и прорвавшиеся танки 24 ТД.  Пока неясно каким маршрутом отходили все части 62 А, но возможно 20 мсбр и батальоны 115 Ур отходили по Дубовой балке, а курсанты 1-го Орджоникидзевского училища и 66 морская бригада - по Яблоновой.

Воспоминания командира 20-й мотострелковой бригады гв.подполковника Ильина  П. С.  о выходе из окружения из района Карповки совместно с 66-й морской бригадой и 1-м Орджоникидзевским училищем и частями 115 -го УРа.
Несмотря на некоторые неточности в воспоминаниях Ильина, видно какой путь проделали 66-я морская бригада и 1-е Орджоникидзевское училище курсантов выходившие, с 29 августа от р. Мышкова. По воспоминаниям и боевым донесениям 20 мсбр этот выход был в ночь с 1 на 2 сентября.

                                                                http://s019.radikal.ru/i628/1711/83/913b017fa7ea.jpg
                                                                 
                                               (Фото находится в музее - панораме" Сталинградская битва." г. Волгоград.)

,, В 14 часов ко мне явился командир 60-го укрепленного района (160-й ОПАБ 115 УР -прим), занимающего оборону восточнее песчаного карьера, в дзотах, подполковник (к сожалению, забыл фамилию) и доложил мне, что он получил приказание Военного совета 62-й армии о том, что все части и соединения, оказавшиеся в окружении в районе Карповки, в том числе и 60-й укрепленный район, подчинены командиру 20-й мотострелковой бригады.
А еще через несколько минут после этого прибыли со своими частями командир 66-й стрелковой морской бригады А. Д. Державин и комиссар подполковник М. П. Ломоносов, начальник и комиссар Грозненского училища*** имени С. Орджоникидзе, командир и комиссар 48-го укрепрайона( 48 ОПАБ 115 УР -прим.).

( *** - здесь неясно что имел ввиду Ильин,  в этот район отходило 1-е Орджоникидзевское училище, но пока нет сведений каким путем отходило Грозненское училище, возможно какая-то часть училища выходила с этой группой, но это только конечно предположение)

    Все эти соединения были расположены в оврагах и лощинах в районе песчаного карьера и Карповки. Их командиры находились на моем НП на высотке в районе песчаного карьера.
К этому времени солнце уже стало садиться, и тут мы увидели, как со стороны Басаргино на гладком поле развернулось около ста немецких танков и до двух полков пехоты. Танки в два плотных ряда, лязгая гусеницами, не открывая огня, двигались в направлении нашей обороны. За ними густыми цепями бежала пехота. Это была 24-я танковая немецкая дивизия, занявшая Басаргино, и пехотные полки 51-го армейского корпуса.
  Я тут же вызвал к себе командира 60-го укрепрайона и спросил, сумеет ли он отразить танковую атаку врага и есть ли у него термитные снаряды. Он мне уверенно ответил, что весь личный состав 60-го УРа, в том числе и он, умрут, но врага не пропустят. Я сразу поверил в этого смелого, решительного и волевого командира, и он оправдал себя в этом бою. А подполковнику К. Парфенову приказал, чтобы немедленно все орудия поставил на прямую наводку для стрельбы по танкам. Пулеметы и минометы вместе с мотострелками бригады должны уничтожать пехоту, а огонь открывать только тогда, когда начнут стрелять дзоты 60-го укрепрайона, по моему сигналу ракетами с НП.

    Мы надеялись ошеломить врага мощным огневым ударом, иначе нам было бы трудно бороться с таким сильным противником. 66-я морская бригада, училище имени С. Орджоникидзе и другие части находились в резерве, так как сразу нельзя было развертывать все части в такой обстановке, ибо немцы могли нас атаковать со всех четырех сторон. Танки шли нагло и уверенно. Наступили тревожные минуты. Даже видавшие многое в жизни командиры с волнением подходили ко мне и спрашивали:
—    Товарищ полковник, почему не открываем огня?
Танки противника подходят к нашим боевым позициям.
Пришлось отвечать резко:
—    Не мешайте, товарищи, идите на свои места и ждите указаний.
А сам продолжал пристально наблюдать за двигающимися немецкими танками, выбирая момент для открытия огня. Я хорошо понимал: в этой тяжелой обстановке если ошибусь, то это будет стоить очень дорого всей нашей окруженной группе войск. Поэтому огонь по танкам противника с дальних дистанций, я был убежден, не даст никаких результатов. Мы только раскроем свое малое количество артиллерии, потеряет значение 60-й укрепрайон, на который я возлагал большие надежды в разгроме танков врага, во взаимодействии его с артиллерией 20-й мотострелковой бригады.
Все это мгновенно проносилось в голове во время наблюдения за двигающимся врагом.

  Когда до танков осталось метров триста, я приказал всем открыть огонь, и поле боя сразу ожило. Ураганным огнем были встречены захватчики. Через несколько минут уже горели и дымились 12 танков. Нам было хорошо с НП видно, как редели цепи фашистской пехоты. Мы слышали даже крики и ругань немецких офицеров, подгоняющих своих солдат. Немецкие танкисты, попав в зону сплошного огня, открыли беспорядочную стрельбу из пушек и первое время еще пытались продвинуться вперед. Но когда увидели, что начало гореть еще много танков, это привело их в полное замешательство. Танки круто повернули назад и, не обращая внимания на свою пехоту, стали быстро удирать, а за ними, поливаемая нашим беглым огнем, побежала и пехота.
Горячий бой длился не более часа. Противник потерял свыше двух рот пехоты, а когда стемнело, мы с комиссаром Романом Михайленко по пылающим факелам насчитали подбитыми 27 танков. Результат неплохой. Откровенно говоря, мы сами не ожидали, что за такое короткое время добьемся таких успехов против сильного врага. Этому помогла выдержка, внезапный огневой удар и мастерство артиллеристов 20-й мотострелковой бригады и артиллеристов 60-го укрепленного района. Все воины действовали по-суворовски, сражались не числом, а умением, отважно и мастерски. Свидетелями в этом бою на НП были командиры и комиссары 66-й стрелковой морской бригады, Грозненского училища им. С. Орджоникидзе и уровских частей. В этом бою мы не понесли никаких потерь.

     Наступившая ночь на 2 сентября 1942 года была тем ной. Мелко накрапывал дождик. Кругом стояла тишина.
Так как все части и соединения находились в сборе, то ровно через пятнадцать минут после приказа 3-й мотострелковый батальон — передовой отряд 20-й мотострелковой бригады двинулся по Дубовой балке. За ним пошли 66-я морская стрелковая бригада, училище имени С. Орджоникидзе, части 48-го, 175-го и 60-го укрепрайонов. Замыкали колонну остальные батальоны 20-й мотострелковой бригады.

   В это время к нашей колонне присоединилось несколько человек из поста ВНОС, до этого находящегося в районе хутора Майоровского и Калача. Среди них были связистки-разведчицы Ольга Николаевна Сюлемезова, Александра Петровна Бурнашова. Последними выехали на «виллисе» из Карповки вместе со мной П. Ковган, Р. Михайленко, А. Жигалкин, боевой, отважный водитель машины Н. Е. Сурков, мой дорогой Коля, с которым я прошел вместе почти всю Отечественную войну. Он уверенно вел машину. Мы объехали в темноте всю Карповку, все места стоянок частей, посмотрели, не осталось ли кого из раненых или имущества и, убедившись, что все ушли своевременно, помчались догонять хвост колонны.
  При въезде в Дубовую балку остановились, прислушались: никакого шума, ни выстрелов. Значит, гитлеровцы еще не обнаружили движения нашей колонны. Этому помогала темная ночь и дождь, загнавший фашистов в укрытия. Сырая погода позволяла ясно слышать с обеих сторон балки немецкую речь. Значит, где-то недалеко находились фашисты, а в это время, у них под «носом» выходила из окружения наша группа войск.
Правда, с выходом из окружения мы снова попадали в самую гущу гитлеровских войск, наступающих непосредственно на Сталинград. Но, прорываясь из этого кольца, мы надеялись на лучшее.
Выходящие части прошли уже большую половину пути по Дубовой балке. Вдали чуть забрезжил рассвет, и тут передовой отряд колонны наткнулся на немцев. Сразу предрассветную тишину прорезало множество автоматных очередей, заработали пулеметы. Справа, сзади нас, появились танки, открывшие по нам огонь трассирующими снарядами. Вот только когда проснулись фашисты! Поздно, проспали нас.
— Скоро мы выскочим из кольца,— ободряюще сказал я своим товарищам.

   В этот момент 196-я стрелковая дивизия полковника Васильева* немедленно ринулась к нам на помощь, чтобы совместными действиями разорвать боевые порядки вражеских частей. Кругом мгновенно все загрохотало. Беспрерывно взвивались в небо белые и красные немецкие ракеты, слышны были крики. Фашисты дрались ожесточенно, не давая нашим частям объединиться. Но наши воины сражались еще упорней и храбрей, продвигаясь друг к другу, и наконец фронт фашистов был прорван, и наши части стремительно стали выходить в образовавшуюся брешь в район полустанка Алексеевки."



                                                      http://s018.radikal.ru/i506/1711/14/c610ca1bf37d.jpg

*Державин Александр Дмитриевич
***Командиром 1-го ОВПУ на тот момент был Николаев Сергей Григорьевич.
**** Командиром 196-й сд в тот период был полковник Иванов В.П, который вступил в командование дивизией 20.08.42 г. после гибели комдива Аверина Д. В. 7 августа).

  Однако все же во время этого прорыва большая часть 66-й морской стрелковой бригады понесла большие потери : многие попали в плен или  же были убиты и ранены, такая же участь постигла и остальные части выходящие по этой балке - курсантов 1-го Орджоникидзевского училища, части 115 УРа и самой 20 мсбр.

Подтверждение, что в этих балках понесли большие потери выходящие части 64-й и 62-й армии приводятся в следующих воспоминаниях, опубликованные краеведом-историком О.Поздиным:
,, В тяжелом положении оказались 66-я и 154-я морские стрелковые бригады, 115-й Укрепрайон и несколько батальонов Орджоникидзенского пехотного училища. Они лишь успели дойти до внутреннего оборонительного обвода, как 31 августа противник танковыми соединениями перекрыл единственный ведущий к Волге (по железнодорожной линии Сталинград — Донская) узкий коридор. Все вышеуказанные части, за исключением 154-й морской стрелковой бригады уже к 1 сентября оказались в окружении в районе станции Карповская. Удалось установить, что только 66-я морская бригада полковника Державина с 31 августа по 3 сентября потеряла без вести пропавшими 761 человека, в том числе 60 командиров.
Точно известно, что трое офицеров этой бригады, пропавшие без вести 1 сентября, прошли через пересыльный лагерь Гослесопитомник. Это А. С. Мусалин, Н. Ф. Астахов и Н. Н. Митюшкина. Сколько еще воинов 66-й морской бригады находилось в этом лагере, сказать трудно.

    За три дня боев в окружении 20-я мотострелковая бригада потеряла пропавшими без вести 150 бойцов. К моменту формирования (начало мая 1942 г.) она насчитывала 3152 человека. 30 августа в ее составе числилось 400 бойцов, а 3 сентября — всего 33 активных штыка.

Воспоминание бывшего узника лагеря Гослесопитомник командира 3-го батальона 66-й морской бригады майора Н. Ф. Астахова*. Как уже говорилось, вместе с Астаховым в плен попали комиссар А. С. Мусалин**, командир санитарного взвода Н. Н. Митюшкина***, многие бойцы и командиры. Вот как это произошло:
,, При выходе изокружения по балке Яблоневая батальон наткнулся на сильную группу противника. Часть батальона была уничтожена, часть взята в плен. Такая же участь постигла и санвзвод. При попытке к бегству комиссар Мусалин был убит..."

(*АСТАХОВ Николай Филиппович, майор, командир батальона 66 мор.стр. бригады. Пропал без вести 1.9.42  х. Ракотино.
** МУСАЛИН Александр Сергеевич -военный комиссар 3 отд.стр. батальона 66 отд. морской стрелковой бригады пропал без вести 1.9.42 г.
***МИТЮШКИНА  Надежда Николаевна, командир санвзвода 3 б-на 66 оморсбр пропала без вести у х.Ракотино 1.09.42г. Осталась жива -ОБД)

            Бывший узник лагеря в с. Карповка Г. М. Кривицкий * вспоминает:

«В августе 1942 г. я был подносчиком снарядов в 160-м отдельном артиллерийско-пулеметном батальоне 115-го УР. 31 августа мы заняли со своим орудием позицию в районе разъезда Басаргино, на высоте Яблоневая. Вскоре со стороны Россошек и Дубинино пошли танки. Мы открыли прицельный огонь. Две машины загорелись. Кто-то закричал: «Танки сзади!». Когда я обернулся, то увидел: со стороны поселка Нариман шли вражеские танки, они находились уже в 500 метрах. Мы стали разворачивать пушку, но либо пущенная из танка очередь, либо осколок от разорвавшегося рядом снаряда ударил меня по ногам.

Я упал и потерял сознание. Когда очнулся, то уже ходили немцы и полицаи, собирали пленных, добивали раненых. Я попытался встать, но рана была серьезная. Меня и еще 5 бойцов староста села Карповка увез на подводе в Карповку, где нас бросили в колхозное овощехранилище. Помню, там были еще девушки пленные. Одну я запомнил — связистка из нашего 115-го УР Жукова Антонина. Потом крепких мужчин и девушек забрали в лагерь, а мы еще месяц находились в этом погребе. Потом тех, кто оправился после ранения, в том числе и меня, погрузили на станции в эшелоны и повезли на Запад. В Шепетовке нас, три вагона с пленными, отбили партизаны».
(По данным ОБД "Мемориал" : КРИВИЦКИЙ Георгий Михайлович 1911 г, 160 опаб 115 УР попал в плен 28.08.42 г.)

