26

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Страшный сон, то, что описывают бывшие курсанты. Удивило эффективное применений ПТР, с боеприпасами вечная беда, и пресловутая неприцельная стельба бегущими в сторону противника(у кого оставались патроны).

27

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Сегодня 22 июня пожалуй самая трагическая дата для нашей страны, помянул свох погибших дедов моего и жены. Страшно и трагически закончилась жизнь миллионов наших людей. Вспомнилась моя землячка Валя Заикина совсем юная девчёнка в составе маленькой диверсионной группы "Максим" на подступах к Сталинграду встала на пути полка СС "Нордланд" дивизии "Адольф Гитлер". В голой Сталинградской степи в лютый холод горстка бойцов пыталась остановить эшелон с СС-овцами, можете представить этот страшный последний смертный бой...

Отредактировано kvn-63 (22.06.2017 22:00:35)

28

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

День, разломавший судьбы миллионов людей на "ДО" и "ПОСЛЕ"...........

29

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

kvn-63 пишет:

встала на пути полка СС "Нордланд" дивизии "Адольф Гитлер".

Могла и не вставать.))
Потому что  никогда не было в той дивизии такого полка.

30

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

22rus пишет:
kvn-63 пишет:

встала на пути полка СС "Нордланд" дивизии "Адольф Гитлер".

Могла и не вставать.))
Потому что  никогда не было в той дивизии такого полка.

Дивизия "Викинг" http://www.tvc.ru/news/show/id/66606

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Продолжения описания боев 29-го августа.

Основной удар немецкого 48 ТК силами почти 4 дивизий пришелся на 126 сд Сорокина и на 3-й Орджоникидзевский и  Житомирский курсантские полки.

                            Ранее приводился состав частей РККА и Вермахта на этом направлении:

                                                         РККА

            К 24 августа на этом направлении была создана «Группа Сорокина», названная по фамилии командира 126 сд. По описанию боевого пути 126 сд в неё входили следующие части:

126 сд ( с 358 артполк, 175 саперный батальон, 265 противотанковый дивизион, 191 минометный дивизион), остатки 208 сд ( 435 сп, 760 сп, 578 сп), 1-й*, 3-й Орджоникидзевские и Житомирский курсантские полки. Поддерживали дивизию 1159 пушечный артполк и части 19 гв.минометного полка. 126 сд так же поддерживали  168-я зенитная рота 208 сд и остатки артполка 208 сд.

*1-й Орджоникидзевский курсантский полк к началу наступления 48 ТК был перемещен на левый фланг, в район д.Громославка, где совместно с 66-й морской стрелковой бригадой  и занял оборону.

                      Состав частей 64 А в районе свх. Юркина - Тебектенерово – Капкинка на 25.08.42 г.

             126 сд – 3 783 чел, 29 сд – 7 424 чел. (По донесению 64 А)

  Со стороны 29 сд  29 августа первоначально приняли бой только один полк и спецчасти дивизии – саперы, рота курсантов.

                                        208 сд – нет данных.
                                        Житомирский курсантский полк – нет данных.
                                        3-й Орджоникидзевский курсантский полк – нет данных.
                                        Части 118 УР – нет данных.

      Все эти части понесли большие потери к началу немецкого наступления, в целом вероятно во всех частях находилось на передовой не более 1 500 человек.
   Танки и части ИПТАП, как упоминалось ранее, на этом направлении отсутствовали.

Всего вероятно в полосе наступления всего немецкого 48 ТК находилось не более 10 000 человек, но на направлении главного удара находилось около 1500 человек на передовой ( 3 Ордж.курс.полк, Житомир.курс.полк, 690 сп 126 сд, части 28 ОПАБ 118 УР, батальон Грозненского курсантского полка – 40-50 человек.)

                                                                              ВЕРМАХТ (48 ТК)
                                                      (в скобках показан вероятный состав)
                     
                            24 ТД – 17 000 чел , танков – 52, ок. 100 БТР, ок 30 БА.

                         243-й дивизион штурмовых орудий( количество неизвестно, возможно не более 10 единиц).

                          14 ТД – точный состав неизвестен ( 12 - 14 000 чел ), танков – 36. БТР – ок 100.

                           29 ПД (мот) –только часть дивизии ( 6- 7 000 чел), танков – 25, БТР -?, 5 «Мардер»
                                                                        2 ПД (рум) –нет данных ( 10- 12 000 чел.)

          Всего около 50 000 чел, 113 танков, 200 -250 БТР и БА. Штурмовые орудия – ок. 10.  В пехотных частях непосредственно на передовой: 10- 15 000 человек.

   Артиллерия : батареи всех 3-х дивизий, 53-й полк реактивных минометов (придан 24 и 14 тд) и артиллерия 2-х румынских дивизий ( 2-я и 20-я).
    Саперы : 651-й моторизованный  саперный батальон и части по командованием штаба 520-го саперного моторизованного полка.
    2-я рота 800-го полка «Брандербург».
    Части зенитной артиллерии: Штаб зенитного полка 104 и приданные ему части – 3 батареи и 1 зенитный батальон.

                                        Бой 126 стрелковой дивизии.

         Полковник В. Е. Сорокин в 6 часов 30 минут доложил командующему армией о начавшемся наступлении крупных танковых сил и мотопехоты противника.
«Знаю, все знаю, — ответил М. С. Шумилов, находившийся в это время на своем наблюдательном пункте под Зетами. — Держись, дорогой, до последнего вздоха держись! Иного выхода нет. Любой ценой сдерживайте танки, отсекайте от них пехоту! Главное — держаться. Час продержитесь — хорошо, два — еще лучше, а три — вам при жизни поставим памятник...»

126-я стрелковая дивизия и приданные ей части вели бои целый день, отдельные группы сопротивлялись до следующего утра.

  Основной удар принял 690-й стрелковый полк дивизии подполковника Наумова Владимира Игнатьевича, который оборонял ферму № 1.

                                                Из книги истории 126 сд :

,, Военфельдшер Лидия Константиновна Орлова, находившаяся в эти самые тяжелые часы боевых действий в центре событий, обо всем, что видела и пережила, пишет так:
«С первыми лучами солнца послышался далекий и глухой гул самолетов. Их было много — они закрыли солнце. Обрушились на окопы с включенными сиренами. Мы прижались к не остывшим за ночь окопам, не смея поднять головы  и  даже  шевельнуться.  Потом  взрывы,  раздававшиеся то справа, то слева,   а то и совсем рядом. Густо, очень густо ложились снаряды и мины. Все гремело, кипело,   клокотало.   Душило   гарью — грудь выворачивало от кашля. Знали и ждали — скоро появятся   танки. Кажется, уже слышен их рокот и лязг. Танки действительно  шли.  Шли  огромной   черной   лавиной.  Их  было  до невероятности много. Они заслоняли весь видимый   горизонт. Я смотрела на эту надвигающуюся громаду и даже не заметила, как затих артналет. Перед глазами — только танки, ничего больше. Огромные и черные. Длинные стволы раскачивались...

                                                           http://s009.radikal.ru/i307/1706/cd/5edc52b9b0d0.jpg

                                           Ход боя  29 августа 1942 г. по сообщениям немецкой 4 Танковой армии.
                                   
