Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую!

  Далее  речь будет идти про бои на "Острове Людникова" по книге Джейсона Марка "Огненный Остров". Ранее в сообщениях № 280 и 281 данной темы было начало этого описания.

Паулюс планируя атаку на химический завод "Лазурь" или как еще  называли немцы этот район -"Теннисная ракетка" обратился с просьбой  о предоставлении ему 29-й моторизованной дивизии для решающего штурма. Однако ему было отказано, т.к эта дивизия была единственным полноценным подвижным соединением. 29-я моторизованная дивизия находилась в резерве на случай прорыва фронта, в южной части Сталинграда. Вместо этой дивизии Паулюсу предоставили пять саперных батальоном общим количеством 1500 человек.
  Штабы 6-й армии и 51-го Армейского Корпуса уже начали планирование операции для захвата района химзавода "Лазурь" и выходу к Волге на этом участке. В  случае  если бы эта операция состоялась, то под удар попал бы штаб 62-й армии Чуйкова, штабы 284-й стрелковой и 39-й гвардейской дивизий, и все части Красной Армии находящиеся от Красного Октября до северной части завода "Баррикады" были бы отрезаны от основных сил 62-й армии и центральной переправы.
Но тут вмешался Гитлер - его наоборот беспокоил участок находящийся у завода "Баррикады", который обороняла 138-я стрелковая дивизия Людникова. С южной стороны оборону держал 241-й полк 95-й дивизии Горишного, северную часть этого участка обороняли остатки 118-го гвардейского полка Колобовникова из 37-й гвардейской стрелковой дивизии Желудева.
Гитлер предложил сначала ликвидировать этот, как казалось маленький участок, а после этого приступить к захвату участка "Лазурь". Паулюс был вынужден уступить.

                                                                                        6 ноября

«В 18.25 предыдущего вечера, 6-я Армия издала приказ атаки для 51-го Армейского Корпуса. Эта цель была определена на северном участке химического завода "Лазурь".
«Армейские и саперные батальоны будут подчинены к особенно квалифицированным штабам полков.»
На данный момент, срок  нападения был назначен на 9 или 10 ноября. 51-му армейскому корпусу пришлось перегруппировать свои силы, чтобы выполнить эту задачу. Перед этим , в 07.00 4 ноября, 51 Армейскому Корпусу  выдается приказ № 105 для подготовки к операции "Хубертус" (Hubertus.) Это был самый первый раз,  когда было использовано это кодовое слово. В первом пункте говорится: «51 АК первоначально будет переходить к обороне в течение короткого времени при подготовке нападения на район вокруг химзавода "ЛАЗУРЬ" на вражеский плацдарм (кодовое слово" Hubertus ").
Была ещё одна инструкция  «ввести противника в заблуждение с помощью тщательно подготовленных операций, в частности, хорошо подготовленными штурмовыми группами ...»

Таким образом немцы первоначально планировали атаку всеми силами, в том числе включая прибывшие саперные батальоны и новые штурмовые орудия на завод "Лазурь" - район так называемой "Теннисной ракетки".

Операцией "Хубертус" является атака 51-го Aрмейского Корпуса на назначенный день, цель - завод "Лазурь" и прилегающий район с прорывом к Волге.
Приказ гласил , что :
"Все приготовления должны быть завершены, нападение может начаться на рассвете (Y-час) с 10.11.: «Дивизия, которая будет нести основную нагрузку при атаке будет 100-я егерская дивизия. Для этого штурма, все пять из вновь прибывших саперных батальонов будут подчинены ей, плюс три штурмовых роты и большое количество артиллерии и поддержка реактивных минометов. В нападении будет также участвовать один усиленный гренадерский полк из 295-й пехотной дивизии, группа Шверин будет участвовать в более поздних стадиях атаки.»
Одним из важных пункта в этом плане объясняет, как саперы должны были быть использованы: "силы саперов будут предоставлены всем штурмовым группам для атаки и очистки минных полей, чтобы создать переходы через железнодорожные линии, которые завалены разбитыми вагонами и очистить путь через ж.д. насыпь ".

Однако в 23.15, генерал фон Зондерштерн  позвонил генералу Шмидту и сообщил следующее: «Фюрер выразил мнение, что местность к востоку от металлургического и  оружейного заводов должна быть захвачена до нападения на химический завод.»
Генерал фон Зондерштерн однако уже сообщал ранее генерал-полковнику Курту Цейтцлеру, начальнику Генерального штаба сухопутных сил, что 6-й Aрмией будет затрачено столько сил во время нападений к востоку от орудийных и стальных заводов, что она не будет в состоянии для захвата химического завода.
Цейтцлер согласился поговорить с фюрером снова, но просил ответить на следующие вопросы:
« 1.) Когда можно начать атаку на химический завод и все ли силы готовы к ней ?
2.) Можно ли начать сейчас атаку на местность у заводов ?
3.) Какие причины говорят о том, что нужно первоначально делать нападение на химический завод ?»

Паулюс ответил на вопросы генерала фон Зоденштерна о действиях следующим образом:
«1) нападение на химический заводе может быть как и ожидается, 10 ноября.
2) Нападение на районы к востоку от сталелитейного завода и оружейной фабрики может также быть
проведено 10 ноября. Атака ранее на эти объекты не представляется возможным, так как силы пехоты  и тяжелого оружия уже начали перегруппировку для нападения на химический завод и должны  быть остановлены.
3) У меня нет причин возражать против плана предложенного фюрером

Против этого решения являются следующие причины:
а) химический завод является на самом деле самым сложным объектом для атаки в Сталинграде. Этот объект может быть захвачен только при наличии достаточных и свежих сил.
  Армия считает, что имеющихся в настоящее время сил (12-14 собранных батальонов, в том числе 5 неиспользованных саперных батальонов) едва хватит для достижения успеха возле химического завода. Так как все части понесли потери ранее,  при штурме такого объекта нужно считаться в потерями в 30-50%.»
   В 19.40, полковник Винтер, из «Пехотной группы Армии Б», позвонил в 6-ю Aрмию и поговорил с подполковником Эхлепом  из 6-й Армии. Полковник Винтер сказал: "У нас есть решение от оперативного отдела ОКХ: фюрер приказал, что «первое решение сохраняет юридическую силу, в результате чего« меньшее зло »(плацдармы к востоку от оружейного завода и металлургического завода) должны быть устранены в первую очередь".
Через полчаса, в 20.10 , пришла следующая резолюция о наступлении в Сталинграде, которая поступила через телетайп из штаба «Пехотной группы Б» :
«Фюрер приказал следующее: прежде чем возобновить атаку, чтобы захватить химический завод "Лазурь", два участка города, которые все еще находятся у противника - восточнее орудийного завода и к востоку от сталелитейного завода, должны быть захвачены. (должен быть захвачен участок от северного края завода "Баррикады" и до северного края завода"Красный Октябрь" - прим.)
Только после этого, когда берег Волги на этом участке полностью в наших руках будет начата атака на химический завод.»

Надежда, что с помощью операции "Хубертус"  6-я армия  улучшит ситуацию в Сталинграде раз и навсегда, устраняя самый большой и самый опасный советский плацдарм - была прервана. Об этом заявлено однозначно в первом сообщении приказа по корпусу № 108, выданный 51-му Армейскому Корпусу в 10.15 на следующий день: "Операция "Хубертус"  откладывается".

   Тем временем саперные батальоны 45, 50 и 162 двигались с Калача в направлении Карповки. К вечеру 7 ноября  батальоны 45 и 50 были в кварталах близ Разгуляевки, в то время как  саперный батальон 162 прибыл к южной части школы пилотов. Ефрейтор Карл Краусс  вспоминает поездку к Сталинграду:
"Когда мы приблизились к городу , температура была еще плюс 12 градусов. Шел небольшой дождь . В течение десяти часов мы пережили падение температуры с разницей в 24 градуса: она вдруг упала до -12 °, когда мы подошли к краю города! Наши автомобили вертелись вокруг, они больше не имели никакого сцепления. Мы должны были установить цепи противоскольжения, потому что дождь превратился в лед и покрылся толстым слоем льда на суглинистой земле.
Теперь мы надеялись, по крайней мере найти где разместится в этом большом городе. Напрасно, все было  уничтожено! Пришлось копать свои окопы и блиндажи в оврагах."

                                                                                   7 Ноября 1942

  51-й Армейский Корпус представил свой план по телетайпу штабу 6-й Армии о планируемой реализации атаки на 11 ноября. Намерение было сделать нападение на мартеновский цех на заводе «Красный Октябрь» и берег на востоке у завода "Баррикады". Продолжение атаки начнется 13 ноября в ближайшее время, чтобы захватить берег Волги к востоку от сталелитейного завода, после того как 305-я и 389-я пехотные дивизии достигнут своих целей.
Тем не менее, в 10.30 .51-му Армейскому Корпусу выдается приказ № 109, содержащий подробную информацию о том, как эта атака должна была быть проведена:
«Те силы, которые были собраны для операции"Хубертус" теперь должны быть разделены для двух отдельных атак: цех с Мартеновской печью на заводе "Красный Октябрь" будет захвачена группой Шверин; 305-я пехотная дивизия и южное крыло из 389-й пехотной дивизии должны завоевать берег Волги к востоку от оружейного завода.

Вместо того, чтобы сосредоточить все имеющиеся силы на одной цели, они теперь будут разделены на следующие группы:
Группа Шверин: два саперных батальона, половина дивизиона штурмовых орудий  с тремя новыми sIG33B, один тяжелый и два легких батальона реактивных минометов.

305-я пехотная: два саперных батальона, один дивизион штурмовых орудий с 6-ю новыми sIG33B, 44-я штурмовая рота, одна танковая рота из 14-й танковой дивизии, один взвод 150-мм пехотных орудий от 71-й пехотной дивизии, одной взвод пехотных орудий из14-й танковой дивизии и 6 тяжелых минометов из 604-го саперного батальона.

389-я пехотная дивизия: один саперный батальон, половина дивизиона штурмовых орудий с тремя новыми sIG33B и 24-й штурмовой эскадрон.
Генерал фон Зейдлиц был категорически против разделения сил, полагая, что удар нужно наносить всеми собранными частями в одном месте. Но в штабе 6-й Армии уже начали разрабатывать новый план атаки. Он гласил:

« Предварительный приказ на продолжение штурма на 11.11.42,  корпусной приказ N 109 ( был издан в 10.15 7 ноября 1942 года) -Является недействительным и заменен следующим : Главная цель для 305-й пехотной и 389-й пехотной дивизии (южное крыло) - после тщательной подготовки захватить берег Волги к востоку от оружейного завода (Баррикады) на 11,11 .»

  305-я ПД теперь имела львиную долю имеющихся сил: три саперных батальона, один дивизион штурмовых орудий с 6 sIG33Bs, 44-ю штурмовую роту ( из 44 ПД), одну танковую роту из 14-й танковой дивизии, одна взвод пехотных орудий из 71-й пехотной, один взвод пехотных орудий от 14-й танковой дивизии и 6 тяжелых минометов из 604-го саперного батальона.
389-я дивизии были выделены два саперных батальона, один  дивизион штурмовых орудий с 6 sIG33Bs и штурмовой эскадрон (рота) из 24 ТД.

В 10.10 6-я армия объявила о своих намерениях в штаб « Пехотной группы Армии Б» о своих действиях в Сталинграде:


« Начало нападения будет с того, что берег у Волги к востоку от завода Баррикады будет атакован  всеми имеющимися силами. Для этого были собраны следующие силы, которые прикреплены к 305-й ПД и южному крылу389-й ПД :
7 рот из пехоты, собранных из нескольких дивизий.( Из гренадерских полков - 544, 546, 576, 577 и 578, а также 44-я штурмовая рота ( из 44-й пехотной див.) и 24-й штурмовой эскадрон, собранный из 24-й танковой дивизии.

2 дивизионные саперные роты от 6-й Армии(305 и 389-й саперные батальоны).


5 вновь поступивших саперных батальонов
2 дивизиона штурмовых орудий, в том числе с новыми sIG33Bs
1 танковая рота из 14-й танковой дивизии
Кроме того, тяжелое пехотное вооружение и основная часть артиллерии из сектора 51-го АК.
8-й Воздушный Корпус поддержит атаку большими силами.
Начало атаки: рано утром 11 ноября. Постоянные обстрелы позиций советской артиллерии на восточном берегу Волги  должны начаться уже 7 ноября. После завоевания участка берега Волги, произвести перегруппировку для нападения на район к востоку от сталелитейного завода ,, Красный Октябрь", которое  будет 15 ноября или в ближайшее время.»


Цель нападения был четко названа:
«51-й Армейский Корпус должен захватить берег Волги к востоку от оружейного завода от топливной системы (включительно) до  юго-западной области кирпичного завода.
305-я пехотная дивизия и южное крыло из 389-й пехотной произведут неожиданную атаку на рассвете (Y- час) широким фронтом с гренадерскими полками, подкрепленные сильными саперными частями и захватят берег Волги. Саперные батальоны  будут использованы самостоятельно, но будут прикреплены к пехоте и будет работать в самом тесном сотрудничестве с ними и их тяжелым вооружением. Перед нападением - широкое использование  дымовой завесы.»



  Действия  других подразделений 51 АК были простыми:
«71-я, 295-я пехотные, 100-я егерская и группа Шверин будут проводить хорошо подготовленные операции штурмовых атак, чтобы ввести противника в заблуждение о степени штурмовой  активности.»

Окончательный перечень подчиненных подразделений выглядел следующим образом ( Силы выделенные для атаки на 138 -ю стрелковую дивизию и часть 95-й стрелковой -прим.):
а) В подчинении 305-й пехотной дивизии:
Штурмовая рота от 44-й пехотной дивизии
Роты тяжелого вооружения от 71-й пехотной дивизии и 14-й танковой дивизии
6 тяжелых минометов из 604-го саперного батальона
245-й дивизион штурмовых орудий вместе с sIG33Bs из 177-го дивизиона
одна танковая рота из 14-й танковой дивизии
Часть 672-го саперного батальона
Саперные батальоны  50, 294 и 336
Часть 53-го реактивно - минометного полка с 2 -м дивизионом

б) в подчинении 389-й пехотной дивизии:
Штурмовой эскадрон(рота) от 24-й танковой дивизии
244-й дивизион штурмовых орудий с новыми самоходными sIG33Bs
Саперные батальоны 45 и 162

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

7 НОЯБРЯ 1942

                                                                               ПОДГОТОВКА К НАСТУПЛЕНИЮ


  Капитан Евгений Риттенмайер вернулся из отпуска и был поставлен во главе полка для нападения на 11 ноября 1942.
В то время как Риттенмайер стал временно командовать 578-м гренадерским полком, остальные два полка были во главе с подполковником  Брандтом( 577 грп)  и майор Брауном (576 грп).

Воспоминания Риттенмайера, командира 578-го гренадерского полка :
"Наш фронт находился следующим образом (начиная с боевой группы из 578- го полка): между  заводом Баррикады и Волгой были два ряда домов, в основном магазины или выставочные залы, . Одно здание раньше было в нашем распоряжении, и стояло с левой стороны на открытой местности. Мы назвали его Аптека. Расстояние до обрыва Волги было около 300 - 400 метров. Рядом с другим склоном стоял дом №79. Около 200 метров влево от Аптеки и немного дальше назад был Дом Комиссаров. Это была крепость, построенная из прочного красного кирпича, которая возвышалась на этом участке земли перед Волгой.
Далее линия фронта отступала назад на расстояние около 800 метров от реки, а затем изгибалась влево, назад к берегу Волги.   Слева от нас был 577-й, справа 576-й полки."

Так как в штурме принимало участие очень много саперных батальонов, собранных в одном месте, было принято решение поставить кого-то ответственным за них. Того, кто бы смог убедиться, что они были правильно использованы.   Полковник Герберт Целль был человек ответственный за выбор общего командира:
«Выбор пал на  командира 672-го  саперного батальона майора Линдена.
  6-й Армией ранее была создана учебная школа для подготовки саперов в Калаче, и течение всего предстоящего времени Линден и его люди были выбраны, для создания учебного батальона школы. В короткий промежуток времени эта школа была создана в бывшем санатории на холмах,  возле Калача, под командованием полковника Ганса Микоша и Линден был его заместителем. Под его руководством, была создана программа различных курсов для саперов для всех рангов и родов войск. Среди курсов по обучению были: «Строительство полевых укреплений», «уничтожение танка» и «обучение нападению на здания, оборона захваченных зданий ". Пять или шесть Т-34 даже были отремонтированы и введены в действие таким образом, чтобы обучаемые могли практиковать свои новые навыки на подвижных целях. Нападение и тактика войск в городских условиях отрабатывалась  в руинах близлежащих деревень».

Линден вспоминает момент, когда он узнал о своем новом назначении:
"Мое пребывание  в Калаче прервалось, когда я получил следующий приказ по телефону из штаба саперных частей  вечером от 6 ноября: «Вы будете должны прибыть в указанное место в 09:00 7 ноября с вашим адъютантом и несколькими людьми, которые вам потребуются, чтобы выполнить специальное задание. Продолжительность выполнения задания будет 6-8 дней. Батальон останется на своем нынешнем месте и продолжить обучение ».
Я прибыл в назначенное место, в назначенное время с моими людьми- это был командный пункт 305. пехотной дивизии в Сталинграде. Здесь мне сообщили о том, что было запланировано."
Прибыв в Сталинград  в район ,,Шестиугольного квартала" Линден встретился с командирами саперных батальонов, чтобы обсудить предстоящий штурм.
"Командиры батальонов, которые прибыли сами ко мне в тоже время, были кратко проинструктированы и получили приказ: «Готовность саперных штурмовых групп - командиры будут в моем распоряжении  3 часа на передовой командного пункта 305-й пехотной.
Для батальонов этот краткий приказ означал тщательную подготовку для членов штурмовых групп, а также осмотр оружия и боевой техники саперами, в частности огнеметов, концентрированных и удлиненных зарядов с необходимыми предохранителями зажигания, ручных гранат и дымовых шашек Кроме того, проверка и обеспечение саперными инструментами:  ломами, топорами, лопатами и кусачками.
   После моей разведки, я сделал свое предложение как использовать саперов в атаке. Разделив все три пехотных полка  в передней линии, командир дивизии поставил острие атаки со среднего полка. Я предложил, чтобы каждый пехотный полк при поддержке саперных батальонов действовал бы в следующем порядке: 294-й саперный батальон, 50-й саперный батальон, 336-й саперный батальон с 305-й пехотной дивизией и 162-й и 389-й саперные батальоны  с 389-й пехотной дивизией.
   Я поместил 305-й саперный батальон за 50-м саперным батальоном в секторе действий 305-й пехотного дивизии в качестве резерва. Штурм будет начат 11 ноября 1942 года,  время атаки я выбрал утренний рассвет, после соответствующей подготовки огня. В это время сильные группы саперов должны собраться на своих позициях под защитой этого огня, после того как артиллерия резко увеличит свой огонь, саперы  продвинуться вперед первой волной и достигнув назначенных целей, уничтожат врага в укрытиях. Оказавшись там, они должны сразу занять оборону. Пехота будет следовать  второй волной и очистит от противника  не захваченные участки местности и после этого встанет в оборону.
  Мое предложение было принято, и детали его реализации обсуждались с командиров полков. Никогда раньше во время войны столько саперных батальонов не было сосредоточено для одной атаки на такой маленькой площади. Командиры саперных батальонов, занятых в секторе 305-й пехотной дивизии были точно проинформированы о своих участках, задачах и известных вражеских позициях".


  Паулюс решил посетить 51-й AК, чтобы проверить подготовку к предстоящему штурма. Он вылетел на своем самолете из  штаб-квартире 6 Армии в 09-15  и  приземлился через полчаса на командном пункт 51АК, северо-западе Гумрака, у железнодорожного вокзала. Полковник Клаузиус, начальник Генерального штаба 51АК представил подборку допросов пленных и дезертиров  в которых показывалось настроение, состояние и потери русских войск, занятых в Сталинграде. Паулюс выехал налево и направился на восток, в сторону города. В 10-15 , он прибыл на командный пункт305-й пехотной дивизии, расположенной в  квартале ,,Скоросшиватель" (немецкое обозначение Шестиугольного квартала - прим.)на западе от  завода Баррикады.
Командиры подразделений из 305-й и 389-й  говорили об атаке на 11 ноября,  в успехе которой они были убеждены. В то время как саперные батальоны, выделенные 305-й пехотной дивизии были включены в гренадерские полки, в 389-й пехотной дивизии они оставались в непосредственном подчинении дивизии. Оснащение саперных батальонов  огнеметами оказалось слишком мало. Паулюс и его окружение отбыли в 10:30 и поехали осматривать разрушенный Тракторный завод.
                                                                        http://i62.tinypic.com/2ccq6xc.jpg

  Далее Паулюс остановился в 12-15  на обратном пути  на командном пункте 51-го АК, он осмотрел план штурма на 11 ноября с генералом Зейдлиц-Курцбахом. Он распорядился, чтобы корпусное командование помогло с огнеметами.
В 14-00 Паулюс сел в «Шторх»  и направился обратно в свой командный пункт в Голубинской.


   Время штурма быстро приближалось, саперы осмотрели свое оборудование, приготовили оружие и были распределены в штурмовые группы. Ефрейтор Карл Краусс, из 2-й роты 45-го саперного батальона , вспоминает :
"Шла подготовка к атаке и организация штурмовых отрядов (по 20 человека в группе). Цели атаки были впервые показаны нам с помощью аэрофотосъемки  ландшафта. Наш надежный командир роты, обер-лейтенант Вальтер Хенрих, разделил роту на три штурмовые группы и одной резервную группу. Боевая сила роты было около 90человек.
578-й гренадерский полк получил официальный приказ на атаку. Капитан Риттенмайер вспоминает этот момент:
"9 ноября пришел приказ о нападении на берег Волги. Приказ гласил:
«Берег Волги должен быть захвачен и удерживаться надежно в наших руках, окруженный противник должен быть уничтожен. Как усиление, боевая группа 578-го пола получила 50-й саперный батальон  и выделила 305-й саперный батальон для атаки.  Все батареи артиллерии и минометов, предоставленные нам будут работать на всей площади атаки и подавлять артиллерийские позиции противника".

Штурм планировалось провести следующим образом:
«Аптека и  Дом Комиссаров (П-образный дом или заводоуправление -прим. ) будут захвачены во время неожиданного нападения. Нападение 576-го гренадерского полка  на бензобаки начнется в то же время, и после достижения заранее предварительно определенной точки в районе атаки 578-го полка, он продвинется через овраг на берегу Волги и дом № 79 и займет это место. Артиллерия должна внезапно открыть огонь в начале атаки, подавляя и выделяя назначенные цели дымом. Все пехотные орудия и минометы будут находиться в готовности для борьбы сопротивление противника в этом районе.»
( Атака будет нанесена встык  между сто тридцать восьмой и девяносто пятой стрелковыми дивизиями).

                                                                     ЗАДАЧИ ДЛЯ ШТУРМОВЫХ ГРУПП

«1. Группа, усиленная 305-м саперным батальоном; Задача: взять здание Аптека внезапным нападением.
2. 50-й (мот) саперный батальон; Задача: взять здание Дом Комиссаров. (Командир саперов прямо отказался от поддержки пехоты.)

3. Группа, усиленная 305-м сап.батальоном ;Задача: пробиться к Волге, достичь воды
и атаковать далее вверх по реке, вдоль песчаной отмели.
4. усиленный батальон; Задача: готовится напасть на дом № 79. Начало атаки -
будет отдельный приказ, как и для других групп.»

Пехотные подразделения готовились для размещения приданных им саперов. Капитан Вильгельм Пютманн, командир 3-го батальона 578-го полка , выпустил рукописный приказ для своего батальона для  лучшего взаимодействия с  50-го сап.батальоном:
«1.)  К 19.00 ., 50-й саперный батальон (мот) будет нести ответственность за линию фронта в группе домов, граница справа -группа Мейер, границы на левом участке - группа Дитхорн. После начала атаки, группа Мейер пойдет на боевую группу Кретц. Боевая группа Франк будет двигаться за Мейер позади, как полковой резерв. Лейтенант Зорн снимет S-мины вечером, как наступят сумерки. . Подтверждение об операции батальона на командный пункте в 18.00 .
2.) После успешной атаки : о  развертывание на новых местах будет немедленно сообщено на батальоном командном пункте ".»

В отличие от других саперных батальонов, которые были почти в полном составе и получивших подробные рекомендации по планированию их нападения, 389-й саперный батальон играл относительно незначительную роль, но имел большую свободу в формировании своего плана штурма.
Одним из главных в планировании атаки в 389-м саперном батальоне был обер-лейтенант Ганс-Людвиг Эберхард, командир 2-й роты:
"Период отдыха после боев в Сталинграде продлился до 9 ноября. Боевой состав батальона был настолько низким, что он уменьшился раза в три, в ротах было 30 человек.
За это время мы обучались различным видам городского боя и  штурма домов. Я считал, что нашел правильное сочетание сил и средств. Мы сформировали два штурмовых отряда, каждый с двумя огнеметными командами. У все остальных были две сумки перекинутые через шею, заполненные ручными гранатами. Кроме того, у каждого был автомат, в основном русского типа.
Если момент для нападения может быть свободно выбран, то мы выбрали бы рано утром, а это означало еще под покровом темноты пробраться к цели, и с рассветом атаковать ее».
Получив информацию, где его батальон будет атаковать, лейтенант Эберхард  пришел на передовую, чтобы провести личную разведку:
   "Вечером 9 ноября я позвонил на позиции нашей пехоты, находившийся на самых передовых позициях и попросил их встретить меня.  Было относительно тихо. Во время осмотра местности для атаки, на вынесенном вперед пулеметном посте, я увидел несколько гражданских лиц, собиравшихся в маленькие группы. Командир пулемета усмехнулся: это происходит каждый вечер. Женщины и дети вышли из подвалов и направились вниз по Волге за водой. Они были там еще в течение получаса. Я быстро решил присоединиться к носильщикам воды с моим эскортом. Примерно через сто метров я мог различить овраги, которые привели вниз к берегу реки. Вражеские позиции также должны были быть там. Мы быстро возвратились обратно, я достаточно узнал для себя, но было чувство какой-то тревоги".

  Довольно много бронетехники были выделено для штурма. Помимо штурмовых орудий из  244-го дивизиона штурмовых орудий (5 с длинным стволом, 7 с коротким, 6 новых с 150 мм орудием) и из 245-го дивизиона (2 с длинным стволом, 2 с коротким и 6 sIG33B), так же была рота из танков от 14-й танковой дивизии. В этой роте было 6 танков Т-III и 1- T-IV.
В танковых подразделениях, приданных пехоте люди были полностью осведомлены о сложной местности и условий, в которых они будут атаковать.
После того, как наступила ночь, лейтенант Зорн и его люди из 305-го саперного батальона прокрались за пределы своих позиций и удалили несколько S-мин, чтобы прибывшие саперы из 50-го саперного батальона не попали на них... Задача была выполнена, они поползли назад и Зорн немедленно позвонил на командный пункт 3-го батальона  578-го гренадерского полка для подтверждения, что мины были обезврежены.

  Несмотря на огромное количество деятельности и подготовки, проводимой на передовой и за немецкой линией обороны, их советские оппоненты не обнаружили какой-либо деятельности, на самом деле, стрелковые полки наоборот заметили об ослаблении активности. 8 ноября 650-й стрелковый полк 138-й сд написал в своем боевом журнале:
«С наступлением зимы, враг обогревается открытым огнем  в зданиях и подвалах и поддерживает его круглосуточно.»