66 –я морская бригада была практически разгромлена при этом отходе, потери составили более 1000 человек. Вышедшая в район Верхней Ельшанки она насчитывала в боевых порядках около 200 человек.

                           Донесение бригады после выхода из окружения:

                                  « КОМАНДУЮЩЕМУ 64 АРМИИ
                                 ШТАБРИГ 66 Балка/ 8250-64/  4.9.42
Собранные после выхода из района Н. Рогачик части бригады к 6.00 4.9.42 заняли рубеж обороны к 6.00 4.6.42 согласно боевого приказа О67/ОП в составе: 2 сб - 98 чел., учебная рота-46 чел., артдивизион 76 м/м - 6 орудий, ПТО -4 орудия и 2 миномета 82 м/м..»

Отредактировано Александр Д (05.11.2017 23:26:00)

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

В поселке Микояна в 2014 году владелец копал под септик-нашел останки.Поехали поднимать- у бойца жетон заполненный.Две лимонки при себе было, но ни каски, ни головы.Из 112 с.д. Видимо один из пропавших 413 человек.

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

А вот непонятна суть маневра.35 дивизия Глазкова из под Россошек перебрасывается под Воропоново-Садовая.(Где и погиб Глазков) А 112 отходит на Гумрак. И далее на Каменный Буерак.Зачем?Между Гумраком и Воропоново 20-25 км.Суть какая в этой переброске?

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Приветствую:

Булату Гарипову :

По всей видимости 35 гв.сд была наиболее боеспособной частью 62 А на этом направлении, прибывшие недавно в состав 62 -й Армии 124, 149 и 115 Осбр трогать видимо было нельзя, т.к  направление в районе Спартаковка -Орловка видимо было наиболее важным –пытались пробиться к Сталинграду со стороны Ерзовки.

Остальные же части 62 А   были просто разбиты в боях за р.Дон в августе:  33 гв.сд, 196 сд, 399 сд, 131 сд и 112 сд. Конечно, они видимо были немного пополнены, но в целом их состояние было очень плохим, тем более прибывающее пополнение было совсем не подготовленным.

  Возможно поэтому в район Бассаргино вместе с 169 ТБр и была переброшена 35 гв.сд, как наиболее боеспособная часть и проявившая себя в ожесточенных боях с немцами в районе Россошки.  На 12.08.42г перед вступлением в бой в 35 гв. сд  состояло 9 333 человека. 
Но к 1 сентября 35 -я гвардейская стрелковая понесла большие потери, в её составе на 3.09.42 находилось всего 2 818 *человек ( вместе с 169 ТБр). Только один 101 гв.сп потерял в боях с 23 по 31 августа  1 646 человек общих потерь - из них 256 убитыми и 656 без вести пропавшими**.

* Возможно в боевом составе дивизии  на 3.09 не показаны части  за Волгой – ок. 1200 чел.   

**Все выше приведенные данные взяты из книги ветерана 35 гв.сд И. Я. Гончарова " Россошинский рубеж".

   В целом эта перегруппировка сумела задержать немцев, но отсутствие полноценной разведки приводило к бесконечным переброскам частей с одного места на другое. Например, как ранее сообщалось  этот район (Ст. Садовая - Воропоново)  несколькими днями раньше занимала 124 Сбр Горохова, которая была переброшена к 28 августа уже к Спартаковке.

  Но именно этот участок ( Басаргино - Воропоново - Садовая и Верхняя Ельшанка) на стыке фронтов 62 и 64 Армий в дальнейшем сыграл главную роль в прорыве немцев в Сталинград. Нельзя сказать, что командование ЮВФ не видело эту угрозу, наоборот в этот район постоянно  перебрасывались новые части. Но немцы далее прорвались именно в этом месте. Об этом будет рассказано чуть позже.

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Спасибо за развернутый ответ.

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Одной из трагических страниц отхода 64-й Армии 29 -31 августа стала судьба Грозненского курсантского полка. Как ранее сообщалось полк понес большие потери  с середины августа в боях с румынскими частями за Капкинку и Васильевку, одна рота 25 августа попала в окружение. Сколько состояло в строю на 29 августа - неизвестно.

  На данное время нет сведений и воспоминаний по какому маршруту точно отходило Грозненское военно – пехотное училище 29.08 – 1.09.1942 г., и в каком месте произошли последний бой и гибель штаба.
  По приказу 64-й Армии 28 августа училище подчинялось 157 сд, и должно было отходить по маршруту: Ерико –Крепинский – совхоз Крепь, далее занять оборону Береславка – Цибенко.
Но как выше сообщалось, отходящие части 157 сд подверглись атаке 24 тд у Бузиновки и сменили свой маршрут. Получило ли приказ училище об отходе неизвестно, однако в воспоминаниях курсанта Дроздова утверждается, что приказ об отходе училища привезли на самолете связи 29 августа.

    Можно лишь утверждать, что последний бой был в одной из многочисленных балок с 29-го по 31 августа при отходе к Донской Царице и Червленой. В этом бою погиб штаб училища с его начальником полковником Сытниковым и комиссаром Горюновым. В этом бою погибла и жена Сытникова. Существует несколько версий гибели, все они приведены ниже.

Курсант Виговский Н. А. был ранен до отхода училища, но в его воспоминаниях есть немного информации о гибели полковника Сытникова  : 
  «Утром появились самолеты и начали бомбить наши позиции. Одновременно обрушились снаряды, мины, кажется, не оставляя ни метра нетронутой земли. От этого грохота мы глохли, глаза слезились, слепли от гари и пыли. Пехота под прикрытием четырех танков пошла в наступление. Мы заставили немцев опять отступить. Тогда один из двух танков подбил курсант Слепышев из Ессентуков.
    В этом бою я был ранен в ногу. При переправе через Волгу наш пароход с ранеными, идущий под флагом Красного Креста, разбомбили. Многие погибли, а я после контузии очнулся в овраге – подобрали, как оказалось женщины, работающие на пристани.  Я попал в госпиталь в Энгельсе,  излечился и вернулся на фронт.
   Больше месяца наш полк под командованием начальника училища полковника П.С.Сытникова вел бои. Курсанты прочно удерживали свой рубеж, но полк нес большие потери. Когда в конце августа немцы высадили свой десант в тылу полка, осталось всего 111 курсантов и офицеров. Из всего полка!
Когда командир собрал всех в Васильевской балке и спросил: «Кто останется прикрывать отход остатков полка?», первыми отозвались пулеметчик Друсь и еще шестеро курсантов. Всю ночь они прикрывали отход. В последнюю атаку полк повел сам Сытников.
  Бой был неравным, прорваться удалось не всем. Полковник Сытников и его жена военврач тоже погибли в этом бою. Некоторые курсанты попали в плен, другим удалось прорваться и попасть в сводный полк, который продолжил под  Сталинградом . В их числе были пятигорчане Лазаренко, Выблов, Панасенко. Так перестал существовать наш полк как отдельное воинское соединение – ушел в бессмертие..."

                                                                  http://s019.radikal.ru/i632/1711/72/7a060d606d51.jpg

                                                                                  ( Фото 1938 г.)

  Бывший курсант Грозненского военно-пехотного училища ВОЙТОВ Михаил Георгиевич вспоминает о последнем бое. В этом рассказе так же упоминается курсант Друзь (Друсь):

                                                             http://s019.radikal.ru/i644/1711/5c/9ee4f7b784a7.jpg
                                                                                   
,,Командиром Грозненского военно-пехотного училища был полковник Сытников В.Г. Я со своим расчетом стоял за 3-4 над оврагом на прикрытии, если враг прорвется и будет угрожать с тыла. Нам сообщили, что рота наша уничтожена, и мы разбиты. Что делать? Пулемет поставили в окоп, накрыли шинелью, взяли с собой винтовки, патроны и попытались выйти из окружения. Был взят в плен, но бежал. Много молодых солдат полегло тогда в бою..."
Он навсегда запомнил подвиг курсанта своего училища Друса*. «Я пошел сдаваться», — сказал тот, а сам взял в обе руки гранаты, поднял их высоко над головой и пошел на врагов.
Михаил со своим расчетом на правом фланге не давал противнику выйти в тыл своего полка. И задача была успешно выполнена. Но, оставшись без командира, молодые курсанты не знали, что дальше делать, куда идти. И они, всего семь человек, стали пробираться к своим. Через два дня напоролись на румынскую засаду**. Сначала Войтов оказался в лагере для военнопленных в Котельникове Сталинградской области, затем в городе Шахты Ростовской области.

*Курсант Друсь ( Возможно - Друзь) увековечен на памятнике в с. Васильевка Октябрьского района Волгоградской области. К сожалению полных данных пока не найдено.
  **В этом районе в это время находились 2-я  и 20-я  румынские пехотные дивизии.

                 Воспоминания курсанта училища Дроздова И. Л :

,, Рано утром на «кукурузнике» прилетел офицер связи 64-й армии. Приказано отступать с боями к Сталинграду. Полк окружен. Вызвали в политотдел: мне необходимо вынести из окружения и сохранить партийно-комсомольские документы.
На мое плечо ложится рука. Оборачиваюсь — курсант нашего взвода Р.Золоцевский.*
— Что в мешке? Продукты? Накорми меня, — просит он.
Рассказываю о содержании вещевого мешка. Договариваемся: в случае гибели одного из нас документы несет другой. Нас обстреливают, прячемся в зарослях. Натыкаемся на подводу. Дрожа мелкой дрожью, забились в кусты лошади, запряженные в подводу. Около подводы, не выпуская из мертвых рук вожжи, лежит артиллерист. Сбрасываем под огнем противника груз с подводы. Лошади рванулись вперед. Мчимся, отстреливаемся. Вышли из окружения, помогли кони. Вот показались окраины Сталинграда.
2 сентября. Бекетовка, Кировский район Сталинграда. Идет формирование сводного курсантского полка на базе Краснодарского курсантского полка.
Нет нашего Грозненского полка. Упорные разговоры о том, что знамя ГВПУ курсанты из окружения вынесли и спасли..."

( *ЗОЛОЦЕВСКИЙ Рэм Иванович - погиб в бою 9 ноября 1942г. северо - западнее п.БЕКЕТОВКА (ОБД).
Его брат Владимир погиб месяцем  раньше,в боях за Кавказ. Мать погибших -  Золоцевская Антонина , участница гражданской войны  получив сразу две похоронки пошла на фронт.)



  Ветеран Грозненского пехотного училища Пернацкий Иван Карлович пишет в своих воспоминаниях ( Фонды музея –панорамы «Сталинградская битва):

« Разговоры и даже писания о том, что КП полка был разгромлен врагом 23-24 августа и даже раньше являются совершенно беспочвенным, необоснованным вымыслом. Как указывалось выше, 25 и 26 августа наш батальон имел непосредственную связь с КП полка. Кроме того, в ночь с 26 на 27 августа, мы, раненые, находились в санчасти, расположенной неподалеку от КП полка. Причем многие видели лично командира полка Сытникова и полкового комиссара Горюнова. Трагедия с командованием полка могла произойти и наверняка произошла лишь между 29 августа и 2 сентября 1942 года. Это подтверждается и описанием и схемой боя этих дней в районе Капкинский-ст.Абганерово-свх.Юркина.

  В местечке Ямы нас разместили в роще под большими деревьями, где мы находились несколько суток. Через два дня в этот эвакопункт прибыли из нашего полка раненые – ст.лейтенант –командир стрелковой роты Виноградов Василий Федорович. И мой связной Ваня (к сожалению, не могу вспомнить его фамилию).
  Они были ранены 29 августа при очередной атаке противника наших позиций. Они рассказали мне, что в нашем батальоне (да и в полку) осталось в живых совсем мало людей, что полк находился в полуокружении, что приказа об отходе на новые рубежи не было. Командный пункт полка продолжал действовать.
Ценные данные, проливающие свет на последние дни существования нашего курсантского полка, дают, кроме Виноградова В.Ф., Васильев И.Я., и чудом оставшиеся в живых курсанты Асюнин Александр, Лазаренко Михаил, Выблов Павел и другие.
Они заявляют, что штаб и КП полка были разгромлены врагом 29-30 августа, командир полка, комиссар полка и другие офицеры, находившиеся на КП были убиты. Те курсанты, которые остались в живых, и не смогли вырваться из кольца врага, как Асюнин, Лазаренко, Выблов, Дворников и другие, продолжали сопротивляться до последней гранаты, до последнего патрона. 2-го сентября оставшиеся в живых, без боеприпасов, 18 человек, в числе которых были раненые и изнуренные голодом, были взяты в плен …»
Он же пишет о гибели штаба к книге "ПЕРЕЛОМ":
«29 августа произошла трагедия, о которой мне рассказали чудом выжившие раненые. Полк находился в полуокружении, в ротах оставались единицы бойцов. Приказа об отходе с позиций не было, курсанты гибли на своих постах. Штаб полка был разгромлен врагом 29 августа к вечеру. Командир полка, другие офицеры в бою были убиты. Когда фашисты подняли на штыки полковника Сытникова, его жена — врач, начальник медпункта полка, застрелилась из своего пистолета. Фашисты взяли в плен лишь 18 раненых курсантов. Полк Грозненского пехотного училища полностью погиб, но не оставил своих позиций…».

Вероятно кто-то из курсантов видел гибель штаба и смог потом рассказать как это произошло, но кто это был - неизвестно.
После выхода из окружения, выйдя из подчинения 157 сд,  остатки Грозненского военно – пехотного училища числом около роты 4 сентября заняли оборону в районе Старая Отрада - из донесения Краснодарского ПМУ.

     Проживающий сейчас в г. Волгоград бывший курсант училища Козлов А. В., воевавший в Сталинграде в составе 158 ТБр всю жизнь посвятил поискам гибели полка и штаба Грозненского пехотного училища:
«В  конце войны он узнает, что почти весь состав, с которым ехал в эшелоне до Сталинграда, погиб в боях в конце 1942 года на линии обороны у Васильевка - Капкинка, но врага вперед не пропустил.