    Танки шли каким-то угольником. Правее нас они уже достигли окопов и начали крутить свой смертельный вальс — утюжить, пытаясь вдавить в землю все живое. Но вокруг этих танков все вдруг вздыбилось и закипело. Вражеские машины сбавили ход, а потом и совсем остановились.
А на нас обрушился свинцовый   вал — ударили танковые   пулеметы.   Пригнулись.Танки, раскачиваясь и рыча, уже наползали на наши окопы. Некоторые уже горели. Но другие все ползли и ползли. За ними автоматчики.  Вот  тут  стало  боязно — вдруг  ворвутся в  окопы, тогда... Рядом ударил наш пулемет.  Автоматчики залегли.  Танк  метнулся  к  пулеметчику,  тот — на  дно.  Танк развернулся  над   окопом,   засыпая  пулеметчика   землей, но вдруг что-то грохнуло, сверкнуло пламя — и танк загорелся. Крышка башенного люка  открылась, и показалась голова   черного, как уголь, танкиста. Видно, хотел выпрыгнуть, но так и повис па люке, скошенный чьей-то пулей.  Наш  пулеметчик  сам  похоронил  себя,  бросив  в днище танка гранату...Силы уже были на исходе...»
     Части и подразделения дивизии смело и решительно вступили в бой с превосходящими во много раз силами противника. Стойко и упорно держались бойцы 3-го батальона 690-го стрелкового полка под командованием капитана А. В. Серкова и 2-го батальона старшего лейтенанта Н. С. Гамулина. На участках этих двух батальонов было отбито несколько атак противника. Отважно и умело действовал командир 3-го батальона 366-го полка капитан П. П. Борзов, который решительно возглавил контратаку и восстановил положение. И здесь враг не прошел. Воины дивизии стояли насмерть.
Решительно и мужественно сражались артиллеристы. Попав под губительный огонь батарей лейтенанта П. А. Кузнецова, старшего лейтенанта И. Г. Панфилова, старшего лейтенанта Н. Ф. Никитина, артиллерийских расчетов сержантов К. Н. Малинипа, А. Т. Белоусова и Ф. П. Попова, уже пылали десятки фашистских танков. В этом бою был тяжело ранен комиссар 358-го артиллерийского полка батальонный комиссар И. А. Бушнев, но он не покинул огневых позиций, пока не была отбита атака. Активно действовал 191-й минометный дивизион под командованием капитана П. Л. Кускова. Только батарея лейтенанта В. Н. Сметанина (политрук батареи Е. Ф. Февралев) уничтожила до роты фашистских автоматчиков.


       Отразив первую мощную лавину фашистских танков, части дивизии готовились к новому удару, который вскоре последовал.
Через три часа (примерно в 10 часов) после первой атаки враг нанес новый, более мощный удар. Фашистские самолеты приближались к позициям дивизии со страшным воем сирен, сбрасывали свой смертоносный груз на окопы. Земля от взрывов дрожала, все вокруг затянуло серой пылью. Не успели скрыться «юнкерсы», как последовал мощный артиллерийский огонь. Но, как только появились танки и пехота противника, на них обрушился шквал огня. Все, кто были живы и могли вести огонь, сражались до последнего дыхания.

     В ходе первого удара противнику удалось вскрыть расположение огневых средств обороняющихся. Сейчас он вел более прицельный губительный огонь по обнаруженным точкам. Подразделения несли большие потери. Фашистские танки в сопровождении пехоты ворвались на передний край. Часть из них попала на минные поля, несколько танков закружились с перебитыми гусеницами. Уместно отметить, что фашистские танкисты страшно боялись наших мин. При подрыве нескольких танков чаще всего продвижение их на этих направлениях приостанавливалось. Так было и на этот раз. Однако танки на других направлениях устремились в глубину обороны."

   * Из книги  «Горловская дважды Красно-Знаменная». Москва 1986 г.

  К этому времени силы дивизии и приданных ей частей уже были  на исходе. Командир 126 сд Сорокин доложил Шумилову о потерях: погибли комбаты, убит командир полка, были ранены и убиты почти все  командиры рот. Он попросил Шумилова хотя бы поддержать свои части огнем артиллерии, авиацией - иначе дивизия не выдержит очередного удара.

                      Из воспоминаний бывшего командующего 64 армии Шумилова М.С.

«Мы с Чуйковым В.И. и членами военного совета фронта находились на наблюдательном пункте западнее села Зеты, все видели своими глазами и были потрясены происходящим в полосе обороны дивизии».

Шумилов сказал Сорокину, что постарается помочь чем  может, но у него самого нет резервов, так как бои идут на всем фронте 64-й армии. Часов около десяти он доложил командующему фронтом Еременко о крайне серьезном положении:
«Танки и авиация противника буквально душат 126-ю дивизию; резервов нет, и создать устойчивый фронт сопротивления не представляется возможным». И Шумилов тут же  просит Еременко оказать помощь авиацией, и еще раз напомнил о необходимости отвода войск всей 64 -й армии к реке Червленной. То есть снова выполнить план отвода всей армии, который был предложен ранее.

  Но теперь все внимание командования всего Сталинградского и Юго - Восточного фронтов по командованием   Еременко было обращено на 6 –ю Армию Паулюса, которая была гораздо ближе к городу.  Еременко ответил следующее:

       «Авиацию послать на участок 126-й сейчас невозможно, поскольку положение 62-й армии еще хуже и авиация оказывает помощь ей, а об отводе войск армии будет дано дополнительное указание…».
Но и это приказание запоздает, и потребует в ночь на 30 августа отвести правофланговые соединения армии опять же не к Червленной, а на промежуточный рубеж обороны Зеты -Верхне-Царицинский.

    Еременко снова затягивает отвод 64-й Армии…

                                            Продолжение книги об истории 126-й сд :

,, Более 30 танков противника прорвались к артиллерийским позициям 2-го дивизиона капитана А. Ф. Васильева (военком политрук П. И. Ермашенко). С фашистскими танками вступили в смелый поединок батареи старшего лейтенанта Ф. Ф. Киселева и лейтенанта И. Н. Чернова. Пять танков противника запылали. У некоторых орудий оставалось по одному-два бойца. Тогда по решению капитана А. Ф. Васильева артиллерийские расчеты выкатили орудия на прямую наводку и продолжали уничтожать стальные чудовища с крестами...

Во второй половине дня (около 14 часов) над боевыми позициями дивизии вновь появились фашистские бомбардировщики. Самолеты шли двумя группами по 50 «Юнкерсов» в каждой. Они камнем падали вниз, включая для устрашения сирены и засыпая фугасками передний край, артиллерийские позиции. Вслед за самолетами началась артиллерийская подготовка очередного, третьего жестокого штурма полуразрушенных позиций и командных пунктов. И как только прекратился артиллерийский огонь, в атаку устремилась лавина фашистских танков в сопровождении автоматчиков. Более 100 фашистских танков прорвались через боевые порядки и устремились в глубь обороны. До 40 танков и двух батальонов пехоты прорвались на стыке 366-го и 690-го стрелковых полков, часть из них (15—20 танков с автоматчиками) стремительно продвигались в направлении штаба дивизии.