                                                                              10 ноября 1942

  Чтобы наблюдать и контролировать атаку, полковник Штейнметц и его начальник штаба, подполковник Палтцо передвинули вперед командный пункт 305-й пехотной дивизии еще дальше вперед, от Шестиугольного квартала к артиллерийским наблюдательным постам в верхней  части Баррикад . Это место было расположено на самом краю возвышенности, которое доминировало над заводом Баррикады с запада, оно не могло быть лучше по возможностям наблюдения, десятки постов наблюдения были установлены вдоль этой гряды, как в бункерах так и  в нескольких массивных зданиях.

     Воспоминания оберлейтенанта Рихарда Гримма из 2-й роты 305-го саперного батальона (305 пд) :
"Я был подчинен майору Брауну из 2-го батальона 576 -го гренадерского полка, для нападения на 11 ноября. Мы уже знали друг друга по Франции. Мне было приказано поддержать пехоту после достижения крутого утеса, что на берегу Волги. Мой путь пролегал к нему через пушечный завод, в котором я  был в течение многих недель, нужно было пройти  около 150 метров.
Названный мне путь привел меня к массивной печи отжига и закалки , которая имела большие, широкие нагревательные камеры, накладки для загрузки угля и пол с хранилищем для золы и шлака. Рядом с ним были гигантские прессы и молоты. Это просто невообразимо, несколько впечатленный я  читал на них названия немецких компаний написанные рельефными, красно-лакированными буквами.
Готовые  плиты для основания, вероятно, для русских тяжелых минометов, которые притащили наши пехотинцы были в подъездах и траншеях и служили как перекрытием.  Было подозрительно тихо и не было никаких действий противника. При свечах, под печью, где был даже стол  с сиденьем для меня, я получил следующий приказ: для тяжелых пехотных орудий на самоходных лафетах(SiG 33)  -их переход через железнодорожные пути должен быть подготовлен таким образом,чтобы они избегали повреждения их трассы.
Огнеметы (2 единицы), рулоны обычной проволоки, взрывчатых веществ и несколько противотанковых мин были приняты мною ночью и помещены в готовности к применению. Наше убежище было создано в отопительных каналах под обрушившимися потолочными балками в самом цехе ( на высоте около 15-20 метров). Все было  проведено без проишествий и жертв,  я же остался с майором Брауном на командном пункте, под печью отжига".

  Вдоль всего фронта, саперные батальоны делали свои последние приготовления. Ефрейтор Карл Краусс из 2-й роты 45-го саперного батальона, вспоминает накануне большого нападения:
"В качестве последнего унтер-офицера я доложил командиру: "Рота  готова и экипирована для завтрашней атаки! Оборудование для штурмовых групп: огнеметы, подрывные заряды (по 3 кг тринитротолуола), стержневые - для бункерного боев, ручные гранаты и другие принадлежности. Мой вопрос:  наша атака будет поддержана тяжелым оружием? Без поддержки такая операция была вообще не возможна. Расстояние до противника часто составляло всего 15 метров. Я был назначен на вторую штурмовую группу."

  Гауптман Бюх, командир  45-го саперного батальона, решил переместить его людей на позиции в светлое время суток. Потому что их стартовые позиции были в  огромном  4-м цехе. Ефрейтор Краусс  помнит какой прием они получили от  пехотинцев:
"Пехотинцы тепло приветствовали нас: Саперы приехали, чтобы сбросить Ивана в Волгу!
Все вокруг было какое-то гигантское, наверное трудно было воевать в этих заводских корпусах. Отныне наши позиции были среди полей щебня и полуразрушенных зданий.
Штуки пролетели над Волгой с защитой истребителей и бросили бесчисленные бомбы в непроходимых дремучих лесах, расположенных на противоположном берегу. Ужасные крики их сирен во время пикирования был отчетливо слышны. Я был поражен обилием русской  ПВО в лесах на островах Волги и на восточном берегу. Впервые я увидел легендарную большую реку России: это были огромные водные лабиринты, которые разделяли реку на множество островов. Однако, если бы я - из чистого любопытства - поднял голову во второй раз в том же месте, чтобы еще раз взглянуть-это было бы моей смертью из-за невидимых вражеских снайперов, скрывающихся повсюду".

  Обер-лейтенант Эберхард и его люди из 389-го саперного батальона собрали все их снаряжение, оружие и боеприпасы, и ждали, пока не настанет назначенное время.
Саперы занимали позиции. 50-й танково-саперный батальон прибыл на позиции 3-го батальона Пютманна 578 –го полка в 19.00. Один из солдат батальона Пютманна вспоминает :
«Небо было ясным и морозным. и мы должны были вернуться в  командный пункт в туннеле, саперы заняли наши позиции. Мы захватили боеприпасы и ручные гранаты. Завтра мы будем выгонять русских перед нами ...»
Другой солдат из  336-го саперного батальона рассказывает что было вечером:
"Мы шли вдоль железнодорожных путей ... Взлетали сигнальные ракеты, и залпы артиллерии били в  близости от школы пилотов под Сталинградом. Было по-прежнему тихо в нашем расположении. Мы пробежали  открытое пространство с разбросанными обломками.
Штурмовое орудие заехало в один из подъездов. Члены экипажа курили за брезентом. Другие, завернутые в одеяла, присели рядом с самоходкой. Мы продвинулись вперед и достигли территории завода, наш лейтенант присел за стопкой стальных слитков и помахал нам в укрытие.
"Там - справа, рядом с цехом! Там это! "
Лейтенант пошел дальше, и мы последовали за ним. Вдруг мелькнула вспышка! Я бросился на землю. Только без шума! Иван был здесь всюду...Лейтенант дал мне сигнал. Я пополз назад и другие то же. Ползти было тяжело, мы были сильно нагружены.У нас были взрывные заряды, в дополнение к ним были кусачки, шахтные зонды и ручные гранаты.

Дальше он повел нас вдоль левой стены зала. Неожиданно пламя огня вдруг поднялось вверх. Тогда же громкий взрыв разорвал тишину. Пронзительный крик разнесся в сумерках. Должно быть мины.
Одна из наших групп, очевидно, попала на минное поле. Вдруг в воздухе послышался вой . Снаряды упали и разорвали крышу на куски. Вперемешку с ними начались сухие хлопки минометов.
Мы вскочили и побежали дальше. Тогда мы нашли нашего лейтенанта снова. Обе его ноги были оторваны от взрыва мины. однако мы нашли не только его. В течение нескольких секунд, мы потеряли восемнадцать товарищей. И это было еще на марше к исходным позициям!"

В воспоминаниях командира 138-й стрелковой дивизии Людникова есть момент о нашей разведгруппе, которая по канализации проникла на завод «Баррикады» и подорвала немцев. Возможно это один из эпизодов ожесточенных боев:
«На «Баррикадах» солдат знал, что его командиру негде маневрировать. Нет у него пространства для отхода. Только в неизбежных ожесточенных схватках решается спор: кто — кого? И сама боевая обстановка сплачивает и закаляет воинское братство между командиром и солдатом, между начальником и его подчиненным.
Прежде чем отправить группу разведчиков и саперов-подрывников в тыл врага, Коноваленко дал людям пять минут «на размышление». Командир ясно представлял себе трудный маршрут этой группы и характер задания. По трубам, по узким тоннелям двигаться можно только в одиночку, цепочкой. Воздух там спертый. Внезапная встреча с противником потребует от каждого разведчика и сапера разумных и самостоятельных действий. Любому из этой группы разрешено отказаться от вылазки, если он плохо себя чувствует. «Нет ли простуженных, кашляющих?» — допытывался Коноваленко. Больных не нашлось, и командир полка проводил группу к колодцу, со дна которого начинался лабиринт подземного хода в неприятельский тыл.

У этого же колодца он встречал на рассвете вернувшихся. Старший группы доложил капитану:

— Задание выполнено. В подвале инструментального цеха взорваны ящики с боеприпасами. Истреблено не менее тридцати вражеских солдат. Отходить пришлось с боями, прикрывая друг друга. Из группы в десять человек пятеро не вернулись.

Задание выполнено. Иной командир ограничился бы похвалой и обещанием наград. Коноваленко поступил иначе. Вытащив блокнотик, он прежде всего записал фамилии тех, кто не вернулся, и тут же прямо и честно высказал то, что в эту минуту больше всего его волновало:

— Если на «Баррикадах» мы будем терять по пять наших лучших разведчиков и саперов за тридцать поганых гитлеровцев, придется отказаться от таких вылазок.

Молча слушали солдаты своего командира. Умом и сердцем поняли, как переживает капитан Коноваленко гибель лучших бойцов.»

                             Продолжение из книги Джейсона Марка :
«Полковник Людников и его командиры не знали, что огромный немецкий удар  был готов обрушиться на них, но оборонительные меры предосторожности  всегда являлись необходимостью. Боевой приказ № 81 был разослан всем полкам в 21.00:
Огонь со всеми видами оружия, чтобы не дать противнику внезапного нападения; укрепить передовую линию и глубину фронта. Вести наблюдение за противником круглые сутки, создать сеть наблюдательных пунктов и постов с целью не только наблюдения линии фронта противника, но и во всю его глубину,
Более активные меры также были запланированы. В боевой Сообщить № 195, отправлено в штаб-квартиру 62-я армии, Людников изложил план и просил разрешения для его реализации:
Было установлено наблюдением и разведкой, что движение вражеских групп и отдельных солдат заметно снижается в месте перед расположением дивизии. Подавляющее большинство солдат не имеют зимнюю одежду и поэтому ютиться в землянках и подвалах на территории завода Баррикады.

Отредактировано Александр Д (07.04.2015 00:18:43)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Продолжение описание боев за "Остров Людникова"
                                                                                           Силы сторон

Общая численность боевого состава в саперных подразделениях, приданых 305-й и 389-й дивизиям достигала 1753 человека, самым сильным был 50-й танково-саперный батальон из 22 ТД - 459 чел. Остальные саперные батальоны по численности были немного меньше: 162-й-319чел, 45-й- 285 чел, 336-й-382 чел, 294-й- 308 чел. Численность саперных батальоном пехотных дивизий (305го и 389-го) не известна, возможно в них было по 100-150 человек.

В 305-й пехотной дивизии  в связи с большими потерями - в некоторых батальонах было по 60-80 человек. Пехотные полки свели в боевые группы (штурмовые роты), они назывались соответственно 576-я, 577-я и 578-я штурмовые роты, Пока нет сведений о полном боевом составе 305-пехотной дивизии, возможно на передовой было около 800-1000 человек в пехотных подразделениях. У военного историка А.В.Исаева показан состав дивизии на 24.10.42 : общий-10 518, строевой- 3345, боевой(пехота,саперы, противотанкисты)- неизвестен.

По двум полкам 389-й пехотной дивизии (546-й и 544-й гренадерские полки), так же принимавших участие в атаках на позиции 138-й стрелковой и 118-го гвардейского стрелкового полка 37-й гв.сд нет данных. Вероятно в атаке участвовало не более 500 человек, кстати по данным Д.Д. Марка 389-я пехотная потеряла за день боя 11 ноября просто огромное число без вести пропавших - первоначально потеряно180 человек.

В атаке принимали участие еще два особых подразделения: 44-я штурмовая рота собранная из 44-й  пехотной дивизии в количестве 120-150 человек (точных данных нет) и штурмовой эскадрон от 24-й танковой дивизии -150 человек.
В направлении "Дом комиссаров" наступал 245-й дивизион штурмовых орудий, усиленный новыми sIG33.
Всего  на переднем крае со стороны немецких частей было собрано около 2500 - 2700 человек в пехотных и саперных подразделениях  для штурма этого участка обороны Красной Армии. По оценке Джейсона Марка в атаке принимало участие около 1753 человека - здесь видимо  он просто приводит боевой состав саперных частей, без пехоты.

Со стороны Красной Армии в районе предстоящей немецкой атаки находились 138-я стрелковая дивизия полковника Людникова- 650-й, 344-й, 678-й стрелковые полки  , 241-й стрелковый полк 95-й сд, 118-й-й гвардейский стрелковый полк 37-й гв.сд, 77-й Армейский заградительный отряд, так же есть данные, что находились: остатки 84-й танковой бригады,  397-й иптап и наблюдатели от 295-го артполка 138-й сд и остатки артиллерийской батареи 95-й стрелковой дивизии, приданной 138-й сд.

Количество бойцов и командиров, находившихся на передовой в 138-й дивизии Людникова -  491 человек, 241-й полк 95-й сд - 340 человек, 118-й гвсп 37-й гвсд - 145 человек. 77-й Арм.заградотряд -неизвестно, возможно не более 40 человек.
Всего на передовой на всей протяжении линии обороны от ул.Волховстроевской до ул Мезенской находилось около 1000 человек. Наиболее слабым участком  был район обороны 118-го гв.сп Колобовникова и его стык с 768-м полком 138 сд. Именно на них обрушится самый сильный удар : два полка 389-й пехотной, 3 саперных батальона, штурмовая рота 24-й танковой дивизии при поддержке 244-го дивизиона штурмовых орудий.

        Из боевого  журнала 138-й стрелковой дивизии, за несколько часов до штурма:

                                                                                                         10 ноября 1942 г
                                                                                / Боевое распоряжение № 082  21.00 10.11.42г/

    Командиру 118 гв.сп в ночь на 12.11.42г повторить действия разведотряда с целью захвата пленных и выяснение плотности  расположения противника.
    Противник перед фронтом дивизии активных действий не предпринимал. За последнее время отмечаются окопные работы противника по укреплению   переднего края обороны, отрывки ходов сообщения в тыл и приспособления домов к обороне.

       На территорию завода "БАРРИКАДЫ" и западнее его противник подтягивает 75 мм артиллерию, в течении суток противник ведет огонь с пехотного оружия по всему переднему краю обороны. Артиллерией и минаметами обстреливал глубину обороны и ОП артиллерии на левом берегу.  Авиация противника группами 5-7 самолетов Ю-88 бомбит ОП    артиллерии на левом берегу р.ВОЛГА и самолетами Фокке-Вульф ведет активную разведку   
 
          Дивизия обороняя прежний рубеж обороны ведет беспощадный огонь по противнику. Разведотряд 118 гв.с действовавший с 5.00 10.11.42 перешел вплоть к блиндажам был обнаружен в завязавшихся боях понес потери и отошел в исходное положение без результатно.
        Частями дивизии в течении ночи продолжаются работы по укреплению переднего края обороны, отрывке окоп и ходов сообщений.

ПОТЕРИ: за  10.11.42 г. Убито -4, ранено- 11 = всего 15 человек

                                                             Боевая численность частей.

                             344 сп. Людей -207, винтовок -185, ст.пулеметов-2, ППШ-22, минаметов-7, ПТР-4,РП-2.

                             650 сп. Людей - 167, винтовок -137, ст.пулеметов-2, ППШ- 28, минаметов -7, ПТР-2, РП-3

                             768 сп. Людей - 117, винтовок - 95, ППШ-22, РП-3, ПТР-3, ДШК-1, минаметов-7, орудий 45мм-1.

                             118 гв.сп. Людей -145, винтовок -95, ППШ-26, ПТР-3, РП-2, минаметов-1.»

Из донесения видно, что дивизия была практически безоружна, особенно в тяжелом вооружении - орудиях, минометах, ПТР и станковых пулеметах. Да и в инжинерном отношении там не было особо мощных укреплений :  ДОТов, бункеров и т.п. Но главное, что немцы были практически лишены их самой сильной поддержки -авиации.


                                                               http://i61.tinypic.com/akh6gy.jpg

                    На схеме: положение сторон перед штурмом (саперные батальоны и приданные подразделения не показаны)
                     

Из книги Джейсона Марка :


                                                             Немецкая артподготовка утром 11 ноября 1942.

У завода Баррикады была жуткая тишина в раннем утреннем мраке 11 ноября. Одними из первых огонь открыл 51-й полк реактивных минометов.
История 51-го полка  рассказывает первые моменты немецкого подготовительного шквала огня:
«Утро с 03.40 с первым рассветом началось, коротким, но сосредоточенным всплеском огня из всех видов тяжелых вооружений. Яркие брызги  вспыхнули на мутном небе.»

Оглядываясь назад, на восток от линии фронта, гренадеры, саперы и советские пехотинцы видели бесчисленные вспышки мелькавшие за западным горизонтом. Далекий гул тяжелой артиллерии и плач ракетных пусковых установок был отчетливо слышен в небе, солдаты присели в зданиях и рабочих цехах вдоль восточного края завода. Спустя несколько мгновений, первая волна ракет и снарядов пролетела в над головами немецких солдат и упала на советских позициях, как прямо перед ними так и на остров Зайцевский и противоположный берег реки. Канонада продолжалась ... вспышки, визги, взрывы ...снова вспышки, визги, взрывы ... пока весь район к востоку от завода, в том числе река и Зайцевский остров, не были похожи на кипящий котел, в который бросили много снарядов и мин.


Как вспоминает капитан Риттенмайер, обстреливала не только немецкая артиллерия:
,, Артиллерийский огонь начался неожиданно. Тем не менее, он не был совсем успешным в ликвидации вражеских батарей; они скоро  ответили ответным обстрелом наших исходных позиций. Это было удивительно, что противник имел гораздо больше батарей , чем мы ранее обнаружили. Его запасы боеприпасов казались неисчерпаемыми."
Советский ответный огонь было неожиданно быстрым и тяжелым. Обер-лейтенант Гримм из саперного батальона 305-й ПД находился в укрытии у майора Брауна, который был под цеховой печью для обжига :
,,,Я подозревал, что русские ожидали нашу атаку, поэтому быстро ответили обстрелом. Снаряды большого калибра врезались в нашу печь. Свет погас, и майор Браун схватил меня и крикнул "Вы не ранены?". Наши выходы были похоронены грудами кирпича ... потребовалось долгое время, чтобы очистить их, при содействии  снаружи. Мы не знали, что происходило с атакой ..."

Боевые записи из 295-й артиллерийского полка -  артиллерийского подразделения, подчиненного Людникову показали, что он выпустил в общей сложности 50 снарядов на Баррикады в течение ночи, но не начинал контрборьбу до 04.30. Артиллерийские отчеты 62-й армии показывают, что конртогонь артиллерии не был предварительно запланирован, несмотря на немецкие подозрения, что Красная Армия  предвидела нападение. Артиллерийские обстрелы 62-й армии на 11 ноября не были запланированы, чтобы начать обстрелы немецких позиций до 08.00, и вообще они были ориентированны на тракторный завод и его поселки. Артиллерия 138-й стрелковой дивизии  также присоединилась к этим обстрелам немецких позиций, устанавливая 20-минутный шквал на кирпичном  и тракторном заводах.

Тем временем немцы, скрывая настоящее направление главного удара начинают атаку по всему фронту в Сталинграде : от Спартановки ( позиции ,,группы Горохова)  и до центра города (позиции 13-й гвардейской стрелковой дивизии)
Сообщения от немецких дивизий:
«71-я пехотная: два штурмовые группы ворвались в советские позиции и очистили два опорных пункта, взято двое пленных. Потери для дивизии в этот день были очень легкими: 4 раненых.

295-я пехотная: сильные штурмовые группы атаковали в группе домов в квадрате 51с и взорвали 7 бункеров. Потери были тяжелее на этом участке: 1 офицер ранен, 1 человек погиб, 12 человек получили ранения и 5 человек пропали без вести.

100-я егерскаая : проведено 5 успешных операций. Девятнадцать бункеров были уничтожены и взято 15 пленных. Потери : 13 человек погибли, 58 раненых и 1 человек пропал без вести.

79-я пехотная: Задачи для 79-й ПД ставились более большими. Операция планируемая на этом участке было значительно шире, и была начата  с расчетом на получение крупной победы –завод «Красный Октябрь» должен быть полностью захвачен, а захваченная часть завода должна надежно обороняться. Мартеновская печь (цех№ 4),должна быть взята. 179-й саперный батальон, усиливается саперами из 3-й роты 40-го танко-саперного батальона (24-я танковая дивизия) для  проведения штурма.
Разделенные на четыре направления атаки, штурмовые группы выступили против западной части рабочего цеха, но столкнулись с одновременной  контратакой советских частей. Некоторые из немецких групп сначала достигли  первоначального успеха, но когда  красноармейцы оправились от первых моментов штурма, они отреагировали с быстрым и ожесточенным сопротивлением. Немцы дрогнули в запутанных лабиринтах внутри цехов, и, несмотря на сильное применение ими огнеметов, подрывных зарядов и гранат, немецкие саперы все равно  не смогли осилить советских защитников. Операция провалилась и штурмовые группы отошли на исходные позиции. Потери были большие: 23 человек убитыми, 101 раненых и 10 мужчин без вести (Эта атака будет описана немного позже, по мемуарам Г.Вельца и Ионова В.М. - прим.).

XIV Танковый корпус, расположенный в самом северо-восточном углу Сталинграда, также проводил операции против Спартаковки, Мечетки и Рынка, поддерживая атаку 51-го Армейского Корпуса.

94-я пехотная дивизия: атакующим группам удалось нападение и было уничтожено :2 пулеметные гнезда, 4 земляных бункера и 1 советская позиция в СПАРТАКОВКА. Пятнадцать пленных были взяты. Потери были зарегистрированы как "незначительные". Потери уточненные в конце дня: 1 офицер ранен, 9 человек погибли и 39 раненых.


16-я танковая дивизия: после сильного артиллерийской подготовки, две штурмовых группы атаковали РЫНОК с севера и северо-востока. Им удалось приблизиться  в 200-х метрах от деревни. Сильный оборонительный огонь предотвратить дальнейшее наступление. Потери : 1 человек погиб и 7 раненых.

Хотя фактически  выгоды от этих атак были крайне незначительны, обман и путаница в направлении главного удара, на что рассчитывали немцы, в отношении действий Красной Армии, все же состоялась."

Отредактировано Александр Д (09.04.2015 00:05:24)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

В книге Д.Марка указано разное время атаки, но в основном показано, что обстрел начался около 4 утра и в указанных ниже донесениях дивизий так же дается разное время от 3.30 до 4 утра.  В наших же мемуарах время начала немецких обстрелов указано в 6 утра. Наверное обстрел начался все же в 6 часов утра, а через полчаса начался штурм. В ноябре в 4 утра еще темно, в немецких воспоминаниях наверное приводится европейское время.

Вот например мемуары бывшего начальника штаба 62-й армии Крылова:

"В 6 часов утра 11 ноября на наши позиции обрушился такой артиллерийский огонь, какого не бывало уже недели две. Опять оглушающий грохот разрывов поглотил все другие звуки и заходила под ногами земля. С первых же минут стало совершенно ясно: это — артподготовка нового штурма.

В 6.30 началась атака пехоты и танков. Примерно на пятикилометровом фронте, между Волховстроевской улицей на севере и Банным оврагом на юге, наступали пять немецких пехотных дивизий (79, 100, 295, 305 и 389-я) и 24-я танковая — всего шесть из восьми, непосредственно противостоявших нашей армии. По документам убитых гитлеровцев потом было установлено, что в наступлении участвовали батальоны еще двух дивизий, переброшенные сюда на самолетах.

Паулюс сделал напоследок все, что мог. И должно быть, еще раз уверовал, что собранный им кулак с исключительной плотностью боевых порядков на фронте атаки, при мощной артиллерийской и авиационной поддержке наступающих войск, сокрушит оборону 62-й армии. Ведь расстояние, которое нужно было для этого преодолеть, на многих участках составляло меньше километра.

Натиск врага отбивали дивизии Людникова, Соколова, Гурьева, Батюка, ослабленные в предыдущих боях, и дивизия Горишного, не успевшая полностью переправиться на правый берег после доукомплектования. Наступающий противник имел большой численный перевес и в пехоте, и в танках (у нас на 11 ноября было девятнадцать танков, а у противника — до двухсот), и еще больший — в авиации.

Выручала армию, как и прежде, артиллерия. Атакующих нас гитлеровцев поддерживало до тысячи орудий. Однако и мы располагали восьмьюстами орудиями и минометами калибром от 76 миллиметров и крупнее. Артполки дивизий, выведенных за последнее время в резерв, оставались в распоряжении начарта армии на прежних огневых позициях за Волгой".

Продолжение из книги д.Марка:

В 03.55 , первая волна штурмовых групп саперов, нагруженных взрывчаткой, огнеметами и сумками гранат, атаковала советские позиции на Нижнем поселке завода "Баррикады".


                                                                                                            11 НОЯБРЯ.

        АТАКА  576-го ГРЕНАДЕРСКОГО ПОЛКА с  294 -м САПЕРНЫМ БАТАЛЬОНОМ и 2-й РОТОЙ 305-го САПЕРНОГО  БАТАЛЬОНА     

Пока  потоки артиллерийских снарядов проносились над их головами,  576-я штурмовая рота, вместе с саперами из штурмовых групп из 294-го саперного батальона и 2-й роты лейтенанта Гримма из 305-го саперного батальона, выползли из своих  позиций в цехах 6д и 6е  натыкаясь на бетонную стену,  опоясывающей фабрику. Пробравшись в дыму через школу №2 и дома 52,53 северная боевая группа достигла своей назначенной стартовой позиции у железнодорожной насыпи. Центральной группе было  проще: они просто прошли через глубокий ров, который прошел под железнодорожной насыпью. Южная группа передвинулась прямо из зала 6е, обогнув несколько массивных воронок и построилась в развалинах. Движение сотен солдат, не было пропущено советскими защитниками.

Задачей 576-го полка  майора Брауна была захватить топливные баки и достичь Волги.  Его люди уже ранее захватывали часть баков  2 ноября, но тогда  удалось захватить лишь две  западных емкости. Советской обороне удалось провести атаку, мобилизуя свои последние резервы, и даже отбросить немцев назад на сотню метров или около того. Он перевел свой командный пункт в печь, непосредственно позади передней линии обороны его полка, и придумал свои планы атак в этом районе по собственной инициативе. Когда подполковник дал ему предварительный приказ о наступлении от 7 ноября, у Брауна уже был свой план атаки. Четыре дня спустя, он был в состоянии привести его в действие.

Тем не менее против него были стойкие стрелки майора Ивана Кузьмича Калмыкова 95 сд( майор Иван Кузьмич Калмыков  1907г.р. командир 241 сп убит 5.12.1942г, похоронен п.Кирово Ср.Ахтубинский район-прим.) из 241-го стрелкового полка 95-й стрелковой дивизии. Они были обороняли эту местность с начала ноября, и, несмотря на большие потери: 23 убитых и 97 раненых- 5 ноября, 4 убитых и 27 раненых- 7 ноября, и 79 человек общих потерь 10 ноября - полк проявил упрямство, что приводило в бешенство немцев . Неуклонно растущие потери естественно нанесли урон  боевым силам полка: перед немецким наступление утром было только 340 «активных штыков" в двух батальонах. Очень немногие выживут в этот день.

                                                                              http://i58.tinypic.com/9leef8.jpg
    На сайте "Военный альбом" есть фотография командира 241 -го стрелкового полка Калмыкова Ивана Кузьмича. На снимке -
    первый слева, в среднем ряду.           


Артиллерийский обстрел шел вперед и продолжал ,,долбить" заднюю часть обороны 241-го стрелкового полка в 4.40 утра. В боевом приказе № 40, 95-й стрелковой дивизии подробно описано первая атака в этом секторе:
,,В 04.00 на участке 241-го стрелкового полка, враг открыл интенсивный артиллерийский и минометный подготовительный огонь. Под прикрытием артиллерии и минометов и поддержки 3-х танков, противник силой более батальона перешел в наступление в направлении топливных баков."

В сопровождении батареи штурмовых орудий, группы саперов пошли в атаку. Они были немедленно встречены градом пуль. В этой местности не было больших зданий, саперы поползли вперед разделенными группами и выбили защитников из нескольких опорных пунктов. В советском докладе говорится, что "в 04.30 немцы прорвали линию фронта и группой 20-25 человек  просачиваются к берегу Волги, эта группа были окружена и уничтожена".
Район границы между 241-м и 161-м стрелковыми полками был разделен небольшой железнодорожной насыпью. Именно в этом  месте южная группа атакующих  направила своё острие атаки, в  докладе 95-й  стрелковой дивизии четко описано:
,, На позиции 241-го и 161-й стрелковых полков, проходящих по заводской насыпи железной дороги - атака до батальона пехоты, который открыл огонь по правому флангу 161-го стрелковго полка. Батальон пехоты противника продвинулся в направлении передовых позиций 161-го стрелкового полка. Приближающаяся пехота была отбита огнем наших подразделений."