Материал  с сайта : http://v102.ru/70let/37909.html :


«Эта новость потрясла меня: после окончания службы в армии я поселился в Сталинграде и занялся восстановлением истории курсантского полка», - говорит он. Как рассказывает Анатолий Венедиктович, во всех официальных документах полк в 2500 человек числился пропавшим без вести.
  Не было никаких упоминаний о нем нигде, в том числе и в архивах. Но были живы свидетели и участники событий тех августовских событий 1942 года, с которыми он вел переписку, встречался, работал в архивах и привлекал поисковые отряды. По крупицам были установлены обстоятельства гибели штаба полка. 26 августа 1942 года, прорвав линию обороны, фашистские танки раздавили позиции курсантов, захватили штаб.  Сытников погиб, его жена, военврач медбатальона, застрелилась, комиссара полка Горюнова фашисты закололи штыками.

                                                              http://s009.radikal.ru/i307/1711/5a/e0a2f13da906.jpg
                                  (На памятнике и в ОБД неправильно указаны инициалы полковника Сытникова -прим.)

Накануне, 25 августа*, 70 человек из полка, оставшихся без боеприпасов, отрезанные от тылов, пытались с атаками прорваться и выйти из окружения. После гибели штаба удалось это немногим.«Я разыскал курсанта музыкального взвода Ильина Василия Алексеевича, который в барабане вынес с поля боя знамя полка, а это значило, что полк не погиб, - говорит Козлов.
В Васильевке я пытался на местности определить эти пункты, провести раскопки, поднять и достойно захоронить погибших. Но это не всякий раз удавалось, - делится ветеран. - Я не оставляю надежду на успешный результат и намереваюсь вновь организовать экспедицию в село. Важно найти место расположения командного пункта полка, место захоронения командного состава». По словам Козлова каждый год приезжают дети и внуки погибших, появляются новые имена, но у поселения нет средств для того, чтобы нанести их на памятник. Плиты на братской могиле также требуют реставрации.»

* Вероятно речь все же о 30 августа - прим.

                                                                  http://i013.radikal.ru/1711/41/67e335fe8d5e.jpg

Есть непроверенная информация, что фамилии павших курсантов на данном захоронении приведены по списку, находящемуся в музее курсантских полков в г. Волгоград. Вероятно многие курсанты увековеченные на данном захоронении были захоронены и пропали без вести в разных местах. Например найден командир роты Грозненского училища лейтенант Хмелевский, который числится захороненным в Васильевке,  попал в плен в районе Сталинграда -далее передан в Гестапо (СД) (данные ОБД" Мемориал"). Дальнейшая судьба неизвестна.

                                                                      http://s019.radikal.ru/i638/1712/c3/864dafd7534c.jpg

                                                                  http://i057.radikal.ru/1712/1b/5769ec69e722.jpg

Отредактировано Александр Д (04.12.2017 23:08:19)

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Сегодня пришли новости из Волгограда о  командире 760-го стрелкового полка 208-й стрелковой дивизии, погибшего в августе 1942.

«Судьба  командира 760-го полка подполковника Константина Михайловича Метляева стала известна его родным из Уссурийска, откуда родом был сам фронтовик.  Как сообщил ИА «Высота 102» руководитель военно-патриотического поискового отряда «Курган» Алексей Медведев, он рассказал в одной из газет уссурийского края о находке останков воинов на территории Светлоярского района.  В июле этого года были обнаружены останки 11 бойцов, при каждом из которых находились их личные вещи, печать  760 стрелкового полка.
На статью откликнулась дочь героя Тамара Метляева, для которой известие о судьбе отца стало, по ее словам, самой волнительной новостью за всю ее жизнь. «Мы давно потеряли надежду узнать что-либо о родном человеке, а тут такое счастье», - говорит она. Ее отец,  кадровый командир,  в  июле 1942 года был отправлен на Сталинградский фронт, а вскоре пришло письмо: «Пропал без вести». Все эти годы семья воина пыталась выяснить его судьбу,  отправляли  письма и запросы,  но все было тщетным.» 

16.11.2017 06:54

Материал и фото с сайта : http://v102.ru/70let/68640.html

                                                       http://s008.radikal.ru/i306/1711/fe/d76c63109ab1.jpg

71

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Александр Д пишет:

Одной из трагических страниц отхода 64-й Армии 29 -31 августа стала судьба Грозненского курсантского полка. Как ранее сообщалось полк понес большие потери  с середины августа в боях с румынскими частями за Капкинку и Васильевку, одна рота 25 августа попала в окружение. Сколько состояло в строю на 29 августа - неизвестно.

 
                                                                  http://i013.radikal.ru/1711/41/67e335fe8d5e.jpg

Александр Д.Занимаясь розысками своего пропавшего без вести дяди,мне удалось выяснить,что он в составе Грозненского ВПУ прибыл под Сталинград в июле 1942 года,выжил в августовских боях,воевал в составе Сводного Курсантского полка 64А.В дальнейшем в составе 72ГвСД(бывшая 29СД) дошёл до Шебекинского района Белгородской(тогдашней Курской) области,где,скорее,всего,и погиб.Поиски натолкнули на выявление всех имён курсантов СКП 64А.Сейчас вернулся от 1943 года в 1942,дабы иметь более полную картину тех событий,"перелопачиваю" списки погибших 29СД в Сталинграде.Ваша публикация дала много полезного в плане подтверждения моих догадок и выводов,ибо Вы оперируете теми же документами.Есть одна проблема,решения которой я никак не могу найти.В воспоминаниях участников событий неоднократно встречается ссылка на Приказ Военного Совета 64А о присвоении выжившим курсантам всех ВПУ,входивших в СКП 64А,офицерских званий,который имел место,якобы,в начале 1943 года.Нигде не могу найти этот документ: ни в Подвиге народа,ни в Памяти народа.Есть ли у Вас какие-либо "зацепки" на этот счёт?И напоследок публикую фото дяди - это единственная фотография,сохранившаяся у меня.Ещё раз - большое спасибо за Вашу публикацию!Дядю звали Осипов Борис Павлович,курсант Грозненского ВПУ.

Отредактировано Vladimir-K (03.12.2017 16:54:08)

Присоединенные к сообщению файлы

Осипов Борис Павлович..jpg, 44.06 КБ, 414 x 565

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Приветствую !

Владимир, спасибо за Ваше сообщение. Пожалуйста отредактируйте его, и удалите в нем цитату об Грозненском училище, т.к оно повторяется и неудобно читать страницу.

По поводу присвоения курсантам воинского звания "лейтенант" есть упоминание в книге курсанта 3-го ОВПУ Козлова П. Е. "Сталинград. Воспоминание и осмысление,":

"Приказом по 29-й стрелковой дивизии от 4 января 1943 года № 011 личный состав Сводного курсантского полка включался в 29-ю дивизию. В приказе значилось:
«Сего числа на базе Сводного курсантского полка считать сформированным 128-й стрелковый полк с личным со
ставом: старшего начсостава — 28 чел., среднего — 150 чел., рядового — 537. В числе младшего начсостава и рядового состава  курсантов-выпускников 101  чел.»*. 

*  ЦАМО СССР, ф. 1209, оп. 2, д. 6, л. 4. 158

   101 человек — вот что осталось от моею второго по счету курсантского полка — Сводного, а по существу, от шести курсантских полков, которые объединились в свое время в Сводном.
Командиром 128-го полка был назначен капитан Самойленко, а начальником штаба — капитан Стриженко Взводными в новом полку поставили некоторых курсантов. Стал взводным и я, тем самым средним командиром, который в бою живет, как подсчитали после войны, в среднем четыре дня. Вновь назначенные командиры взводов были представлены к званию лейтенанта. Вчерашние курсанты на петлицах шинелей химическим карандашом нарисовали по два кубика.
   Молодые лейтенанты 7 января 1943 года получили личный состав взводов из нового пополнения дивизии. Половина моего — 2-го взвода 4-й роты — оказалась из новичков, прибывших из Средней Азии, не владеющих русским языком. Расквартировал взвод в двух домиках. Перешел к ним и сам. Солдаты спали вповалку на полу. Их тяжелый храп был слышен из сеней. Стоял густой запах кожи и портянок. В комнатах солдатским снаряжением завешаны все крючки. Сапоги, вещевые мешки, пехотные лопаты и оружие лежали у стен и в углах.
   Хорошо спалось и мне вместе с солдатами. Проснулись не рано. В отдохнувшем теле чувствовалась сила, легкость. Составил список личного состава взвода с указанием домашних адресов. Новички спрашивают: «Зачем адреса?». Наивно. Юность, полная жизни, не хотела думать, что свинец безжалостен и может сразить любого. На улочках Бекетовки начались занятия с целью сколачивания подразделений. Занимался и мой взвод..."

Отредактировано Александр Д (01.12.2017 22:42:33)

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Приветствую !

Небольшое отступление от описания боевых действий. Речь пойдет о потерях всей 64-й Армии до 1 сентября, также будут приведены потери и немецкой 4 ТА по всем имеющимся в наличии документам и сводкам.

                                                  ПОТЕРИ 64 АРМИИ ЗА АВГУСТ 1942 Г.

Потерь личного состава запоздалого отхода частей 64-й и 62-й армий, особенно 64-й были просто огромные.
Если 62-я армии нужно было вывести только небольшую часть своих подразделений и частей от Калача до Россошек : 131 сд, 20 мсбр, 112 сд, 196 и 33 гв.сд и части 115 УР которые к тому времени насчитывали  6 - 8 000 человек.

Но вот 64-й армии пришлось выходить всем составом  числом ок. 50 000 человек по постоянной бомбежкой и практически вровень с наступающими рядом немецкими танковыми частями.
Только один 48-й немецкий танковый корпус отчитался 2 сентября о почти 11 000 пленных взятых им с 29 августа по 1 сентября.

                      Из донесения немецкого 48 ТК от 2.09.42 :

,,Количество пленных за сегодняшний день составляет 1400, 6 тяжелых танков и 31 орудие.

Количество трофеев с 29. августа увеличилось до 11 000 пленных, 24 танка, 11 реактивных орудий, 71 орудие, 29 противотанковых пушек, 4 самолета, 1 бронепоезд и прочее военное имущество ."

Но здесь не показаны пленные взятые 4 Армейским Корпусом и румынами с 29 по 1 сентября. Но в целом эти части возможно взяли не более 2 000 человек.


  Ранее сообщалось что неизвестно сколько насчитывали части 64-й армии Шумилова до начала немецкого наступления 29 августа, но были приведены данные на 25 августа,  так же имеются данные сколько было в дивизиях 64 А на 31.08.42г. , после того когда все части армии уже вышли из наметившегося окружения и привели себя немного в порядок.

Сравнивая цифры численности 64 армии на 25 и 31 августа можно представить какие огромные потери понесли дивизии во время перемещения по степи под ударами наступающих немецких дивизий.
   Конечно, неизвестно сколько точно потеряла людей 64-я армия при отходе на новый рубеж обороны, но как видно из донесения штаба 64-й армии 2-го сентября во всей армии насчитывалось всего около 4000 штыков. Некоторые дивизии и бригады были по боевому составу чуть больше  роты.
И именно задержка с отходом на новый рубеж, который предлагал ранее командованию фронта штаб 64 армии,  нанесла  очень большие потери отходящим частям.

  В учетной карточке о численном и боевом составе 64 армии ( подробный отчет был показан ранее) по состоянию на 25 августа 1942 года находилось  49 205 человек.

В учетной карточке численного и боевого состава 64 армии  от 31 августа 1942 года состав показан  уже следующий (в скобках показан состав на 25 августа 1942 г) :

                         Вышло за реку Червленая бойцов и командиров :

208 сд - 378 чел  ( 1500)
29 сд - 908 чел  ( на 25.08  7 424 чел. На дату 25 июля - 11 840 чел.)
38 сд - 2791     ( 3558 человек)
204 сд - 3792  (  5920 чел.)
126 сд - 670 чел   ( На 25 августа в дивизии - 3783 чел.  На 11 июля 1942 года 126 стрелковая дивизия имела: 12 553 человека личного состава-прим)
138 сд - 550 чел ( 3462)
157 сд - нет точных данных ( Вышел артдивизион, штаб и около одной роты. На 25.08.42  - 2096 чел )
154 морсбр - 580 чел. На 25 августа - 1 958 чел. На дату 25 июля - 2 225 чел.
Но по уточненному донесению бригады от 2 сентября в ней находилось 958 человека.
(Из донесения 154 морсбр: Наши потери убитыми, ранеными и без вести пропавшими :
Комначсостава  - 153 чел.,   мл. начсостава - 184 чел., рядового состава - 656 чел.  Всего - 993 чел.
В бригаде осталось налицо : Комначсостава 205 чел., мл. начсостава - 186 чел., Рядового состава - 573 чел.
Всего : 958 чел.)
66 мор.стр. бриг. - нет данных.  По представленному позже  донесению бригады вышло всего 345 человек.  В донесении 64 А  приводятся данные  о 2 104 человека потерь при отходе.
  ( На 25 августа  2 532 чел. На дату 25 июля бригада насчитывала 3 102 чел.)
Краснодарский курсантский полк - 943 чел ( На 25.07.42 - 2 682 чел.)
Грозненский курс.полк - нет данных ( по донесению Краснодарского ПМУ ( Пулеметно- минометное училище) от 2.09.42 : Рота Грозненского училища занимает оборону. На 17 августа в ГПУ :  2062 чел. )
Житомирский курс.полк - 148 чел.( На 25 июля - 2 534 чел.)
Орджоникидзевский 1 курс.полк - нет данных. ( На 17 августа - 2241 чел)
Орджоникидзевский 3 курс.полк - По донесению училища от 1.09.42 вышло 236 человек. На дату 25 июля - 1812 чел.).
Не данных по Винницкому училищу. По донесению штаба училища от 27 августа в боевых порядках было 106 человек курсантов. ( На дату 17 августа- 2596 чел.)
118 УР - по донесению во всех вышедших батальонов всего насчитывалось около 1 200 человек (Подсчитано автором по ЖБД 118 Ура ).