   Для непосредственной обороны командного пункта дивизии были привлечены 175-й саперный батальон капитана М. И. Александрова, комендантский взвод старшего лейтенанта И. С. Кузнецова и 168-я отдельная зенитная батарея лейтенанта В. П. Колотухина. Подразделения заблаговременно отрыли окопы, а саперы заминировали основные подступы к балке, в которой были оборудованы блиндажи штаба дивизии…»

 

              ВОСПОМИНАНИЯ АЛЕКСАНДРОВА МАКАРА ИВАНОВИЧА, КОМАНДИРА 175 САПЕРНОГО  БАТАЛЬОНА 126 СД (ВГМП 2119 н/вф П. 536. Личные фонды музея - панорамы "Сталинградская битва")

,, К этому времени в дивизии не стало артиллерии, личный состав таял каждый день, дивизия понесла большие потери…
Противник стал воздействовать на личный состав. Забрасывая большое число провокационных листовок и пропусков. Содержание двух запомнил ( «Приветствуем бойцов-дальневосточников! Умеете воевать, но немецкая армия сильней и дисциплинированней..)

    Командир дивизии приказал оборудовать новый КП. Мне было указано место. Три ночи саперы рыли в балке блиндажи минным способом для КП, а днем несли охрану. Числа 15 августа штаб дивизии перешел на новый КП. Числа 20 августа я получил приказ со своими людьми прибыть на КП дивизии. Когда я форсированным маршем шел на КП, то меня встретил офицер штаба, и сообщил что противник проник в наш тыл. И что КП все бойцы вышли навстречу. Было слышно что завязался бой…
(Далее Александров вспоминает, что эту очередную атаку на КП дивизии отбили при помощи танков "КВ")

  29 августа противник прорвал нашу оборону, окружил и уничтожил КП 126 сд, дивизия начала отход на Сталинград. Я вместе с комиссаром майором Шперкель(? )собрал остатки 175 саперного батальона, произвел поспешное минирование местности перед наступающими развернутым фронтом танками и бронетранспортерами. Во время минирования танки противника находились в 350 - 400 метров и двигались медленно, боясь наших минных полей. После минирования я приказал собраться всем в Цибенко, где располагался наш переправочный парк. Сам двигался последним, надеясь , что возможно подберу из наших сапер.  Утром в Цибенко я нашел представителя штаба 64 армии, который указал мне куда направить штаб батальона, место сбора был сад Лапшина на р.Волга. После отхода на р.Волга в батальоне осталось 176 человек**…»

*До капитана Александрова батальоном командовал капитан Логвинов Иван Максимович, который после гибели дивизионного инженера 126 сд Сюзюмова Сергея Митрофановича 14 августа был назначен на его место. Сам же Логвинов С. М. пропал без вести в бою 29 августа.
**По донесению штаба 175 саперного батальона на 25.08.42 в строю находилось 376 человек.

Отредактировано Александр Д (01.07.2017 00:46:02)

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Продолжение описания боя 29-го августа 1942 г.

                    Итак основной  удар немецкого 48-го танкового корпуса наносился на позиции 126 сд и приданных ей частей. 14-я танковая дивизия в середине дня начала атаки штаба 126 стрелковой дивизии. И это была уже 3-я или 4-я атака штаба дивизии во время боев в августе, видимо немецкая разведка постоянно отслеживала расположение штаба 126 сд.

                                                            Из книги об истории 126 сд :

,, Фашистские танки, раскачиваясь и лязгая гусеницами, приближались к Тебектенеровской балке. Неожиданно для врага открыл ураганный огонь дивизион старшего лейтенанта Н. А. Успенского. И вот уже закрутились на месте и задымили три головных танка, два танка подорвались на минах. Завязался неравный огневой бой. Фашистские танки и автоматчики вели губительный огонь по окопам и блиндажам. Подразделения, оборонявшие командный пункт, и личный состав штаба несли большие потери. Были убиты командиры саперных взводов младшие лейтенанты В. В. Мартынов, Н. И. Полетаев и К. И. Мальцев.


                                                     http://s012.radikal.ru/i320/1707/5d/15288ba9befc.jpg

                                                                 ( Возможно на фото 24-я  танковая дивизия)
           
    Нависла реальная угроза окружения командного пункта дивизии. В этой тревожной обстановке в окопах появился комиссар дивизии Е. С. Владыченко. Он отдал приказ подразделениям прикрытия во взаимодействии с шестью легкими танками атаковать противника и лишить его возможности вести огонь по балке, а сам с пистолетом, высоко поднятым над головой, с возгласом:
«За Родину, за Сталинград, вперед, дальневосточники!» повел подразделения в атаку.

      Подразделения прикрытия, увлеченные порывом комиссара, с криками «ура» ринулись на врага... В этом неравном бою смертью храбрых пал комиссар дивизии старший   батальонный    комиссар  Е.  С.  Владыченко.

                                                                http://s16.radikal.ru/i190/1707/dc/ca3efda99900.jpg

                                                                       ВЛАДЫЧЕНКО ЕМЕЛЬЯН СПИРИДОНОВИЧ

    Противник, не сумев захватить командный  пункт дивизии с ходу, бросил па обороняющихся десятки самолетов. С воем сирен они пикировали, сбрасывали свой смертоносный   груз  на   окопы,  блиндажи  и  уничтожали  все живое. В ходе воздушного налета танки противника перегруппировались и, как только скрылись «юнкерсы», окружили штаб дивизии. В условиях полного окружения завязался  кровопролитный  бой.   
     Но силы были неравные. Фашистские танки подошли вплотную и в упор расстреливали блиндажи штаба дивизии. Защитники па командном пункте сражались до последнего вздоха. Командир дивизии полковник Сорокин в результате прямого попадания снаряда в блиндаж был тяжело ранен и потерял сознание...

          Большинство работников штаба были убиты. В этом неравном бою погибли начальник политотдела дивизии батальонный комиссар Н. Ф. Макаров, начальник штаба дивизии майор Ф. С. Анопко, начальник разведки капитан Е. Д. Жучков, командующий артиллерией подполковник В. П. Аникеев, начальник оперативного отделения штаба дивизии майор Л. И. Бакулев, комиссар штаба мужественный политработник В. И. Иванников и многие другие."


                                                По данным ОБД « Мемориал» :

    Анопка Иван Петрович 1902 г.р. Последнее место службы: 126 сд 64 А, майор.
Попал в плен (освобожден). Дата выбытия: 29.08.1942 г.   

Аникеев Валентин Петрович 126 сд, подполковник, пропал без вести.

Владыченко Емельян Спиридонович 126 сд, ст. батал. комиссар, пропал без вести.

Макаров Николай Фирсович 126 сд батал. комиссар, пропал без вести 09.1942.

Жучков Евгений Дмитриевич 126 сд 2 отд. штаба, капитан - пропал без вести. 29.08.1942.   