Саперы атаковали ещё раз. Они были поддержаны огнем  правого соседа, боевой группы ,,Зайдель" из 14-й танковой дивизии. Минометы, артиллерия, пулеметы и тяжелые пехотные орудия обстреливали поле руин перед танково-гренадерская-полком , а также  обрыв Волги и береговую линию. Орудия из 179-го артиллерийского-полка  так же принимали в этом участие.
Несмотря на поддержку соседа, атака  продвигалась медленно. Майор Браун все еще находился в заваленной печи в этот момент, поэтому  нападение им не управлялось, большая часть командиров в атакующих подразделениях была убита снайперами. Так же наступательный порыв был остановлен, когда три единицы бронетехники были обездвижены в быстрой последовательности: два загорелись, а третий, подбитый, вернулся на завод.

Эти немецкие машины остановил  стрелок ПТР - Федор Филиппович Маненков.
Немецкие гиганты двинулись в сторону Маненкова и горстки людей. Один из танков, окутанный дымом проехал дальше и остановился, в то время как остальные продвигались к зданию защищаемое Маненковым и его товарищами. Орудие проехало через здание, кирпичи посыпались вниз, балки рухнули, но Маненков не оставил свою позицию. После этого его командир и все его товарищи погибли, Маненков продолжал стрелять из противотанкового ружья в немецкие штурмовые орудия. Он был награжден орденом Ленина.

(Маненков совершил свой подвиг ранее, в октябре. Из наградного листа на красноармейца 241 сп 95 сд Маненкова Федора Филипповича (представлен к званию ГЕРОЙ СОВЕТСКОГО СОЮЗА), награжден ,,Орденом Ленина". 95-я стрелковая дивизия  в это время вела бои у стадиона, рядом с парком Скульптурный.
«13 Октября на участке обороны, где действовал боец Маненков враг танками и пехотой бросался в атаку пытаясь занять рубеж. Маненков презирая смерть выдвинулся вперед с противотанковым ружьем и один встретился с танками врага, разя из своего грозного оружия. За короткий срок подбил 6 танков и 1 бронемашину».
Наградной подписан 26 октября 1942г командиром дивизии полковником Горишным.
Или же в бою 11 ноября немецкие машины подбил еще кто-то, пока не известный герой.–прим.)

                                                                        http://i61.tinypic.com/6tlb35.jpg

                               На схеме: Атаки на позиции 95 сд утром 11 ноября ( составлено по карте 95 сд)
                                               
                  АТАКА  578- го ГРЕНАДЕРСКОГО ПОЛКА с 50 -м ТАНКОВО-САПЕРНЫМ БАТАЛЬОНОМ , 1-й ротой 305-го САПЕРНОГО БАТАЛЬОНА и частью сил 44-й ШТУРМОВОЙ РОТЫ:

Когда начался обстрел советских позиций, боевая группа  578-го полка, усиленная  1-й ротой лейтенанта Цорна из 305-го саперного батальона, спокойно вышла из своих исходных позициях в доме №  53. Справа от них был детский сад, относительно нетронутое двухэтажное здание и никем не занятое . Тщательное наблюдение капитаном Риттенмайером показало, что входы в здание ,,Аптека" были забиты обломками, что делает его трудным для его штурмовых групп, чтобы войти в здание. Поэтому он решил создать свои собственные дверные проемы:
«Самое главное в том, чтобы создать новые отверстия в доме. У нас были средства для этого. Огромные заряды взрывчатого вещества будут заложены  и взорваны в назначенное время.»
Саперы  в сумерках подкрались к Аптеке. Заложив заряды и протянув кабеля они вернулись назад.
Советские защитники  Аптеки -  241-й стрелковый полк - молчал. Ровно в 03.55 , дан был сигнал . Взрыв слился с начавшимся обстрелом, группа атаковала здание и саперы проникли через отверстия образованные при подрыве. Советский гарнизон был застигнут врасплох. Саперы ворвались и  пробежали веером, не обнаружив никаких признаков сопротивления - быстро очистили здание, этаж за этажом.
Пехота из 578 -го гренадерского полка поддерживала саперов, следуя за ними и принимая участие в защите флангов и обороне захваченного здания. В общей сложности 45 пленных были взяты на четырех этажах этого здания. В предрассветной мгле поля боя, посыльный покинул Аптеку и нашел капитана Риттенмайера в доме № 53. Риттенмайер вспоминает, что "первые сообщения об успехе атак пришли с Аптеки. Неожиданная атака полностью удалось здесь; гарнизон был взят в плен ".

Однако противник в подвале Аптеки не сдавался. Залпы пуль у лестницы в подвал встречали немцев, как только они  показывались у входа. Гранаты были брошены вниз. Но советский огонь продолжался, немцы подорвали зарядами вход в подвал и стали спускаться по остаткам лестницы вниз. Еще несколько гранат, а затем пехота осторожно спустилась в подвал. Невероятно, но некоторые из стойких советских защитников пережили взрывы и открыли огонь. Идущие впереди  пехотинцы упали. Их товарищи поспешно вытащили их на поверхность. Было принято решение, не делать никаких дальнейших попыток штурма подвала.

В то время как нападение на Аптеку проводилось в соответствии с планом, пехота обеспечения правого фланга  испытывала те же трудности, что и их южный сосед - 576-й гренадерский полк. Один из солдат капитана Пюттмана писал:
,,,Как стало рассветать, операция началась. Несмотря на мороз, наши шинели остались в укрытиях, чтобы мы могли двигаться быстрее. Артиллерия открыла огонь и русские ответили. Мы атаковали, но даже без наших шинелей, мы не продвинулись не дальше чем на двадцать метров. Это была битва с ручными гранатами. На второй или третий попытке выскочить из наших окопов одна из гранат взорвалась рядом со мной. Мой ботинок, лодыжки и правая коленка - все было в дырках. Я посмотрел вокруг и затем подозвал  унтер-офицера: "Я ранен". "Убирайся!"- сказал унтер-офицер, после того как я подполз к нему. Был еще один раненый, и я сказал ему : "Давай! Мы можем помочь друг другу ".

Перед саперами из 1-й роты 305-го саперного батальона  взорвалась  заряды их взрывчатки, заложенные впереди, и штурмовые группы 50-го танково-саперного батальона мужественно подошли к  Дому Комиссаров, которые выдвинулись для атаки из области домов 56 [Дом 8] и 54 [Дом 7]. Они были поддержаны частью  44-й штурмовой роты (в основном из 11-й роты 131-го гренадерского полка), которая  передвинулась из дома №72 [Дом 32]. При штурме саперы также планировали использовать подрывные заряды, чтобы получить доступ к своей цели. Их командир капитан Гаст обещал, что его саперы могут выполнить свою задачу без поддержки пехоты. Риттенмайер решил наблюдать за их нападением и перешел на свой НП, в дом  № 53...




Вооружившись минами, гранатами и  взрывчаткой, саперы пробрались в темноте, чтобы попытаться подойти к зданию. Они попробовали найти вход или другое отверстие, в которое они могли бы заложить подрывные заряды. Тем не менее, ничто не было найдено, потому что все было замуровано или так искусно замаскировано, что любой поиск в темноте был напрасен. По этой причине, саперы ждали начало рассвета.
Они сидели на корточках в воронках в ожидании . Территория вокруг этого ,,замка", как и само здание были ровными, без выступов, и наблюдательные защитники здания заметили немцев, прятавшихся  за пределами крепости.
Риттенмайер вспоминает первые выстрелы: "Враг был бдительным. Сначала были одиночные выстрелы, но они быстро увеличивались и начались потери среди атакующих."
Благодаря этому непрерывному огню, саперы были вынуждены спрятаться , большинство из них залегли в воронках, из которых они уже не могли выбраться. Нападавшие дрогнули...

Защитники ,,Дома Комиссаров" - остатки рабочего ополчения  плюс несколько взводов из  в 650-го стрелкового полка Печенюка  - заметили, что немцы опять стали собираться в воронках спереди и слева от здания.  Было сразу видно, что опасность еще не прошла, оказалось, что немцы перегруппировываются к новой атаке. Их нужно было уничтожить или отбросить назад.. Ополченец  Иван Федин схватил гранаты, выскочил на центральный внутренний двор и побежал к углу южного крыла. Его прикрывал из окон автоматчик Путырин, который начал стрелять длинными очередями в саперов, укрывшихся в воронках.  Расположение Путырина позволяло ему стрелять в ближние воронки. Как только немцы спрятались на дно их укрытий, Федин  метнул  несколько гранат в них. Некоторые из саперов выскочили из своих воронок и поспешили вернуться обратно к немецким окопам. Федин преследовал отступающих немцев с  гранатами, но был вскоре был ранен. Тем не менее  его товарищи его вытащили, он сумел вернутся обратно в здание.



Младшему лейтенанту Михаилу Ильичу Сеньчковскому, командиру заградотряда НКВД  (77-й Армейский заградотряд 62 армии-прим.), назначенного для защиты берега реки за 138-й стрелковой дивизией, было нечего сказать, кроме похвалы защитникам П-образного дома [Дом Комиссаров], он вспоминал:
«11 ноября 1942 года фашисты намеревались захватить здание администрации завода. Рота немцев сосредоточилась в воронках недалеко от обороны нашего здания. Их необходимо было уничтожить, потому что они собирались в атаку. Для решения этой задачи, ополченец  Федин схватил несколько гранат, покинул здание и под прикрытием автоматчика Путырина, бросил гранаты в немцев, оставшиеся в живых немцы прекратили намерение наступать, а затем обратились в бегство. Федин был ранен в этом бою, но остался в строю и продолжал сражаться. Многие из ополчения пали смертью храбрых в защиту завода Баррикады.»

Остатки отряда народного ополчения завода «Баррикады» , которые остались сражаться за Сталинград по всей видимости были влиты в 77-й Заградотряд 62-й армии, и именно этот отряд с минометчиками и  упорно оборонял здание заводоуправления . Поэтому немцы его так и назвали -"Дом Комиссаров". 


Из книги:
"Одним из саперов, залегших в воронках был ефрейтор Людвиг Арманн, наряду с четырьмя другими солдатами 2-й роты 50-го саперного батальона. Спрятавшись  в воронке, Apманн почувствовал, что ручные гранаты падают ближе и ближе, пока случилось неизбежное. Граната скатилась прямо в их укрытие и тяжело ранила все пять человек.
Унтер-офицер Альберт Хейцманн из  50- го саперного батальона ставит один аспект советских защитников, выше всех остальных:
«Самым худшим был не артиллерийский и пулеметный огонь или ручные гранаты. Самое худшее, что было - советские снайперы! Они были так хорошо спрятаны, потому что они носили замаскированные капюшоны. Снова и снова товарищи падали  вокруг меня с выстрелами в голову и грудь. С пару десятков одиночных выстрелов : эти специалисты наносили больше вреда, чем сотни снарядов!»

С вершины своего  командного пункта, Риттенмайер стал свидетелем панического отхода 50-го танко-саперного батальона :
,,,Многие саперы были убиты, гораздо еще больше были ранены, они ожидали отправки в госпиталь."
Потери для людей Гаста  были довольно тяжелыми: четыре унтер-офицера и 13 рядовых убитыми, 1 офицер, 8 унтер-офицеров и 52 рядовых раненых.

                                                                              http://i59.tinypic.com/zinepz.jpg

Потери для 44-й штурмовой роты неизвестны, но имеются сведения о трех убитых, в том числе командира взвода саперов.
Показательно, что нападение  50-го саперного батальона и 44-й штурмовой роты против ,,Дома Комиссаров" даже не упоминается в боевом журнале 650-го стрелкового полка. Гораздо больше беспокойства - и это правильно - была критическая ситуация вокруг здания Аптеки, или как его еще называют в журнале - 'Г - образное здание ". Вот выдержка из записи на 11 ноября:

«В 03.30, враг предпринял попытки атаковать отдельными группами от дома 32 [дом72] и 33 [дом 65] и от дома 7 [дом54], в направлении П-образного здания [Дом Комиссаров] с силой до взвода пехоты под командованием офицеров, пытающихся приблизиться слева. Артиллерийский обстрел начался в то же время. Полк, защищал свою линию фронта в бою с врагом.
Батальон открыл огонь по группам противника в направлении домов 32, 33, и 7...
С 03.30 , противник, с силой до двух рот и поддержки семи танков, неоднократно атаковал  нашу линию фронта и   соседние части, бросая группу 15-20 автоматчиков в прорыв. Атаку поддерживали танки, а также велся непрерывный артиллерийский огонь по нашим укреплениям. Целью врага был левый фланг фронта, в районе Г-образного здания и топливных баков, где был стык между нашим полком и соседом. Их целью было отрезать соседей на нашем левом фланге и добраться до реки Волга. В результате боевых действий, противник прорвал переднею линию обороны 241-го стрелкового полка, захватил Г-образное здание и продвинулся в район нефтебаков»

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Продолжение из книги Д.Марка:


Вторая атака на Дом Комиссаров 11 ноября 1942года

  Зная, что 50-му танково-саперному батальону нападение на Дом Комиссаров полностью не удалось, был сделан запрос для ожидающих рядом штурмовых самоходных орудий из 245-го дивизиона, которые должны быть приведены в действие. Майор Йозеф Линден, командующий атакой саперов вспоминает об использование этой бронированной поддержки:
,, Штурмовые орудия  использовались иногда во время  атак саперов. Тем не менее, подход к маршруту  для атаки должен  быть разведан заранее из-за труднопроходимой местности. Штурмовые орудия не могли следить за атакой саперов и действовали только с тыла, как огневая поддержка. Даже и там потери штурмовых орудий были на нашей стороне, потому что русские имели хорошие сооружения в их передней линии, которые были искусно замаскированы ..."

    И  вот что произошло, когда штурмовые орудия вступили в бой в это первое утро нападения:
Их задачей было окутать Дом Комиссаров дымом так, чтобы  саперы могли наступать. Все имеющиеся орудия командира 245-го дивизиона майора Зиелеша, в том числе и батарея из шести новеньких штурмовых орудий 150 мм sIG33Bs, под командованием обер-лейтенанта Альфреда Бекманна, покинули свои резервные позиции возле центральных ворот "Баррикад". В нескольких минут езды на восток вдоль Арбатовской улице  Дом Комиссаров появился между разбитыми березами в парке. Некоторые из орудий повернули налево к дому  № 71 [Дом № 31] на проспекте Ленина, проползли  вперед на небольшое расстояние, а затем они повернули так, что они оказались перед зданием. Затем они приступили к обстрелу этой крепости. Остальные орудия  продолжали движение на восток и выехали на Таймырскую улицу, которая проходила перед Домом Комиссаров.

   Леонид Митрофанович Клюкин, политрук из ополчения завода Баррикады, которым командовал младший лейтенант А. П. Федотов( в других воспоминаниях А. П. Федоров –прим), вспоминает, когда штурмовые орудия атаковали здание:
«Немцы захватили здание через дорогу от нас. Они стреляли по нам из орудий. Снаряды пробивали стены и взрывались внутри помещений. Пулеметы осыпали нас свинцовым дождем ... враг бросал танки и пехоту против нас. Первыми вражеские танки встретили бронебойщики из группы товарища Данилина. Они использовали бутылки с зажигательной смесью и подожгли  первый танк. Второй танк маневрировал и пытался обойти нас, стараясь подавить минометную батарею к северу от дома.
Бронебойщики лежали среди щебня у  центральной лестничной клетки здания, они открыли огонь, но танк продолжал вести из его орудия. Вскоре противотанковое  ружье замолчало.Что же произошло? Командир роты Федотов подполз к позициям бронебойщиков. Тяжело раненые они лежали без сознания, уже более двух танков подошли к зданию. Сам Федотов взял противотанковое ружье и открыл огонь, чтобы помочь нам. Прикрывая его автоматным огнем, он зажег еще один танк. Четвертая машина повернула обратно. Вражеская пехота, которая следовала за танками, рассыпалась в разных направлениях. В это время вражеский пулемет, который был расположен в окне, заложенным кирпичами, открыл огонь через дорогу. Наши артиллеристы вскоре заставили его замолчать».

                                                                            http://i60.tinypic.com/2empet4.jpg
   Еще одно воспоминание Л. М. Клюкина ( во время боев за Баррикады - лейтенант, политрук 77-го заградотряда 62-й армии), участника обороны дома заводоуправления завода "Баррикады" написано в книге Овчинниковой «Передовая начиналась в цехе» :

  Л. М. Клюкин, один из участников сражения на «Баррикадах», вспоминал о боях в здании заводоуправления, которое стало неприступной цитаделью на волжском берегу:
«До войны это здание было одним из самых красивых в районе. Построенное десятилетия назад, оно отличалось необычными архитектурными формами. Узорчатые кирпичные башни, фигурные окна. В этом доме в начале ноября рабочие-ополченцы вместе с бойцами заняли оборону. В пустых глазницах окон поставили пулеметы. На второй этаж втащили минометы. С берега Волги ночью доставили ящики с боеприпасами. Рядом с окнами наготове лежали гранаты, патроны и бутылки с зажигательной смесью.
В те дни в наши руки попали документы убитых на заводе гитлеровцев. Среди прочих бумаг мы нашли фотографии, от одного вида которых кровь загоралась в жилах. На фотографиях была запечатлена картина чудовищной расправы гитлеровцев над женщинами и детьми на деревенской улице. Фашисты давили их гусеницами танков... Помню, как ополченец Ваня Мухортов, увидев эти снимки, сказал: «Бить их надо! Уничтожать фашистов!»
   В середине ноября гитлеровцы день за днем штурмовали здание заводоуправления, где сражались ополченцы вместе с воинами 138-й дивизии. Фашисты обстреливали этот бастион из орудий    и    минометов,   под    прицелом   вражеских снайперов находились каждое окно, пробоины в стенах. В здании то в одном, то в другом месте возникали пожары. По всем этажам расползался густой, удушливый дым. Горели шкафы с ватманом, книги, мебель. Здесь горело все, что подвластно огню. Срывая с плеч ватники и гимнастерки, бойцы тушили пожары в комнатах, коридорах, на лестничных клетках. И продолжали сражаться. Из окутанной дымом заводской цитадели стреляли минометы, слышались пулеметные и автоматные очереди, летели вниз гранаты. Волна за волной откатывались гитлеровские автоматчики.
   Были дни, когда фашисты атаковали наши позиции по нескольку раз. Гарнизон отбивал и танковые атаки. Помню, как бойцы из отделения Данилина забросали подошедший к зданию танк бутылками с зажигательной смесью. Пламя охватило вражескую бронированную машину.»

                                                                      http://i59.tinypic.com/vrdhtd.jpg

Отредактировано Александр Д (11.04.2015 02:00:37)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Продолжение из книги  :

« Тактика штурмовых орудий,  была почти необъяснимая: они перемещались к цели опасным маневром.
Фотография одной из уничтоженных машин показывает, что паника и отчаяние, должно быть охватило экипажи. Уничтожено было: 1штурмовое орудие с длинным стволом(StuG III Ausf  F), а также 2 новых sIG33Bs с их неопытными  экипажами. О потере этих двух экспериментальных машин сообщено в  военном дневнике 6-й Aрмии : "К востоку от оружейного завода, два из новых sIG33Bs были уничтожены в результате прямых попаданий ... ". Еще 2 из этих машин не отображаются в боевом строю в отчете батальона на 12 ноября, так что вполне вероятно, что они были повреждены в ходе боев 11 ноября и были отданы в ремонт.
   Обер-лейтенант Гримм, командир 2-й роты 305-го саперного батальона, также сообщает, что командир одного из этих новых штурмовых орудий был ранен:
,,Я узнал от полкового врача, что командир sIG33B,  обер-лейтенант с которым общался  вчера, был поражен  сзади  осколком, не очень опасным, но он чуть не умер от шока."

                      http://i59.tinypic.com/wsmoog.jpg   http://i59.tinypic.com/n2lis6.jpg

                  (На втором фото, у дома №53 похоже еще одно подбитое штурмовое орудие.)
  Отчеты противоборствующих сторон редко совпадают, потому что потери противника и его погибшие бывают сильно преувеличены. В этом случае подобна запись, сделанная командиром 650-го стрелкового полка  Печенюком   в боевой журнал 138-й стрелковой дивизии:
,,С 04.30  650-й стрелковый полк, вместе с 241-м стрелковым полком, вел бой с врагом силою пехотного полка при поддержке десяти танков. На протяжении всего дня все атаки противника были отбиты. 400 немцев были уничтожены, 3 танка были сожжены и один был подбит"
Боевой журнал 650-го стрелкового полка, однако, было гораздо ближе к истине: «.. .В течении боевых действий, [враг] потерял 4 танка и 180 солдат и офицеров убитыми и ранеными, но смог уничтожить 4  наших ручных пулемета ".

  Атака 577-го гренадерского полка с 336-м саперным батальоном, 3-й ротой 305-го саперного батальона и частью  44-й штурмовой  роты.                                               

336-й саперный батальон сосредоточился на своих позициях для атаки вдоль восточных стен цехов 3 и 4, вместе с частями 44-й штурмовой роты(большей частью из подразделений 2го батальона 132-го гренадерского полка). Командирами боевых групп от 577-го гренадерского полка 305-й пд были капитан Георг Виттманн ( III./ 577гр.п) и обер-лейтенант Фридрих Винклер( II./577гр.п) Неизвестный солдат из роты обер-лейтенанта  Брокмана продолжает свой доклад с описания нападения  роты на свою цель - Дом № 66 [Дом № 35]:
"Прошло немного времени, пока наша артиллерия не начала стрелять. В передней части заводского цеха стены были разрушены. Под защитой артогня  мы двинулись вперед.  Позади нас были наши товарищи из пехоты, которые были заняты в качестве второй волны. Мы продвигались с боем до  домов. Хотя здание было уже наполовину разрушено, мы напоролись на массивный оборонительный огонь. Мы начали бросать взрывчатку в подвальные окна и вниз по лестнице.  Начали штурм второго этажа, думая, что  русские погибли и остальные отходят на второй этаж. Нам это не удалось. Мы пытались это сделать четыре раза, но русские отбрасывали нас назад.

Через некоторое время, прибыло подкрепление. Русские бросали ручные гранаты, они скатывались по лестнице. Мы ловили их и бросали их обратно. Вокруг здания был постоянный артиллерийский обстрел. Когда нам наконец, удалось в сражении установить контроль над домом, многие из моих товарищей погибли вместе с русскими. Красноармейцы сражались до последнего человека. Несколько даже спрыгнули с крыши дома."
Нападение на эти здания поддерживал обер-лейтенант Бертольд Стайгер и его 3-я рота из 305-го саперного батальона.

Стайгер и его люди достигли здания, и как он вспоминает:"Люди из  336-го саперного батальона были только на нижнем этаже. Мы не смогли захватить больше. Русские были на двух верхних этажах. Они, однако, видимо были какой-то отставшей группой ". Атакуя вместе, саперы из двух разных батальонов смогли захватить остальную часть дома.
  Дом № 66 [35] - был на правом фланге 650-го стрелкового полка, На самом деле, самое правое здание занимали люди Печенюка. В соседнем здании, доме № 67 [ 38] держал оборону лейтенант И.С. Погребняк и 7 человек, он был опорным пунктом № 4,1-го батальона 344-го стрелкового полка. Дом 66 [ 35], а также два других здания дом 73 [36] и дом 74 [ 37]), были обороной 650-го стрелкового полка. Командовал обороной в этом районе капитан Василий Трофимович Пивень и его рота из полка Печенюка:
«11 ноября 1942 года моя рота была расположена недалеко от завода Баррикады. Мы отбили все атаки противника в течение дня. Хотя у нас было только небольшое количество боеприпасов и очень мало людей - немцы не смогли пройти даже на  метр вперед. В один момент немцы бросили танки в бой. Наши  взорвали три танка с зажигательной смесью и противотанковыми гранатами. Умирая в этой битве был комсомольцем Николай Семендуев, он бросился под танк с гранатами в руках. Танк взорвался. Иван Виноградов бросил на второй танк бутылку зажигательной смесью и поджег его. Мне пришлось взять в руки дисковый ручной пулемет. Он качался на моих руках при стрельбе словно летучая мышь, чтобы отбить тяжелые атаки, которые переходили  в рукопашную. Немцы не прошли!»
                                                                               http://i62.tinypic.com/10e3ki1.jpg

   Найдена такая информация о Василии Трофимовиче:
«В бою под Сталинградом 13 декабря(???) 1942 года Василий Трофимович Пивень был тяжело ранен, затем пристрелен – фашисты пристреливали всех, кто оставался на поле боя и был еще живым. Но, раненый и пристреленный он не умер. Потом прошла вторая очередь фашистов, которая подбирала оставшихся в живых советских воинов. Таким образом, В.Т. Пивень попал в плен. Познал бараки Освенцима и Бухенвальда, был обречен на сжигание в печи, но его спас земляк-полтавчанин. Из Бухенвальда особенно ослабших, тех, кто без руки, без ноги, в закрытых вагонах отправляли во Францию. Зачем? Никто не знал. И были готовы поверить насмешкам гитлеровского охранника, который сказал, что их везут кормить зверей в зоопарке – ими кормить зверей.
Из концлагеря в Версале Василию Трофимовичу и еще двоим советским военнопленным удалось бежать. Они быстро нашли бойцов Сопротивления и влились в их ряды. Пивень с 15 марта по 15 ноября 1944 года был командиром партизанского отряда, после освобождения Франции от фашистских захватчиков работал в военной комиссии, помогал русским людям возвратиться на родину.»

Почему-то среди потерь 138-й стрелковой дивизии в ОБД и на Подвиг Народа капитан Пивень не найден.

  Продолжение книги:
«В этом районе был лейтенант Михаил Андреевич Даниленко,  из медицинского пункта 650-го стрелкового полка:
«Во время боев в Сталинграде я был в 3-м батальона 650-го стрелкового полка. Как старший фельдшер, я не только оказывал медицинскую помощь раненым солдатам, но в критической ситуации боев даже ходил в атаку с оружием в руках, взяв оружие и гранаты, чтобы защитить город Сталинград. Я истребил 10 немцев из снайперской винтовки и во время Сталинградской битвы доставил не менее 70 раненых с передовой и оказал им первую помощь. В одно из самых жестоких фашистских нападений 11 ноября 1942 года я был ранен и покинул полк ...»
К сожалению у Пивеня и Даниленко конкретно не упоминается, в котором из зданий они находились. События в этом районе очень кратко упоминаются в боевом журнале 650-го стрелкового полка:
  «На правом фланге, противник имеет намерение захватить  дом №35 [ 73], захватить кинотеатр и таким образом отрезать второй стрелковый батальона от 1-го и 3-го стрелковых батальонов.»

                                                        http://i59.tinypic.com/11jp0k6.jpg

Ничего не говорится и о потере дома №66 [ 35]. Однако подтверждение этому появляется в докладе, опубликованном в 08.00  капитаном Коноваленко, командиром 344-м стрелкового полка.
                                                                     Боевое донесение  № 48 :
«В 04.00 11.11.42, после артиллерийской подготовки, противник силой  до взвода , перешел в наступление на левом фланге оборонительных позиции полка, но организованным огнем из стрелкового оружия, пулеметов и минометов отбросили противника и он отступил к своим исходным позициям. В 04.20, с силой до 2-х рот, враг снова попытался напасть на всю оборонительную позицию полка. Он смог прорваться  на участке стыка с соседом и захватить дом № 35 [ 66], ударив во фланг с отдельной группой враг нанес удар по главному оборонительному рубежу ...»