   Всего же по всем частям 64-й армии на 2 сентября насчитывалось около 19 000 человек, (нет данных по 133, 6 гв.тбр, 6 тбр и 254 тбр и артчастям, некоторым подразделениям), которые наверное немного дополнят это донесение.
Но если вести речь именно о стрелковых дивизиях и подразделениях, то 64-я армия  фактически потеряла их большую часть.
В некоторых работах упоминается, что 64-я армия на 1-2 сентября имела состав 49 000 человек, но это неверно. Судя по  приведенным  донесениям вышедших из окружения частей от их боевого состава практически ничего не осталось.  И к тому же  времени в состав 64 армии к 1 сентября включили и новые части - 36-я гв. сд, 10 СБр и 3 батальона ПТР.
Число 49 тыс. упоминается в донесении 64 А только после 10 сентября, когда армия уже получила пополнение.

Уточненные данные по составу  были предоставлены в боевом донесении от 2 сентября, но в целом  их состояние мало изменилось :

        Из боевого донесения 64 армии о составе частей вышедших из окружения на 2.09.42 :

1.66-я морская бригада - 345 чел., все вооружены
2.157 сд -до 100 человек. Из артиллерии вышел один дивизион / 8 орудий/.
3.126 сд - вышли более 600  человек, из них до 900 чел. активных штыков ( ??? - так указано в донесении, вероятно штыков 90  а вместе с 208 сд -около 1000 -прим). Эта же запись карандашом есть и на обороте одного из документов ЮВФ, но к сожалению снова пока не найдена.
4. 29 сд вышло до 900 чел., из них более 400 активных штыков, 2 орудия, несколько ручных и станковых пулеметов.
5. 138 сд - до 600 человек /преимущественно тылов/.
5. 204 сд -после боев на рубеже отм. 111.5, 86.4 и 98.8 с превосходящими силами противника понесла сильные потери. В дивизии осталось по предварительным данным до 500 шт (штыков -?) отдельных пулеметов и орудий.
7. 38 сд вышла до 900 штыков и 4 дивизионных орудия.
8. 154 мор.сбр вышло до 200-250 человек.
9. Значительная часть артиллерии усиления вышла, имея большие потери в матчасти, например :
а/ 1159 пап -вывел 5 орудий из 12.
б/ 186 иптап вывел 7 орудий из 17.
в/ 51 гмп вывел 7 установок, 76 гмп -8 установок.
г/ 407 иптап - 3 орудия, 504 иптап - 4 орудия.
Некоторые артполки имеют только небольшие группы без матчасти / 140 мп, 416 иптап/.
10. Включенные в состав армии новые соединения / 36 гв.сд., 10 стр.бр./ в боях на реке ЧЕРВЛЕНАЯ, также понесли значительные потери, но по своему составу полнее частей, вышедших из окружения.
11. ТАНКИ :
13 тк - в 13 тбр осталось 13 Т-34, в 6 гв.тбр осталось 5 Т-34 и в 254 - осталось 2 танка. Всего в корпусе 20 танков.
133 ттбр осталось 13 КВ.
И включенные вновь в состав армии танковые соединения имеют :
56 тбр имела 22 Т-34, 10 шт Т-70, но в боях 2.9.42 понесла потери, которые уточняются.
6 Тбр - также имеет некомлект в матчасти, точных данных о ее состоянии буду иметь к 18.00  2.9.42г.

КОМАНДУЮЩИЙ 64 АРМИЕЙ
ГЕНЕРАЛ - МАЙОР
ШУМИЛОВ


По вышедшим из окружения курсантским полкам 64 А донесений и сводок  нет. Единственное донесение найдено по 3-му   Орджоникидзевскому курсантскому полку :

"Из боевого донесения штаба 3-го Орджоникидзевского училища в штаб 64 армии   1.09.42 18.00

После упорных оборонительных боев, выхода из окружения и стычек с противником при отходе училище сосредоточилось в кустах - 1км Сев.Бекетовского. Училище на половину без матчасти, без боеприпасов, продовольствия. Имеет по списку 213 чел, со всеми тыловыми подразделениями, санитарами, спец.подразделениями и вольнонаемным составом..."

По 1-му Орджоникидзевскому,  1-му  Грозненскому училищам ни данных, ни документации на портале "Подвиг Народа" нет, ни до 28 августа, ни после. Штаб Грозненского училища полностью погиб вместе с начальником училища - Сытниковым Василием Григорьевичем.
Остатки Житомирского курсантского полка  почти все погибли у Тебектенерово, документации после 28 августа не найдено. В карточке учета 64 А на 31.08 числится всего 148 человек.

Таким образом если сравнивать состав 64 армии и приданных ей подразделений на 25 августа ( почти 49 000)  и на 31 августа (около 19 000) то общие потери выходят около 30 000 человек за 6 дней боев.
Из этой цифры более 12 тысяч -это пленные, взятые немцами при отходе армии к р.Червленой и после,  когда пытались выйти остатки 64 А и приданных ей частей, кто не успел выйти до 1 сентября.

Другая половина потерь 19-18 тысяч человек - это возможно убитые, умершие от ран  и раненые. То есть безвозвратные потери 64 армии в ходе этих боев(  29 -31 августа) составят вероятно около 18 000 человек ( пленные, убитые, умершие от ран).
Можно на основе этих данных рассчитать потери 64-й армии за август 1942 г, так как есть данные о ее потерях и боевом и численном составе в августе.

Все данные приведены из боевых документов 64 А, источник портал "Память Народа".

                      Потери по ЖБД 64 А  :

За период с 1 по 15.8.42г. соединения  64 Армии понесли потери :
29 сд убито – 308 чел., ранено – 1619. Пропало без вести - 481.
Всего – 2409 человек.
38 сд убито – 619 чел., ранено 97 (?), пропало без вести – 588.
Всего – 1294 человека.
126 сд убито – 1785 чел., ранено – 2528, пропало без вести – 3639.
Всего – 7948 человек.

138 сд убито – 378 чел., ранено – 195, пропало без вести – 2571.
Всего – 3144.
157 сд убито – 104 чел., ранено – 363, пропало без вести – 611.
Всего – 1080 человек.
204 сд убито – 1040 чел., ранено – 1523, пропало без вести – 2455.
Всего – 4992 человека.
208 сд убито – 1693 чел., ранено – 1656, пропало без вести – 4259.
Всего – 7608 человек.
214 сд : убито 346 чел., ранено – 631, пропало без вести – 3074.
Всего – 4051 человек.
66 мор сбр убито – 17 чел., ранено – 30, пропало без вести – 32.
Всего – 79 человек.
154 мор сбр : убито – 33 чел., ранено – 83, пропало без вести – 12.
Всего – 128 человек.

Краснодарское ПУ : убито – 11, ранено – 23, пропало без вести – 154.
Всего – 188 человек.

Грозненское ПУ : убито – 114, ранено – 338, пропало без вести – 204.
Всего – 665 человек.

1-е Ордж. ПУ : убито – 9, ранено -17, пропало без вести – 1.
Всего – 27 человек.

3-е Ордж.ПУ : убито – 225, ранено – 456, пропало без вести – 816.
Всего – 1497 человек.

13 тбр : убито – 17, ранено 144, пропало без вести – 88.
Всего – 249 человек.
118 УР : убито – 101, ранено – 320, пропало без вести – 177.
Всего – 599 человек.
38 мсбр : убито -2, ранено -8, пропало без вести – 2.
Всего – 12 человек.
Приданные части усиления по всем родам войск имели потери :
Убито – 1211, ранено – 4821, пропало без вести – 2222.
Всего – 8254 человек.

Потери по Армии в людском составе за 15 дней боев составляют : 34 245 человек, в том числе : Убито – 7998 чел. Ранено – 14 852. Пропало без вести – 11 395."
В этом донесении о потерях 64 А приведены почему-то неправильные данные.
При собственном пересчете при вышеуказанных цифрах потери получились такие: убито – 6802 человека ( с частями усиления – 8 013),
Без вести пропавших 19 152 человека только по 64 армии ( с частями усиления - 21 347 человек).
Раненых по 62 армии - 9 703 ( с частями усиления 14 524).

Таким образом всего потерь по 64 армии с 1 по 15 августа 1942 г: 35 657 ( 25 954 – безвозвратные потери ), с частями усиления 43 911 человек.

К сожалению нет данных потерь 64 армии с 15 по 25 августа, в течении этих дней  шли наиболее ожесточенные бои.

В книге "Сталинградская битва" изданной в 1994  г.Волгоград, при содействии Института военной истории МО РФ приведена работа военного историка С. Н. Михалева о потерях в Сталинградской битве с разбивкой по месяцам всех фронтов.

В  данной работе  С.Н. Михалева* показаны такие данные потерь всего ЮВФ ( 64, 51 и 57 армии ) с 7 по 31 августа ( с 1 по 7 данных нет, т.к все эти армии до разделения фронтов были в подчинении СталФ ):

                      Убито, умерло от ран - 17 561
                      Пропало без вести - 47 335 (!)
                     Всего безвозвратных потерь : 64 896 человек
                     Ранено - 25 160
                      Всего общих потерь : 90 056 человек.

В целом вероятно в работе Михалева показаны наиболее точные сведения, что подтверждает выше приведенные потери 64 Армии за август:

Почти  74 000 общих потерь. (с 1 по 15.08.42 - 43 911 человек и с 25 по 31.08 около 30 000), из них без вести около 35 000 человек. Нет данных за 10 дней боев.

                                                 ДАННЫЕ ПОТЕРЬ ЮВФ ПО РАБОТЕ МИХАЛЕВА С. Н.

                                                  http://s009.radikal.ru/i309/1712/1e/5e468dd7e498.jpg

( Внизу приводятся цифры потерь всех фронтов Сталинградского направления за весь период оборонительной операции. Белым цветом выделены уточненные потери по данным Генштаба КА, с учетом потерь авиации, ВВФл, Сталинградского корп. р-на ПВО -данные Михалева.)

*( Сергей Николаевич Михалёв советский и российский учёный, доктор исторических наук профессор, почетный член РАЕН, почетный член комиссии по военной истории народов Востока востоковедов РАН[2]. Специалист по военной истории, в частности Великой отечественной войне, а также военной стратегии.

С 1942 по 1944 гг. участвовал в боевых действиях в войсках Закавказского и Северо-Кавказского, а также 3-го Украинского фронтов. Окончил войну в звании капитана.
В 1991-1995 гг. работал старшим инструктором Центрального архива Министерства обороны, старшим и ведущим научным сотрудником и главным специалистом Института военной истории Министерства обороны РФ. С 1996 года до конца жизни вновь жил в Красноярске, был профессором кафедры отечественной истории Красноярского государственного педагогического университета.)


   Можно сравнить приведенные потери только по стрелковым частям ( стрелковые дивизии, бригады, курсанты и части УР)64 А. Например на 10 августа по  сведениям   в них состояло 60 414 человек.

                                                                     СОСТАВ СТРЕЛКОВЫЙ ЧАСТЕЙ 64 А на 10.08.42 г.


                                                                 http://s56.radikal.ru/i154/1712/98/add13076932f.jpg



На 25 августа в этих частях находилось уже  32 684 человека - не показаны 208 сд ( 1000 - 1500 чел) курсанты военных училищ(кроме 1 ОВПУ) и части 118 УРа (Указанные в сводке части 118 УРа -это старые данные),  - это примерно еще ок. 6 000, т.е возможно было ок. 39 000 чел.

                                                 СОСТАВ СТРЕЛКОВЫХ ЧАСТЕЙ 64 А на 25.08.1942 г.

                                                          http://s019.radikal.ru/i615/1712/9a/1dafa4313b7c.jpg

Вышло за р.Червленую из этих же всех частей всего  по некоторым подсчетам всего 13 - 14 000 человек. Нет данных о пополнении в 64 А, но судя по быстро убывающей разнице в составе частей пополнений не было или же были,  но совсем малые.

                                           СОСТАВ 64 А на 31.08.42 г. Нет данных некоторых частей (66 оморсбр, 157 сд, 118 УР), которые еще не вышли из окружения, они приведены выше.

                                                                http://s019.radikal.ru/i631/1712/f4/7284e3361be1.jpg

                                                   

  Далее приводятся данные немецких потерь. Эти числа взяты из данных бывшего сайта ww2.stats, но в целом они подтверждают потери немцев в августе на южном направлении, т.к теперь есть подлинные донесения немецких дивизий.

                 ПОТЕРИ НЕМЕЦКОЙ 4 ТА ИЮЛЬ ( с 21) - АВГУСТ

(14 тд, 29 мот, 371 пд, 94 пд)  + 297 пд  и 24 тд с 14 августа.

с 21 по 31.07.42  : 530 убито, 1935 ранено, 71 бв.

С 1 по 10.8.42 : 798 убито, 2715 ранено, 137 бв

С 11 по 20.8.42 : 622 убито, 2579 ранено, 49 бв

С 21 по 31.08.42г : 821 убито, 3411 ранено, 54 бв.

ВСЕГО: 2771 убито, 10 640 ранено, 311 бв

ВСЕ ПОТЕРИ АВГУСТ 1942 г.:  13 722 человека.


Данные по отдельным немецким дивизиям, наиболее полные приведены в донесениях 371 ПД и 297 ПД.

                      Потери 371 ПД  с 1 по 31.08.42 : 

Потери по полкам

671 ПП:  Оф. - убито 12 оф, 17 ранено.
Унтер.оф и ряд. -  210 убито, 476 ранено. Без вести - 13. Заболело - 100. По другим причинам - 30.