           Из разведывательной сводки Генерального Штаба Сухопутных Войск об остановке в полосе группы Армий " Б ",
4-я Танковая Армия:
     ,, Наступлением 48-го Танкового Корпуса русские были захвачены врасплох; вначале они оказывали слабое сопротивление, которое затем усилилось. Остальные окруженные группы противника сражаются до полного их уничтожения... "

  Уже после окончания Сталинградской битвы, член Военного Совета 64 А Абрамов К. К., посетил место боя 126-й сд. Вот что он написал в своих воспоминаниях:

,,Я недавно ездил по окопам, где дралась эта дивизия. В дзотах до сих пор лежат трупы, их по 3-4 человека. Их сейчас убирают, я приказал похоронить. Но не побежали люди. Раз убиты в дзотах, значит дрались до последнего. В окопах я видел до колена гильз винтовочных ..."

Отредактировано Александр Д (07.07.2017 00:43:28)

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Но не всех конечно удалось захоронить в то время, так например место гибели штаба 126 сд было найдено лишь спустя 63 года.

  Совсем недавно, в июне 2005 года поисковикам отряда "СТАЛЬНОЕ ПЛАМЯ" из Октябрьского района Волгоградской области удалось найти место гибели штаба 126 сд и провести огромную  работу по установлению имен павших в этом бою.
В ниже приведенном описании    приводится рассказ руководителя поискового отряда Алексея Бабичева о том, как был найден штаб и какой жестокий  бой был 29 августа 1942 года при прорыве немецких танков 14 тд к штабу 126 сд, находящемуся в Тебектенеровской балке.

                                                                 Рассказ Бабичева Алексея :

,, Благову Николаю Ивановичу, возглавляемому в то время поисковый отряд «Стальное пламя», поступил сигнал от жителя п. Привольный Морозова Сергея Ивановича. Проезжая по балке севернее п. Привольный на тракторе, он увидел размытые водой солдатские сапоги и останки. Имея дружеские отношения с отрядом «Стальное пламя», он решил сообщить об этом поисковикам.
Эта весть мгновенно распространилась по всему отряду, и после обеда поисковый отряд на трех легковых автомобилях выехал на разведку в то время еще не известную нам балку.
    Когда мы прибыли на место, увиденное нас удивило. Высокий крутой склон балки с южной стороны был частично размыт весенним половодьем. На склоне видны проямки от блиндажей, несколько блиндажей размыло водой, и в русле балки на протяжении 500 метров лежали останки людей. То, что это наши бойцы не вызывало никакого сомнения, рядом с останками лежали обувь, противогазы, котелки.

                                                                         http://s016.radikal.ru/i335/1707/bc/9bc10acd9869.jpg   

                  Поисковики отряда "Стальное пламя" на месте штаба 126 сд. Кадр из фильма " О войне - правдиво и с болью".

   Первый блиндаж, который мы стали раскапывать, находился в отдельном холме. Раскопав его, стало ясно, что здесь находился телефонный коммутатор, найдены штекеры, лампочки, предохранители. В обе стороны по балке от коммутатора проложены провода связи. Ближе к вечеру в одном из блиндажей Ильвутченковым Геннадием и Князевым Андреем найдены останки лейтенанта. В этот день нам очень повезло, у лейтенанта обнаружен солдатский медальон. Уже стемнело, когда докапывали блиндаж. Увиденное при свете фонарика нас поразило, лейтенант лежал с гранатой в руке. Перед глазами стала картина, как в схватке с немцами лейтенант поднялся над бруствером и хотел кинуть гранату, но вражеская пуля оказалась быстрей, и этот лейтенант геройски погиб.
             Им оказался лейтенант Рылов Георгий Александрович, 1920 г.р. г. Кировоград.
   На следующий день поисковики вновь выехали на раскопки. Ночь не прошла даром, выяснили название балки - Дубовая, рядом находится поселок Дубовой, скорее всего балку назвали именем поселка. Поисковики решили раскопать блиндажи, находившиеся в склоне балки. И были правы, так же как и в первом блиндаже обнаружили останки советских офицеров. В следующих блиндажах было тоже самое, в одном - останки 2-х офицеров, в другом - 3-х офицеров, в следующем - 4-х офицеров и одного сержанта. В основном это лейтенанты и один капитан.

  Около блиндажей найдены крышки от немецких гранат. Мы предположили, что блиндажи закидали гранатами фашисты рано утром на рассвете. От взрывов гранат загорелись бутылки с горючей смесью и боеприпасы, находившиеся внутри, от чего и загорелись блиндажи. Сгорело все, что могло гореть: вещи, документы, оружие, телефоны. Стены блиндажей усыпаны ржавыми осколками от снарядов и гранат. Найдено много ручек и замков от портфелей. В пистолетах взрывались патроны. Огнем уничтожены и личные вещи офицеров, лишь по надписям на кобуре прочли фамилию Кононов, на портсигаре фамилия Воронко, на касках фамилии Арбузов и Родионов. Во всех блиндажах были найдены остатки телефонов, батареи, провода...

                                                               http://s019.radikal.ru/i643/1707/5a/0978c3ac28e7.jpg
                                                                ( Кадр из фильма о 126-й  стрелковой дивизии ,, О войне - правдиво и с болью")

     В соседнем блиндаже Борисенко Борис и Бабкин Александр обнаружили останки майора. Он сидел в дальнем углу блиндажа, возможно, был ранен, и отстреливался до последнего - так как рядом с ним лежали 2 пистолета, один системы ТТ, другой – маленький, чешского производства. При нем найдена аккуратная металлическая коробочка с пуговицами, звездочками и петлицами.
У входа в блиндаж найдены останки сержанта. На руке у него были часы, на которых застыло время 4 часа 20 минут* (на других часах, найденных в раскопах, стоит примерно такое же время).

     Ближе к вечеру Ильвутченков Андрей и Антонов Валерий, примерно в 2000 метрах западнее от штаба по балке нашли много блиндажей и ходов сообщений. В одном таком блиндаже они подняли останки бойца с медальоном. Подошедший к ним Ильвутченков Геннадий, раскопав блиндаж глубже, нашел останки ещё 2 бойцов...
Примерно в 1500 метрах от штаба дивизии восточнее по балке обнаружены блиндажи и одиночные окопы, наверху балки более 50 одиночных окопов, выкопанные неизвестно кем ещё 10-30 лет назад.

    В каждом окопе найдены предметы вооружения. Было ясно, что бойцы погибли с оружием в руках, а те, кто раскопал окопы, искали в основном оружие, больше их ничто не интересовало. Увиденное нас потрясло, на земле практически около каждого окопа лежали  раскопанные и раскиданные останки погибших бойцов. Эти окопы - своеобразный рубеж мужества. Десятки солдат погибли в окопах, но позиций не оставили...

        Рассказ  написанный отрядом " СТАЛЬНОЕ ПЛАМЯ" о бое 126 сд 29-го августа 42-го и найденных бойцах и командирах дивизии можно полностью прочесть по этой ссылке :
http://poiskfebs.narod.ru/memorial/kniga_stalingrad.doc

          Всего на месте гибели штаба 126 сд и рядом с ним отрядом «Стальное пламя» было найдено 129 человек.