                                                                                      http://i61.tinypic.com/ojnmnr.jpg

Отредактировано Александр Д (16.04.2015 22:26:46)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую!

   В описаниях боев за здание заводоуправления ( дом Комиссаров) в воспоминаниях командира 77-го Армейского заградительного отряда 62-й армии лейтенанта Михаила Ильича Сенчковского и политрука Леонида Митрофановича Клюкина об ополченцах, упоминаются фамилии бойцов, которые сражались в этом месте . Некоторые фамилии есть на табличке памятника ополченцам завода "Баррикады", который находится на "Острове Людникова" в Волгограде. Так же в "ОБД  Мемориал" многие из них числятся в списке потерь 77-го Армейского заградотряда.
Вот, что удалось установить по публикации "Сталинградцы в Сталинградской битве" :

  Яшкин Александр Георгиевич  (05.02.1920 г., х. Венчаковский Добринского района Царицынской губ.) - помощник токаря, цех 15 завода 221 – Музей истории ОАО «ПО «Баррикады»(Числится среди погибших 77-го загротряда).

  Федин Иван Иванович (1918 г., гор. Царицын) - начальник команды ВВО, боец отряда народного ополчения – Музей истории ОАО «ПО «Баррикады»(В ОБД не найден).

  Бузин Тимофей Васильевич (1915 г., с. Вязовка Черноярского района Царицынской губ.) - вахтер ВОХР, завод «Баррикады», боец отряда народного ополчения – Музей истории ОАО «ПО «Баррикады» (Числится в списке потерь 77-го заградотряда) .

  Байбаков Георгий Михайлович (1919 г.) - вахтер ВОХР, завод «Баррикады», боец отряда народного ополчения – Музей истории ОАО «ПО «Баррикады». (В ОБД не найден)

  Климентьев Андриян Яковлевич (1914 г., Мордовская АССР) - завод 221, ВВО, командир отряда народного ополчения – Музей   истории ОАО «ПО «Баррикады» ( В ОБД не найден).

   Лукьянов Николай Васильевич (15.06.1923 г.) - командир взвода заградотряда 62-й армии (есть в списке потерь 77-го заградотряда)

  Мухортов Иван Михайлович (1924 г., Средне-Ахтубинский район Сталинградской обл.) - боец ВОХР, завод 221, боец отряда народного ополчения – Музей истории ОАО «ПО «Баррикады» (есть в списке потерь 77-го загр.отряда)

Последним на табличке памятника числится ЗАМАТУХИН В.П., в списке  "Сталинградцы в Сталинградской битве "есть : Заматузин Василий Петрович – боец ВОХР, завод 221, боец отряда народного ополчения – Музей истории ОАО «ПО «Баррикады», но в списке потерь 77-го Армейского заградотряда числится ЗОЛОТУХИН ВАСИЛИЙ ПЕТРОВИЧ 1918 г.р Алтайский край. Вероятнее всего это один и тот же человек.

  Так же на табличке числится ЛЕМЯШКИН Н.С. (среди потерь 77-го заградотряда не значится). В ОБД есть ЛЕМЕШКИН НИКОЛАЙ СЕМЕНОВИЧ - в Книге Памяти Волгоградской области.

     Вид обелиска ополченцам - защитникам Сталинграда на "Острове Людникова" в настоящее время (снимки -декабрь 2014 ).
   
                                                             http://i59.tinypic.com/2s8i81u.jpg

                                                                      Табличка  с фамилиями.

                                                            http://i62.tinypic.com/2ljtan7.jpg

Отредактировано Александр Д (14.04.2015 22:45:44)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Продолжение описания боев за "Остров Людникова" по книге Джейсона Д. Марка :


                                 "  АТАКА  389-й ПЕХОТНОЙ ДИВИЗИИ с  45-м, 162-м и 389-м САПЕРНЫМИ БАТАЛЬОНАМИ" 
                                                                                                         

   Первые моменты атаки четко запомнились ефрейтору Карлу Крауссу, члену второй штурмовой группы, образованной из 2-й роты 45-го саперного батальона:
"Со штыками мы ползли молча вперед, где  были русские позиции. Цель: так называемый «Белый дом», командный пункт  русского командира, который лежал в овраге. Через несколько метров ручные гранаты и бутылки с зажигательной смесью полетели к нам из темноты. Знали ли русские о нашем нападении? Послышались крики и ругань с обеих сторон, затем застучали пулеметы и стрельба из винтовок  ... но враг оставался невидимым.  Оператор огнемета, назначенный в мою группу был подстрелен во время наступления в темноте.  Контейнер с зажигательной смесью треснул. Вязкий Flamm-Ol38 полностью облил его лицо и все тело. Он рухнул и лежал на земле неподвижно. к счастью масло не загорелось, и его вытащили назад его товарищи.

Теперь, когда стало светло, мы  были обстреляны со всех сторон  невидимым врагом. Иван сидел в дымоходах, между обломками машин, под землей в тоннелях канализации, и мы были почти без прикрытия. И тут  началась контратака русских при поддержке снайперов. Было  может -15 °, но не было еще никакого снега. Атака была отбита с потерями для противника. При первой атаке мы захватили немного, может быть 50-60 метров. Любое неосторожное движение был наказано выстрелом в голову. Я заметил, что соседняя штурмовая группа под началом фельдфебеля Вальтера достигла большего продвижения, чем моя. Как выяснилось позже, однако, ни один человек из этой штурмовой группы не выжил, потому что они попали в ловушку и были тяжело ранены огнем противника в рукопашном бою, и затем были зверски изуродованы (потому что пленных не брали? - примечание Джейсона Марка). В это время начался обстрел  ,,Сталинскими органами" позади нас."

Возможно отголосок этого боя описан в книге ветерана 138-й стрелковой А. Д.Колесникова «Остров в море огня»:
«Один из домов на Таймырской улице защищала группа бойцов, которую возглавил комиссар батальона Николай Павлович Ильиных. Не сумев с ходу ворваться в здание, немцы вызвали на подмогу танки. Те открыли огонь прямой наводкой. Дом был разрушен. Наши спустились в подвал и затаились. Вошедшие в дом фашисты кричали : Рус, сдавайся!. Подождав когда танки отойдут и возбужденная беготня немцев утихнет, наши поднялись по развалинам наверх и забросали немцев , принявшихся сооружать огневые точки, гранатами. Пленных мы не брали, зато захватили много трофейного оружия.»

  Из книги Джейсона Марка :


Солдат Бертольд Паулюс, той же роты, что и Краусс (2-я рота, 45-й саперный батальон), записал свои впечатления этого нападения в письме домой к своей семье:

«Вы уже знаете, что я нахожусь в Сталинграде. К счастью, я пережил свою первую атаку как и моя первая штурмовая группа. К сожалению, многих из моих товарищей нет. Мой товарищ и друг Хармут был убит в 4 часа, на утро 11 ноября, как командир штурмовой группы. Наш взвод был разделен на две штурмовые группы:один взвод был во главе с лейтенантом, Хартмут вел отряд в10 человек.
В 02.30 утром, мы готовили себя к штурму на "Красных Баррикадах". Атака началась в 03.30 . Мы должны были взять кусок земли около 500 метров в длину и 200 метров в ширину. Каждые 10 метров были бункера, и все они были заняты снайперами. Мы использовали пулеметы, подрывные заряды, ручные гранаты и огнеметы.  Потом начался страшный бой. Потом рукопашный бой. Нет, русские не сдавались. И пленных не было...»

Атака 45 –го саперного батальона нанесла удар по границе двух полков Людникова : правый фланг 344-м стрелкового полка и левый фланг 768-го стрелкового полка, наиболее сильно укрепленный сектор советской линии обороны.
В своем утреннем докладе капитан Коноваленко заявил, что "на правом фланге, противник прорвался  через оборону 768-го сп  и начал продвигаться в отдельными группами в направление дома 47 [дом78] и командного пункта через овраг ".


                                                                                http://i62.tinypic.com/akxxuh.jpg






Это нападение группы фельдфебеля Вальтера из 45-го саперного батальона  поставило под серьезную угрозу командный пункт майора Гуняги, командира 768-го стрелкового полка, расположенного в нескольких десятках метров к северу от оврага Палец. Немцы почти вплотную подошли к его КП. Подполковник Шуба, начальник  штаба 138-й стрелковой дивизии, сообщил Людникову что майор Гуняга ждал, чтобы поговорить с ним по телефону.
                                 
С тревогой, Гуняга сообщил:
"Враг прорвал оборону, подошел к полковой командному пункту и забрасывает его ручными гранатами. Что же нам делать?"
Людников ответил недоверчиво: "Что же вам делать? Отбросить его обратно и уничтожить его, но не отступать ни на шаг назад. Вы конечно знаете, что командно-штабные работники не только должны командовать, но и сражаться .."
"Я понимаю это товарищ комдив, но наш штаб понес значительные потери, и мы просто не имеем людей."
"Хорошо. Ждите. Через пять минут товарищ Тычинский будет бить по врагу перед расположением вашего полка и в районе вашего командного пункта. Но имейте в виду, что некоторые из снарядов могут приземлиться и на вашем командном пункте. Поэтому будьте осторожны и не теряйте связь с нами" ,
После десяти минут обстрела, в ходе которого советская артиллерия справились блестяще со своей задачей, майор Гуняга снова позвонил Людникову и сообщил, что он и его люди были благодарны артиллеристам. Два снаряда упали прямо в траншею на командном пункте, но никто не пострадал.
                                                                      http://i57.tinypic.com/213r79v.jpg

        Командир 138-й стрелковой дивизии полковник Людников Иван Ильич у разрушенного здания в Сталинграде. Зима 1943
                           Фотография из личного архива И. И. Людникова.( Публикуется с разрешения Ю. Людникова.)
     

     В 08.00 майор Гуняга отправил  боевой доклад командованию дивизии :
«В 0340, противник на правом фланге - с численностью до взвода пехоты при поддержке артиллерии и минометов - перешел в наступление, прорвав линию фронта в нашей обороне. Его правый фланг находился на входе в овраг, который выходит на северо-восточном углу улицы Таймырская и его левый фланг находится в 150 метрах правее, вдоль дороги, ведущей вправо от конца оврага. В отражении атаки, наша группа 20-25 человек, которая был составлена из штабных работников и минометчиков, отбила атаки врага.
Группа из 8-10 вражеских солдат находится в воронке и в руинах второй дом справа от оврага напротив восточном углу заводской площади.
После отпора врагу, силы полка заняли оборону следующим образом: на правом фланге в районе дороги, которая идет от выхода оврага, а затем 200-250 метров направо- группа из 9 человек. Ближе к оврагу на этой же дороге,  группа 12-14 человек , и слева, где идут железнодорожные пути,  рядом с краном, расположенного в 150 метрах к востоку от правой части главной механической мастерской -  группа из 6 человек.
Мы так и не смогли установить связь с батальоном, который был расположен на предыдущей оборонительной линии. Сейчас мы предпринимаем все меры для установления связи и мы приняли меры, чтобы уничтожить фрицев, которые находятся в воронке, справа от батальона . Потери полка: убитыми и ранеными до 20 человек, потери еще уточняются.»


   Немцы, которые оказывали  давление на  768-й стрелковый полк Гуняги был 162-й саперный батальон майора Крюгера.
Он приготовился для штурма в относительно открытой местности к северу от завода Баррикады, где местность состояла из  одноэтажных зданий и сотен воронок в земле. Советская линия фронта в этой области состояла из позиций на слегка возвышенной железнодорожной насыпи, которая дала защитникам - побывавшим в жестоких боях из 37-й стрелковой дивизии Желудева и стрелкам 768-го полка майора Гуняги  незначительное преимущество. Скрепляли оборону советских войск на этом участке  пять подбитых танков из 84-й танковой бригады, которые были вкопаны в землю.
В последнем докладе о силе противника, распространенном отделом разведки из 6-й армии было заявлено, что когда-то сильная 37-я гвардейская стрелковая дивизия теперь состоит только из крайне слабого 118-го гвардейского полка, где во 2-й роте было 15 человек, в  6-й до сих пор было 23 человека. В другом докладе говорится, что во 1-й роте 768-го стрелкового полка было 54 человека.

     Настоящие цифры  значительно отличается - советские боевые силы были намного ниже, но их упорство не поддавалось   описанию, они готовы сражаться до конца. Майор Крюгер передал эту информацию командирам своих рот.
Штурмовые группы батальона вышли за несколько минут до того, как в 3.40 началась артподготовка. Как и во всех других саперных батальонах, подчиненных 389-й пехотной дивизии, они предпочли сохранить элемент неожиданности. Саперы Крюгера украдкой прокрались  к железнодорожной насыпи и быстро атаковали советских защитников,  как только начался первый артиллерийский залп . Как позже сообщил майор Гуняга :
«Наша рота, которая держала оборону вдоль линии фронта была сметена ...".  Главный удар этой немецкой атаки приходился прямо на границу между 768-м полком и 118-м гвардейским полком.»

Неся тяжелые потери, гвардейцы продолжали удерживать свою линию  отбивая многочисленные атаки ,,пьяных гитлеровцев ". Немецкие саперы постепенно проникали вглубь уязвимых флангов обоих стрелковых полков. Сопротивление медленно угасало, и саперы справа, атакующие перед полком Гуняги в конце концов остановились по улице, которая шла перед ними. Штурмовые группы на левом фланге смогли продолжать двигаться вдоль стыка. Бок о бок с этими саперами продвигался так же штурмовой эскадрон лейтенанта Бейерcдорфа из 24 ТД . Вместе они прорвали  оборону советских войск и вышли к реке возле оврагов.
Боевой отчет 138-й СД утверждает, что «в 08-30 противник бросил свежие силы в бой и уничтожив незначительные остатки 1/118-й гвардейского стрелкового полка - достигнул реки Волга" .

  Остатки полка, теперь окруженные, продолжали стойко отражать немецкие атаки.
Немцам удалось расширить свой прорыв, но сопротивление на юге было настолько сильным, что атаки в этом направлении были прекращены. Попытки наступления были сделаны на севере участка 118-й гвардейского стрелкового полка, но они были маленькими и несущественными. Немцы прекратили атаки, чтобы  перегруппироваться.
Позади первой волны шли штурмовые группы, сформированные из остатков пехоты 546-го гренадерского полка, они закрепляли завоеванные позиции и уничтожали оставшиеся гнезда сопротивления. Все бесчисленные бункеры и землянки должны быть тщательно проверены .
                http://i57.tinypic.com/2zp82hi.jpg                             http://i57.tinypic.com/smel5j.jpg
                                                                                              Командир 118-го гв.сп Колобовников Николай Ефимович
                                                                                                                                                     

                                                                                                     
Атака на 118-й гв.стрелковый полк подполковника Колобовникова была точно зафиксирована в боевом отчете 138-й стрелковой дивизии:

«С 04-00, 118-й гвардейкий стрелковый полк был атакован противником с силой до двух батальонов из следующих направлений: первая группа атаки - один батальон из восточной окраине ВОЛХОСТРОЕВСК  против 2-го батальона 118-й гвардейского стрелкового полка; Вторая группа атаки - один батальон из западной окраине ВОЛХОСТРОЕВСК с границей 768-го стрелкового полка и 1-го батальона 118-го гв.стр.полка -  1 -й батальон 118 –го полка во фланг.»

Вторая группа нападения была из  546-го полка (389-я пд), поддерживаемая 162-м саперным батальоном, в то время как в первой группе  был 389-й саперный батальон и 544-й гренадерскй полк (389-я пд).
У командира 544-го полка, подполковника  Кольмар фон Депхица, написано:
«Здания на берегу реки все еще захваченные русскими и представляли постоянную угрозу для нашего фланга, были бои особой жестокости и упорной борьбы, в которой боевая группа формируемая из состава нашего полка, под командованием обер-лейтенанта Щлуте  была развернута несколько раз. В этом бою, применялось много видов оружия, включая танки и огнеметы, было жестокое оборонительное сопротивление русских войск. Немецкая пехота, саперные батальоны и штурмовых орудия только после тяжелых, кровопролитных атак захватила  этот участок с чрезвычайными жертвами». 

                                                                                      http://i62.tinypic.com/wmkytz.jpg



Командир этой  боевой группы саперов, обер-лейтенант Ганс-Людвиг Эберхард хорошо помнит утро атаки:
,,Все было устроено, как и с пехотой, а также с соседом справа. Нужно было все начать еще до рассвета. Двигаясь перебежками и прыжками с наших позиций, я должен был сделать пару глубоких вдохов. Я колебался:  все ли было продумано должным образом? Было все в порядке? Я взял себя в руки и прошептал: ' Давай !'
Мы побежали по улице и разошлись в двух оврагах. было по-прежнему тихо. Только когда огонь из огнеметов вспыхнул, противник  сделал первые робкие выстрелы . Мы ответили на это  глухим стуком ручных гранат. Я побежал вдоль верхнего края оврага - как мог, в область развалин - к Волге. Достигнув обрыва реки, я соскользнул вниз и через несколько метров стоял на краю реки. Это было как во сне. Я стоял там в течение нескольких секунд, не обращая внимания на все. Тьма еще лежала над водой, но медленно, я мог разглядеть силуэт большого острова напротив. Я оправился от оцепенения. В то же время, бои вспыхнули на каждой позиции.  Ракетные пусковые установки и артиллерия, расположенные на островах открыли огонь: это было неприятно. Я побежал обратно в овраг, из которого еще слышались взрывы ручных гранат .
   Чтобы не потеряться в нашей собственной атаке, я быстро вскарабкался по склону. Фельдфебель из моей роты выскочил из-за развалин стены и подбежал ко мне. Между тем, было уже почти светло. 
"Господин обер-лейтенант, Волга, мы достигли её!" Он встал, а потом вдруг опустился вниз. Выстрел в голову. Моя эйфория исчезла. Я попросил двух солдат пробегавших мимо забрать смертельно раненого, наш санитар позже сообщил мне, что он умер через час, не приходя в сознание. Я отвернулся и начал  истерически всхлипывать.."

389-му саперному батальону удалось отрезать часть 2-го батальона 118-го гвардейского стрелкового полка, в крайней северной точке Советского плацдарма»
Воспоминание самого командира 118-го гв.сп Колобовникова Николая Ефимовича приведены в книге Волостнова ,, На огненных рубежах" :

«На правом берегу Волги по-прежнему продолжал сражаться полк Н. Е. Колобовникова, защищая с севера завод «Баррикады». О подвиге героев гвардейцев этого полка говорит тот факт, что перед самым наступлением он был выведен из боев в составе всего семи человек, а сам командир был тяжело ранен. За время обороны в полку вышли из строя три военкома: Андрюшенков, Коннов и Шитов. Выбыли все командиры батальонов и рот, все политработники и командиры взводов.

11 ноября во время наступления гитлеровцев на «Баррикады» полк принял на себя главный удар.

Вот что рассказывал об этом в письме сам командир полка Николай Ефимович Колобовников:

    «Противник готовил удар и превосходил нас в силах. У меня был лишь батальон Толина да сводная рота с пополнением. Но мы не боялись врага. Каждый гвардеец мог драться за пятерых. Находясь на КП вместе с офицером Жатько и посыльными, я приказал сжечь все бумаги, схемы, карты, чтобы ничего не попало врагу. Мы знали, что придется драться насмерть. В семь утра началась артподготовка, а потом атака. За ней другая, третья... Гвардейцы не дрогнули. Они отбивались весь день, но понесли потери. Командиры сами ложились к пулеметам, заменяя выбывших бойцов. К вечеру, когда у нас осталось всего несколько десятков людей, гитлеровцы предприняли самую сильную атаку. Она была девятая или десятая по счету. Убит был наш комбат К. Т. Толин, бились врукопашную гвардейцы. Гитлеровцы  прорвались на железную дорогу, подошли к КП. Все мы вместе с посыльными, связными лежали в цепи, отстреливалась в упор, не давая фашистам прорваться в тыл. Врага остановили, но в это время взрывом мины тяжело ранило меня. Со мной были офицеры Жатько, Глотов и всего несколько бойцов...

    138-я стрелковая дивизия в этот день выдержала самый сильный удар врага, но устояла. Продвинувшийся на фланге ценой страшных потерь, враг был остановлен. И наши гвардейцы, принявшие основной удар, внесли свой вклад в этот успех...»

Продолжение из книги Джейсона Марка :

"Конечным результатом атаки 389-й пехотной дивизии было то, что правый фланг майора Гуняги из 768-го стрелкового полка был захвачен  162 -м саперным батальонами и  24-м штурмовым эскадроном ( из 24 ТД) и полк вынужден вернуться назад, в руины к северу от оврага ,, Палец", в то время как 118-й гвардейский полк гвардии подполковника Колобовникова  был отрезан от основных сил. Окруженные гвардейцы провели  новую линию обороны."

Отредактировано Александр Д (16.04.2015 23:23:12)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Продолжение из книги Д.Марка:
   
                                                         ПРОДОЛЖЕНИЕ ШТУРМА. 11 НОЯБРЯ. РАННЕЕ УТРО.                                 

« Паулюс приземлился на своем самолете возле Разгуляевки, у железнодорожной станции в 08-45. Через час Паулюс прибыл на передовой командный пункт 305-й пехотной  дивизии, находящийся в артиллерийском наблюдательном пункте и был посвящен в детали атаки. Сообщение из прифронтовых сводок поступали еще отрывочные, но было очевидно, что ожидаемые успехи не состоялись. Так например Штейнметц сообщил, что наступление продвигается очень медленно. 389-я пехотная сообщила Паулюсу, наступление так же идет медленно  против упорного сопротивления противника. Через пятнадцать минут Паулюс начал обсуждать другие вопросы с Зейдлицем и Клаузиусом, а именно начало концентрации сильных русских войск на левом фланге армии.
   В 11-40 6-я Армия передала отделу ,,группе Армий Б"  краткий доклад о ходе операции по телефону:
«В Сталинграде, 305-я пехотная  только захватила  небольшой участок,  несколько сотен метров возле бензобаков. 389-я пехотная  достигла несколько большего успеха. Сопротивление является чрезвычайно жестоким. На остальных фронтах в Сталинграде были предприняты успешные операции штурмовых групп, которые показали, что русские еще сильны.»

                                                     
Так, к середине утра, атака немецких частей  добилась малого продвижения - вдоль всей линии была стойкая советская оборона и жестокое сопротивление, поэтому атаки саперов и пехоты прекратились. 576-й гренадерский полк был остановлен возле бензобаков, 578-й Гренадерский полк захватил одно из важных зданий (Аптека), но не смог захватить наиболее важную цель - дом Комиссаров, который был стержнем советской обороны, в то время как 577-й Гренадерский полк  захватил одну из целей (дом № 66), но потерпел неудачу в атаках на другие участках.
   Сильное  сопротивление, мощные контрудары и неустанные артиллерийские обстрелы с советской стороны подорвали успех  немецких атак. Советская армия  всегда была достойным противником, но даже немцы не ожидали такого сопротивления, красноармейцы сражались до последнего бойца.
После перегруппировки, немцы - теперь во главе с самим майором Брауном - предприняли новую атаку в сторону топливных баков. Остатки 241-м стрелкового полка и  его 1-го батальона подготовили себя к атаке. Им удалось сдержать немцев, а затем отбросить их обратно. Раненые советские солдаты, сами себя поспешно перевязывая, собрали  гранаты, а затем вернулись в  строй, готовые отбросить немцев обратно.

     В 09.30, немцы собрали все свои резервные силы и снова пошли в наступление на правом фланге 241-го стрелкового полка, который понес больше потери, особенно 1-й батальон старшего лейтенанта Селифанова.

  (Старший лейтенант Селифанов Федор Алексеевич, командир батальона 241-го стрелкового полка 95-й сд. За бои в Сталинграде награжден орденом ,, Красного Знамени", тяжело ранен 15.12.1942г, награжден орденом Отечественной Войны I-й степени за бои в Латвии будучи комбатом 353-го сп, 353-й сд. Награжден в 1985 году орденом ,,Отечественной Войны"-прим.)

Остатки батальона отразили  мощный удар, и это было несколько неожиданно для атакующих  немецких подразделений.
Важную роль в этой атаке со стороны немцев были огнеметы из 2-го батальона. Неизвестный немецкий солдат из этой роты вспоминает :

    " Наверное это было 11 ноября. Он был специалистом, этот обер-ефрейтор из Верхней Франконии. Был дан приказ о нападении на канализацию. Нужно было вначале спуститься в каждый люк, на всю длину улицы.  Нам немало хлопот причиняли эти русские, они забаррикадировались в подвалах, а также в канализационных каналах, и мы начали выкуривать их оттуда  Он поднялся в полный рост, а мы дали ему прикрытие огнем из нашего оружия, хорошее прикрытие. И он продвигаясь дальше  начал сжигать всё вокруг, на всю длину сточных каналов. Мы помогали ему - солдаты несли контейнер с жидкостью на своих спинах и держали сам огнемет и  оборудование перед ним. Словно как пожарный, используя шланг он прошел путь вдоль [всей улице] и очистил все. После этого, конечно, мы смогли  возобновить атаку."

   После применения огнеметов атака 576-го гренадерского полка продолжилась. Но красноармейцы 1-го батальона  из 241-го стрелкового полка не отступили назад, и продолжали героически сражаться  в течении нескольких часов. Но они были безнадежны, немцы превосходили их в огневой мощи. После потерь до 95% своего состава, остатки батальона -  15 человек - отошли на восток и заняли линию в 50-70 метрах от реки. Командир батальона, старший лейтенант Селифанов, был окружен на своем наблюдательном посту группой около 45 немцев, но организовав оборону, ему удалось отбросить их назад и выйти из окружения с несколькими бойцам. Собрав остатки своего батальона, он снова вступил в бой.

   Боец взвода охраны из 241-го  стрелкового полка - единственный оставшийся в живых из отряда, защищавший полковой командный пункт - был ранен. Его правая рука была ранена, и он уже не мог уже держать оружие в руках. Он спустился в блиндаж и был  перевязан, но, услышав, что некому было сражаться далее с врагом, он заполнил шапку с гранатами. "Я могу бросать их левой рукой", пояснил он. Он вернулся в бой с врагом.
    2-й стрелковый батальон и полковые резервы были введены в бой для восстановления положения. Поступил приказ в соседний 161-й стрелковый полк: "Использовать резервы - до одной  роты - ударить во фланг противника с юга, отрезать и  отбросить врага  обратно на запад, восстановив прежнее положение  района обороны 241-го стрелкового полка".

  В 11.30, люди майора Брауна снова двинулись вперед, с целью достижения Волги. К этому времени в ротах 241-го полка было очень мало  людей. Несмотря на это, немцы были встречены шквальным огнем и понесли потери. Остатки советских частей отбивались мужественно - но майор Браун решающим рывком бросился на топливные баки во главе своих гренадеров и одолел советских стрелков в рукопашной схватке среди смятых  емкостей.
Далее к северу, немецкие подразделения вытеснили защитников на обрыв реки, наконец-то достигнув Волги в 300-х метрах к северу от топливных баков.
   Немцы быстро распространяясь вокруг,  заняли небольшой полуостров граничащий на северной и южной сторонах  оврага. Группы саперов уже начали пробираться вниз к  реке с глинистых обрывов. Но вскоре они обнаружили, что бункеры в склонах оврага упорно защищались красноармейцами. Саперы обер-лейтенанта Гримма из 2- го саперного батальона 305-й ПД получили приказ начать возведение проволочных заграждений до ватерлинии и минирование отмели.  Это было слишком опасно в тот момент.

     Четверо солдат, все, что осталось от взвода в 241-м стрелковом полку, ютились в трубе, что спускалась в овраг на северо-востоке у топливных баков. Их боеприпасы кончились, и они были окружены около 60 –ю немцами. Их раненый товарищ добрался  в штаб с сообщением:
«Начните обстрел наших позиций. Впереди нас есть большая группа фашистов. Прощание товарищи, мы не отступили!» Снаряды и ракеты с "Катюш" обрушились на них. Они погибли, но не отступили.