670 ПП : Оф. - убито 9, ран 2.  Унтер.оф и ряд. - убито 189, ран 335, 13 без вести. 83 заболело. По др.прич - 8.

669 ПП : Оф. - убито 3, 17 ран. Унтер.оф и ряд - убито 150. Ран - 771, 23 без вести. Заболело - 74.

Всего по 371 пехотной  дивизии потерь: Убито 700 чел, ранено 2192, Без вести 62. Больных 396. По другим причинам: 167.

Итого: 3 517 чел ( 2 594 боевые потери)


                     ПОТЕРИ 297 ПД с 2.08 по 1.09.42 :

Оф : убито 16, ранено 47 (+18). Заболело - 10, по др.причинам -1.

Унтер.оф и ряд : убито 303. Ранено 1431 (+ 143). Без вести 13. Заболело 83. По др.причинам 10.

Итого потери : 1 914 чел. ( Боевые потери - 1 797 чел.)


                Потери 24 ТД ( с времени включения в 4 ТА Гота ). ( Приводятся по книге Д.Д. Марка.)

С 16 08. 42 по 1.09.42 : 110 убито, 924 ранено ( из них 331 легкораненые, остались в части). 11 пропало без вести.

Итого потерь по 24 ТД : 1045 чел ( - 331 оставшихся в части)= 714 чел. Заболевшие и по другим случаям не показаны, т.к нет сведений.

Всего потерь по трем дивизиям в августе : 6 476 чел.

По выше приведенным данным потери немецкой 4 ТА в августе 1942 составили 13 722 чел.

Т.е остальные потери количеством в 7 246 чел. видимо приходятся  на части 14 ТД, 29 ПД и 94 ПД, что видно по пропорции потерь выше приведенных  дивизий 4 ТА.

По всей видимости потери румынский дивизий, входящих в состав 4 ТА Гота здесь не учтены. Какие были их потери - неизвестно.


Отдельно потери 371 ПД за один день при порыве за р. Червленая, выше не учтены.

670 пп 371 пд потери с 31.08. по 1.09.42

Убито: офицеров 9, рядовых и унтер.оф - 189.

Ранено : офицеров 2, рядовых и унтер.оф – 335

Без вести : 13 ряд. и унтер.оф.

Итого потерь: 548 чел.


Дополнение: немецкая 4 ТА по ее донесениям взяла за август 1942г. 37 664 человек пленных, из них 18 905 человек в период с 21 по 31.08.42 г.
                                                        ИТОГОВАЯ СВОДКА НЕМЕЦКОЙ 4 ТА ЗА АВГУСТ 1942 г.

                                                         http://s019.radikal.ru/i643/1712/a8/79e0bc9a9fb7.jpg

Здесь надо иметь ввиду что 4 ТА вела бои не только с 64 А, а так же и  с 57А и с 51 А ( 208 сд, 138 и 157 сд, 422сд, Винницкий курсантский полк - до вхождения их в состав 64 А. Так же понесли потери и другие части : 15 гв. сд, полк 36 гв. сд, части 77 УР. В целом потери 57 А указаны в августе ок. 2000 человек, но видимо это не полные данные.

Отредактировано Александр Д (04.12.2017 23:39:55)

74

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

«Сего числа на базе Сводного курсантского полка считать сформированным 128-й стрелковый полк "
Добрый вечер,Александр.
128СП 29Сд - это будущий 224ГвСП 72ГвСД,п/п №32473"Д",насколько мне удалось выяснить.А насчёт призывников из Ср.Азии и Казахстана нашёл подтверждение в списках погибших и пропавших без вести в полках 29СД и 72ГвСД - сплошь выходцы оттуда!
За ответ спасибо.Но,опять-таки - самого документа пока не нашёл.А он бы многое прояснил.

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Приветствую !

      Продолжение описания боев на подступах к г. Сталинград в августе - сентябре 1942 г.

     В последующих 2-3 сообщениях будет рассказано о боях на участках левого фланга 62-й армии под командованием Лопатина, которая после тяжелых боев на левом берегу Дона и переправы через реку заняла по правому в районе Сокаревка – Калач. Части армии принявшие бой 24 - 29 августа в этом районе, далее  с боями отошли на оборонительный обвод,  заняв оборону на стыке 62-й и 64-й армий.
К 2 сентября  почти все  отошедшие остатки частей 62 – й Армии в этот район,  сразу  же вступили в бой с немецкой 4 ТА, которая силами 24 ТД  вышла к разъезду Бассаргино, и начала далее развивать наступление на Сталинград вдоль жд к станции Садовая и Верхней Ельшанке.
  Сейчас действия немецких 6 А  и 4 ТА  23 -26 августа видится по-другому, главная роль в наступлении на Сталинград в это время пока отводилась 4 ТА Гота.
6-я Армия Паулюса в это же время ( С 23 до 25 августа) должна была отрезать части 62 А  в Сталинграде  от соединения с севером, и не допустить поступления новых частей для обороны в городе с этого направления, одновременно  сдерживая атаки  с севера (Ерзовка _Котлубань) ожидать подхода 4 ТА Гота в район ж.д линии Сталинград – Калач: раз. Басаргино – ст. Воропоново. Далее соединившись обе армии должны были начать штурм Сталинграда вдоль жд Калач – Сталинград.

          (Все документы немецкой 6 А лично предоставлены и переведены участником форума Furma)

                          Из журнала боевых действий немецкой 6 А :
                                                         24.08.42г
12.45 Принята радиограмма от командира  14 Танкового корпуса Виттерсгейма :
"Я понимаю, что замыслом армии было, после захвата позиций на Волге, удерживать их до подхода соседней армии. Однако я считаю, что это требование может быть выполнено только при условии ее подхода в обозримые сроки и достаточного воздушного снабжения. В противном случае считаю необходимым самое позднее следующей ночью отвести свои войска, иначе может быть поздно".
Ответ армии ( Паулюс –прим.) следующий: "Занятый район удерживать. В случае потери связи, ведите бой самостоятельно. Воздушное снабжение будет обеспечено. 4-я танковая армия наступает 25.8".

                 Принята телефонограмма с планами 4-й танковой армии:

,, 4-я танковая армия будет облегчать 6-й армии взятие Сталинграда. Она будет наступать в обход сильного неприятеля, который находится западнее железной дороги Абганерово-Тундутово, сильными частями в направлении восточнее Карповки с задачей выхода авангардами на участок железной дороги Воропоново (8 км западнее Сталинграда)-Новый Рогачик…»

   Немецкая 4 Танковая Армия, не сумев преодолеть оборону 57 А и 64 А в ходе наступления 25.08 – 26.08 42 г. в районе Солянки, скрытно перегруппировав свои танковые и моторизованные подразделения  нанесла неожиданный удар 29.08.42г.  силами 3-х дивизий в наиболее слабом месте обороны 64 Армии (Васильевка – Тебектенерово).
  Прорвав оборону 64 А в этом районе, передовые подразделениями немецкой 4 ТА силами 24 ТД к концу этого же дня вышли к оборонительному обводу «К», находящемуся за р. Червленная. Во второй половине дня 29.08.42 атаку на части 64 А начал и немецкий 4 Армейский Корпус, и в результате этих действий немецких частей 64 армия Шумилова оказывалась в окружении.
Главной же задачей 4 ТА немцев был выход  к железнодорожной ветке  Сталинград –Калач, в районе разъезд Басаргино – ст.Воропоново, где она и должна была соединится с 6 А.
  После прорыва немецкой 6 А к р. Волга 23.08.42 соединениями 14 ТК, все моторизованные и танковые части  немцев заняли оборону на северном фланге, и  связанные боевыми действиями с частями Красной Армии на этом направлении  не могли проводить наступление на г. Сталинград, одновременно продвигаться на соединение с немецкой 4 ТА.
Поэтому основные действия на соединения двух немецких армий в настоящее вела 4-я танковая армия  Гота.

6 А  Паулюса для наступления  в направлении ж.д Калач –Сталинград и соединения с 4 ТА  Гота задействовала только две дивизии : 71-ю и 295-ю ПД.

  ОБСТАНОВКА ЛЕВОФЛАНГОВЫХ ЧАСТЕЙ 62 А  В РАЙОНЕ СОКАРЕВКА - КАЛАЧ с 24 по 30 АВГУСТА

  Выход соединений немецкого 14 ТК к р.Волга, и начало наступления 4 ТА немцев в южном направлении на 64 А поставили под угрозу и части 62 А,  оборонявшихся непосредственно по левому берегу р.Дон ( 399 сд, 131 сд, 112 сд. 20 мсбр  и подразделения 115 УРа).

Дивизии 62 Армии обороняющиеся по левому берегу р.Дон после тяжелых боев в окружении насчитывали после небольшого пополнения в среднем по 3 000  человек.
Помимо остатков стрелковых дивизий левый берег Дона на подступах к г. Сталинград обороняли части укрепленных районов ( УР-ов) 54 –го и 115 –го. Подразделения этих артиллерийских – пулеметных батальонов были приданы разным дивизиям, что в итоге  нарушило управление и применение этих батальонов.
Об их участие в битве за Сталинград практически  не упоминается, например остатки 52 ОПАБ 115 УРа принимали участие в боях за Купоросное и в обороне элеватора будучи приданные 35 гв. сд. Фактически артпульбаты УР-ов были приданы в составе дивизий и использовались как обычное пополнение

                            115 УР  комендант Пичугин . Состав на 20.08.42 г

48 ОПАБ – 665 чел –Котлубань
50 ОПАБ – 653 чел. – у Россошка
52 ОПАБ – 658 чел у Калач, с 23.08 у Ново-Алексеевский придан  33 гв.сд
157 ОПАБ – 624 чел у Калач
158 ОПАБ – 634 чел у р.Дон придан  112 сд
159 ОПАБ – 585 чел
160 ОПАБ – 653 чел
174 ОПАБ – 614 чел – в составе 131 сд
175 ОПАБ – 624 чел у Калач
227 ОПАБ  - 618 чел придан 399 сд (227 ОПАБ передан в 115 УР из 54 УР в начале августа )
На правом фланге 62 А оборонялись подразделения 54 Ура, они и приняли бой первыми с переправившимися на левый берег Дона немецкими частями 6 А.

  54 УР : комендант Карначев  ( 7 батальонов) Состав на начало августа 1942 г.
48 ОПАБ –//
62 ОПАБ - //
172 ОПАБ – передан в 118 УР
226 ОПАБ - //
227 ОПАБ – передан в 115 УР
228 ОПАБ - // Командир : капитан Алдошин В. И.
229 ОПАБ - // - Командир:  майор Анучкин Александр Михайлович (Погиб 09.03.1944 г)
Состав батальонов неизвестен: штат батальона УР - 660 человек.

Таким образом участок от Песковатки до Калача обороняли батальоны 115 УРа и остатки двух дивизий бывшей 1-й Танковой Армии, принимавшие участие в тяжелый боях в июле - августе в наступлении на Липо –Логовский.
Вторую полосу обороны по р. Россошка на этом направлении заняли остатки дивизий почти уничтоженной в июльских боях 62 армии – 33 гв. сд, 196 сд и 2-го Орджоникидзевского военно - пехотного училища – общим числом ок. 3000 человек.

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

О дивизиях оборонявших левый берег Дона  на 23.08.42г.

            131 стрелковая дивизия под командованием  Песочина




                                                       https://a.radikal.ru/a00/1812/a0/36c9478828f1.jpg

            С 20.00 24.07.42 включена в состав 1 Танковой Армии.

С вступлением в бой дивизия имела личного состава – 10 990 человек. Лошадей – 1 506, Винтовок – 8 133, ППШ- 790, Ручных пулеметов - 340, станковых - 81, ПТР-275, 122 мм гаубиц - 12, 76 мм пушек - 32, 45 мм пушек- 30. 37 мм орудий - 4. Минометов 122 мм - 18, минометов 82 мм – 132, минометов 50 мм – 108.

В составе 1 ТА вела тяжелые наступательные бои в районе Липо –Логовский, пытаясь отбросить от Дона и окружить немецкий 14 ТК - понесла большие потери.
    Численный состав 131 сд на 6.08.42 г. после тяжелых боев и очистки тылов дивизии составляет 50-60 активных штыков в батальоне. Всего людского состава – 4 585 человек.


                                                                  https://d.radikal.ru/d11/1812/d9/858964527383.jpg

( САМСОНОВ Иван Петрович, командир 484 стрелкового полка 131 сд  тяжело ранен в бою 29.07.42 г. умер от ран 30.07.42г.)

                            Из донесения дивизии :


«В течение 7 и 8.08.42 г. дивизия вела тяжелые оборонительные бои против наступающего противника из района Липо-Лебедевский, высота 153.0 – Липо-Логовский.
   Танковые части противника: до 70 штук прорвав фронт 62-й Армии, вышли в тыл с правого фланга. Части 399 сд и 23 ТК, обороняющиеся слева не сдержали наступления противника. Отошли с занимаемых рубежей и начали переправу через р. Дон. Части 131 сд не имея поддержки со стороны соседей с боем начали отход к р. Дон, в течение ночи с 8 на 8.8.42 г части 131 сд переправились через р.Дон в районе Рубеженский…»

Как переходила эта переправа через р.Дон вспоминает связист 131 сд ФАУСТОВА МАРИЯ ГЕОРГИЕВНА:

                                                                     https://d.radikal.ru/d37/1812/59/1c4b3cb82cf5.jpg

(Единственное военное фото Марии Георгиевны. Источник фотографии  : В Контакте.)