*Возможно  16ч. 20м, это время, которое остановилось на часах погибших в этом жестоком бою. По донесению немецкого 48 ТК  14-я ТД в этом районе вела  тяжелые бои, пытаясь окружить и отрезать пути отхода 126-й и 29-й стрелковый дивизий. Бои продолжались и ночью.

             На сайте ОБД "Мемориал" найдены фотографии командиров 126-й стрелковой дивизии взятых в плен 29-го августа.

                                                                      http://s56.radikal.ru/i154/1707/31/f5f90b089d29.jpg

                                        Выбо  Владимир Александрович 3.01.1918 - 31.08.1943 (Умер в плену). Проживал до войны : поселок Тавричанка, Владивосток.


                                                              http://s019.radikal.ru/i601/1707/21/1e116aff6236.jpg
  Самойлов Степан Александрович 24.05. 1909 г.р - ???. Командир роты ПТР 690 сп 126 сд. Передан Гестапо (СД). Проживал до войны : Шангарский район, д. Гусево. Призван Томским РВК.


        Во  время этого боя за штаб дивизии  в плен был взят командир дивизии полковник Сорокин. По некоторым данным это случилось, когда немецкие танки начали обстрел блиндажей и в одном из них загорелись бутылки с зажигательной смесью. Сорокин выбежав из горящего блиндажа, и перебегая в другой был ранен и захвачен немцами.
В вечерней сводке 29 августа, подготовленной разведотделом 4 ТА в 18.45 было указано только пленение штаба 126 сд. Но уже в следующей утренней сводке 30 августа упоминается пленение командира 126 сд.

                                         http://s02.radikal.ru/i175/1707/52/517b7513b569.jpg

                                                               


   О судьбе командира дивизии полковнике Сорокине, долгое время было ничего неизвестно. Ранее считалось, что он погиб в этом бою, и в некоторых послевоенных книгах о Сталинградской битве упоминается о его гибели. Но он остался в живых…


  Из послевоенных писем командира 126-й стрелковой дивизии Владимира Евсеевича Сорокина о бое 29-го августа бывшему командарму 64 Армии Шумилову :

«Восстановить полную драматизма картину боя 126-й мне сейчас, конечно, трудно. Все затягивает дымка времени. Сколько лет прошло с того жаркого тревожного лета. Скажу лишь, что весь август 42-го года — это сплошное пекло, и героизм стал нормой каждого. Тогда это никого не удивляло...
Кто они, герои, что отдали свои жизни за наше правое дело? Имя им — легион. Мне трудно кого-то особо выделить, все были готовы выполнить любое боевое задание, держаться до последней капли крови. Назову лишь тех, кто пал в бою, находясь рядом со мной.
     Отважный, человек кристальной чистоты, настоящая партийная душа — комиссар дивизии Владыченко. Он был раздавлен танками, когда они 29 августа прорвались на КП дивизии. Там же, в рукопашной схватке, погибли и начальник политотдела дивизии Макаров, начальник разведки Жуков, начальник артиллерии дивизии подполковник Аникеев.
  Ранее погибли командиры полков майоры Иванов, Алгазин, Наумов. При выходе из окружения из района Абганерово геройски пал на поле боя командир 366-го с. п. подполковник Гочинашвили, комиссар 550-го с. п. Семеренко, комиссар 690-го полка батальонный комиссар Ткач, комиссар штаба мужественный политработник Иванников. Не могу назвать их имена и отчества — отказала память. Повторяю, в том страшном пекле все были бойцами. Там нельзя было спрятаться за чью-то спину...Трудно писать обо всем этом. Кровь-то людская не водица...

    «Большая часть артиллерии была раздавлена танками, разбита авиацией. Боеприпасы подходили к концу. К 13.00 связь со штабом армии прекратилась*, и попытки восстановить ее ни к чему не привели. Молчит провод. И с командармом, как бывало прежде, не посоветуешься. Надо все решать самому.
  Особо тяжким ударом для дивизии был выход фашистских танков на КП дивизии. С этого момента связь с частями была прервана, но мне до этого удалось передать приказ командирам полков или тем, кто заменил их: «С наступлением темноты отойти за реку Донская Царица, направление — Зеты». Собственно этот приказ позволил спасти все, что осталось от дивизии.

  А на КП творилось что-то невероятное. Защитников его давили гусеницами танков, расстреливали из пушек с 20—30 метров. Кровавая расправа с нами продолжалась до самых сумерек. Жив остался случайно. Страшной силы удар потряс и мой блиндаж...»

                                            (Письма опубликованы в книге "Героическая 64-я" - прим.)

    Как следует из этого письма Сорокина, приказ на отход на промежуточный рубеж по Донской Царице  видимо  каким-то образом всё же дошел до штаба дивизии, возможно он был передан посланным офицером связи  из штаба 64 армии.
   Так же из  этого письма следует, что до 13.00 связь со штабом 64 А была, и по данным поискового отряда «Стальное пламя» последний бой штаба 126-й стрелковой дивизии был в 16ч.20м.

   В переговорах ( Портал "Память Народа") начальник оперативного отдела 64 А Журавлев  с штабом ЮВФ от  30.08  сообщает такие данные о бое 29 августа:

        ,, ЖУРАВЛЕВ :   Противник повел наступление вчера  в 5.30, имея до двухсот самолетов до 80 танков и двух дивизий пехоты, из них одна моторизованная. Примерно в 8.40 танки и мотопехота противника прорвались на стыке 126 и 157 и окружили квартиру хозяина 126, он успел дать радиосигнал: "Я окружен, части держат фронт"*.

    В это же время другая группа танков имела направление ФЕРМА № 1 и далее направление ВЕРХНЕ-ЦАРИЦИНСКИЙ, третья группа танков около 13.00 ворвалась в ЗЕТЫ, всюду за танками следовала мотопехота.
Примерно в 15.00** ВПУ Шумилова оставило ЗЕТЫ и возвратился к нам. Имея от товарища Голикова разрешение на свое усмотрение перейти на новый КП и ВПУ. Весь день вчера противник бомбил большим количеством самолетов район ЗЕТЫ, ВЕРХНЕ -ЦАРИЦЫНСКИЙ, особенно сильно бомбил район ВПУ и КП, разбил всю связь, и вообще на КП бомбил беспрерывно в течении трех часов, не давал возможность появиться на земле, нахально с низких малых (высот)...»

  *На этом направлении первоначально была 29 ПД (мот), но её задачей было далее наступать к высоте 150.0, что возможно позволило штабу 126 сд собраться силами и далее вести бой уже и с 14 танковой дивизией.

**Вероятно это было ранее, так как 24 ТД вышла к Зеты уже в час дня 29-го августа.


    В своем письме командиру 126-й стрелковой дивизии полковнику В. Е. Сорокину генерал-полковник М. С. Шумилов 4 июля 1973 г. писал следующее *:

                                                               «Владимир Евсеевич!