   Одновременно с нападением 576 -го гренадерского полка против нефтебаков, по плану была следующая фаза атаки 578 -го полка. Когда первый из топливных баков был захвачен к 09.30 , капитан Риттенмаер отдал приказ своей третьей и четвертой группе  ( цель: Балка и дом № 79) для продвижения вперед.
   Две штурмовые группы покинули относительную свои безопасные  позиции в детском саду и в Аптеке и двинулись к оврагу который они назвали " Рейчел" (овраг "Указательный палец").  Третья штурмовой группа(Балка), которой командовал  фельдфебель Франк, пошла в атаку с градом гранат. Четвертая штурмовая группа последовала за ней, готовясь уничтожить обойденные вражеские точки сопротивления.

Пулеметчики и стрелки в верхних этажах Аптеки прикрывали их продвижение. Упорное сопротивление на входе оврага было сломлено... Люди обеих штурмовых групп были заинтересованы чтобы попасть в овраг,  избежав обстрела русскими из Дома Комиссаров. Дно длинного 100-метрового оврага обеспечивало легкий путь к реке - если оборона противника была бы сломана. У оставшихся в живых защитниках 241-м стрелкового полка, конечно же не было намерения позволить немцам пройтись спокойно  вниз к реке.
   Тем не менее, поддерживаемые своими товарищами из Аптеки, боевая группа Франка подавляла одну позицию противника за другой. Вскоре они достигли берега реки и установили свой контроль на устьем оврага и прилегающими районами. После очистки захваченных позиций , боевая группа 4 построились для нападение на дом № 79 - здание жизненно важное для  для обеих сторон.
Командир ведущий четвертую штурмовую группу, нападающую на дом № 79, был 25-летний обер-лейтенант Эрвин Кретц,  командир роты из 2-го батальона из  578-го полка. Эта боевая группа состоял из пехотного батальона, усиленного тяжелыми пулеметами и группой саперов.

  Впереди, как всегда, Кретц привел свою штурмовую группу до оврага. Прикрывающий их огонь из Аптеки накрывал длинный западный фасад дома № 79 и советских защитников, и не давал поднять им головы. Обер-лейтенант Кретц и его штурмовая группа бросились через двадцать метров открытой местности и ворвались в цокольный этаж двухэтажного здания. Советские защитники были застигнуты врасплох и  немцы быстро захватили весь дом. Нападение на дом № 79 удалось на удивление хорошо, хотя потери были тяжелые. Однако, дальнейшее продвижение было невозможно: Дом Комиссаров с его положением был главным объектом сопротивления, с него простреливалась вся местность вокруг.

                                                                                      http://i58.tinypic.com/24gvyti.jpg

   Многочисленные призывы о помощи полковника Горишного из 95-й стрелковой дивизии к 138-й стрелковой дивизии не были  услышаны, так как Людников и его люди были сами в черезвычайно сложной ситуации.
Нужно было закрыть брешь, что образовалась на тот момент.  Резервы 241-го стрелкового полка были полностью исчерпаны, в том числе и брошенные в помощь полтора взвода из 161-го стрелкового полка. Каждый последний человек был взят из штаба дивизии и из числа легкораненых в санитарных пунктах, чтобы выстроить линию обороны 241-го стрелкового полка.
В  95-й стрелковой дивизии все имеющееся силы были  брошены в хаос сражения: дивизионная разведывательная рота - 25 человек, саперная рота с 18-ю бойцами и 50 человек из резервов 161-го стрелкового полка.
Поражение северного соседа - 241-го полка, оставило 161-й стрелковый полк с широко открытыми флангами. Он отбила три немецких атаки на свои позиции, каждую силой до роты, и также принимал участие в отражении атаки на своем левом фланге, однако сумел удержать свою линию обороны. Загнув свой правый фланг назад, вдоль железнодорожной линии на северо-восток, 161-й стрелковый полк был пока в состоянии удержать свои участки».

Отредактировано Александр Д (23.04.2015 23:20:51)

310

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Прошу простить ,не поясните  - овраг "Указательный палец") - на одной схеме обзначен у нефтебаков, а на другой рядом НП 138сд , так где правильно?

Присоединенные к сообщению файлы

овраг Палец.jpg, 703.02 КБ, 2364 x 752

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую!

По поводу обозначении на карте оврагов: Да, там получается два оврага "Палец." Это потому,что один так обозначен на картах 95  сд (у топливных баков), второй "Палец" так же присутствует на схеме 138 сд. У немцев конечно они по-другому назывались.

                 Первая схема : названия оврагов на карте 95-й стрелковой дивизии.

               http://i61.tinypic.com/nosf9g.jpg                                                     http://i61.tinypic.com/4vmhq0.jpg


                 Вторая схема: название оврага в 138-й стрелковой дивизии.

Отредактировано Александр Д (23.04.2015 23:07:52)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую!
Продолжение описания боев за " Остров Людникова" по книге Джейсона Д. Марка :

  «Ширина немецкого прорыва составила около 500 метров ( в книге Марка видимо идет речь о расстоянии от дома 79/07 до   южного края бензобаков на ул.Мезенской - прим.)
Немцы прилагали все усилия, чтобы продвинуться далее по берегу Волги на юг, в сторону пристани. В 13.20, потеряв почти весь состав, 241-й стрелковый полк отступил дальше на юг, к штабу 95-й стрелковой дивизии. Она была почти полностью уничтожена. Каждый человек дивизии Горишного был сейчас с оружием в руках на передовой, отбивая немецкие атаки в сторону пристани. Уход 241-го стрелкового полка также обнажил левый фланг 650-го стрелкового полка Печенюка. Борьба будет продолжаться на этом участке до глубокой ночи.

                                                                                 http://i57.tinypic.com/2ex6jco.jpg
                                  ( Обозначения на карте : спб- саперный батальон, штрр - штурмовая рота, штрэ -штурмовой эскадрон)

Однако генерал Чуйков был не в состоянии помочь Людникову новым силами. Любое передвижение  войск в течении дня было бы замечено немцам и попало бы под удар авиации и артиллерии, советская авиация бездействовала и ничем не могла помочь.

В течение утра,  336-й немецкий саперный батальон взял несколько домов, но вынужден был отступить назад, от некоторых из них около 08-00 утра, как сообщил один из ветеранов подразделения:
«После четырех часов борьбы, нам пришлось отступить. Пехота, идущая во второй волне атаки, видимо была в ловушке под артиллерийским огнем. Мы отошли обратно, потому что наши боеприпасы были исчерпаны. Некоторое время спустя, мы узнали, что наш батальон понес потери в 60 человек.»
После быстрой перегруппировки штурмовые группы саперов двинулись снова в атаку. Ежедневный отчет 138-й стрелковой дивизии упоминает о действиях этих групп:
«После 09.30, небольшим группам противника удалось проникнуть через передний край обороны  полка с левого фланга и  глубоко проникнуть в  нашу оборону. Борьба с  автоматчиками, которые уже прорвались в глубину обороны, и с группами, с которыми   противник непрерывно атаковал с фронта, продолжались до 14.00. К этому времени части врага, которые прорвались, были уничтожены.»
   В боевом отчете № 49, выпущенном в 16.00 , Коноваленко сообщает о боях  за день :
«В течение всего дня, 344-й стрелковый полк отбивал непрерывные атаки противника, который штурмовал наши позиции.
С 14.00 уничтожены  группы врага, которые наступали по фронту обороны полка.
Связь с 650-й стрелковым полком по-прежнему присутствует, правый фланг открыт, 768-й стрелковый полк отступил от своей предыдущей линии обороны.  Группы противника, до 30 человек, перешли в наступление в направлении дома №48, в тыл правого фланга - одной ротой. В 15.40, враг возобновил атаки на центр обороны полка. Все атаки противника были успешно отбиты с хорошо скоординированным огнем 344-го стрелкового полка. Полк продолжает удерживать ранее занимаемые позиции.»

    Объявляя поздно вечером приказ по дивизии, Людников признает отличные действия Коноваленко и его людей:
«11 ноября 1942 года, враг ввел свежие резервы и начал сильные атаки по всему фронту дивизии с 04.00. Части и подразделения дивизии, держа ожесточенную оборону против больших сил противника, уничтожили большое количество проклятых фрицев. Все солдаты, командиры и политработники  храбро сражались.
Особенно упорно и героически сражались, с большими потерями для противника -  солдаты, командиры и политработники 344-го стрелкового полка.
От имени Красной Армии , я благодарю весь личный состав 344-го стрелкового полка  за их упорство в бою. Оказавших помощь  соседям - командира 344-го стрелкового полка капитана Коноваленко, его заместителя по политическим вопросам комиссара Фомина, его помощника старшего политрука Щербака и  начштаба полка капитана Маслова.
Так же объявляю благодарность за быстрое уничтожение вражеской групп автоматчиков, которые прорвались к командному пункту : старшему лейтенанту Озеровуи его заместителю по политической части политрука Калентьева. Славным артиллеристам  295 и 499-го артиллерийских полков, которые  оказали огромную помощь нашей пехоте с их малым числом орудий. Начальнику штаба из 292-го гвардейского минометного полка -  майору Лищуку за отличную работу в последней операции, проделанной 292-м гвардейским минометным полком.»

После короткой перегруппировки атака  162-го немецкого саперного батальона была возобновлена в 11.00,  и саперы начали продвигаться на юг вдоль Волги. Немцы обошли на правом фланге 768-й полк Гуняги, проникли в их тыл, и начали продвигаться сторону  оврага "Палец". Их вначале обстреливали  советские орудия находившиеся за рекой, но далее огонь был прекращен из-за опасения поразить своих.

Людников сразу почувствовал опасность в этой атаке и принял немедленные контрмеры.  Спешно собранные силы состояли из вспомогательных подразделений и частей,
Старший лейтенант С. М. Бушуев, отбил атаку немецкого взвода  только с двумя солдатами. Перебегая  с одного места на другое в траншее, офицер и его солдаты стреляли и бросали гранаты во время атаки противника, создавая впечатление большого количества защитников в обороне и таким образом сдерживали немцев.
Отбивая одну из атак командир минометной роты 768-го стрелковый полка, был убит, и командир взвода  политрук Р. Б. Заркаев был ранен. Но он не покинул поле боя и взял командование ротой на себя. Когда немцы возобновили атаки, Заркаев встал во весь рост и с возгласом "За Родину, вперед, товарищи!", бросился на немцем. Солдаты поднялись следом за ним и остановили немцев в рукопашной схватке.
Группа из 12 человек  344-го стрелкового полка  была послана в помощь, чтобы удержать позиции. Командиром в этой группе был старший лейтенант Федор Анисимович Лесин ( После войны проживал в г.Хвалынск - прим.), которые прибыл в Сталинград вчера и был сразу же был назначен командиром роты у Коноваленко:
"Вскоре мы заняли оборону на правой стороне оврага, который шел от завода Баррикады вниз к Волге... немцы атаковали с целью сбросить нас в овраг, а затем в реку. Подпустив немцев на расстояние 15-20 метров, мы открыли огонь по ним, они упали на землю, а затем отступили. Немцы оставили шесть убитых и раненых на поле боя. Вечером  немцы играли вальсы Штрауса  и другие. Они кричали нам: "'Русские, вы скоро будете пускать пузыри в Волге! Иван, сдавайся, приходи в плен!"
Конечно, немцам удалось завоевать клочок Сталинградской земли, но они не смогли сломить железную волю наших защитников , и никто из нашего полка не сдавался".

Отредактировано Александр Д (23.04.2015 22:54:15)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Продолжение рассказа боях за «Остров Людникова» по книге Джейсона Д. Марка:


«Это немецкое наступление было остановлено, и советские источники утверждают, что "в 13.00, группа противника, которая пыталась прорваться была полностью уничтожена". Тем не менее, большинству немецких подразделений удалось отступить и перегруппироваться для следующей атаки.
Следующая атака началась в 13.30 и она была пятой за этот день для 768-го стрелкового полка. Боевой журнал 138-й стрелковой дивизии говорит, что "враг ввел свежие силы, снова атаковал в состоянии опьянения".
Эта новая атака на полк Гуняги был очень мощной. Немецкие штурмовые группы сокрушили советскую оборону, а затем прорвавшись через линию фронта  продолжили движение вдоль Волги: как на вершине обрыва, так и внизу, вдоль отмели. От полка осталось всего 24 человека, в том числе и минометчики, которые продолжали обороняться в группе зданий в 150-ти метрах на восток от северо-восточного угла завода Баррикады.

  Вот как выглядела эта немецкая атака в книге Глуховского «Остров Людникова» ( этот рассказ так же есть в книге Марка –прим.) :
«По тревоге они поднялись и заняли оборону поблизости у командного пункта Людникова. "Немцы атакуют! Они приближаются к берегу!"
Майор Рутковский, начальник оперативного отдела, бросился в командный пункт Людникова. Его помощник, капитан Гулько (капитан ГУЛЬКО Петр Власович, 138-й СД. Погиб в бою 20 ноября 1942 года в Сталинграде) , уже поднимал людей: "В ружье! Все в ружье!"
Иван Ильич вышел наружу. Слева от командного пункта, вблизи отмели уже шла перестрелка. Ветер доносились крики "А-ля-ля!". Два пулемета в гнездах траншее ведущей от штаба к реке были повернуты на север в сторону противника .
- Обошли штаб 768-го полка, - тихо Шуба доложил Людникову. - Сейчас говорил с Гунягой по телефону. Он жалуется:  Меня гранатами забрасывают. А я считаю, что это нападение на Гунягу- просто отвлекающим. Сюда  проникла диверсионная группа.
Полковник Людников вызвал капитана Андрея Васильевича Косарева (майор КОСАРЕВ Андрей Васильевич 179-й саперный батальон, родился в 1913 году. Герой Советского Союза, погиб в бою 15 ноября 1943 г.) , командира саперного батальона:
- Сколько солдат у тебя осталось?
- В строю восемнадцать. Я - девятнадцатый.
- Возьми под свою охрану штаб дивизии. Действуй энергично.
Пока шел  бой , у пулеметов находились два полковника : командир дивизии и его заместитель Куров.  Косарев вернулся через час вернулся и принес документы убитых немцев. Документов было сорок два,  и все они были выданы штабом Особого Магдебургского саперного батальона.
- Саперы нарвались на саперов. Нашла коса на камень! -   сказал зло Косарев.
Его батальон уменьшился до семи солдат. Поредела и охрана штаба.»

  Из наградного листа на КОСАРЕВА Андрея Васильевича, старшего лейтенанта, командира 179-го отдельного саперного батальона  138-й сд :
«Участвуя в обороне Сталинграда против гитлеровцев т.Косарев отлично руководил действиями саперного батальона по инженерному обеспечению обороны дивизии, проявляя при этом мужество и отвагу.
Так:
1.За период с 23.10.42 по 11.11.42 неоднократно под огнем противника лично руководил работами по минированию переднего края.
2. В период с 20.10.42 по 5.11.42 сумел обеспечить переправу раненых через протоку Денежная Воложка, роявляя при этом личную инициативу и изобретательность.
3. В период с(?) по 22.11.42 с горсткой командного состава и сапер упорно оборонял порученный ему район. 17.11.42 отразил до 4-х атак в три раза превосходящего по силе противника истребив при этом 14 солдат.»

                                                                    http://i61.tinypic.com/9qcuhw.jpg



«Иван Ильич вернулся к себе и вызвал к телефону Гунягу, на участке которого прорвались немцы . Чтобы избежать неприятностей, майор Гуняга стал сразу жаловаться комдиву:
- Меня фашисты гранатами забрасывают. Мой  штаб под огнем...
Гуняга  еще раньше просил разрешения сменить его командный пункт, но комдив ему отказал. Теперь Гуняга надеялся, что  комдив ему посочувствувует.
- Почему он тебя  гранатами забрасывает? - спросил Иван Ильич с нарочитой наивностью, заранее  зная, что ответит ему Гуняга. - Почему он тебя, а не его?
-Товарищ «первый»,-голос в трубке звучал подавленно.- Я ведь не в окопе. У меня тут штаб, документы. Мне командовать надо, а я отбиваюсь как рядовой…

-Хватит!- перебил его Иван Ильич.- Хватит роптать на судьбу. Я иду к тебе,
слышишь? Вместе  будем отбиваться.


                                                                                   http://i61.tinypic.com/978xgz.jpg

     Отбиваться пришлось по дороге к штабу 768-го полка.
Николай Петухов, молодой разведчик, возможно, самый отважный на «Баррикадах», сопровождал Людникова. Коля Петухов знал  все лабиринты траншей и подземных переходов и не раз проникал в тыл врага, добывая «языков» и ценные сведения. Петухов предупредил комдива, что наиболее опасным местом является участок траншеи, ведущая командному пункту Гуняги. Немцы забрасывают траншею гранатами, хотя редко попадают в узкую щель. Людников и разведчик шли  полусогнувшись, пока не достигли траншеи.
Оттуда до самого  командного пункта их преследовали взрывы гранат.
Людников насчитал шесть взрывов. Когда до блиндажа Гуняги осталось несколько метров, Петухов сам швырнул три гранаты в противника, и вместе с командиром  дивизии проскочил вперед и свернул за угол. Часовой был предупрежден, что должен прибыть Людников, а Петухов остался с часовым охранять КП.
Майор Гуняга подготовленный к встрече с комдивом, начал было с обычного рапорта, но вдруг остановился:

- Вы не ранены, товарищ полковник? – испуганно вокликнул Гуняга.- Шинель! Посмотрите на свою шинель! Нет, выше! На груди …

Только сейчас Людников заметил широкую прорезь на шинели, а когда он расстегнул её, то он увидел такую же  прорезь на гимнастерке. Осколок гранаты прошел через левый карман гимнастерки. Иван Ильич вынул кожаный футляр из кармана и развернул его. Оттуда выпал срезанный уголочек первого листка партийного билета.
- Надо будет сохранить. - Людников поднял обрезок листка и спрятал его…
Гуняга отозвался :

- Нужна нормальная обстановка для работы штаба полка. А ее нет. Вы в этом сами убедились.
- Убедился,- подтвердил Иван Ильич.- Здесь на «Баррикадах», все ненормально с точки зрения обычных норм ведения войны… Мы вынудили врага воевать не так, как ему хотелось. Считай меня жестоким, но командный пункт менять запрещаю.»




Следующий разговор между Людниковым и Печенюком был услышан младшим сержантом Василием Андреевичем Камышановым, связистом  650-го стрелкового полка:
«Это было 11 ноября 1942 года. Я отремонтировал поврежденный кабель от полка дивизионного наблюдательного пункта. Командир полка Ф. И. Печенюк доложил командиру дивизии Людникову: "Сообщаю, что 650-го больше не существует. Что делать?..."
В ответ ему, Иван Ильич сказал:
«Пока есть связь, это означает, что полк существует».
Но запасы кабеля закончились. Под покровом темноты, я отправился в поисках порванного кабеля,  нарвался на немцев, пришлось отбиваться, но протянул линию в сторону П-образного дома.»

Тем временем большая часть гитлеровцев яростно атаковала остатки 118-го гвардейского стрелкового полка 37-й гвардейской стрелковой дивизии. На этот участок наступала большая часть немецких подразделений: саперные батальоны, штурмовой эскадрон 24-й танковой дивизии и части 389-й пехотной дивизии, возможно их поддерживали самоходные орудия 245-го дивизиона. К сожалению о боях в этом районе мало известно, есть отрывочные сведения из книги Волостнова: от 118-го гвардейского полка осталось всего 7 человек – солдаты и офицеры штаба дивизии.

                                                                   АТАКА НА ПОЗИЦИИ 118-го ГВАРДЕЙСКОГО СТРЕЛКОВОГО ПОЛКА
Из книги Марка :

«Жестокий бой продолжался вдоль у обрыва у Волги. Лейтенант Бейерсдорф повел свой 24-й штурмовой эскадрон в атаку... Незаметно для Бейерсдорфа советский стрелок ПТР занял позицию, и, как только  командир немецкой группы устремился вперед, с расстояния всего с 20-ти метров советский солдат выстрелил, и 14,5-мм бронебойная пуля врезалась Бейерсдорфу в левую руку, раздробив его локоть.

После того когда 162-й саперный батальон, 24-й штурмовой эскадрон и пехотные штурмовые группы 546-го гренадерского полка достигли Волги, ситуация для 118-го гвардейского стрелкового полка становилась все более критической. Гвардейцы мужественно держали свои позиции, но число защитников уменьшалось после каждой атаки. Только в конце дня, когда почти каждый человек пал, немцы полностью захватили позиции 118-го гвардейского стрелкового полка. Командира полка, подполковник Колобовников продолжает свои воспоминания:
"К вечеру, когда у нас осталось всего несколько десятков людей, гитлеровцы предприняли свою самую сильную атаку. Она была девятая или десятая по счету. Убит был наш комбат К. Т. Толин, бились врукопашную гвардейцы. Гитлеровцы  прорвались на железную дорогу, подошли к КП. Все мы вместе с посыльными, связными лежали в цепи, отстреливалась в упор, не давая фашистам прорваться в тыл. Врага остановили, но в это время взрывом мины тяжело ранило меня. Со мной были офицеры Жатько, Глотов и всего несколько бойцов."

Из наградного листа на Глотова Михаила Ильича, гвардии старшего лейтенанта, помощника начальника штаба  118-го гв.сп 37 гсд:
«В боях за Сталинград проявил себя мужественным храбрым командиром. 11.11.42г. немцами было предпринято наступление, которое угрожало опасности штаба, тогда т.Глотов по приказу командира полка организовал группу из командиров штаба и отражал 3 атаки при которых лично гранатой Ф-1 уничтожил расчет ручного пулемета, при дальнейших схватках с врагом  уничтожил еще 4 солдата.
Благодаря смелому, умелому руководству т.Глотова небольшой группой в количестве 8 человек оборона держалась с 10.00 до наступления темноты. Тов.Глотов не считаясь с жизнью под огнем противника эвакуировал с поля боя раненого командира полка.»
                                                                   http://i57.tinypic.com/211nv2u.jpg     

                                                  Глотов Михаил Ильич. (Фотография из книги Н. И. Волостнова " На огненных рубежах")



Свидетельство командира 138-й стрелковой дивизии И. И. Людникова, в составе которой сражался этот полк:

    «Верные своей тактике, немцы сосредоточили большие силы на узком участке против правого фланга нашей дивизии, обороняемом 118-м гвардейским стрелковым полком. Значительно поредевший в минувших боях, этот полк из 37-й гвардейской стрелковой дивизии передали нам. Пять часов удерживали гвардейцы рубеж, но немцы бросили в атаку свежие резервы — два саперных батальона и, смяв остатки первого батальона 118-го полка, прорвались к Волге. Гвардейцы, будучи окруженными, сражались мужественно и отважно. Ночью к нам пробрались семеро раненых из этого полка. Они вынесли с поля боя тяжело раненного командира 118-го гвардейского полка подполковника Колобовникова.

   Нелегко оказалось эвакуировать раненого командира. Посланная штабом 138-й дивизии разведка наткнулась на фашистов южнее завода, не дойдя до пристани, а по Волге уже шла ледовая шуга, исключавшая переправу на простой лодке. Но оставшиеся в живых гвардейцы нашли выход — они решили прорваться и вынести командира к переправе. Тут доблесть проявил боец В. И. Бугров. Когда группа, пробираясь под берегом, наскочила на вражеский пулеметный пост и раздался окрик «Хальт!», он не растерялся. Ползком подобравшись в огневой точке на близкое расстояние, гвардеец метнул гранату. Пулемет замолчал. Воспользовавшись этим, группа Жатько, неся командира на носилках, вышла к пристани, погрузила его на катер. Уже утром в медсанбате ему была сделана сложная операция и переливание крови. Жизнь Н. Е. Колобовникова долго была в опасности. Так закончил свой боевой путь в Сталинграде этот славный полк, дравшийся с врагом до последнего человека.»


                                                                    http://i59.tinypic.com/2h7ko6o.jpg

      Продолжение из книги Джейсона Д.Марка:

  «Однако  118-й гвардейский полк был уничтожен. Только семь гвардейцев, все раненые, остались на западном берегу. Они были включены в ряды 768-го стрелкового полка.

После захватов блиндажей в течение утра,  немецкиц солдат Бертольд Паулюс, и остальные люди его группы из 2-й роты 45 -го саперного батальона встали в оборону:
"После того, как мы ворвались в бункер, мы сразу перешли к обороне. Русские атаковали, когда стало темнеть, но их атака была отбита. Это был день, который я никогда не забуду. Вы видите - товарищи падают направо и налево, но вы не можете помочь им, потому что вы должны стрелять и защищать себя."

Советская  контратака  была проведена вечером, они действовали наугад. Ефрейтор Краусс и несколько солдат из  45-го саперного батальона по-прежнему были окружены в середине захваченного участка:
"К счастью, сумерки почти наступили. Однако, враг снова будет атаковать. Я был один, все вокруг меня были либо мертвы, или ранены, или отступили назад, и кроме этого , мой пистолет заклинило. Быстро поднявшись я сломя голову выпрыгнула из воронки.
У меня был только один способ защитить себя: ручные гранаты и штык брошенной винтовки павшего товарища. Снаряд упал рядом со мной, я снова бросился вперед- с изрешеченным кителем - и приземлился возле русского бункера. Перевернувшись на бок, я искал вход в него, чтобы поднять люк и бросить внутрь ручные гранаты. Затем - страшный удар.  Снаряды взорвались прямо рядом со мной, один за одним. Наверное это были минометные мины. Тяжело раненый, я рухнул на землю, все еще желая защитить себя с пистолетом и штыком в руках. Атакующие Иваны были только на расстоянии около 10-ти метров от меня. И только тогда я услышал немецкие голоса. С криками, мой мужественный командир роты обер-лейтенант Генрих и много моих товарищей обрушились на русских и вступили с ними в борьбу."

Тем временем с  южной стороны Баррикад немцы подтянули тяжелые пехотные орудия и начали обстрел зданий, занятых защитниками Красной Армии. В этом огневом штурме принимали участия не только орудия из 305-й пехотной дивизии, но и другие приданные ей части. Воспоминания немецкого артиллерийского офицера Карла Ринга из 295-й пехотной дивизии:

"Каждое тяжелое пехотное орудие было подтянуто к позициям десяткой маленьких лошадей...
Огневые позиции были в основном в порядке. Рядом были расположены еще около десяти орудий из других полков. Боеприпасы и снабжение было централизованно налажено для всех частей. Боеприпасы были доступны в достаточных количествах. Ханнеман проинформировал меня в пологой местности с холмами идущими вниз, к Волге.
Мы пролезли под сгоревшими вагонами, через железнодорожные пути, прошли  мимо воронки от тонной бомбы  и  хлебозавода № 2, а затем повернули к заводу Баррикады…Ханеманн описал мне нашу передовую линию и показал  запланированные цели. Я сидел на склоне, почти непосредственно под траекторией полета снарядов. Я видел, как они летят над нами и мог видеть их путь полета, пока они не упали на врага. Поэтому я имел некоторые трудности в определении точного азимута для каждой цели, незадолго до обстрела.  Когда дальность до цели увеличивалась, снаряды  ударялись об  край берега Волги или проскакивали мимо этого выступа так, что облако дыма появлялось на берегу реки. Я тогда  решил пройти на командный пункт  командира саперного батальона.    Командир батальона объяснил мне:

   - Русские пережидают артобстрел в своих бункерах, но как только обстрел прекращается, или затихает на время, они снова выходят - и готовы контратаковать и отбросить нас назад. У нас были большие потери, потому что мы атаковали много раз. Это наверное безумие, мы ничего не можем сделать.
Он был прав насчет этого. Повторение атаки было бы чистым безумием. Мы должны решить эту проблему. Я объяснил командиру батальона:
  - По крайней мере у нас 10 тяжелых пехотных орудий в этом секторе. Вы можете выбрать десять целей, по одной для каждой пушки. Затем, для каждой цели, мы можем назначать разное количество снарядов и держать по обстрелом указанного противника...
Мы будем знать, например, что у выбранной цели не будет  одиннадцатого снаряда после десятого. Русские, однако, ничего не будут знать и будет ждать следующий снаряд. Эту будет устойчивый темп стрельбы, и у ваших людей будет  некоторое время, чтобы подойти к бункерам русских и быть готовыми к бою. Но, на соседние цели будет продолжаться обстрел , до пятнадцати снарядов, например. Я могу пока взять  пристрелки целей, которые выберут ваши люди, необходимо лишь уточнить детали операции.