  ,, Немцы уже близко были от нас. Это было 10 августа. Мы были уже почти окружены, но наш командир дивизии не получал приказа отходить. Он был полковником. Позже он переплыл реку сам, как и все мы, хотя там и было несколько лодок. Мы были на берегу реки, вместе с отделом нашей радиостанции, где я на ней работала. Там было так много наших брошенных раненых…
    Санитары переплыли реку ранее на первом пароме. Там было всего два парома. Наши танкисты выпрыгивали из своих идущих вниз танков уже после того, как потом их скидывали в Дон. Даже машина нашего командира – «Опель», как я думаю  утонула в Дону, когда паром был взорван. Хотя потом они вытащили его. И еще один паром был разрушен во время бомбардировки, когда мы на него положили наших раненых…
    Большая часть всего нашего имущества была потеряна, многие танки сгорели и дым был повсюду ужасный. Когда наши ребята подходили к реке, немцы подожгли степную траву - жара была такая,  что можно задохнуться: 40 градусов. Трава горит, черный дым и пепел повсюду, все наше имущество и машины находятся на отмели под этим огнем.   Один из наших радистов натыкается на чью-то ногу, еще теплую, просто оторванную. Это был просто ужас!
  Никого не было, чтобы помочь  раненым. Я перевязывала их раны вместе с медсестрой. Мы сделали все, что могли: разрывали на  полоски рубашки и использовали их в качестве бинтов. Там многие умерли! Один потерял руку и умер прежде, чем сделать его перевязали. Просто умер. Наш радист тоже.
Наши девочки там попали под обстрел, когда они поднимались вверх по берегу. Они кричали : ,, Мама ! Мамочка!»
Части их тел вылетали из разрывов. Это было очень страшно…
Страшное это не сам артобстрел-  это видеть его результат…»

После отхода на левый берег р.Дон 131 сд собрав остатки своих подразделений заняла оборону по левому берегу в районе г. Калач.

                                                                              https://a.radikal.ru/a07/1812/b9/2d094d1b95b3.jpg

( Затевахин Н. Н. погиб в бою у х. Рубеженский 8 августа 1942 г. После его гибели в должность заместителя командира 131 сд вступил подполковник Русинов Леонид Константинович. )

                                                                                 https://d.radikal.ru/d08/1812/96/d4eb8aa671d1.jpg

                                                         Из оперсводки  131 СД :

,, Переправившись через р.Дон 131 сд сосредоточилась в районе Кустовский. На основании приказа Штарма № 62 от 10.8.42 г. 131 сд с 174 батальоном УР, двумя батареями 140 МП заняла оборону на левом берегу р.Дон в полосе : оз. Лапушное -  лиман Нижние Камыши.
593 сп личного состава = 34 чел. Конского = 57, винтовок = 495, ППШ = 91, ст. пулеметов =4, ПТР = 10, 76 мм.пушек =2, 82 мм. минометов = 9, 50 мм = 8.
482 сп личного состава - 300 чел, лошадей = 95, винтовок = 1695, ППШ =100, РПД = 23, пушек 45 мм.=1, пушек 76 мм.=1.
743 сп имеет личного состава 355 чел, лошадей -19, винтовок =206. ППШ=82, РПД=3, минометов 82 мм=6.»

Далее видимо 131 сд была пополнена. Так как по донесению дивизии и сводке СталФ  от 20.08.42 в ней уже насчитывалось 3 428 человека ( В другой же сводке показано: 4 227 чел на 18.08.42. – возможно в предыдущей не показаны спец.подразделения)

                              Из отчета 131 сд о боях в районе г.Калач:

  ,, К правому берегу р.Дон, в районе Калач - Вертячий немецкая армия вышла 8.8.1942г .,к форсированию готовилась в течение 10- 15 дней, с первого дня начала подвозить переправочные средства / понтоны, лодки/ приступила к разборке построек, приспосабливая их под плота, наблюдались переброска и стягивание сил противника в северо-восточном направлении в район выше М. Голубинский...
Нашими развед.подразделениями совершались неоднократные вылазки на правый берег р.Дон в расположение противника, так например одна развед.рота прожила в расположении врага около 10 дней.
131 сд 23.8.1942 года занимала полосу обороны в районе р.Дон :
743 сп : с 3-й батареей 141 МП. Полк имел личного состава - 1120 чел, винтовок =792, ППШ-95, ПТР=20, минометов 50 мм=5, 82мм=13, 120 мм. минометов =4. РПД+ 16. ст. пулеметов =3.
593 сп  в своем составе имел 687 активных штыков  (Всего -???), 797 винтовок, 100 ППШ, 25 РПД, ст. пулеметов 3, ПТР-12, пулеметов* ( описка в тексте, читать - минометов -прим.)  50 мм -5, 82 мм -6 .
482 сп личного состава 1112 чел. , винтовок 704, РПД -30, ст. пулеметов -4, ПТР-17, ППШ- 98, минометов 50 мм - 4, 82 мм - 22, 120 мм - 3.
КП дивизии = урочище ДОНСКОЙ ЛУЖОК.
Для отражения танковых атак противника и в целях обеспечения фланга и тыла дивизии, командир дивизии принял решение: создать противотанковый рубеж/заслон/, высота 100.5, отметка 103.4, отметка 81.7 в составе 743 сп, имеющиеся 7 орудий ПТО и ПА и 3 батареи 141 МП, с задачей : не допустить продвижения противника в южном направлении.
409 АП с занимаемого участка обороны дивизии был снят и находился в распоряжении нач.артиллерии 62 Армии…»

131 сд в составе ок. 4 000 человек заняла оборону на правом берегу р. Дон в полосе  Назмище - Камыши. Справа от 131 сд в районе Сокаревка занимала оборону  399 сд, слева 175 ОПАБ 115 Ур и 20 МСБр.

                                                  https://c.radikal.ru/c04/1812/c5/a0430217abe3.jpg

            Положение 131-й стрелковой дивизии на левом берегу р. Дон после отхода на новый рубеж обороны.

Отредактировано Александр Д (02.12.2018 13:39:00)

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

В состав 1-й Танковой Армии был включен 47-й Гвардейский минометный полк ( 247, 248, 249 ОГМД  - отдельные гвардейские минометные дивизионы) под командованием Вожжова Е. Н.
   О боях при отходе к Дону и  переправе у Калача  участника этих боев приведены   в книге ,, Свет Сталинграда" (запись Н. К. Шилина)

      ПЕРШИН Федор Романович, связист 249-го гвардейского - минометного дивизиона ( 47 ГМЧ) о переправе через Дон :

                                                      https://c.radikal.ru/c25/1812/b9/059e9cd3e6d5.jpg

,, К 6 августа штаб 28-го танковой находился на полевом стане, что немного севернее хутора Володинского, в котором располагался штаб 62-й армии. С 1942 года ею командовал генерал-лейтенант А. И. Лопатин сменивший  генерал-майора В. Я. Колпакчи. Наш дивизион занимал выжидательные позиции в лощинке, чуть южнее стана, то как говорят, под рукой у штаба корпуса. Мы, «катюшники» готовы в любой момент выехать в нужную точку. Управлял корпусом в эти дни почему-то начальник  А. А. Пошкус.

    Периодически мы выдавали информацию командиру дивизиона А. П. Терентьеву, начальнику штаба Д. М. Синенкову. Особо интересовался всем, что приносил эфир, наш комиссар дивизиона А. В. Тищенко. Он был нашим отцом и по возрасту, и по авторитету.
   Ночь на 7 августа прошла сравнительно спокойно. Но под утро оборвалась связь со штабом нашего полка и штабом армии. Начальник штаба А. А. Пошкус послал свой броневик в хутор Володинский, но тот почему-то не вернулся. Его так и не смогли дождаться. Мне показалось, что на нашем фронте что-то произошло, случилось непоправимое. С севера, из глубины излучины, донеслись по утреннему воздуху еле различимые волны гула. Я все больше убеждался, что мы остались не у дел и никому более не нужны. А немного позже солдатское радио разнесло весть о том, что штаб 62-й армии уже передислоцировался на левый берег Дона.

   Предчувствие беды не обмануло. В это утро части 6-й немецкой армии под командованием Ф. Паулюса ринулись на наши боевые позиции и вскоре прорвались к Володинскому. Но штаба армии там уже не было. Моторизованные клинья врага устремились напрямую к мосту через Дон к Калачу. Наши позиции затрещали и стали рассыпаться, как трухлявое дерево. Вскоре немецкие танки обошли позиции нашего 28-го танкового корпуса, и его подразделения остались уже в тылу противника. Штаб корпуса и его части кинулись к Дону, к хутору Березовому. 249-й дивизион тоже получил приказ на отход. Мы уже увидели немецкие танки. Командир дивизиона А. П. Терентьев привел нас на то место, откуда 26 июля мы наносили удары по врагу, когда наш танковый корпус пошел в наступление.

То, что я увидел, меня страшно удивило. Никогда до этого я не видел такого скопления войск, техники, беженцев.
Со всех сторон к дороге, ведущей вниз к Дону, мимо хутора Березового, двигались, вздымая тучи серой пыли, наши отступающие войска — машины, повозки, разрозненные толпы запыленных, обросших, измученных красноармейцев. И войскам этим не было ни конца ни края. Вперемежку с ними тянулись косяки лошадей, табуны скота. Гудели машины, скрипели повозки, мычали недоенные коровы. Брели понурые беженцы, неся на себе или везя на тачках узлы тряпья, какой-то провизии. Обгоняя их, минуя заторы, вклиниваясь в колонны, скакали цыгане в бричках, накрытых рваными пологами. Взад и вперед неслись всадники.

   А над всем этим месивом из машин, людей и скота, над пылью сияло августовское синее небо. Казалось, что немецкая авиация просто жалеет отступающих. За все утро не пролетело ни одного самолета. Потом только мы узнали, что вся авиация противника рвала нашу оборону и пока ей было не до нас.


   Наш командир полка Е. Н. Вожжов, получив сообщение о появлении вражеских танков у Володинского, хотел направить туда 247-й дивизион (командир М. Г. Усенков). Но тут же получил донесение разведчиков о том,  что от Володинского на Калач движутся мощные колонны противника, поддерживаемые пикирующими самолетами. Посылать туда дивизион уже не имело смысла. Командир полка приказал 247-му и 248-му дивизионам занять оборону на ближних подступах к мосту через Дон. Дивизионы заняли позиции в лощинах, сбегающих к реке чуть севернее Березового.

                                                      https://c.radikal.ru/c42/1812/79/8aa31afa54eb.png

                                                ( фото с сайта : "Мой полк" г. Москва.)

    Первым увидел приближающиеся танки немцев Усенков — они двигались по дороге на хутор Ложки, гоня перед собой остатки разбитых наших войск. На направляющие «катюш» дивизиона был поставлен последний комплект снарядов. А без них всем установкам дивизиона гибель, их придется взорвать. И это больше всего беспокоило Усенкова. Но выхода не было. Любой ценой следовало сдержать танки врага, дать нашим отступающим оторваться от противника, организовать оборону. И Михаил Григорьевич отдал приказ: «Приготовиться к залпу!». Начштаба дивизиона старший лейтенант М. И. Шехтман произвел расчеты и отдал приказ: «Стрелять прямой наводкой по ближайшему пригорку, как только там появятся немецкие танки». И они не заставили себя долго ждать. Уже в бинокль было видно, как танки начали давить обозы, направляясь на позиции наших артиллеристов — на последний заслон. Шехтман и командиры батарей даже растерялись: бить по танкам — это бить и по своим отходящим бойцам, не имеющим, как правило, боеприпасов.

   Но тут произошло неожиданное. Вдруг с дороги всех как ветром сдуло. Видимо, нашелся настоящий командир, который остановил бегущих и приказал занять оборону по обеим сторонами дороги. Бойцы быстро растекались по полю. Немецкие танки и мотоциклы замедлили движение и начали развертываться в широкий, но плотный клин. Наши артиллеристы еще молчали. Офицеры Никифоров и Шехтман, выполняя приказ Усенкова, отдали распоряжение поднять немного направляющие установок — это на случай неожиданного проседания реактивных снарядов на излете, которые могли задеть артиллеристов.

  Берег Дона тут был изрезан оврагами. Танки на позиции дивизиона не могли пройти, но автоматчики просочились бы. Чтобы избежать этого, Усенков приказал всем разведчикам батарей занять подступы вдоль берега, а перед огневыми позициями залег-ли расчеты противотанковых ружей.
Дождавшись нужного момента — скопления танков, начштаба отдал приказ: «Огонь!» Зарычали боевые машины, выбрасывая на противника огненные стрелы. Черные кометы с жаркими хвостами повергли на землю всех отступающих, оказавшихся под летящими снарядами. Цель была накрыта. В накрытом квадрате загрохотало, все заволокло дымом и пылью. Потом полыхнули кусты пламени — загорелись десятки танков и машин. И в этот миг на позицию дивизиона свалились «мессеры». Но бомбы ушли с перелетом. А когда рассеялся дым, катюшники увидели, что немецкие танки начали обтекать квадрат огня и пошли на обхват наших позиций.

     Батареи нанесли еще три удара. Боеприпасы кончились. И вскоре дивизион оказался прижатым к круче Дона, по сути дела — в ловушке. Командир уже приказал взорвать пусковые установки, а личному составу — пробиваться к мосту. Но в это время на позициях появился начальник штаба полка Н. А. Павлов и предложил спустить установки с кручи с помощью лебедок и тросов. А немецкие танки, несмотря на потери, проутюжив позиции артиллеристов, упорно лезли на огонь дивизиона. Пока спускали первые установки, старший лейтенант Шехтман бил огненными стрелами из отдельных установок по танкам. Но остановить их было невозможно. На смену горевшим машинам появлялись новые...

   Спустить к урезу воды удалось три установки, а остальные пришлось взорвать. С большим трудом уцелевшие «катюши» преодолели с помощью танков Т-34 еще действовавший мост и прибыли в хуторок Камыши, куда отошел штаб Е. Н. Вожжова. Остальные катюшники во главе с командиром батареи Никифоровым, взорвав установки, скатились с кручи. Но по ним уже вели огонь немецкие автоматчики. Тогда бойцы подожгли свою незаводившуюся транспортную машину и под завесой черного дыма бросились вплавь через Дон, придерживаясь за доски, ящики, на которых переправлялось также оружие, солдатское обмундирование, вещмешки…

                                           МОСТ ЖИЗНИ

     В монографии «Сталинградская битва» А. М. Самсонова говорится, что мост через Дон около Калача саперы бригады полковника П. С. Ильина взорвали 15 августа 1942 года. Однако я расскажу о тех событиях, которые произошли на этом мосту и около него еще 7 августа.