   Перед воинами 126-й стрелковой дивизии я считаю себя виноватым. Бойцы дивизии во все дни обороны Абганерово дрались геройски. 29 августа части дивизии понесли большие потери в материальной части и личном составе, поэтому вскоре дивизия была выведена в резерв фронта и в состав 64-й армии не возвратилась. После разгрома немцев под Сталинградом дивизия не была мною представлена к званию гвардейской. Я был уверен, что это сделает фронт. Я же не проверил. Вот моя вина перед воинами 126-й стрелковой дивизии. Моя же характеристика, военная, дивизии и лично Вас, остается неизменной.
С глубоким уважением бывший командующий 64-й армией Герой Советского Союза генерал-полковник М. Шумилов»

*Письма Сорокина и Шумилова были переданы в музей школы х. Привольный родственниками полковника Сорокина( По данным самой школы).

                                                          http://s014.radikal.ru/i328/1707/98/8074a9fb2fd1.jpg


                                        О дальнейшей судьбе командира 126-й стрелковой дивизии ( по данным Интернет)

После пленения в районе Тебектенерово командир 126 сд полковник Сорокин содержался в лагерях военнопленных в г. Винница, Летцен , Хохенштейн, крепость Вюльсбург до 26.4.1945. 26 апреля 1945 года полковник Сорокин был освобожден из плена союзными войсками. До 7 июня 1945 года находился в лагерях американской зоны,  далее был переведен в советскую зону. Прошёл через фильтрационный лагерь. В феврале 1947 г. Сорокин В.Е. восстановлен в воинском звании «полковник» и 28 апреля того же года уволен в запас.

     Однако в 1947 году дело полковника Сорокина было пересмотрено, и 22 декабря 1948 он был арестован. Приговор был вынесен Военный трибуналом  ПРИВО. Сорокину было предъявлено обвинение  по статье 58-16*, с вынесением  приговора - 25 лет заключения в ИТЛ. Реабилитирован в  декабре 1959 Верховным судом СССР.

   Возможно Сорокин В. Е. находился в местах заключения до середины 50-х, но точных данных об этом нет.

* Статья 58.16. Самовольное возвращение в пределы Союза С.С.Р. (Статья:  преступления государственные – прим.)
В случае применения меры социальной защиты по пункту "а" статьи 20 настоящего Кодекса – расстрел  (данная статья УК того времени не найдена.)
( Если кто разбирается в УК до 1960 года  просьба поправить или дополнить.)

                          Одним из участников форума высказана следующая версия:

,, Скорее всего, кто то спутал цифру "6" и букву "б". Если исходить из того что в статье не цифра, а буква, то всё встаёт на свои места т.к. ст. 58-1б гласит об измене родине совершенной военнослужащим.
  Она предусматривает наказание в виде смертной казни.  Однако,  Указ Президиума Верховного Совета СССР 26 мая 1947 г. "Об отмене смертной казни". отменил её. Поэтому Сорокин, осуждённый в 1948г. и получил не расстрел, а 25 лет.  Касательно статьи 20, то тут скорее всего речь шла о применении мер "социальной защиты" в виде лишения свободы и плюсом какие нибудь дополнения в виде поражения в правах и ещё чего нибудь.


  Далее Сорокин В. Е.  был награждён орденом Ленина. Проживал в г. Москва, дата смерти неизвестна, был похоронен 20 декабря 1985 г. по его завещанию в поселке Привольный Волгоградской области, по его просьбе, так как перед своей смертью Сорокин завещал, чтобы его он был захоронен, где лежат  бойцы и командиры его дивизии, павшие в августе 42-го у Абганерово.

В апреле 2012 года по инициативе жителей Привольного на могиле полковника Сорокина В. Е. установили памятник.

Отредактировано Александр Д (17.07.2017 22:46:48)

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Продолжение описания боя 29-го августа 1942 г.

                              Бой 29-й стрелковой дивизии.

  Немецкие танки и мотопехота силами почти четырех дивизий прорвавшись через позиции 126 сд и приданных ей частей по воспоминаниям ветеранов 29 сд в середине дня начали распространяться по  позициям артполка, штабам  и тылам  и 29 стрелковой дивизии Колобутина, стараясь окружить и отрезать пути отхода частей на левом фланге. Этих действий 48 ТК ожидали 371-я и 297-я пехотные дивизии корпуса Шведлера, чтобы начать свои атаки.

  Однако видимо наступающим передовым частям 29 пд удалось уже к 9 утра 29 августа подойти и к КП 29-й стрелковой дивизии, расположенному на высоте с горизонталью 180. Позже сюда подошла и 14-я танковая дивизия, и бои в этом районе шли до 2-х часов дня 29 августа. После взятия этой главной высоты ( 180.0) начал наступление и «Корпус Шведлера» силами 2-х дивизий. Далее здесь подключилась и румынская 20-я пехотная дивизия.


                БОЙ 29 АВГУСТА 1942 г  ЧАСТЯМИ 29 СД ЗА  ВЫСОТУ 180.0


ДУБИЦКИЙ Андрей Федорович ( из рукописи о боевом пути 29 сд (73 гв. сд) ,, В БОЯХ И ПОХОДАХ" 1969 г.) Место хранения : ВГМП Инв № 3562. п. 639.(Личные фонды музея Панорамы «Сталинградская битва»)

                         

  ,,В 8 часов утра вражеские танки с десантом автоматчиков приблизились к КП дивизии, располагающемуся в районе высоты 180.0 (неподалеку от совхоза Юркина), а затем окружили его, прервалась связь с полками и штабом 64-й армии. По приказу комдива А. И. Колобутина артиллерию успели подтянуть к высоте, выдвинуть несколько орудий и поставить их на прямую наводку.

   Саперное отделение сержанта Василия Могутова под вражеским огнем заминировало подступы к их огневым позициям. Комендантская рота, взвод автоматчиков, весь состав штаба и политотдел дивизии  заняли круговую оборону. Бой длился целый день. Одному фашистскому танку удалось даже взобраться на блиндаж комдива. Артиллерия подожгла 5 танков, стрелки и автоматчики расстреливали немецкую пехоту почти в упор. Отрезанные от КП дивизии полки тоже организовали круговую оборону и несмотря на постоянные атаки танков и авиации твердо стояли на своих рубежах.
  К вечеру, после многих безуспешных попыток полковнику Колобутину через своего посыльного установить связь с 78-м отдельным саперным батальоном, который оборонялся не более чем в полукилометре от КП дивизии. Комдив приказал атаковать противника с тыла и дать КП выйти из окружения.
  Командир саперного батальона старший лейтенант Виктор Иванович Быстров, присоединив к себе остатки 104-й отдельной мотострелковой разведроты лейтенанта Вознесенского выполнил приказ. Имея на руках только автоматы, винтовки,  ручные гранаты и один ПТР саперы и разведчики пошли в наступление. Танки и автоматчики противника открыли по ним огонь. Атакующая группа понесла потери до 70 % личного состава, тем не менее при поддержке артиллеристов и гарнизона КП, оборонявших высоту 180, удалось оттеснить вражескую пехоту от танков.
    Первыми на КП дивизии пробилась 2-я саперная рота лейтенанта Александра Чикарева и разведрота Георгия Вознесенского, за ними и 1-я саперная рота лейтенанта Александра Абрамова.
  Разведчику красноармейцу  Евгению Середину прострелило обе ноги, но он все же приподнялся и швырнул противотанковую гранату в наползающий фашистский танк. Порвалась гусеница, машина остановилась. Середину пробило осколками плечо и щеку. Герой погиб. Один танк из ПТР поджег ст.лейтенант Виктор Быстров. Бойцы Иван Ельцов и Петр Луговой  с группой лейтенанта Чикарева первыми достигли КП дивизии. Командир приказал им выдвинуться вперед и обстреливать немецких автоматчиков.
В результате атаки, предпринятой 78-м отдельным саперным батальоном и 104-й отдельной мотострелковой разведротой КП дивизии вырвался из кольца. Было спасено знамя и штабные документы.
  При защите КП дивизии у высоты 180.0 почти полностью погибла комендантская рота во главе с командиром старшим лейтенантом Пеньковским, в живых осталось всего несколько человек. Потери были велики. Кончились боеприпасы. Разведка донесла, что противник быстро распространился на север в сторону Сталинграда, овладел Зеты и Верхне - Царицинский.
Когда КП был в окружении полковник Колобутин связался с полками и передал устное распоряжение командующего 64 армии Шумилова, чтобы с наступлением темноты они начинали отход за речку Червленую, на участок Старый Рогачик - Ивановка…»