Мое предложение было понято, и он поговорил с  командирами его подразделений.
Чтобы получить общее представление для себя о целях, я поднялся вверх по лестнице - наполовину разрушенной авиабомбой на первый этаж дома. Это начинание сразу не удалось. Я даже не успел увидеть большие поля руин через трещину в стене, потому что часть кладки рухнула на мой шлем. Только потом услышал звук выстрела орудия попавшего по стене. Если бы я осмелился наблюдать на подоконнике, я был бы уже мертв. Я помчался по разрушенной лестнице вниз, развалины были разбиты на куски по очереди.
Наблюдение же из командного пункта батальона было невозможно представить в этих условиях. Это означало, что каждый день мы могли бы вести огонь только по одной цели, или, возможно по двум  в лучшем случае. Но у нас не было много времени: вот почему я теперь носил телефон с подключением, которые связывал меня с штурмовыми частями на самом переднем крае. Они лучше всех знали цели, которые были причиной их неприятностей в атаке."

Капитан Риттенмайер резюмирует ситуацию на участке 578-го гренадерского-полка :
"Итоги прошедшего дня подведенные вечером  были не из приятных. Ранее, во время наступления, мы проходили сорок и более километров в день, ломая сопротивление противника. Потери, однако, никогда не были так высоки, как они были сегодня. Здесь мы захватили один или два дома и от трех до четырех сотен метров земли. Мы должны были понять, что это был другой тип войны, который  нам здесь  предстояло вести. Окружение противника было сделано, около 2000 русских попали в него; дивизия оценивало этот успех очень сильно."
До наступления сумерек, берег Волги к северо-востоку от топливной системы, а также овраги к северу от него, еще не были очищены от остатков советских защитников и немцы заблокировали южную  сторону баррикадами
и минами. Эти барьеры были возведены людьми обер-лейтенанта Гримма из 2-й роты 305-го саперного батальона. 

  В 17.15 командующий 51-го Армейского Корпуса Зейдлиц отправил отчет в штаб 6-й Армии:
«Атака 305-й и 389-й пехотных дивизий не имели решающего успеха. 305-я пехотная дивизия захватила часть берега Волги на востоке склада топлива, а затем оттуда продвинулась к следующему оврагу на север. 389-я пехотная захватила 500 метров берега Волги вдоль фронта, атаковав с ранее захваченных позиций у берега реки. Атака обеих дивизий была остановлена в результате жестокого и упорного сопротивления противника... Цель на 12 ноября: подготовиться к продолжению атаки 13 ноября на востоке завода Баррикады.»

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую!

                       Продолжение описания 11 ноября 1942г

Из книги Джейсона Д. Марка :

«Новый немецкий приказ гласил: старую передовую линию перенести к складу топлива - южный угол  топливного склада - верх Волги - крутой склон в овраге в сетке квадрата 83d3 - угловой дом (АПТЕКА) - оттуда далее старая вперед - линия по северно-восточному углу цеха№ 4 - северо-восточный угол орудийного завода - крутой склон Волги рядом с 93a3 (небольшой овраг) - вершина обрыва в старой передовой линии.

  В 18.20 часов, 51-й Армейский корпус выпускает приказ:
«В мужественном и жестоком сражении 305-я и 389-я пехотные дивизии, и приданные им саперы
уже вырвали у врага значительную часть плацдарма восточнее орудийного завода.
Атака продолжится 13 ноября. 305-я и 389-я дивизии завершат подготовку к ней 12 ноября. Предложение о времени штурма (Y-час)  будет немедленно передано в корпус.
Цели для 305-й пехотной дивизии: Дом Комиссаров и район между ним и Волгой.
Для 389. Пехотной дивизии: Красный дом (  дивизионный командный пункт Людникова- прим.).
Далее в случае успешного хода атаки по берегу Волги, как только штурмовые группы встретятся, они
затем должны уничтожить оставшиеся гнезда сопротивления. 162-й саперный батальон подчинен 305-й пехотной дивизии с немедленным вступлением в состав дивизии.
Остальные подразделения будут проводить небольшие операции нападения, чтобы сковать противника.
Цели будут доведены до корпуса.»

  Артиллерийская поддержка и воздушная поддержка 8-го Воздушного Корпуса 13 ноября будет почти такой же, как 11 ноября, в то время как 12 ноября - небольшая поддержка, одиночные обстрелы, беспокоящий огонь.
В соответствии с приказом по корпусу участок обороны 162 батальон майора Крюгера и его людей передали  пехоте 576-го гренадерского полка , а затем саперов перебросили обратно в северную часть завода «Баррикады»  в ночное время.
Дневная операция 11 ноября стоила им 20 погибших, 70 раненых и 1 без вести - в общей сложности 91 человек из боевого состава перед атакой в 319 человек (7 офицеров, 31 унтер-офицеров и 281 рядовых), но успешное проведение своих атак и достижения целей дали им уверенность, что они выполнят задачу и в их новом районе.

   Как только боевые действия затихли, 51-й Армейский корпус смог посчитать число пленных и трофеи, взятые в течение дня: 202 пленных, из них 11 были перебежчиками, 5 закопанных танков было уничтожено, захвачено:3 пулемета, 1 противотанковая пушка, 2 миномета, 16 ПТР и 9 автоматов. Кроме того, две десантные баржи и 400-тонный(?) катер были уничтожены на Волге, к востоку от сталелитейного завода пехотными орудиями и артиллерией.

    В боевом приказе № 195, выпущенном в 17.00 , 138-я стрелковая дивизия сообщила:
«Потери причиненные врагу : в общей сложности 9 человек взято в плен, около 750 гитлеровцев уничтожено, 4 пулемета и одно орудие уничтожены, сожжено 3 тяжелых танка и один легкий танк был подбит.»

   По сравнению со скудными результатами, немецкие потери были  высокими:

305-я пехотная без подкрепления:
2 офицера убиты и 1 офицер ранен
11 унтер-оф. и рядовых убитыми, 118 унтер-офицеров и рядовых раненых.

389-я пехотная с подкреплением (45,162-й саперные батальоны и 24-й штурмовой эскадрон):
2 офицера убиты, 3 офицера получили ранения,1 офицер без вести
46 унтер-оф. и рядовых убитыми, 149 унтер-оф.и рядовых раненено, 180 чел. - без вести (Такие данные в книге Д.Марка-прим.)

        Потери саперных батальонов 11 ноября(  У Д. Марка выделены отдельно - прим.):

45 -й саперный батальон:
1 офицер убит, 1 офицер ранен, 1 офицер пропал
18 унтер-оф.и рядовых убитыми, 68 унтер-оф. и рядовых раненых, 44 унтер-оф. и рядовых пропали.

50-й танково-саперный батальон:
1 офицер ранен
4 унтер-оф. убито, 8 унтер-офицеров ранены
13 рядовых убитыми, 52 раненых

162-й саперный батальон:
4 унтер-оф. убито, 6 унтер-оф. получили ранения
16 рядовых убито, 53 раненых, 1 человек пропал.

294-й саперный батальон:
5унтер-оф. убито, 7 унтер-оф. ранено
13 рядовых убитыми, 51 раненых

336-й саперный батальон:
1 офицер ранен
5 унтер-оф. убито, 3 унтер-оф. ранено
32 рядовых убитыми, 32 раненых

Общие потери (саперных батальонов-прим.):
1 офицер погиб, 3 офицера получили ранения, 1 офицер пропал
110 унтер-офицера и рядовых убито, 280 унтер-офицеров и рядовых ранено, 45 унтер-офицеров и рядовых пропало.
= 5 офицеров и 435 унтер-офицеров и рядовых.

440 человека общих потерь из 1753 человек в начале атаки, саперы понесли  потери 25% только в первый день. »

  Небольшое отступление от книги Джейсона Д. Марка.  В общих потерях не учитываются пехотные подразделения, а они понесли так же большие потери, особенно 389-я пехотная. Если вычесть пропавших без вести саперов: 44 чел.(45 сапбат)+1чел.(162 сапбат), то 180-45=135 человек без вести потеряла 389-я пехотная. Нет данных потерь 305-го и 389-го саперных батальонов - или же они не понесли потерь в этот день. Нет данных по 44-й отдельной штурмовой роте (44ПД).
Если считать потери саперных подразделений с пехотными частями, то потери такие: 4 офицера убито, 1 без вести. 6 офицеров ранено, 129 унтер- офицеров и рядовых убито и 420 ранено, 180 без вести.
  Всего общие потери немецких частей составили 740 человек. Не совсем ясно с большим числом без вести пропавших из 389 пд, учитывая, что часть территории была далее под немецким контролем. Не учтены потери 244-го и 245-го дивизиона штурмовых орудий и артчастей находившихся в этом районе.

Продолжение из книги Джейсона Д.Марка:

«Советские потери так же были серьезными, особенно когда это связано с боевыми частями :
344-й стрелковый полк (в общей сложности 207 активных штыков до нападения):
3 офицера убитыми, 2 офицера ранено
3 сержанта убито, 8 сержантов ранено
8 человек убитыми, 38 раненых
= 5 офицеров, 11 сержантов и 46 рядовых, в общей сложности 62

650-й стрелковый полк  (в общей сложности 167 активных штыков до нападения):
1 офицер погиб, 15 офицеров получили ранения, 6 офицеров другие потери(Без вести?)
5 сержантов ранено, 2 сержанта другие потери(?)
8 рядовых убито, 45 раненых, 16 рядовых- другие потери(?)
= 22 офицеров, 7 сержантов и 69 рядовых, в общей сложности 98.

Общие потери для 138-й стрелковой дивизии (без 118 -гвардейского стрелкового полка 37-й гв.сд):

8 офицеров убитыми, 40 офицеров получили ранения, 6 офицеров 'другое'
7 сержанты погибли, 34 сержантов ранены, 2 сержанта другое, 1 сержант эвакуирован
31 рядовых погибли, 207 рядовой ранен, 16 рядовых другое, 2 без вести, 1 рядовой эвакуирован.
= 55 офицеров, 43 сержантов и 257 рядовых, в общей сложности 355 человек.»

Всего 138-я стрелковая потеряла 46 убитыми, 2 без вести, 281 ранеными и 24 другие потери(без вести?)2 эвакуировано.

Фамилии бойцов и командиров погибших и пропавших без вести 11 ноября 1942 года по данным ОБД "Мемориал" из 138-й стрелковой дивизии. Некоторые погибли позже, видимо после боя не сразу все вернулись на позиции. Но из этого списка видимо никто не остался в живых в Сталинграде, за исключением КАЛАНДАДЗЕ , он погиб в 45-м:

Аросланов Хуза Закудалькович  1918г  мл. сержант 344 СП , похоронен ул.Прибалтийская(Во время боев в Сталингаде-прим.)

Баранов Петр Афанасьевич 1922г         лейтенант 650 СП, зам комроты

Бе(и)рюков Петр Митрофанович 1924г    красноармеец, пропал без вести

Богдасаров Лазарь Григорьевич            политрук 768СП, замполит пропал без вести

Варченко Григорий Платонович 1897г    ст.лейтенант 768СП  командир батальона

Веник ( Верник) Давид Зиновьевич курсант     768 СП пропал без вести (захоронен  Бр.могила №7 Баррикады)

Воронин Георгий (Григорий) Федорович  1923г  мл.лейтенант 650 СП

Гапоненко Алексей Михайлович 1912г    красноармеец 344 СП, похоронен ул.Прибалтийская

Гордиенко Петр Иванович 1908г          красноармеец  344 СП, похоронен ул.Прибалтийская

Гурин Григорий Михайлович 1923г        лейтенант, замкомроты по политчасти 650 СП

Давыдов Николай Кузьмич 1910г           лейтенант, 344 СП командир взвода

Доброхотов Вячеслав Михайлович 1907г           ст.политрук 768СП

Дыбля Митрофан Федорович 1903г      капитан(политрук) агитатор 650СП

Ефимов Федор Ефимович  1899г          красноармеец  650 СП

Ивко Николай Семенович 1918г          красноармеец  650 СП, минометчик

Иочия Бардю Герасимович 1922г        красноармеец 650 СП

Каландадзе Григорий Прокопович     1915г  замкомроты по политчасти 344 СП – (Остался жив, был ранен. Погиб в бою 3 марта 1945г.  командиром СУ – 76.)

Капотов Иван Павлович  1908г         красноармеец 650 СП, минометчик

Коржов Федор Степанович 1923г      мл.лейтенант 650 СП, командир взвода

Корочкин Василий Петрович 1903    красноармеец (650СП-?) пропал без вести

Котов Михаил Михайлович 1907     красноармеец 650 СП, минометчик

Кузьмин Иван Андреевич             сержант 768 СП, замкомроты по политчасти, пропал без вести

Ларин Иван Елисеевич 1923г         сержант, пропал без вести

Левыник Егор Васильевич 1908      красноармеец 650 СП, минометчик ( похоронен Братская могила№ 6)

Лесик (Лесык)Григорий Иванович 1906       техн.интендант 2 ранга 768 СП

Лищинский ( ЛОЩИНСКИЙ) Михаил Николаевич 1913г  лейтенант 344 СП командир взвода связи

Матвеев Григорий Федорович 1914г       красноармеец 344 СП, похоронен ул.Прибалтийская

Медяников Алексей Михайлович 1912г   красноармеец 344СП, похоронен ул. Прибалтийская.

Мигулин Михаил Прохорович 1923г      лейтенант 344 СП, заместитель командира минометной роты

Нагорнов Николай Михаилович  1915г   ст.сержант 344СП

Немцев Александр Гаврилович 1908г     мл.лейтенант 344 СП, захоронен ул.Прибалтийская

Никитин Михаил Владимирович 1923г  лейтенант 650 СП, командир взвода связи

Никитин Петр Зиновьевич               лейтенант 344 СП

Овчинников Иван Игнатович           политрук 768 СП

Онищенко Федор Никитович (Никитич) 1920г   красноармеец, орудийный номер

Паранов Сергей Федорович 1916г        пропал без вести

Пастушенков Егор Ефимович 1915г       красноармеец 650 СП

Петренко Иван Николаевич  1914г        красноармеец 344 СП, похоронен ул. Прибалтийская

Печеркин Михаил Петрович               мл.лейтенант 768 СП, пропал без вести

Пискунов Александр Николаевич  1923г  красноармеец 650 СП , разведчик

Покуса Григорий Павлович 1912г          красноармеец, пропал без вести

Попов Василий Иванович  1906г           красноармеец, пропал без вести

Попов Владимир Никонорович 1915г       красноармеец 650 СП

Похлебин Василий Михаилович 1907г       мл.сержант 344 СП, похоронен ул.Прибалтийская, перезахоронен Мамаев Курган


Рыкунов Сергей Иванович 1913г  старший лейтенант, 179-й саперный батальон 138 сд.  Похоронен : Братская могила №7 Баррикады. Записан погибшим 11 и 18 ноября.

Из наградного листа на заместителя 8-ой роты по политической части 179-го отдельного саперного батальона 138-ой стрелковой дивизии младшего политрука РЫКУНОВА Сергея Ивановича 1913г.р. В Отечественной Войне с 21.07.41г. Ростовский, Крымский, Юго-Восточный, Сталинградский фронт. Контузия 21.11.41г под Ростовым, под ст.Аксай.:

«19 октября 1942 года получил от командира батальона боевое задание обеспечить минами для выполнения задания по минированию переднего края обороны стрелковых полков дивизии. При отсутствии транспорта тов.Рыкунов организовал переноску со склада мин на передний край обороны... Было перенесено 300 мин.»
Награжден медалью "За Отвагу"

Следующий наградной лист на Рыкунова С. И., награжден орденом "Красная Звезда".

«24.10.42 тов.Рыкунов получил задание командования взорвать очень важный объект впереди наших частей в районе завода Баррикады, в котором немцы накапливали силы... Тов. Рыкунов с группой бойцов 4 чел. взорвал этот объект. Немцы хотели уничтожить группу сапер, но тов. Рыкунов не растерялся и повел бойцов в атаку против немцев и без потерь возвратился в свою часть.
13.11.42г во время атаки немцев на правом берегу Волги восточнее завода Баррикады с отрядом в кол-ве 3 чел. отражал вражеские атаки.
18.11.42 при атаке противника погиб на боевом посту в г.Сталинград.»

Савченко Петр Андреевич 1923    красноармеец, 344 СП, телефонист, похоронен ул. Прибалтийская

Сапаров Халесть           1923г          красноармеец  650 СП

Сухих Леонтий Филиппович  1906   красноармеец, пропал без вести

Татуев (Туев)Степан Иванович       лейтенант 344 СП, командир минометного взвода

Трубольнов ( ТРУБАЛЬКОВ-?) Михаил Николаевич 1898г     мл. сержант

Тюплоников Петр Иванович 1908г  красноармеец 344 СП, телефонист, похоронен ул. Прибалтийская

Фомин Андрей Михайлович 1020г   красноармеец 344 СП,  похоронен   ул. Прибалтийская

Цветков Николай Иванович 1910г  красноармеец 344 СП, похоронен  ул. Прибалтийская

Чернов Степан Филиппович 1915г  красноармеец, пропал без вести

Чехмакидзе ( Чомохидзе) Наум Тимофеевич 1905г  младший политрук 650 СП

Чугунов Михаил Васильевич    политрук 768 СП

Шишков Павел Федорович 1924г  красноармеец 344 СП, похоронен ул. Прибалтийская, перезахоронен Мамаев Курган

Юрченко Иван  Лукич 1900г       красноармеец 344 СП

Всего 58 человек.

Из всего списка погибших наградами отмечен был только ст.лейтенант Рыкунов.

Продолжение из книги Джейсона Д. Марка :

"Потери 138-й стрелковой дивизии составили 355 человек из 1288 человек , которые были на самом переднем крае в Сталинграде ,у реки Волга. Дивизия Людникова понесла  27% потерь в этот первый день немецкого наступления. Дивизия также потеряла 7 минометов, два 76-мм орудия и одну 45-мм пушку.

Потери 95-й стрелковой дивизии были поистине разрушительными. Из ее состава 420 человек в начале боя , 161-я стрелковый полк потерял 100 из них (24%), что меркнет по сравнению с кровавой бойней, которая прокатилась по рядам 241-го стрелковго полка: до атаки было 340 человек, он потерял 400 ( с пополнениями в течении дня). Невероятное количество убитых и раненых - 117%.»

У Джейсона Марка не показаны потери 768-го стрелкового полка, но они учтены в общих потерях дивизии. Потери полка Гуняги: убито 23 человека- 4 офицера, 4 сержанта, 15 рядовых, 168 ранено:23 офицера,21 сержанта и 124 рядовых.
  Неясно, что имеется ввиду по термином «другое», но такой же термин приведен в ЖБД 138сд за этот день ( приведен ниже), вероятнее  это все же пропавшие без вести и попавшие в плен. Сомнительно, что было столько заболевших.
Нет так же данных о потерях 179-го саперного батальона 138-й стрелковой дивизии, который отразил   атаку на НП дивизии.
  Кроме 138-й стрелковой дивизии на этом участке находились и другие части: артиллеристы из 95-й сд, корректировщики артполков и гвардейских минометов находящихся за Волгой. На участке обороны 37-й гвардейской дивизии находились остатки 201-го танкового батальона 84-й танковой бригады.
Потери 37-й гвардейской стрелковой дивизии указанные в ЖБД дивизии за бой 11.11.42г. -125 человек убитых и раненых, но пока не ясно -успели ли вынести раненых до окружения дивизии. На участке обороны 37-й гвардейской дивизии находились остатки 201-го танкового батальона 84-й танковой бригады.
  Если же суммировать потери всех частей Красной Армии принимавших в отражение этого страшного удара, то потери составят около 1000 человек общих потерь: 138 сд- 355чел, 95 сд – 500 чел, 37 гв.сд – 125 чел,77 Арм.Заградотряд ,179 сапбат и ополчение – неизвестно.
Потери 95-й стрелковой конечно огромные, возможно кроме 305-й пехотной её левый фланг атаковала и еще 14 тд.



  Продолжение книги Джейсона Д. Марка :

«В 15.00,  состав дивизии Людникова был следующим: общее число людей в дивизии - 2226. Из них 928 были на западном (правом) берегу Волги. Из них, 333 - активные штыки. Вооружение: 290 винтовок, 4 тяжелых пулеметов, 1 зенитный пулемет ДШК, 6 легкие пулеметы, 106 ППШ, 10 минометов, 4 противотанковых орудий и 9 противотанковых ружей.»



  В тот вечер, командир 95-й  стрелковой дивизии Горишный просил открыть артиллерийский огонь по следующим секторам: Г-образный дом [Аптека], Е-образный дом [школа № 2 / дом 56], и центральный сектор и юго-восточный угол завода Баррикады до топливных баков.

"1. Предотвратить расширение вражеского  прорыва в южном направлении
2. После прибытия 3-го батальона 92-й отдельной стрелковой бригады, восстановить положение на участке 241-го стрелкового полка и установить прямую связь с соседом справа - 138-я стрелковая дивизия ".

В 20.00 отважные люди из 241-го стрелкового полка  дерзкой атакой очистили берег Волги и отбросили немцев на 70 метров назад от обрыва.


Так как немцы расположились вдоль обрыва у реки Волга на обоих флангах, Людников и его дивизия была в тяжелом положении.»

Вот как описан этот тяжелый день 11 ноября в воспоминаниях Ивана Ильича Людникова:
«Василий Иванович Шуба — начальник штаба диви¬зии, записал эти события за 11 ноября в журнал боевых действий дивизии к исходу дня, а день у нас кончался в 12 часов ночи. Хотя их оценки одного и того же события  и  разные,  но сами события  записаны исторически правильно
( В книге Ивана Ильича Людникова «Огненный остров» дается сокращенный вариант боевого донесения, здесь приводится полный - прим.) :
«На левый фланг дивизии 344, 650 сп и 241 сп 95 сд вел наступление, 577 пп и 336 сапбат.
     По данным пленных солдат и офицеров и по документам захваченных у убитых установлено, что 46-й и 336 сап.бат полевого состава, прибыли в Сталинград в период 5-10 ноября 45 первый из Миллерово на автомашинах, второй из Россаш на самолетах.

     Наступление пехоты противника, поддерживалось авиацией, артиллерией и левофланговой группировкой 10-ю танками.
     138 сд с 118 гв.сп с 6.00 отражая многочисленные атаки превосходящего противника, понесли большие потери влюдском составе и вооружении вели напряженный бой.
118 гв.сп в 6.00 был атакован противником свыше двух батальонов, к 10.30 полк отбил многочисленные атаки пьяных гитлеровцев, понес большие потери, продолжая удерживать занимаемый рубеж. С 10.30 противник ввел свежие силы 45 отд.сап.бат РГК, смяв многочисленные остатки 1/118 гв.сп вышел к р.ВОЛГА. Полк будучи в полуокружении продолжал героически отражать атаки противника и лишь к исходу дня, когда все люди вышли из строя, противник полностью овладел рубежом 118 гв.сп. Полк уничтожен - вышло 7 человек с тяжело раненым командиром полка подполковником - КОЛАБОВНИКОВЫМ.

    768 сп в течении дня отбивал многочисленные атаки противника силою свыше батальона из направления Сев.Зап. угла БАРРИКАДЫ на свой правый фланг и группами просочился в тыл полка.     Силами командира роты дивизии, заград.отряда, всех работников штаба продвижение было остановлено и к 15.00 прорвавшаяся группа была уничтожена. С 15.30 противник подтянул свежие силы 45 сап.бат. РГК в пьяном виде снова атаковал подразделения полка, смял их продолжая продвигаться к р. ВОЛГА. Оставшиеся 24 человека в том числе и минометчики обороняют группу домов 150 м. восточнее и Сев. Вост. угла завода.

   344 сп. с 6.00 отбивая яростные атаки силою до батальона из направления цеха 4 и 14 завода "БАРРИКАДЫ". К 11.30 мелкими группами автоматчиков удалось просочиться через передний край обороны. Бой с проникшими автоматчиками в глубине обороны и беспрерывно атакующими группами с фланга продолжался до 16.00, и к этому времени прорвавшаяся группа была уничтожена. С 17.40 противник возобновил атаки на центр обороны полка. Все атаки противника успешно отбиваются. стойкость и хорошую организацию огня (пропущен текст - прим.) подразделения 344 сп.
   650 сп с 5.30 взаимодействуя с 241 сп ведет бой с противником силою до пп с 10-ю танками. В течении дня полк отбил многочисленные атаки противника, уничтожено до 400 гитлеровцев, 3 танка сожженными и один танк подбитыми, 4 пулемета уничтожены, продолжает удерживать занимаемый рубеж. С 15.20 241 сп потеряв личный состав оставил занимаемый рубеж и отошел на юг, совсем оголив левый фланг дивизии.

Урон нанесенный нанесенный противнику : взято пленных - 9, уничтожено до 750 гитлеровцев, 4-пулемета, 1-орудие, сожжено 3 тяжелых танка и подбит 1 легкий танк.
Потери дивизии без 118 гв.сп. : убито - 46, ранено -281, эвакуировано больных -2, пропало без вести - 2, по другим причинам -24, всего - 350 человек.

  Боевая численность:

  Всего людей - 2226, из них на правом берегу -924, из числа на првом берегу активных средств:Людей-333, винтовок 390, ст.пулеметов -4, ДШК-1, РП-6, ППШ- 106, минометов -10, ПТР -9, орудий ПТО - 4. 118 гв.сп всего - 7 человек, 768 сп-24 чел.
   Локтевой связи с левым соседом нет.»

                                                                              http://i62.tinypic.com/23m8tgk.jpg

    В полночь собрались на «малый военный совет», подвели итоги большого дня, сделали выводы.
Дивизия стойко отражала сильные атаки. Коноваленко уверенно и спокойно руководил боем. Василий Иванович говорит, что кое-когда по старой памяти он пытался спрашивать у него разрешения уйти в батальоны, но Шуба не разрешал и всякий раз адресовал ко мне, но Коноваленко стеснялся, да и обстановка не позволяла.
Какой же вывод? Отразили сильные атаки, в том числе и свежих сил. Печенюк и Коноваленко прислали два десятка револьверов «браунинг», 14-зарядных. Они взяты у вновь прибывших гитлеровских саперов.
Мной была поставлена задача командирам частей лично проверить все боевые порядки и учесть весь личный состав,  с кем  будем  воевать на  следующий день.
— Сергей Яковлевич,— обратился я к Тычинскому,— завтра надежда на артиллерию. Противник попытается начать атаку, и задача артиллеристов в зародыше уничтожать всякие признаки подготовки к ней, в этом наша сила. Установите четкие сигналы для своих артиллеристов. Если противник выйдет на командный пункт дивизии, цель должна быть накрыта. В этом случае приказываю обрушить на командный пункт огонь всей нашей артиллерии.
Начальник штаба предупредил, чтобы все офицеры штаба были готовы к бою.»