    После залпов «катюш» дивизиона Усенкова и отхода его  товарищам выпала доля непосредственно прикрывать мост через Дон. Я видел, как к нашим установкам подошла машина с послед ним боезапасом реактивных снарядов полка. Только когда кончат ся снаряды, мы имели право, спасая установки, пробиться через мост и прибыть в Камыши. К мосту мимо наших огневых позиций текли и текли машины и обозы, колонны танков и артиллерии, не имеющие уже ни одного снаряда. Брели толпы истерзанных, раненых людей. И стало ясно, что мы со своими «катюшами» через эту кишащую серую массу никакими силами не пробьемся к мосту. Мы ведь хоть и «катюшники», но не лучше других. Я видел со своей позиции реку — эту разграничительную линию между жизнью и смертью.
      Но вскоре я почувствовал и тихую гордость за доверие, которое было оказано мне. Пришла мысль: «Зачем же погибать вместе, когда есть возможность спасти и товарищей, и себя». Перед мостом я услышал характерный гул, — это мой дивизион дал залп. Значит, танки немцев уже подошли. И я прибавил скорость, прижимая свой карабин к спине, чтобы он не болтался.

    Вскоре я обошел всю длинную колонну машин и повозок. Случился как раз затор, причина которого была неясна.
И только чуть позже я услышал перестрелку, рванул вперед и увидел: с правого берега, впереди меня, ощетинившись автоматами, по мосту шли «бойцы» в новеньких гимнастерках с подшитыми белыми подворотничками, а им навстречу бежали красноармейцы в обмотках, грязных гимнастерках с винтовками наперевес. И над всем этим вдруг повис жуткий крик: «Немцы! Диверсанты! К бою!» Я оторопел. С моста полетели застреленные и проколотые штыка ми тела. Я шмыгнул под перила, немного переждал и дальше побежал по концам досок настила. И таким образом достиг островка на середине реки, через который проходил мост. Оглянулся, сзади началась рукопашная схватка: на помощь группе немцев выскакивали с берега другие.

    Оказывается, человек 30 немецких диверсантов, переодетых в новую красноармейскую форму, воспользовавшись великой неразберихой, столпотворением на переправе, строем и даже с песней, как говорили потом очевидцы, подошли к мосту с задачей взорвать минами мост. Скопление же наших войск затем предполагалось уничтожить бомбами. Немецкому командованию не было резона выпускать наши части живыми, которые по сути были уже в «котле», образованном в большой излучине Дона.
Намерения диверсантов опередил комендант переправы. Ему подозрительными показались форма и бравая песня — немцы переиграли. Схватка на мосту была короткой. Немцы, отстреливаясь, попятились и ушли под кручу берега, потеряв более десятка своих солдат.

    Я впервые видел так близко вышколенных немцев, их безумную решительность и дерзость. Говорят, что среди них были и наши предатели. Мороз по коже продирал. Увиденное потрясло меня и как бы обострило мое рвение выполнить приказ любой ценой.

     Пробежав островок, вторую половину моста я преодолел по краю, прыгая с понтона на понтон, на которых держался мост, и вскоре я уже был далеко от него. Машины боепитания ничем не отличались от других. Но я их мог сразу узнать, знал хорошо и водителей. Навстречу шло немало машин. Но наших не было. Перед Камышами стояли зенитные пушки и пулеметы. Я обошел их позиции стороной, боясь, что меня могут задержать, и побежал в Старый Калач, а потом в Калач-на-Дону. Здесь мы были ранее. Попали под бомбежку, во время которой погиб наш командир взвода связист Федин и был похоронен прямо во дворе школы в центре поселка.

     Но вот раздалось: «Воздух!» Где-то стали бить в подвешенные рельсы, и дребезжащие, противно-тревожные звуки во тревоги разнеслись над рекой. Поток колонн разрушило мы ускорили движение. Кто-то заорал благим матом,  другие прыгнули в воду, третьи полезли под настил моста. Часть его освободилась, и я рванулся очертя свою голову солдатским знамением: «Будь что будет » я успел пробежать и остров.
Навстречу мне шел Т-34. Своим рылом он расталкивал по сторонам и сбрасывал в воду машины. Вот попятилась в сторону запряженная гнедая и вместе с бричкой рухнула в воду.

   А со стороны солнца, от хутора Березового, показа; немецких пикировщиков, ведущий начал боевой разворот накренившись на левое крыло, пошел в крутое пике. 
     Самолеты были уж не страшны.  Пробежав полсотни метров, остановился как вкопанный перед самым глубоким местом Дона взрывы снесли настил. Торчали только опоры. Плавать я умел только по-лягушачьи. Что делать?

     И в этот момент кто-то положил на мое плечо тяжелую руку: «Тебе куда?» Я обернулся и увидел перед собой моряка в бескозырке и тельняшке, увешанного оружием и боеприпасами. «Туда», — ответил я. «Нас уже двое. Проберемся через этот ручей. Делай, как я, и никакой отсебятины». Вместе мы отодрали две длинные доски. Одну он дал мне, а другую положил над прораном, дотянувшись другим концом доски до уцелевшего настила. «Не дрейфь. Только не смотри на воду, а то голова закружится», — посоветовал он и пошел по доске, как по канату. Я тоже пошел вперед, используя свою доску для поддержания равновесия. Таким образом мы преодолели и еще один разрушенный пролет. Моряк похвалил меня, и мы вскоре оказались на западном берегу, запруженном замершей техникой.
Я очень обрадовался удачному форсированию водной преграды. Но тут случилось невероятное — мы чуть не лишились жизни. Дорога была забита. Мы пошли напрямую и оказались под обрывом. вдруг перед нами, в двух десятках метров, свалился с кручи на прибрежную полосу танк Т-34.
     Глухо застонала земля. Башня отвалилась от корпуса машины, и заглох двигатель. На наших глазах умерла грозная машина. Подумалось, что она свалилась нечаянно. Однако танкистов в ней не было. «Не хватало нам еще : умереть от свалившегося на голову собственного танка.

- Эй, вы там, на круче, поаккуратней будьте!» — крикнул моряк. Он попрощался  и двинулся на Березовый.  Мне же следовало идти на огневые позиции дивизиона. Что-то опять ухнуло. И я увидел, как еще два танка упали с кручи.  Они раза два кувыркнулись и исчезли в водной пучине.

   И тут до меня дошло: «У танкистов кончились и боеприпасы, и горючее... Значит, совсем плохи  наши дела, если сбрасывают исправные танки в Дон»…»

В воспоминаниях Першина, как и воспоминаниях Фаустовой видно что танкисты не имея возможности переправиться на тот берег сбрасывали танки с обрыва правого берега Дона.

Отредактировано Александр Д (02.12.2018 13:44:18)

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Приветствую !

Продолжение по обороне левого берега Дона перед немецким наступлением 24 -25 августа в районе г. Калач.

                                    399 стрелковая дивизия

399-я  стрелковая дивизия  под командованием Травникова Н. Г. после выхода из окружения  занянала оборону по левому берегу Дона, справа от 131 сд. Ранее вела бои в составе 1 ТА и понесла  большие потери за неделю боев: почти ок. 10 000 человек.

                 Состав 399 сд на 27.07.42 – 12 322 человека

Вступила в состав 1 ТА 5.08.42 г. и вела наступательные бои у  Липо –Логовский.
Далее при немецком наступлении попала в окружение, остатки дивизии переправились через р. Дон .



                                                             https://a.radikal.ru/a12/1812/65/1c2fb85c325c.jpg

                                                                         Дерябин Анатолий Степанович

     Переправа на восточный берег Дона по воспоминаниям лейтенанта (шифровальщика) из 1343-го  стрелкового полка  399 сд Дерябина Анатолия Степановича,:

  Воспоминания находятся на сайте :  https://www.litprichal.ru/work/76553/

                                                                       

                                   
       «Обрывистый берег над головой. Вечернее небо заволакивается стелющимся дымом. Командир полка снимает фуражку, устало вытирает рукавом лоб.
          -  Вот что, орлы. Приказ о переправе на тот берег дивизия получила, вы знаете. А вот как переправляться – никто не знает, даже я. С того берега нам, по всему видать, уже ничего не дождаться. Имеющиеся плавсредства только для раненых. Остальным – приказ: переправляться самостоятельно, с выходом на дорогу в Калач. Место сбора укажут. Начало переправы – сегодня в полночь.
         … Босой лейтенант стоит у кромки воды и с тоской вглядывается в чернеющую вдали полоску восточного берега. Широченный Дон упрятал его чуть ли не за километр. И как все это переплыть? Ведь нужно еще как-то приладить сверток с  пистолетом и документами. К голове ремнем, что ли? Ладно, попробуем. В крайнем случаи придется его  все-таки в левой руке держать. А вот подготовки к таким заплывам – никакой. В свое время в ледяной ангарской воде не шибко много пришлось поплавать.


                                                                                 https://a.radikal.ru/a00/1812/e8/8474d5196ac2.jpg

                                              На фото : правый берег р. Дон в районе г. Калач.
 

       … Рука уже еле двигается. Ох, мама, где я? Осветительные ракеты вспыхивают сзади, стало быть, плыву правильно. Если только плыву, а не барахтаюсь по течению. А тут еще этот сверток в затекшей левой руке…В глазах мутнеет, неужто скоро конец? Внезапно пальцы наталкиваются на что-то твердое. Темный речной бакен возвышается над головой. Руки клешнями тут же обхватывают шершавую железную бочку. Тело блаженно покачивается в обтекающей воде, потихоньку стихает звон в ушах. Ну и что дальше? Рывок вверх. Где ты, берег мой желанный? Мать честная, его же почти не видать! А западный, еще сегодня днем родной и нами  защищаемый, а сейчас уже чужой и смертельно опасный – вот он нависает, вроде и не отдалился совсем. Так, спокойно, что мы имеем? До цели не доплыть – ежу понятно, а вернуться назад силы еще найдутся. Можно успеть найти что-нибудь деревянное.
       …- Гляди, Микола, еще один утопленник! Вон, на доске плывет.
-   Постой, да он вроде шевелится. Эй, плывун, лови веревку!
        …Утреннее солнце нехотя пригревает влажную ткань гимнастерки и галифе. По пыльной дороге шатаясь бредет мокрый лейтенант – босиком, без фуражки, но туго стянутый ремнем, а, главное, при документах и табельном оружии. Без них лучше было бы и на берег не вылезать – без мучений утонуть, да и все.
            Столб пыли летит навстречу. Визжат тормоза и командирский «Виллис» останавливается рядом. Полковник и двое солдат охраны молча взирают на залепленное пылью чучело, стоящее на дороге.
- С кем выплыл? – хмуро спрашивает полковник, выслушав доклад и  просмотрев документы.
- Пока больше никого не видел. Меня, наверное, очень далеко течением
снесло.   
           Снова молчание. Полковник трет лоб и, кажется, хочет сказать еще что-то, но, в конце концов, горестно покачав головой, возвращает документы.         
          - До штаба дивизии около километра по дороге, там встретят.  Подбросил бы тебя, да спешу, – с досадой говорит он, прежде чем уехать.

            А на западном берегу встают султаны взрывов наших 152-мм снарядов. Как раз на месте бывших позиций 1343-го полка. Как потом выяснилось, из 3000* человек списочного состава полка на восточный берег переправилось 130…»

   * Вероятно приводится полный состав полка вступившего в бой 5.08.42 у Липо –Логовский, сколько же состояло в полку после окружения и переправой через р.Дон – неизвестно. Потери в личном составе, как следует из этих воспоминаний были большими, они же подтверждаются и сводками дивизии.

                                Из оперсводки 399 сд    от  12.08.42

,, Дивизия после боев на западном берегу р.ДОН и переправы имеет на 11.8.42 : Начсостава 357 чел, рядового состава 1539 чел. Всего 2 114 чел. Вооружение: Винтовок 1348, Ст.пулеметов-3, руч.пулеметов 10, автоматов 72, зенитно-пулеметных установок 3, пушек 76 мм-4, 45 мм-1, минометов 120 мм-12, ПТР-5.

На 15.08.42 – 2 596 чел.
На 20.8.42 :   4 063 человека ( Вероятно пополнена + 1 500 чел.).

Воспоминания Героя СССР ПОПОВА Ивана Анисимовича, в Сталинградской битве - артиллериста 399 сд о боях при отходе за р. Дон :

,, Нашу 399-ю стрелковую дивизию в июле 1942-го направили в район Дона на пополнение обескровленной в ожесточенных боях 62-й армии. Вот только прибыл я туда, к сожалению, без орудий и практически без людей: от нашего эшелона, попавшего под бомбежку, как говорят, остались рожки да ножки. Все орудия батареи, которой мне поручили командовать, были разбиты, 20 человек личного состава убиты или ранены. У станции Поворино, где это произошло, и по сей день стоит памятник бойцам нашей дивизии, так и не ставшим солдатами Сталинграда.

Вот так я оказался командиром без «войск», а потом получил новую должность — офицера связи при штабе полка. В этом качестве и встретился впервые с врагом в боях у хутора Липолиговский. Впрочем, если откровенно и по большому счету, то боями в их классическом понимании, как коллективными действиями частей и подразделений, это назвать было трудно. Получилось у нас почти по Лермонтову. Помните? «Плохая им досталась доля...» Шесть дивизий армии, в том числе и наша, оказались в окружении. А что такое выход из него, фронтовики знают. Это были тяжелые, порой трагические моменты и дни.