                        Описание жестокого боя у высоты 180.0 подтверждается и донесением немецкого 48 ТК:

,, 29 ПД в 05.00 выступила силами 71 ПП и танкоистребительным дивизионом и в 08.10 после первоначально сильного неприятельского сопротивления танками была взята западная часть высоты 180 северо-восточнее Молокоприемного пункта совхоза «Юркина». 71 ПП до 09.45 после зачистки местности до высоты 180 подтянулся к танкам, и в дальнейшем продвигаясь в северо-западном направлении в 13.10, преодолевая сильное неприятельское сопротивление, взял территорию ложбины юго-восточнее Зеты-Восток. Дивизия находится в продвижении на точку 150 (северо-восточнее Зеты).

В 07.30 оперативный отдел штаба 14 ТД доложил, что танки от отметки 130 пробиваются на северо-восток. В 07.45 была взята отметка 162,0, танки продвигаются на высоту 180. В 09.15 1-й батальон 108-го полка  был связан боем на юго-восток у отметки 162,0.
       В 12.00 неприятельские полевые позиции на высоте 180 были прорваны. Занимающая много времени зачистка там еще продолжается, как и перед балкой к югу оттуда. В 13.10 14 ТД должна зачистить территорию глубиной около 3 км, на которой неприятель упорно и ожесточенно обороняется с обустроенных полевых позиций. В 13.50 командир 14 ТД информирует, что дивизия все еще застопоривается в тяжелом бою западнее совхоза «Юркина», а бронированная группа сможет выступить только после зачистки.»

Из донесения 48 ТК следует что бой за высоту 180 начался с 9 утра(по нашему времени)  вначале 29-й моторизованной, затем туда вышла и 14 танковая дивизия, но позиции 29-й стрелковой дивизии удалось прорвать только через 4 часа, бои в этом районе продолжались и далее. 29-я пехотная дивизия пошла дальше, на высоту 150.0, как ей  и было приказано ранее.

Немецкая 14-я танковая дивизия начала выходить в тылы 29-й стрелкой дивизии Колобутина. По воспоминаниям ветеранов 29-й стрелковой дивизии, для них, почти находящихся в тылу, это было полной неожиданностью.

                       Воспоминания Гудковой Галины Даниловны, старшего врача артполка 29 сд :

  ,, Проснулась не от обычной стрельбы, а от стрельбы слишком близкой: к гулу переднего края я давно привыкла — этот гул стал как бы нормой бытия. Но сейчас стреляли рядом!
Солнце стояло уже довольно высоко, но все же прошло не так много времени, как я вернулась от разведчиков. Что же могло случиться за такой короткий промежуток? Почему строчат автоматы, рычат танковые моторы? ...
Соблюдая предельную осторожность, я медленно приподняла голову над краем щели и первое, что заметила, — серо-зеленый фашистский танк с черно-белым крестом. Хоботок танковой пушки выплюнул огонь и дым, дернулся. По барабанным перепонкам ударил звонкий звук выстрела. До танка от моего убежища было не более пятидесяти-шестидесяти метров. Упав ничком на дно щели, я распласталась рядом с телом погибшего топографа...
Разумеется, ни утром 29 августа, ни в последовавшие затем часы я не могла, подобно большинству воинов дивизии, выяснить, каким образом вражеские части оказались вдруг в тылу наших продолжавших обороняться полков, прорвались к командному пункту 29-й стрелковой дивизии и сумели продвинуться, как выяснилось позднее, до поселка Зеты, даже до Верхне -Царицынской, где стоял штаб 64-й армии, который был вынужден срочно отойти к Сталинграду.


                                                     http://s019.radikal.ru/i618/1707/37/335e0d1a0f50.jpg

   Это сейчас, спустя годы, известно, что утром 29 августа противнику удалось прорвать боевые порядки сильно обескровленной в предыдущих боях 126-й стрелковой дивизии, выйти в тылы нашей 29-й и устремиться к штабу 64-й армии. После прорыва фашистских танков связь со штабом армии, с продолжавшими обороняться полками, в том числе и с артиллерийским, была нарушена, ситуация возникла критическая. Однако враг не сумел обнаружить командный пункт дивизии и разгромить его.
   Командир дивизии, размещая КП в открытой степи, приказал, во-первых, свести до минимума число находящихся там штабных работников и, во-вторых, тщательно замаскировать отрытые щели и сооруженные блиндажи. Расположенною в густых зарослях верблюжьей колючки и полыни, блиндажи и щели были незаметны даже с близкого расстояния. Фашистские танкисты, утюжившие степь в поисках нашего КП, подходили к нему вплотную, но ничего не разглядели. Один танк прошел в двух метрах от блиндажа командира дивизии, а экипаж танка даже не заподозрил, как близка его цель!
Сражались артиллеристы 77-го артполка буквально до последнего орудия, до последнего снаряда. Позволю себе рассказать только об одном эпизоде.

   Воины 7-й батареи вели бой с врагом уже четыре часа. Ранило командира батареи младшего политрука П. М. Коздакова. Погибли или получили ранения почти все командиры орудий. Вышли из строя многие номера расчетов. Огонь батареи ослабел. А тут и телефонная связь с ней прервалась, а рация Коздакова молчит.
По приказу майора Северского выяснять положение дел на батарее отправился парторг артполка Б. В. Изюмский, в прошлом школьный учитель из Ростова. На позициях батареи к приходу Изюмского оставалось целым одно-единственное орудие, а возле орудия — единственный способный вести огонь легко раненный боец.
Изюмский не смог наладить рацию, да и времени не было: на орудие шел танк. Парторг побежал за снарядом и выполнял обязанности подносчика до той самой минуты, пока вражеский снаряд не разорвался рядом с орудием. Осколками боец-наводчик был убит, а Изюмский тяжело ранен.
Ложбинкой ползла долго. Раненых на КП не было, но в щели рядом с блиндажом Колобутина лежало прикрытое плащ-палаткой тело начальника штаба артиллерии дивизии майора Крупина*. Сказали, что осколком... Сидя в этой щели, я слышала, как радист упорно вызывает штаб армии. Слышала и прозвучавшую в его возгласе «Ответили!» радость.