Описание боя 11 ноября из донесения 37-й гвардейской стрелковой дивизии:

          « 11.11.42

1. Штадив 37 Гв.СД и штабы 109 и 114 Гв.СП в пос. Цыганская Заря.
2. 118 Гв.СП в оперативном подчинении 138 Стрелковой
3. Противник 11.11.42 г. в 5.30 начал сильную арт.подготовку переднего края подразделения 118 Гв.СП. В 6.00 повел наступление силою до 450-500 чел. на 2-й и 1-й батальоны в направлении сев.зап.стороны пос. ВОЛХОВОСТРОЕВСК. При отражении 3 атак противника 2-й батальон 118 Гв.СП понес большие потери и был смят, где противнику удалось выйти к берегу р. Волга в овраге " ПАЛЕЦ", после чего связи с батальоном и КП полка не было.
1/118 Гв.СП ведя бой с противником также понес большие потери и был смят.
3/118 Гв.СП имея в обороне всего 20 чел. понес значительные потери. Убит командир, зам.командира по полит части.

Остатки полка вместе с командирами штаба заняли оборону по зап.обрыву берега, в обороне находилось до 10 чел. Эта небольшая по численности группа, но отважная, умело и горячо держала оборону, сражаясь с противником до 18.00. Ряды этой группы поредели. Ранены - командир полка подполковник КОЛОБОВНИКОВ, начальник Особого отдела НКВД лейтенант госбезопасности НЕФЕДОВ и Зам.командира полка по полит.части тов.ШИТОВ. Раненые командиры под прикрытием темноты были вынесены с поля боя и эвакуированы на левый берег р. Волга.

4.  За период боя 11.11.42г. полк понес потери убитыми и ранеными 125 чел. Уничтожено 350 солдат и офицеров противника.
5. 86 Гв.АП на прежних позициях, в течении 11.11.42г. вел интенсивный огонь по наступающим частям противника, к исходу дня вел  огонь по заявке командира 118 Гв.СП подполковника КОЛОБОВНИКОВА по КП полка в тот момент, когда противник подошел к КП. Огнем артиллерии уничтожено до батальона пехоты противника, 6 станковых пулеметов, подавлен огонь минометной батареи.
6. Связь - по радио, телефонная и офицерами связи.»
                                                                                    http://i59.tinypic.com/289wqvr.jpg

315

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

"Отразили сильные атаки, в том числе и свежих сил. Печенюк и Коноваленко прислали два десятка револьверов «браунинг», 14-зарядных. Они взяты у вновь прибывших гитлеровских саперов".

"Хай Пауэры" бельгийские.

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

12 ноября 1942г.

  Части Красной Армии сразу сделали попытку отбросить немцев обратно со стороны бензобаков в районе обороны 95-й стрелковой дивизии и пробиться к 138-й стрелковой. Был оперативно переброшен сводный полк( по количеству людей 2-3 роты) 193-й сд с района завода «Красный Октябрь» и вновь сформированные части 92-й морской стрелковой бригады- 3-й батальон и рота автоматчиков в количестве около 300 человек. Остальные два батальона 92-й Сбр были переброшены к завод у «Метиз»,  у Мамаева Кургана.
  За сами бензобаки и небольшой участок возле них, с 11 ноября и до окончания Сталинградской битвы (2 февраля 1943, до 14.00) каждый  день шли ожесточенные бои. Линия фронта менялась по нескольку раз в день. Наши пытались пробиться к Людникову – немцы старались отбросить их назад. На этом маленьком участке полегло много бойцов и командиров Красной Армии, возможно столько же,  как и на самом «Острове Людникова». Там сражались части из 95-й сд,193-й сд и 92-й стрелковой бригады, а с декабря в этом районе были части 156 УР – 400 ОПАБ. 

Продолжение из книги Марка:

« С утра немецкие позиции были накрыты огнем  советской артиллерии и минометов.
Дивизионная артиллерия Горишного  обстреляла немецкие скопления войск вблизи топливных баков, обстреляны Л -образное здание(АПТЕКА)  и E-образное здание(ШКОЛА) №2) и  весь завод "Баррикады". Кроме того, в течение всей ночи, 25 советских боевых вылетов были подсчитаны 6-й немецкой армией , бомбардировка приходилась главным образом, на район завода «Баррикады». Это однако не помешало ночным немецким атакам: к северо-востоку от бензобаков, дом № 80 был захвачен  в  атаке немецкой штурмовой группой. Это небольшое достижение значительно укрепило немецкие позиции на берегу реки.
    Бои так же продолжались и далее по берегу Волги на юг, в сторону завода «Красный Октябрь». В 20.00 и 23.00 11 -го ноября, и в 01.00  12 ноября, немцы к северу от области топливных баком попытались продвинуться в сторону завода "Красный Октябрь" вдоль берега реки  атакой около 100 человек. Все три попытки были отбиты. Находясь в непосредственной близости от переднего края 241-го стрелкового полка, немцы подтянули тяжелое стрелковое вооружение, оборудовали пулеметные ячейки и применяли большое количество ручных гранат.
  Нужна была неожиданная атака в ночное время, чтобы принести некоторое облегчение дивизии Людникова, и наконец прорваться к ним.
3-й батальон 92-й стрелковой бригады - морских пехотинцев прибыл в район дивизии Горишного, чтобы помочь его подразделениям пробиться к Людникову. Первая атака была начата в 07.30 . Несколько немецких позиций были захвачены и так же 2 станковых пулемета.
   Однако это нападение 241-го стрелкового полка утром 12 ноября 1942 года были легко отбито. 51-й Армейский Корпус сообщает 6-й Армии, что «Враг напал на юго-восточную окраину топливной системы (82bl), атака была отбита».
Люди Горишного поняли, чтобы отбить назад топливные баки и пробиться к Людникову  будет нелегкой задачей.

            Воспоминания начштаба 62-й армии Крылова Н. И.:
    "Сперва была еще надежда, что Людников отрезан ненадолго. На подкрепление 95-й дивизии, развернувшейся фронтом на север, спешно выдвигался сводный полк дивизии Смехотворова — тот, что прикрывал переправу, и два успевших прибыть с левого берега батальона 92-й стрелковой бригады, заново укомплектованных моряками-дальневосточниками — наш резерв для готовившихся контратак на Мамаевом кургане и у «Красного Октября». Всем этим частям ставилась задача оттеснить немцев от Волги, восстановить на участке прорыва сплошной фронт.
   Однако это оказалось недостижимым. Перевес в силах был на стороне противника, и он быстро закреплялся на берегу. Принятыми мерами удалось лишь остановить расширение прорыва на юг — в наши тылы и к пристаням армейской переправы. Атаковать с разных направлений «остров Людникова» противник не переставал и ночью. Не затихал бой также на «Красном Октябре». Утром 12 ноября, но не с рассвета, а значительно позже, возобновился штурм наших позиций и на других участках, где немцы пытались вклиниться накануне.

Отбивая эти новые атаки, мы пытались закрыть вчерашнюю брешь и восстановить локтевой контакт между разобщенными частями хотя бы по кромке берега. Части Горишного и приданные его дивизии батальоны 92-й бригады упорно сражались за выгодную позицию около группы бензобаков над береговым откосом. Однако закрепиться там им не удавалось — фашисты сопротивлялись яростно, и баки переходили из рук в руки."



Следующая атака была начата в 09:30. После артиллерийской подготовки, штурмовая группы во главе с заместителем командира 2-го батальона 241-го стрелкового полка политрука Зуева, рванулась вперед и захватили топливные баки в 10:00, также захватив 9 немецких пулеметов во время контратаки. Они быстро заняли оборону.»

                                                                                http://i59.tinypic.com/30m1gk7.jpg

                                         Атака на бензобаки 12.11.42 силами 241 сп, 3 -го батальона 92 СБр и сводным полком 193 сд

  Из наградного листа на замкомроты по политчасти 241 сп, 95 сд политрука Зуева Федора Ивановича:
«11 ноября 1942 года в боях с немецко-фашистскими захватчиками за город Сталинград, во время ожесточенного наступления превосходящих сил противника на район обороны полка, тов Зуев с группой бойцов автоматчиков отбивал многочисленные атаки противника, отбросил и частично уничтожил прорвавшуюся группу немецких автоматчиков в количестве 20 фрицев.
   13 декабря во время боевых наступательных действий батальона, после выбытия командира батальона принял командование батальоном и твердо руководил наступлением штурмовых групп, которые захватили 6 блиндажей противника, уничтожил при этом 7 гитлеровцев. Будучи ранен с поля боя не ушел, продолжал руководить батальоном.»



   В 10.15 (В книге Марка похоже всюду  показано немецкое время. Местное 12.15 –прим.) году немцы силой до роты атаковали, но были отбиты огнем. В 13-30 немцы повторили атаку в сторону топливных баков - на этот раз силой около батальона. Эта атака была также отбита, нападавшие отошли на исходные позиции.  Помощь в отражении этих контратаки оказывал 161-й стрелковый полк, который вел огонь в бок атакующих немцев. В 16.00 немецкий батальон  - поддержанный  артиллерийским и минометным огнем - перейдя в наступление против правого фланга 241-го полка и в районе 3-го батальона 92-й стрелковой бригады, захватил топливные баки. В 16.40 два немецких пехотных взвода пытались достичь Волги от топливные баков, но советская штурмовая группа из 8 человек отбила эту атаку. Забирая убитых и раненых, немецкая группа вернулась к топливным бакам. Вторая группа немцев из двух взводов продвинулась вниз оврага, выйдя к Волге, а затем атаковала на юг вдоль берега реки, наступая на 3-й батальон 92-й стрелковой бригады. В 15.50 их наступление было отбито сильным огнем, атакующие отступили.


                                                                             http://i60.tinypic.com/2pr7lma.jpg

                                                                                 Немецкие контратаки в течении дня


  Небольшая группа 3-го батальона 92-й стрелковой бригады, во главе с командиром противотанковой  роты лейтенантом Шпорт, была отрезана  атакой немцев в 14.00 часов, на обрыве Волги в 200-х метрах к северу от топливных баков. Несмотря на то, что их окружили, они продолжали сражаться. Связь с небольшой группой была потеряна.
  Не известно, что стало с группой Шпорта (по данным ОБД : лейтенант Шпорт Григорий Федорович, командир взвода автоматчиков 92 ОСБр пропал без вести 17.11.1942г.). Вполне вероятно, что большая часть погибла во время ожесточенных боев.»

Найдены воспоминания участников этого ожесточенного боя:
«В эту ночь по тревоге был поднят 3-й батальон 92-й отдельной стрелковой бригады. В числе солдат было много выходцев из Приангарья. Владимир Верхотуров, до войны — секретарь Кежемского райкома комсомола, был политруком в роте противотанковых ружей.

    Из воспоминаний гвардии капитана в отставке Владимира Михайловича Верхотурова: «В ночь на 12 ноября батальон был брошен в контратаку. Первой шла в бой наша рота с задачей очистить берег и закрепиться на его обрыве, с последующей задачей овладеть бензобаками на Тувинской улице. Следом шла рота автоматчиков политрука В.Р. Быкова из Кежмы. Началась рукопашная. Трудно было в темноте отличить своих от чужих. Утром немцы пытались сбросить нас в Волгу. После минометного огня началась атака. В ответ полетели противотанковые гранаты, мы открыли автоматный огонь».

Бойцы 92-й бригады с почтительность относились к Герману Толстоухову из Кежемского района. Во время пеших маршей он без труда нес пулемет «Максим» весом в 75 килограмм и две коробки с запасными пулеметными лентами. В рукопашном бою немецкие солдаты не смогли устоять против сибирского богатыря.  Двух солдат противника Толстоухов просто утопил в Волге.

«Бензобаки переходили из рук в руки, — вспоминал генерал Чуйков. — Краснофлотцы скинув шинели, в одних тельняшках и бескозырках, сами переходили в атаки».

    Один взвод, оставшись без боеприпасов, отправил в тыл раненого с донесением: «Перед нами крупные силы противника. Открывайте огонь по нашей позиции. Прощайте товарищи, мы не отступили».

Сибиряки отбили три атаки, а потом пошли в наступление, заняв одну из сторон железнодорожной насыпи. В этом бою Михаил Верхотуров получил два ранения. Были подбиты три немецких танка. Боем руководил командир роты противотанковых ружей лейтенант Шпорт.

  13 ноября 1942 года командир 95-й дивизии полковник Горишный сообщил в штаб 62-й армии, что группа Шпорта ведет бой в окружении на берегу Волги. Связи с ней нет. Когда 19 (То есть через неделю –прим.) ноября удалось прорваться к сибирякам, оказалось, что в 3-м батальоне осталось в строю лишь три солдата.»
Материал с сайта http://pobeda.krskstate.ru





Продолжение из книги Джейсона Д. Марка:

   «По словам одного из морских пехотинцев, Бориса Михайловича Дмитриева, менее четверти из бойцов выжили в этих контратаках. Дмитриев затем получил новое задание: с 12 красноармейцами, ему было поручено остановить немецкое наступление.  Дмитриев и его товарищи заняли  ДОТ на небольшом возвышении и удалось сдержать ожесточенные немецкие натиску. Они в конечном итоге были отрезаны, но сражались в окружении, с очень небольшим количеством пищи и воды. Несмотря несколько тяжких ран - 5 пуль и осколочных ранений в голову, и штыковую рану на его груди, сотрясение мозга и "отравление газом" (скорее всего от немецкого дыма или фосфорных гранат) - Дмитриеву приписали  множество убитых немецких солдат и он был награжден орденом Красного Знамени . Он провел более года в больнице, прежде чем инвалидом домой."

Воспоминание депутата Госдумы Елены Мизулиной (http://elenamizulina.ru) о своем отце Дмитриеве Борисе Михайловиче:
«Мой отец, Борис Михайлович Дмитриев, до войны был призван в армию, три года служил во Владивостоке на Тихоокеанском флоте, на эсминце. Встретил войну он там же , во Владивостоке. Мама тогда была вместе с ним.

Потом его перебросили под Сталинград, он был морским пехотинцем и командовал ротой. Вместе с двенадцатью красноармейцами удерживал высоту у завода «Красных Баррикад». Занял один из ДЗОТ-ов и сдерживал наступление противника 14 суток. По воспоминаниям отца помню, что там был и рукопашный бой. Он рассказывал, что самое страшное — когда фашисты применили и отравляющий газ.

Высоту они удержали, не сдали врагу. Но цена была слишком высока — выжило лишь несколько человек, включая моего отца. Поэтому и говорить о своем подвиге он не очень любил. За этот бой папа был награжден Орденом Боевого Красного Знамени.

Обороняя эту высоту, он получил страшное ранение. . Отец не любил рассказывать о войне, наверное, потому, что там погибли почти все его близкие боевые товарищи. Любые воспоминания бередили душу. Очень редко отец доставал свои фронтовые фотографии. На всех он был в кругу друзей. Достанет, посмотрит — этот погиб, этот, тот вскоре скончался от ран — и начинает страшно переживать. Сам Борис Михайлович получил осколочные ранения в голову, некоторые осколки не удалось извлечь, и он так жил с ними до конца своих дней. Отец умер, — а ушел он из жизни довольно рано, на 55-м году жизни"

                                                         http://i59.tinypic.com/15y6iiq.jpg
                                                                           Дмитриев Борис Михайлович

   Из наградного листа на Дмитриева Б.М. на портале «Подвиг Народа» :
« Старшина первой степени ДМИТРИЕВ Борис Михайлович,1918г.р. Имеет 5 пулевых и осколочных ранений, одно штыковое сквозное ранение и отравление газом:
«В боях на Сталинградском фронте 12 декабря  (очевидно 12 ноября-прим)1942 года, когда немецкая армия перешла в наступление у завода «Баррикада» в стыке флангов между 95-й стрелковой дивизией и 138-й стрелковой дивизией, тов.Дмитриеву было поручено с 12 красноармейцами удерживать продвижение противника. Выполняя приказание командования, тов. Дмитриев занял один из дзотов у завода «Баррикада» и сдерживал противника 14 суток. Несмотря на то, что противник сумел отрезать его отряд, тов. Дмитриев со своими товарищами выдержал ожесточенный натиск и тем самым выполнил поставленную задачу. За время этих боев тов.Дмитриев лично уничтожил 172 немецких солдата и офицера. За мужество, стойкость и проявленные при этом героизм достоин награждения орденом Красного Знамени».
Наградной подписан 4 марта 1945 года , есть немного ошибок в наградном листе.
Вероятнее всего  Дмитриев находился в окружении в группе лейтенанта Шпорта. Пока неясно, где находилась эта окруженная группа.


Продолжение из книги Марка:

  «В журнале боевых действий 62-й армии об этих боях написано:
«95-й стрелковой дивизией, участвующей  в упорных боях с  противником для восстановления позиции на правом фланге у топливных баков отбиты три атаки противника с силой до двух батальонов. . В течение дня, линия обороны менялась несколько раз. В 14.00, противник, снова бросил из своих резервах до двух батальонов в атаку, смял правый фланг 241-го стрелкового полка и вновь захватил топливные баки. Борьба за восстановление  этой позиции продолжается.»

В конце дня, в 241-м стрелковом полку было 23 активных штыка, в 161-м стрелковом полку было 235 штыков и в 3-м батальоне 92-й стрелковой бригады было 15. Потери снова были тяжелыми.»


«Майор Линден снова встретился на командном пункте 305 пехотной  дивизии в подвале одного из многоэтажных домов в Квартале Скоросшиватель(Шестиугольный квартал). Оказавшись там, он сообщил об атаке 11 ноября  командующему 51 АК, генерал фон Зейдлицу, в присутствии его начальника штаба полковника Клаузиуса, командира 305-й ПД Штейнметца.

   Линден не удержался в своей оценке ситуации:
"Для того, чтобы добиться быстрых результатов в этой труднодоступной местности, с таким сильным противником, нужно дополнить подразделения до пехотного полка для усиления 305-й пехотной дивизии. Это трудная задача может быть выполнена с помощью этих свежих сил. Я знаю, что у всех частей  на Волге были тяжелые потери и они не могут дать подкрепления из своих секторов, но  должна быть возможность перебросить по воздуху  усиленным пехотный полк, так же, как были доставлены саперные батальоны были в Сталинград ".

   Генерал фон Зейдлиц ответил: "У нас нет лишней пехоты  Наша разведка показывает, что русские двигают крупные моторизованные соединения против секторов соседних армий Несколько танковых дивизий в нашем распоряжении должны оставаться как сдерживающие оборону за румын, итальянцев и венгров. Ничто не может быть взято из этих танковых дивизий ".
  Линден сообшил Зейдлицу:.. "Господин генерал, саперные батальоны, используемые здесь, должны рассматриваться лишь в качестве специальных частей. В нынешних условиях эти батальоны будут истекать кровью, если не будет немедленной поставки пехоты, следующей весной, когда полномасштабная операции возобновится, нам не будет хватать этих саперов. это мой долг, чтобы привлечь ваше внимание к этому сейчас ".
Генерал фон Зейдлиц: «Наша задача сейчас заключается в объединении и сплоченности всех частей, чтобы мы достигли  Волги. Все силы в нашем распоряжении должны быть использованы для достижения этой цели, когда придет весна, мы  подумаем еще раз..."
Линден позже писал: "Я иногда думал об этом разговоре, и в окружении в Сталинграде и в ходе моих семи лет плена."
Линден не знал, что в течение предыдущих полутора недель, фон Зейдлиц много раз пытался получить пехотные части, но это не увенчалось успехом. Все, что теперь оставалось фон Зейдлицу  быть хорошим солдатом и выполнять все приказы.

  В официальном сообщении штаба 6-й Армии в группу Армий Б в конце дня были подведены итоги об операции, от которой многие ожидали много большего:
«В первый день операции,  5 саперных батальонов переданных в  51 АК уже вместе потеряли 440 человек, это 30% [их силы]. Только в дальнейшей борьбы до 15 ноября, они потеряют по крайней мере еще 25%, а затем будет настолько ослаблены, особенно в младших командирах - что они больше не будут иметь возможность выполнять трудные задачи, например в следующей операции на цех мартена, на Красном Октябре.»

    В 15.30 , Зейдлиц разослал добавление к приказу по корпусу:
«Нападение будет продолжено в последовательности проходящей войсковой операции. Поэтому оно будет опираться на тщательную подготовку, точное выполнение приказов и быстрой перегруппировки подразделений, когда очередная цель будет достигнута.
  Так как много войск для штурма будет развернуто в передней линии, выдвигать сначала тех, кто используется  в полную силу. Остальные части будут продвигаться дальше только в случае необходимости. Ни в коем случае не применять большие группы или собираться в тупиках или в районах, где артиллерийский и минометный огонь может нанести им поражение.
Где части обошли гнезда сопротивления – вернуться затем снова , Захваченные  дома, бункеры и подвалы  - действовать по принципу: осмотреть еще раз.

На основании приказов, выданных 389-й пехотной дивизии, нападение на Красный дом(  дивизионный КП 138 сд –прим.) будет проводиться только на вечер 14 ноября или в начале 15 ноября. На усмотрение 305-й пехотной дивизии предлагалось отложить нападение на «Дом комиссаров «- запланированный на вечер 13 ноября - для того, чтобы синхронизировать все атаки в своей области  с атакой 389-й пехотной дивизии на Красный дом.»


Наконец, основной метод для снижения потерь был дан  в приказе:  «Траншеи для подхода и коммуникационные траншеи будут вырыты так, что войска смогут двигаться вверх и вдоль линии фронта, не подвергая себя смертельному артиллерийскому и минометному обстрелу, пулеметному огню и стрельбе снайперов. Строительство траншей является приоритетной задачей. Для рытья траншей могут быть использованы военнопленные.»

   В 16.45 , 51-й АК  сообщил о своей задаче на 13 ноября в 6 - ю Армию:
«Продолжение атаки с методами нападение группы до окончательного захвата берега Волги на востоке у  орудийного завода.»

Майор Линден вспоминает:
«Еще одна большая атака была запланирована на раннее утро 13 ноября ... Русские укрепили свои плацдармы перед нашим сектором, и было необходимо провести перегруппировку наших сил.  294-й саперный батальон оставили  позади, на правом крыле 305 пехотного дивизии, потому что враг постоянно делает изнуряющие удары по этой области с юга. Основные ударные силы полка дивизии, будут получать подкрепление, которые можно было бы сделать только путем принятия 162 –го саперного батальона из подчинения 389-й пехотной дивизии и использования его рядом с 50 –м саперным батальоном. Это было возможно, потому что враг оставался спокойным на соседнем участке дивизии. Перегруппировка саперов состоялось 12 ноября, поэтому только небольшие местные нападения произошли в этот день.»
В промежуточном докладе, 51 АК сообщил, что "захват последних бункеров в крутых прибрежных скалах на востоке берега Волги и северо-востоке топливной системы идет от 13.00." Суровая реальность захвата некоторые из этих «последних бункеров" будет такова, что они не скоро будут немецкими.»

317

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую!  Александр спасибо за сообщения!

На последней схеме "дом комиссаров" показан захваченным немцами, хотя на тот момент это здание удерживали наши бойцы. В том районе сложилась интересная ситуация - советский заградотряд расстреливал отступающих (и наступающих) немцев в спину из окон восточного фасада. Просто разрыв либерального шаблона)

Потом были бои за сам "дом комиссаров", за этажи и коридоры, за каждую комнату.
Есть замечательная книга Анатолия Денисовича Баяндина "Сто дней, сто ночей", там в художественной форме описана история самого автора, осенью 42-го бывшего рядовым 77 армейского заградотряда. Баяндин непосредственно участвовал в боях за "дом комиссаров" (п-образное здание по нашему), награжден медалью "За Отвагу". Книга незаслуженно неизвестная, хотя стоит на одном уровне с некрасовскими "В окопах Сталинграда".  Анатолия Денисовича, прошедшего пекло сталинградских боев, в 1962 году убили малолетние отморозки.

Баяндин Анатолий Денисович, рядовой 77 армейского заградотряда.
http://i58.tinypic.com/2ljnfop.png

В книге есть эпизод, главный герой вместе с группой  разведывает местность между Волгой и "домом комиссаров", немцы уже захватили район баков:

"Через полсотни шагов мы слышим затаенный говорок. Прислушиваемся. Слова непонятны и доносятся откуда-то из-под земли. Данилин указывает рукой в мою сторону. Это значит: я должен обследовать местность в радиусе нескольких метров. Я ползу на говорок и сразу же натыкаюсь на люк канализационного колодца. Но заглянуть у меня не хватает мужества.

— Яволь, яволь, — вылетает оттуда.

Я делаю Данилину знак. Он подползает ко мне.

Кто-то внутри зевает, потом кашляет.

— Давайте, — в самое ухо старшего сержанта говорю я. Для убедительности прибавляю: — Фрицы, слышал сам.

Данилин толкает меня в плечо, чтобы я отполз. Потом он копается с гранатой и опускает ее в дыру. Еще не успевает взорваться граната, а истошные крики уже заполняют пустоту колодца. Нас встряхивает, и белый столб дыма повисает над круглой дырой."

Отрывок из наградного листа медали "За отвагу"
http://i58.tinypic.com/67p28h.png

Книга http://knigosite.org/library/read/2242

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую!

Рассказ о связистах 203-го отдельного батальона связи, 138-й стрелковой дивизии, известных как группа "Ролик".


     Из книги Джейсона Д. Марка :   
                                                                    « РОЛИК»

    «Многочисленные отверстия пронизывали крутые обрывы на берегу Волги. Некоторые из них были только мелкими пещерами вырытыми в твердом суглинке, в то время как другие были большими землянками. Проверка их и неожиданные бои у каждого укрытия было бы тяжелым предприятием для атакующих. К счастью для немцев большинство из них были заброшены, но немногие, которые остались вызвали большое количество неприятностей.
   Самые упорные занимали положение в отвесных скалах,  например так называемая группа «Ролик». «Ролик» не принадлежал ни к одному из стрелковых полков. Это стало собирательным названием четырех солдат из 203-го отдельного  батальона связи 138-й стрелковой дивизии, которые обороняли  небольшую телефонную станцию. «Ролик» - вот какой был их позывной.
Их позиция выглядела безнадежной: она была расположена на полпути к штабу дивизии - по бокам двух небольших щелей  вырытых как небольшие пещеры. Небольшие укрытия были сделаны по  одному с каждой стороны, в каждом находилось по два человека. Нахождение в двух землянках, однако, позволяло им поддерживать и прикрывать друг друга: южная сторона может обстреливать  вражеских солдат появляющихся на северном гребне оврага и наоборот. Крутизна оврага также означала, что немцы должны были подвергать себя опасности, опасаясь выстрелов из пещер на склоне.
  Когда немцы двинулись на север вдоль верхней части обрыва, они остановились на крутом берегу возле расщелины. Немецкий солдат лег и выглянул из-за бокового гребня вниз, в расщелину. Один связист из группы «Ролик» уже поджидал и сразу же выстрелил ему в голову. Остальные немцы отошли. Затем они обошли овраг, подползли, и, не достигнув его гребня достали импровизированный перископ. Через него они увидели глубокую  стену оврага с большой дырой внизу. Один конец кабеля приводил вниз к Волге, а другой привел к противоположной стороне щели. Немцы нашли вторую часть и отрезали её. Теперь они поняли, что они наткнулись на пост связи между двумя дивизиями. Связь теперь была отрезана от левого соседа - 95-й стрелковой дивизии и 62-й армии.

                                                                                  http://i62.tinypic.com/2d2dnxy.jpg
              Овраг "Ролик". Снимок сделан после окончания боев в Сталинграде . (Из архива командира 138 сд Людникова И. И.)

   В двух отверстия вырытых по бокам щели сидели четыре связиста: командир младший сержант Николай Никифорович Кузьминский, младший сержант Александр Семенович Колосовский и солдат Андрей Никонорович Ветошкин и Семен Константинович Харазия. Никто не дал им приказ отступить и, таким образом, они остались на своих позициях - поддержание  связи с командным пунктом их подразделения.
  Младший сержант Кузьминский связался со своим командиром, старшим лейтенантом Озеровым, и сообщил о своем положении и наблюдении за противником».