...Бойцы одной из стрелковых частей, лишь недавно занимавшие оборону на довольно значительном расстоянии от НП нашего артполка, появились около него неожиданно. Почти одновременно я услышал зычный, несколько испуганный внезапностью происшедшего крик наблюдателя: «Танки!» А следом и увидел их. Среди грохота и рева машин, орудийных выстрелов и трескотни пулеметов команду «Занять оборону!» многие не услышали и действовали на свой страх и риск.

Танковый удар был настолько мощным, что когда поступил приказ на отход, то подразделения полка были практически смяты, расчленены и, естественно, не могли оказать организованного сопротивления. Злые, какие-то остервеневшие, отступали мы мелкими группами, а чаще в одиночку, пробиваясь через боевые порядки противника.
В таком «тактико-географическом» положении в один из моментов оказался и я. Немецкие танки уже не шли как раньше вперед навалом, а расползлись по сторонам, утюжа окопы и расстреливая в упор отходящих бойцов. Им помогали «мессеры», устраивая чуть ли не за каждым из ним настоящую охоту. В такой обстановке, честно скажу, живым чаще оставался тот, кто не терял самообладания, выдержки, не впадал в панику. Этого старался придерживаться и я. Но когда в двух-трех метрах от меня густо легла пулеметная очередь, меня все же, пожалуй, спасли не они, а пшеничное поле по соседству да мое проворство.

Влетев в него, сразу же очутился на земле, споткнувшись об лежащего молодого бойца. Он приподнял голову. Я увидел его бледное от страха лицо. Похоже, он уже подготовил себя к неминуемой смерти. Я стал его трясти, стараясь вывести из оцепенения, одаривая далеко не литературными эпитетами. В ответ он придвинул ко мне сумку с двумя бутылками с зажигательной смесью. И, кажется, вовремя: уступом, с разрывом в десяток-другой метров один от другого к нам приближались два танка. По всему было видно, что нас они не заметили.

Когда первый из них, обдав едким дымом выхлопных газов, едва миновал меня, я, приподнявшись, метнул в него бутылку. Танк вспыхнул. По вылезавшим из машины гитлеровцам, явно не ожидавшим подобного, выпустил всю обойму. Но каково же было мое удивление, когда, оглянувшись, увидел, что и второй танк горит тоже — его поджег молодой боец. Не знаю, что вывело его из недавнего состояния: то ли вернувшееся мужество, то ли сила примера, то ли просто желание остаться живым.

Помню, у хутора Камыши собрал нас, несколько десятков человек из разных частей, офицер вышестоящего штаба и говорит: «Немедленно занять оборону на окраине хутора!» Обстановка напряженная. Чувствуем: враг появится с минуту на минуту. И он появился. Но вначале был артналет, да такой, что каждый метр перепахали. Не все выдержали такое. Кое-кто, оставив позицию, побежал. Я видел, как их расстреляли бойцы из заградотряда.

А однажды в суматохе и неразберихе чуть было не расстреляли и меня.
Сводная часть, в которой я оказался, заняла оборону у села Сокаревка. В небе то и дело появлялись «рамы», ведя разведку наших войск, отступающих к Сталинграду. Одна из них сбросила в районе нашего расположения какой-то предмет.
—    Иди посмотри, что они нам на этот раз «подарили», — сказал лежавший рядом со мной старший офицер.
Подхожу к тому месту, где упала «воздушная посылка» — мешок лежит. Заглянул в него и увидел пачки листовок. В них нас призывали сложить оружие и сдаваться. Для «вещественного доказательства» прихватил одну из пачек. Вернувшись, доложил. Только было собрался выбросить эту гадость, как меня остановил боец из взвода охраны:
—    Товарищ лейтенант, не выбрасывайте: сами видите, что махра есть, а бумаги — ни клочка. — Улыбнувшись, продолжил: — К тому же, если, скажем, кому по большой нужде захочется...
«Курительно-туалетный» запас, действительно, вскоре понадобился. После очередной постановки задачи на отражение атаки противника офицеры штаба, разбредясь по кучкам, стали закуривать. Один из них, вынув кисет, попросил у другого бумагу.
- Увы, нет,.. — ответил тот, разведя руками.
- Как это нет? — вмешался я. — Чего-чего, а этого добра теперь у нас хватает,:— и протянул ему одну из листовок.
Заметив это, ко мне неожиданно метнулся офицер вышестоящего штаба, вытаскивая из кобуры пистолет:

—    Ах  ты,   сволочь!  Листовочку  подготовил!   К  немцам  собрался?!
Лязгнул передернутый затвор.
Неожиданно руку штабника перехватил командир полка, оказавшийся рядом:
—    Не горячись, капитан! Сам разберусь.
   Я стал по порядку все объяснять командиру. Однако разговор прервала команда: «К бою!» В этом бою меня контузило, а при очередном отступлении — ранило. Ни обвинительного, ни оправ¬дательного «приговора» не состоялось.

Так я оказался в госпитале.

   Рядом со мной тогда было немало тех, с кем шли мы, огрызаясь и отплевываясь кровью, из-за Дона. Шли все, испытавшие и горечь поражений, и радость кратковременных побед. Но и этого для каждого из нас хватило с лихвой, чтобы за короткий срок научиться «фронтовой грамоте», а заодно узнать истинную цену мужеству и героизму. Мы поняли, что первое придает силы для противостояния, а второе помогает душе в решающие минуты одержать победу над телом.

Но самое главное мы уяснили, что ни научиться, ни разучиться этому нельзя, потому что все это вызревает в человеке под воздействием многих факторов.

Выйдя из госпиталя, войну я догнал уже после окончания Сталинградской битвы. Молодые необстрелянные солдаты батареи, которую я наконец-то получил, глядя на мои ордена и медали и зная, что я участвовал в боях за Сталинград, не без гордости говорили: «Вы у нас, товарищ командир, настоящий герой. Такой подвиг совершили — защитили и отстояли Сталинград».

Отредактировано Александр Д (04.12.2018 20:41:15)

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

О дивизиях 62 Армии занявших  вторую полосу обороны на левом берегу р. Дон  ( Оборонительный обвод «К») в районе Россошка – Карповка.

  На Сталинградском среднем оборонительном обводе «К», проходившем  по рубежу Малая Россошка – Береславка, после ожесточенных боев и переправы через р. Дон заняли оборону остатки дивизий 62 А ( 196 сд и 33 Гв.сд) с приданными батальонами 115 Ура и 2-го Орджоникидзевского Военно - Пехотного училища.

62 А понесла большие потери в предшествующих боях, и практически была уничтожена в окружении на правом берегу Дона. К середине августа от её первоначального июльского состава  осталось   всего две дивизии, вступившими в бои в середине июля : 33 Гв.сд составом 418 человек * и 196 сд – 1627 человек**.

* По донесению СталФ от 20.08.42 г. Данные по 33 Гв.сд не полные, т.к. одна группа остатками полка вышла в полосу 62 А, вторая остатками двух полков в район 4 ТА.

** На дату 10.07.42 г. :  в составе 33 Гв.Сд– 11 467 человек, 196 сд – 11 481 человек.

  По воспоминаниям ветерана 33 Гв. сд Сурена Мирзояна остатки дивизии после ожесточенных боев в окружении под командованием командира дивизии Утвенко А. И. переправились через р.Дон в районе Калача и сосредоточились в Прудбой.  Далее дивизия немного была пополнена (ок 200 чел.) и совершив марш заняла оборону на оборонительном обводе «К» .
Командование  33 Гв. сд в этот короткий период ( с конца августа по 3.09.42 г.) принял гвардии майор Спицын Михаил Сергеевич, начальник оперативного отдела дивизии.

 
                                                                    https://a.radikal.ru/a37/1812/a5/efe3b2268cd2.jpg

                             (Спицын М. С. погиб командиром полка 3 гв. сд в бою под Гораны 30.07.1943 г.)

    Из воспоминаний ветерана 33 Гв. сд Липатовой А.Т. ( госпиталь № 1582)

"Летом 1942 г. с приближением фронта нас начали распределять по частям действующих армий. Я и две мои подруги попали в 62-ю армию, в санитарном отделе которой нас направили в 33 гв стр. дивизию, которая занимала оборону за Калачом, в 37 медико-санитарный батальон.  В дивизии нас встретил командир, капитан медицинской службы Абеляшев. Он был рад нашему приезду, так как катастрофически не хватало рук, ведь санитарный отдел № 37 был разбит, часть врачей, медсестер находились в окружении с остатками дивизии. Весь медсанбат состоял из 6 человек.

   Начали поступать раненые, как могли помогали. После непродолжительных боев наши части стали быстро отступать. Пришел приказ и нам, отступать за Дон. При отступлении командир дивизии Утвенко А.И. был ранен. Затем наша дивизия держала оборону в районе Карповки".
  В Карповке 33-я гвардейская дивизия была переформирована, и под командованием Спицина * вступила в тяжелые бои с гитлеровцами в Дубовой балке, что в районе Малой Россошки. Произошло это 23 августа. Тот, кто был в Сталинграде, хорошо помнит этот день, пожалуй, наиболее тяжелый для города-героя.
В Карповке мы пробыли не долго. 2 сентября мы получили приказ немедленно уходить на Сталинград.

   В 1час ночи прибежал связной, сообщил место сбора и сказал, чтобы быстро собирались, так как отходим немедленно. Шли мы, как я уже сказала, по направлению к Сталинграду. Шли только ночью, днем нельзя, так как самолеты летали за каждым человеком. В Алексеевском* районе шли бои. Мы прошли через весь Сталинград, на заводе Кирпичный** заняли оборону. Немцы наступали быстро. Пришел приказ переправляться через Волгу в Краснослободск. На центральной пристани было очень много раненых, гражданское население (в основное женщины и дети).
  Нас переправили в 1 час ночи на барже в Краснослободск. До 13 сентября стояли в хуторе Рыбачий, а 13 сентября получили приказ ехать в город Тамбов на переформирование дивизии В Тамбове мы находились с 15 сентября по 14 декабря".

* Боевые донесения  и сводки 33 Гв. сд в начале сентября 1942 г  в должности командира дивизии подписаны гв. майором Спицыным.

  **Село Алексеевка
*** Возможно  Кирпичный завод в районе р.Царица у Ежовки или Дар - Горы.

Отредактировано Александр Д (04.12.2018 20:43:27)

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

С остатками 33 гв. сд оборонительный обвод заняли вышедшие из тяжелых боев с западного берега Дона и подразделения 196-й стрелковой дивизии.  Командир дивизии комбриг Аверин Д. В.  и штаб погибли при отходе к переправе через р.Дон.

  196 сд к середине августа сохранила наибольший личный состав по сравнению с другими частями 62 А.

                           Из книги о боевом пути 196 сд ,, Боевой путь 196-й Гатчинской Краснознаменной стрелковой дивизии»:

,, Форсирование реки проходило под непрерывным воздействием авиации, артиллерии и минометов противника. Района переправ достигал ружейно-пулемётный огонь врага.

Многие воины дивизии при форсировании реки получили осколочные и пулевые ранения и не могли преодолеть водной преграды, их поглотили воды Дона.  И хотя в литературе и сказаниях Дон называют "тихим", но не таким он оказался для воинов дивизии на самом деле. Течение быстрое, глубина большая.
     Потери дивизии в личном составе и вооружении во время переправы через Дон были значительными. Выход из-за Дона продолжался несколько дней.

      Вдоль левого берега реки, в полосе дивизии, от частей и подразделений было организовано патрулирование для встречи и направления личного состава на сборные пункты своих частей. Сборные пункты частей располагались в районах населенных пунктов, в зарослях кустарника. Здесь организовывалось питание, оказывалась первая медицинская помощь нуждающимся в ней.

    В журнале боевых действий 884-го стрелкового полка записано, что к утру 10 августа 1942 года полк, включая тылы, в составе около 600 человек был уже на левом берегу Дона (ЦАМО, ф. 884-сп., оп. 692259, д.1. лл. 2-3).

В новом районе сосредоточения был получен приказ командующего 62-й армии - в срочном порядке в ночь на 12 августа 1942 года для усиления обороны 131-й стрелковой дивизии направить 130 человек из 884-го стрелкового полка во главе с командиром - подполковником М.М. Борисовым и военкомом - батальонным комиссаром А.Л. Костиным. Эта запись получена из оперативной сводки 62-й армии № 85 к 6- августа 1942 года (ЦАМО, ф.345, оп. 5487, д. 38, л. 173).

      В бою за Доном погибли комбриг Д.В. Аверин, подполковник В.Л. Прибыльский, не вышли в новый район начальник артиллерии подполковник П.И. Соколов, начальник политотдела - батальонный комиссар Г.И.Овчинников и другие руководящие работники штаба, политотдела и служб соединения. Одни из них погибли в неравных схватках с врагом, судьба других осталась неизвестной.
    На 14 августа в частях дивизии насчитывалось 1368 человек. Выход командно-начальствующего и сержантского состава продолжался. На 17 августа уже насчитывалось 1546 человек, в том числе, командно-начальствующего состава -314 человек, младшего начальствующего состава - 263 человека, рядовых - 949 человек.

    На вооружении частей дивизии осталось 953 винтовки и карабина, автоматов (ППШ и ППД) - 154, пулемётов ручных станковых - 4, зенитных - 3, 120-миллиметровых минометов - 4, одна 122-мм гаубица и одно противотанковое ружье..."

                                                РАСПОЛОЖЕНИЕ ЧАСТЕЙ 62 А НА ДАТУ 23.08.1942 г.


                                                                                https://d.radikal.ru/d07/1812/84/7ba98757409b.jpg
      Численность дивизий и батальонов 115 УРа оборонявших левый берег Дона показана ранее.  Районы сосредоточения 87 сд, 315 сд и 124 ОСБр показаны по приказам штаба СталФ и 62 А.

Отредактировано Александр Д (04.12.2018 20:50:19)