( * Крупин Сергей Иванович 1904 Ивановская обл., 29 сд ,капитан. Убит  29.08.1942)   

  Командующий 64-й армией генерал-майор М. С. Шумилов приказал полковнику Колобутину начать немедленный отход за реку Червленую, в район деревни Ивановка. Приказ командарма тотчас стали передавать в полки по рациям. Послали и связных. А находившихся на КП работников штаба, пробившихся к нам разведчиков, саперов и бойцов комендантской роты командир дивизии приказал построить вблизи своего блиндажа, возле неглубокого ровика...»
                                                       
                                 http://s019.radikal.ru/i644/1707/9c/79f5762ace91.jpg


         Из мемуаров Гудковой «Будут жить!» с сайта:
http://militera.lib.ru/memo/russian/gud … index.html

                          Рассказ Виноградова Тимофея Захаровича, комиссара батареи 77-го артполка 29-й сд:

  ,, Во второй половине дня большая группа вражеских танков и мотопехоты прорвала оборону в полосе 126-й стрелковой дивизии и вышла в тылы нашей. Нарушена связь НП полка со штабом дивизии, с огневыми позициями. Связисты, посланные для ее восстановления, назад не возвращаются.
Фашистские танки прорвались со стороны правого соседа в балку, где расположились огневые позиции батарей полка. Развернув орудия на прямую наводку, артиллеристы отражают их атаку.
По краю кукурузного поля прямо в район наблюдательного пункта командира полка вышли танки и бронетранспортеры с автоматчиками. Майор Северский пытается остановить врага подвижным заградительным огнем, но некоторые танки все же преодолевают огневой заслон и приближаются к НП. В ход пошли гранаты. Из автоматов и карабинов разведчики расстреливают немецкую пехоту. Отбив с группой бойцов и командиров эту атаку, командир полка решил перенести свой наблюдательный пункт левее, поближе к 3-му дивизиону. Во время смены наблюдательного пункта командир с комиссаром полка и прибыли на нашу батарею.
  Майор Северский тут же приказал выдвинуть гаубицы на прямую наводку. Пытаемся подвести к ним трактор, однако налет немецких самолетов не позволяет это сделать. Вдруг справа, примерно в 400 метрах от нас, показалось 19 танков противника. Заметив орудия, они открыли огонь. Одновременно на батарею налетела новая группа самолетов.
Северский отдал мне приказ: выводить гаубицы влево, примерно на один-полтора километра, и там поставить батарею на прямую наводку. Подтягиваю под бомбежкой тракторы — один, другой. Кругом сплошной грохот от разрывов бомб и снарядов. С новых позиций открываем огонь. А танки, стреляя на ходу, ползут на батарею. Уже горят две вражеские машины, но разбиты и две наши гаубицы, восемь батарейцев ранено, трое убито. Два орудия продолжают вести огонь. Вокруг батареи рвутся снаряды и бомбы.
В разгар боя начальник штаба полка капитан А. К. Карпов приказал своему помощнику Ю. Я. Чередниченко позаботиться о сохранении Знамени и штабных документов. Вместе со старшим писарем секретной части штаба полка сержантом Николаем Петровичем Нагаевым он приступил к выполнению этого задания: ведь пока есть Знамя, существует полк.
Чередниченко и Нагаев под непрерывной бомбежкой, обходя группы фашистских танков и автоматчиков, вынесли Знамя и штабные документы...
Все новые и новые группы танков и мотопехоты обрушиваются на позиции артиллеристов. Снова, уже в который раз, командир полка остался без связи — она оборвалась окончательно. В сложившейся обстановке майор Северский подчиняет себе командиров батарей 120-миллиметровых минометов, у которых сохранилась связь с огневыми позициями. До самого вечера майор, организовав круговую оборону НП, ведет огонь по врагу из минометов…»

          Из книги Виноградова «Дорогое –навсегда»:
         http://militera.lib.ru/memo/russian/vin … index.html

                      Воспоминания политрука минометной роты 106 сп 29 сд Алексеева М. Н. :

,, С самого раннего утра была запущена в действие гигантская карусель немецких пикировщиков всех, кажется, систем. Через короткое время к «юнкерсам» и «фоккерам» подключились румынские кургузые бипланы. Они мельтешили в воздухе, как большие назойливые мухи, и гул их моторов удивительно напоминал гудение мушиного сонмища под потолком деревенской избы. Оказалось, что и эти допотопные крылатые уродцы тоже умеют пикировать под довольно острым углом и сбрасывать свои небольшие бомбы.
  Ревущая и воющая карусель прокручивалась, однако, не над нашим передним краем, как обыкновенно, а позади нас, то есть как раз там, где должны были находиться штабы и тылы полков и дивизии. До нас докатывался лишь грохот бомбовых разрывов и приглушенный расстоянием рокот крупнокалиберных пулеметов и скорострельных автоматических пушек, установленных на вражеских пикировщиках.
Пыль, смешавшись с дымом, повисла густым бурым облаком над огромным пространством. Через какое-то время это облако и рев авиационных моторов стали быстро смещаться на восток, и за нашей спиной вдруг все стихло. В этот час Усман Хальфин попросил меня подняться к нему на НП. Против своего обыкновения, теперь он был сильно взволнован. Передавая мне свой бинокль, сказал:
— Посмотри вон туда...
Я посмотрел, и сердце бешено, испуганно заколотилось от увиденного: бесконечно длинная колонна крытых брезентом тупорылых грузовиков, выползая из-за кромки дрожащего в мареве горизонта, в открытую, никого и ничего не боясь, во весь дух катилась по степи с запада на восток, вздымая кирпично-рыжие, под цвет прокаленной земли, тучи не успевавшей оседать пыли.
— Может, это наши? — вырвалось у меня скорее просто так, как бы по инерции, когда человек и сам не верит в возможность того, о чем подумалось и чего бы очень хотелось.
— Какое там наши! — и Хальфин взял из моих рук бинокль.
Но и без бинокля колонна грузовиков, перебиваемых приземистыми бронетранспортерами, была хорошо видна с нашего наблюдательного пункта. Мы, конечно, понимали, что увиденное ничего хорошего нам не обещает, но еще не знали, что под вечер оно обернется такой ужасной новостью. Окружены!»

Как видно из воспоминаний ветеранов 29-й стрелковой дивизии немцы силами 14 тд, 29 пд(мот) и частью 24 тд прорвав на узком участке оборону группы Сорокина устремились вперед и расходясь в разных направлениях стали заходить в тылы 29-й сд и отрезать пути отхода остальных частей 64 А.  Однако бои на позициях 126 сд Сорокина и 29 сд Колобутина продолжились до утра следующего дня,  немецкая 14 тд сообщила о тяжелых боях в этом районе.

  Но самое тяжелое испытание для бойцов, командиров и политработников 64 армии было всё еще впереди – это отход за р.Червленная, уже практически через тылы немецкого 48 ТК...

Отредактировано Александр Д (17.07.2017 22:56:52)