    Об отважных сязистах 203-го отдельного батальона связи написано в воспоминаниях Людникова:

"Их позывной — «Ролик». Приказа на отход «Ролик» не получил и действовал, поддерживая одностороннюю связь. Провод, соединявший нас с дивизией Горишного, немцы порвали.
   Старшему на «Ролике», младшему сержанту Кузьминскому, подчинялись три бойца — Ветошкин, Харазия и Колосовский.
Фамилии четырех связистов начертаны на обелиске «Ролик», который установлен на земле завода «Баррикады», у самого обрыва правого берега Волги.
   За что четырем солдатам оказана такая честь?
    Когда на левом фланге дивизии противник вышел к Волге, Кузьминский связался с нами по телефону и сообщил, что видит фашистов, стреляет по ним и к берегу не подпускает. А немцы были не в силах выкурить «Ролик» из ниш. Попробовали даже опустить на наших связистов взрывчатку, но Кузьминский и его бойцы срезали веревку огнем автоматов, и взрывчатка, пролетев мимо, никому не причинила вреда.

  Кузьминский бодро докладывал:

— Нам нужны патроны да харчи. «Ролик» будет вертеться!

Один из связистов пробивался ночью в штаб дивизии, получал необходимые запасы и возвращался к себе. Для «Ролика» мы не жалели патронов и продуктов. У «Ролика» нас разъединили с соседней дивизией, и «Ролик» соединил нас с нею.

Сорок дней и ночей выдерживали четыре связиста необычную осаду, и их пример воодушевлял всех бойцов дивизии. Когда «Ролик» замолкал, на душе становилось тревожно, но опять слышалась стрельба из расщелины оврага, и наши солдаты радовались:

— «Ролик» не сдался! «Ролик» вертится! «Ролик» стреляет!.. "

  В воспоминаниях Людникова далее написано, что два связиста Ветошкин и Кузьминский ( Куземинский) погибли перед самым окончанием боев за Сталинград. Однако по данным ОБД и "Подвиг Народа" Ветошкин погиб уже 20 ноября, Кузьминский в этот день был тяжело ранен, дальнейшая его судьба неизвестна, возможно умер от ран в расположении дивизии, эвакуация на левый берег происходила в тяжелых условиях, с медикаментам было трудно.  По данным ОБД «Мемориал» в 1953 году его разыскивал отец.
Так  же судя по званиям в наградных листах постом телефонистов командовал Харазия.
 
Наградные листы на связистов "Ролика", все награждены орденом Красная Звезда  :

   Из наградного листа на телефониста 203 отдельного батальона связи 138-й сд красноармейца КОЛОСОВСКОГО Александра Семеновича 1915 г.р. :
                                                                              http://i59.tinypic.com/xlh341.jpg

«В боях в районе заводов "Баррикады" и "Красный Октябрь"" тов.Колосовский в течении месяца будучи линейным надсмотрщиком по несколько раз в сутки выходил на исправление линии под сильным минометным и автоматным огнем...
Только в течении 19-20 ноября устранил 36 поврежденй. 20 ноября, когда тов. Колосовский вышел на исправление линии, на него напали два немца. Колосовский вступил с ними в бой, одного убил гранатой, а другого в упор из винтовки. Несмотря на то, что немцы с обрыва вели автоматный огонь и забрасывал гранатами, тов. Колосовский устранил повреждение, и связь с левым флангом работала безотказно.

21 ноября 1942 г.                                                          Командир 203 ОБС майор Половцев».

   В ходе наступления на Украине, в сентябре 1943 Колосовский был награжден  орденом "Отечественной Войны 1-й  степени"(посмертно).
   Из наградного листа на гвардии сержанта Колосовского, командира 92 гв.роты связи 70 гв.сд:
«23.9.43 года тов. Колосовскому была поставлена задача дать связь на правый берег р.Днепр на КП 205 сп. Тов. Колосовский через Днепро переправился под ураганным ружейно-пулеметным огнем пр-ка, на пути движения через р.Днепр тов.Колосовский был тяжело ранен, будучи тяжело раненым тов.Колосовский продолжал выполнять боевую задачу.
Тов.Колосовский скончался со словами на устах: ,,Вперед на Запад"
   Несмотря на все это задача была выполнена им выполнена с честью, связь работала и работает безотказно, тов.Колосовский опеспечил управление частями, содействуя успешному продвижению наших частей вперед, уничтожая фашистскую немчуру».

Колосовский А. С.  погиб( умер от ран) 29.09.1943 года, похоронен в Черниговской обл.


            Наградной лист на красноармейца КУЗЕМИНСКОГО Николая Никифоровича 1923 г.р., телефониста 203 ОБС:

«11 ноября противник вышел к Волге у соседа слева, подошел к телефонной станции на 50 метров. Куземинский не бросил своего поста, а вместе с начальником станции остались на обороне левого фланга дивизии, ведя огонь по противнику  докладывал обстановку опергруппе дивизии. Немцы были вынуждены окопаться на обрыве. Путь к Волге был закрыт смельчаками. 15 ноября фашисты предприняли атаку, но захлебнулись в собственной крови. 19-20 ноября враг повторял свои атаки, телефонная связь была нарушена. Тов. Куземинский под шквалом пуль автоматов и пулеметов выходил на исправление линии.
20 ноября противник нарушил связь. Забрасывая гранатами берег Волги и обстреливая из автоматов противник не допускал никого. Тов. Куземинский все же сумел устранить повреждение, где и был тяжело ранен».

Дальнейшая судьба Куземинского незвестна, по данным ОБД числится пропавшим без вести с 0.5.1944г.


Наградной лист на красноармейца ВЕТОШКИНА Андрея Никоноровича 1918 г.р., телефониста 203 ОБС :

«Тов. Ветошкин в боях за Сталинград проявил себя отважным и честным бойцом. Во время ожесточенного немцев 11 ноября, тов. Ветошкин устранив повреждение линии, шел в оборону, где лично убил 2 фашистов, помогая малочисленной группе обороняющихся. 20 ноября 1942 г. когда немцы предприняли ожесточенную атаку на левый фланг дивизии ведя шквальный пулеметный и минометный огонь, телефонная связь была нарушена.
Тов. Ветошкин вышел на устранение линии, восстановил ее и был тяжело ранен. Исправил линию, вновь прорыв. Будучи тяжело ранен в ногу, ползком устранил еще один прорыв. Связь была восстановлена, но пуля врага смертельно ранила отважного связиста.

  21 ноября 1942 г.                           Командир 203 ОБС   майор  Половцев»


По данным "Книги Памяти" Башкирии : Ветошкин Андрей Никандрович погиб 20.11.42 и похоронен у завода "Баррикады",  на правом берегу р.Волга.

         Из наградного листа на командира отделения 203 Отд.Бат.связи 138 сд младшего сержанта ХАРАЗИЯ Семена  Константиновича:
«В боях за город Сталинград тов.Харазия обеспечивал бесперебойную связь к соседу влево. В момент ожесточенного боя 11 ноября, полк которому тов.Харазия обеспечивал связь, под превосходящими силами противника отошел. Левый фланг дивизии оказался под угрозой - противник вышел к Волге. Тов.Харазия с тремя бойцами остался на месте, заняв оборону. Командир батальона приказал: прибыть в часть. Харазия ответил: "Разрешите остаться -фланг голый, противник рядом, отбиваю огнем."  Тов.Харазия остался на месте.
В течении многих суток противник забрасывал связистов гранатами, обстреливал пулеметным и автоматным огнем, стремясь прорваться. Тов.Харазия отбивает все попытки врага огнем, уничтожив 2 фрицев.
20 ноября в непосредственной близости от телефонной станции завязался бой. Связь нарушилась, Харазия отправил двух бойцов на исправление линии, сам вел бой с немцами, в котором уничтожил еще 2 немцев и захватил ручной пулемет. Немецкий снайпер одного надсмотрщика убил, другого ранил (Видимо написано про Ветошкина и Куземинского –прим.). Связи не было. Тов.Харазия ползком обнаружил прорыв и восстановил связь.
22 ноября 1942 г. Командир 203 ОСБ».

Харазия единственный, кто остался в живых из состава группы «Ролик» и воевал до Победы. Во время войны был награжден вторым орденом "Красная Звезда". После войны проживал в Абхазии.

На «Острове Людникова» в Волгограде установлен памятник связистам Ролика, на нем перечислены фамилии связистов, только телефонист Колосовский записан как Колосовой.


                                                                   http://i59.tinypic.com/5ntag1.jpg

                                                                          Памятник связистам " Ролик"

                                   Надпись на памятнике:      ,, РОЛИК"

     "В блиндажах на берегу Волги в 1942 году   4 ГЕРОЯ - СВЯЗИСТА 138-й стрелковой дивизии  Товарищи  ВЕТОШКИН  КУЗЬМИНСКИЙ ХАРАЗИЯ и КОЛОСОВОЙ их позыной - ,,РОЛИК" в течении 6-ти недель упорно удерживали пункт связи и не пропустили немецко - фашистских захватчиков."

  Из выше приведенных данных следует, что первый состав группы "Ролик" наполовину вышел из строя 20 ноября при немецкой атаке. Из этого состава остались в строю только Колосовский и Харазия, про другой состав бойцов, занявший места выбывших неизвестно. И судя по званиям связистов и описанию боя в наградных листах, командиром группы телефонистов «Ролик»был Харазия.

  Комдив  Людников И. И. после войны пытался узнать о судьбе оставшихся в живых связистах ( Из статьи в журнале «Огонек» №5 за 1968г) :
"Двое из них Кузьминский и Ветошкин погибли,  когда вели последний бой на Сталинградской земле, очищая от фашистской нечисти территорию завода"Красный Октябрь". Прочитав эти строки может быть откликнется ветеран дивизии связист Колосовский, о судьбе которого мы ничего не знаем.  Разыскали четвертого связиста из "Ролика" следопыты 2-й школы Волгограда. В поселке Новый Афон в Абхазии работает агрономом Харазия."

                                                                    http://i62.tinypic.com/aceo9k.jpg
                                Современный вид на место оврага  "Ролик".  Снимок сделан в апреле 2015
                                                                                                                                               

   Продолжение из книги Джейсона Д. Марка :

   « 51-й Армейский Корпус позже сообщил что " очистка захваченной местности были успешно проведена в течение дня, особенно на крутых склонах и берегу Волги востоке и северо-востоке топливной системы. Яростно защищаясь противник потерял 30 пленными и множество убитыми.»
     Некоторые из отдельных немецких подразделений понесли тяжелые потери. Невероятно, но 305 -й батальон лейтенанта Зорна, который не потерял ни одного человека в течение предыдущего дня тяжелых боев возле Аптеки, сейчас нес потери во время небольших  атак, чтобы очистить оставшиеся гнезда сопротивления противника. Лейтенант Зорн был ранен в  левую руку.

294-й саперный батальон понес большие потери во время своих атак в первой половине дня, отбивая советские нападения в районе топливных баков и во время расчистки вражеских бункеров находящихся в обрывах у реки.

   В 21.50  51-й Армейский Корпус направил свой ежедневный отчет в штаб 6-й Армии:
        «После яростных атак в первой половине дня против позиции у оврага на северном крыле 100-й егерской дивизии и нападений в районе сталелитейного завода, вражеская боевая деятельность утихла, кроме обычных обстрелов. С наступлением темноты - беспокоящий огонь с применением тяжелой артиллерией в глубине обороны и  вдоль дорог в тылу,  бомбардировка заводских районов и городской территории.
      Проводились атаки по ликвидации вражеского плацдарма по по крутому склону и береговой линии вдоль востока  Волги  и северо-востоке топливной системы. Яростно защищая его противник потерял 30 пленных и много убитыми.
51-й Корпус захватил 57 пленных, из них 9 дезертиров. Допрос пленных, захваченных накануне показали очень интересную информацию .Стрелки из 241-го стрелкового полка заявили, что до нашей атаки, его полк имел около 700 человек, но понес тяжелые потери. Солдаты из 650-го стрелкового полка показали, что его полк был очень слаб в начале атаки: в нем  было только 200-250 человек, прежде чем он снова понес тяжелые потери. Наконец, люди с 768-го стрелкового полка показали, что 32 человека, все, что осталось от 339-го стрелкового полка  были включены в их полк ( Полк из 308-я стрелковой дивизии Гуртьева, была выведена из Сталинграда, остатки были переданы в 138-ю)».

   Людников пишет :
      "Вечером капитан Коноваленко, командир 344-м стрелкового полка, принес мне письмо, которое было найдено на теле убитого немецкого офицера. Письмо было от 11 ноября:

«Нам надо дойти до Волги. Мы ее видим — до нее меньше километра. Нас постоянно поддерживает авиация и артиллерия. Мы сражаемся как, одержимые, а к реке пробиться не можем. Вся война за Францию продолжалась меньше, чем за один приволжский завод. Мы брали крупные города и теряли при этом меньше людей, чем на этом богом проклятом клочке земли. Против нас, вероятно, сражаются смертники. Они не получают подкреплений, так как мы контролируем переправу. Они просто решили сражаться до последнего солдата. А сколько их там осталось — последних? И когда этому аду наступит конец?.. »
Он не ошибся. Мы действительно решили бороться до последнего человека."

   Другая важная информация была найдена в документах взятых у убитых немцев, как отмечено в журнале 62-й армии :
    «Документы взятые с убитых подтверждают наличие новых подразделений: 336-й пехотный полк из 161-й пехотной дивизии, 132-й пехотный полк 44-й пехотной дивизии, 162-й саперный батальон из 162-й пехотной дивизии и 294-й саперный батальон из 294-й пехотной дивизии».
Хотя в докладе не все было безупречным, но три из четырех единиц были правильно определены, а четвертая почти что правильно. Что советская разведка еще не обнаружили, это присутствие 45-го и 50-го саперных батальонов.

                                                                     Из ЖБД 138-й стрелковой:
«                          12 ноября 1942  года.

                   ЗАДАЧА ЧАСТЕЙ ДИВИЗИИ ПРЕЖНЯЯ

Противник после боя 11.11.42 г. в течении суток производил перегруппировку сил и  мелкими группами вел наступление на фланге дивизии.
       Артиллерия и шестиствольные минометы противника обстреливали боевые порядки частей КП дивизии и ОП артиллерии
на О.ЗАЙЦЕВСКОМ. Авиация производила разведывательные полеты и 22 (раза?) вылетала бомбить ОП артиллерии на острове ЗАЙЦЕВСКИЙ,
    Дивизия обороняющая прежний рубеж вела огневой бой с противником и отражала атаки мелких групп противника. Артиллерия и 120 мм минометы вели огонь по местам сосредоточения противника, подавляя его огневые точки.

            Потери дивизии: убито - 9, ранено 16, пропало без вести - 2, по другим причинам -4, Всего 31. Разбито минометов -2, орудий ПТО-1.
Урон нанесенный противнику -уничтожено до 150 гит. 4 пулемета.

                                   Дополнительно к данным 11.11.1942 года.
Уничтожено до 200 гитлеровцев, разбито -2 пулемет.точки и одно 75мм орудие. В бою 11.11.42 г. противник применял гранаты после разрыва которых бойцы на некоторое время выходили из строя. Появлялся кашель, слезоточение и затруднение дыхания.»

305-я пехотная дивизия: 21 человек убит, 1 офицер и 20 человек ранены, 1 человек пропал.

Тем временем штабные  подразделения 193-й были переведены на левый берег Волги. Сводный полк 193-й сд Смехотворова  был передан 138-й стрелковой дивизии.
   Воспоминания командующего 62-й армии Чуйкова В. И. :

    "Теперь перед нами встала задача оказать помощь дивизии Людникова, оторванной от главных сил армии. Ее положение стало очень тяжелым: она была зажата противником с севера, с запада и с юга, а с востока отрезана Волгой, по которой шел сплошной лед.
Подвоз боеприпасов, продовольствия, вывоз раненых производились с перебоями, с промежутками в двое-трое суток.
Мы вынуждены были искать, вернее, выжимать кое-какие средства из боевых порядков на правом берегу. В первую очередь Военный совет армии решил все части дивизии Смехотворова свести в один 685-й полк и, сосредоточив его за правым флангом дивизии Горишного, контратаковать противника с юга на север вдоль Волги на соединение с дивизией Людникова.
    Из всех частей Смехотворова мы набрали только 250 боеспособных людей. Этим сводным полком и правым флангом частей дивизии Горишного, которые постепенно пополнялись людьми, отдельными группками, прибывшими с левого берега, мы беспрерывно по 20 ноября вели контратаки на севера на соединение с Людниковым.

Своими контратаками мы, правда, не восстановили положение, но зато и противнику не дали уничтожить дивизию Людникова.»

Но проблема была в том, что люди из этого пополнения не могли пробиться к Людникову.
      62-я армия выпустила Боевой приказ № 237 "для уничтожения вражеской группы, которая вышла к Волге". В нем говорилось:          « Командирам 193 сд и 138 сд

                       БОЕВОЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ № 337 ШТАРМА 62
                               СТАЛИНГРАД 12.11.42   
         Для уничтожения групп противника вышедших к р.ВОЛГА.
  ПРИКАЗЫВАЮ :

Сводный полк 193 сд к 7.00 12.11.42 сосредоточить в район непосредственно сев. устье овр.БАННЫЙ, где полк передать
в оперативное подчинение командира 138 сд.
ЗАДАЧА сводного полка: 1.совместными действиями с частями 95 сд уничтожить группы противника вышедшие к берегу р.ВОЛГА в районе БЕНЗОБАКОВ, МЕЗЕНСКАЯ и восстановить положение в стыке 138 и 95 сд.
2. Установить локтевую связь между частями 138  95 сд.
3. Исполнение донести».

       Боевой журнал 685-го стрелкового полка, которым командовал подполковник Евгений Иванович Дрогайцев, описывает подготовку к своей задаче:
    «Для ликвидации прорыва и обеспечения доставки боеприпасов и продовольствия для 138-й стрелковой дивизии, в соответствии с приказом командующего 62-й армии, 685-й стрелковый полк взял часть людей из 783-го стрелкового полка стрелкового полка, 895-го стрелкового полка, а так же спецподразделений и из управления из 193-й стрелковой дивизии - всего  258 человек - и они выдвинулись вперед для выполнения своей задачи вместе с частями 95-й стрелковой дивизии.
    Во время движения  вдоль берега к своей цели, сводный полк 193-й сд был сформирован в три эшелона, которые в свою очередь были организованы во время движения в подразделения (стрелковые взводы) с интервалом в 100 метров между ними, и они продвигались непосредственно по берегу реки. В результате, потери от минометного огня во время марша были небольшие, хотя плотность огня по берегу реки была сильная».

Взляд на ситуацию в районе бензобаков  и на участке138-й сд  и 95 сд со стороны НКВД :

« ДОКЛАДНАЯ ЗАПИСКА НКВД СССР ОБ ОБОРОНИТЕЛЬНЫХ
БОЯХ 62-Й АРМИИ НА СТАЛИНГРАДСКОМ ФРОНТЕ
№ 1936/б
17 ноября 1942 г.
Совершенно секретно
ГКО – т. Сталину
ГКО – т. Молотову
Генштаб КА – т. Василевскому
НКВД СССР докладывает донесение Особого отдела НКВД
Сталинградского фронта:
«В период с 11 по 15 ноября с.г. части 62-й армии вели оборони-
тельные бои с наступающим противником. В результате атаки против-
нику удалось на участке 241-го сп 95-й сд прорвать линию нашей обо-
роны и выйти в районе завода «Баррикады» к Волге.
Вследствие этого 138-я сд оказалась отрезанной от остальных ча-
стей армии и совместно с 201-м танковым батальоном ведет тяжёлые
бои в полуокружении.
Основными причинами отхода частей является малочисленность
62-й армии и недостаточная организация обороны в инженерном от-
ношении. Сводный полк 193-й сд и батальон 92-й сбр, введённые в бой
для восстановления положения, на участке 241-го сп успеха не имели.
Плавсредства для армии полностью не прибыли. План перевозок
сорван. В течение трёх суток пополнение частей армии людским
резервом не поступает, боезапасы не доставляются, раненые из
138-й сд не вывозятся уже трое суток. Ледоход прервал сообщение
с правым берегом Волги, требуются ледорезы и ледоколы, которые
ещё не введены в действие.
   Командование 39-й Гвардейской, 45-й и 95-й сд не организовало
уборку трупов бойцов и командиров на поле боя, что создает отрица-
тельные настроения среди личного состава.
Об изложенном проинформирован Военный совет фронта».

      Народный комиссар
      внутренних дел СССР                        Берия »

Ситуация в районе бензобаков тревожила и командование Сталинградского фронта :
 
   «РЕШЕНИЕ КОМАНДУЮЩЕГО СТАЛИНГРАДСКИМ ФРОНТОМ НА 12.11.42.
    РЕШЕНИЕ :

На день 12.11. 62 армия будет восстанавливать положение в районе МЕЗЕНСКАЯ, за счет внутренней перегруппировки сил. Остальные армии фронта удерживать занимаемые позиции и вскрывать группировку противника перед своим фронтом.

                                         ЕРЕМЕНКО  ХРУЩЕВ   ВАРЕННИКОВ».

Отредактировано Александр Д (14.06.2015 23:52:05)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую!
  Небольшой перерыв в рассказе о боях на "Острове Людникова". Далее обзор о боях на заводе "Красный Октябрь" 11 ноября1942 года.
   Как  ранее сообщалось, одной из главных целей немецких атак, кроме участка у завода «Баррикады» был  мартеновский цех завода «Красный Октябрь». И когда 5 батальонов немецких саперных частей, при поддержке пехоты 305-й и 389-й  дивизий утром 11 ноября начали штурм Нижнего поселка Баррикады, мартеновский цех так же был атакован немецкими частями. Правда силы были выделены очень малые :всего  200 -300 человек саперов и пехоты.
  В качестве частей закрепления, идущих за саперами был выделен 389-й хорватский полк от 100-й егерской дивизии. Об участии других немецких подразделений из 79-й пехотной дивизии ничего пока не известно.
  Под началом капитана Гельмута Вельца, командира 179-го саперного батальона немецкие части, выделенные для штурма цеха  выглядели следующим образом:
79-я пехотная :179-й саперный батальон ( около 90 человек-прим.) под командованием капитана Вельца и приданные ему подкрепления: 1 отделение тяжелых минометов, часть рот легкого вооружения из 208, 212, 226 гренадерских полков, 2 группы из179-го самокатного дивизиона, взвод зенитных 20 мм орудий , 2 тяжелых пехотных орудия(SIG 33). Так же группу Вельца поддерживала огнем батарея из 179 артиллерийского полка.
От 24-й танковой дивизии : группа саперов 40-го танково -саперного батальона в 30-40 человек.

   Так же участие принимал хорватский 369-й гренадерский полк, который  был дополнен до усиленного батальона ( 200- 300-чел?) и получил подкрепления: пехотную роту 98 человек и 8 ручных пулеметов , тяжелая пулеметная рота (73 человека и 11 станковых пулеметов) и 1 противотанковая рота-20 человек и 6 орудий.

  В воспоминаниях Вельца и в других источниках упоминается еще некий сборный «саперный батальон Шпренгер», которым командовал капитан Шпренгер и состоял из частей 41-го и 45-го (?)саперных батальонов. Но 45-й саперный был в это в районе "Острова Людникова" и вел бои на левом фланге, против 768-го стрелкового полка .



     Судя по обозначениям на схемах, главный удар немецкой атаки пришелся на  чугунно-литейный цех, а не мартеновский.    Мартеновский цех штурмовала только левая штурмовая группа. Видимо немцы считали оба цеха как единое целое.
Но поскольку на немецких схемах и в воспоминаниях оба цеха обозначены как мартеновский ( на схемах -цех №4), в следующем тексте  эти цехи обозначены как мартеновский.


  Из книги Джейсона Марка об истории немецкой 24-й танковой дивизии в Сталинграде показано участие саперной группы из этой дивизии, в попытке атаки на мартеновский (чугуно-литейный цех ):

   «79-й пехотной дивизии было приказано подготовить атаку для окончательного захвата завода "Красный Октябрь", и особенно краеугольный камень его обороны, которым был мартеновский цех ( Цех 4). 179-й саперному батальону, усиленному опытными саперами из 3-й роты 40-го танко-саперного батальона 24 -й тд, была поставлена задача подготовится к нападению, и занять свои позиции в следующей последовательности: 3-я рота 40-го сапбата 24тд была справа, 1-я рота179-го сапбата была в середине и 2 -я рота 179-го сапбата была слева, а 3-я рота 179-го следовала за ними в центре. Вся  общая численность этой штурмовой группы составила 120 человек, разделенных на 4 Keilen(клина)
  Саперами, временно выделенными для атаки от 24-й танковой дивизии командовал обер-лейтенант Рост,  после ранения накануне он всё еще ходил с бинтами. Его группа была назначена в "клин № 1".
  Этот "клин"  от 24-й  танковой дивизии, как и  все  другие "клинья" для этой атаки, были собраны в штурмовые группы:1 унтер-офицер и 8 рядовых шли впереди с помощью группы закрепления, с 1 унтер-офицером и 5 рядовыми. После каждого клина на расстоянии около 50 метров была другая штурмовая группа и группы обеспечения в том же количестве.
На острие атаки каждого "клина" таким образом приходилось всего 4 унтер-офицера и 26 солдат. Группы были оснащены взрывчаткой, ручными гранатами, дымовыми шашками, огнеметами, сосредоточенным зарядами, а также автоматами, пистолетами и винтовками.

   Непосредственно поддержку обер-лейтенанту Росту и его людям оказывали два пехотных 150-мм орудия  от 13 - й роты  208-го полка 79 пд. К этим орудиям были выделены передовые наблюдатели,  прикрепленные к его "клину"  и имели связь с орудиями по телефону. За 4 -я "клиньями" шли части закрепления, которые бы занимали круговую оборону участков местности, захваченную штурмовыми отрядами  саперов.


   Между 01.00 и 02.00 ч.(Время показано немецкое -прим.), штурмовые группы достигли местности для сбора перед атакой : 1-й "клин" за цехом № 3 и три других " клина" вдоль железной дороги к западу от 4-го цеха. Около 02.50 все штурмовые группы завершили свои приготовления,  и двинулись вперед уже на свои позиции для атаки. Первоначально огненный шквал немецких орудий был установлен на время  03.55 , но уже в 03.40 снаряды  и начали разрываться в западной части 4-го цеха, и в тылу немецких войск.

  Именно в 03.55, независимо от русской артиллерии,  немецкие орудия начали вести обстрел. Все пехотные артиллерийские орудия, назначенные для поддержки атаки - их было 14,  открыли огонь. Как только все снаряды были выпущены, войска двинулись вперед. Тем временем батальон орудий Морзера (часть батальона) оснащены огромными  210 мм пушками  начал сильный обстрел  на задних участках 4-го цеха, чтобы  задержать прибытие  подкрепления к красноармейцам. Шквал немецких и русских орудий бушевал. Для  устранения  русских снайперов, взвод зенитных 20 мм пушек  открыл огонь по крышам и балкам цеха, их снаряды со свистом проносились над головами наступающих саперов.

    Обер-лейтенант Рост осмотрел место для атаки и его штурмовая группа тронулась вперед. Их начальная позиция была в тени  3-го цеха и они занимали сравнительно безопасное положение, где  избегали  шквала огня русской артиллерии. Теперь, однако, они завернули за угол и направились к 4-му цеху.
Автомобильная и железные дороги шли вдоль южного края цеха и пулеметное гнездо русских было расположено там, где дорога проходила у широкой закрытой части  4-го цеха. Под грудой красного песка, лежащего рядом с этим входом была еще одна вражеская точка  и в разрушенной части в 20 метрах от западной угла 4- го цеха еще один вражеский пулеметный пост. Снайпера также расположились в  дымовых трубах..
      Из четырех клиньев, они имели наибольшее расстояние до своей цели, чтобы проскочить этот участок. Справа были руины железнодорожного депо, небольшого здания на полпути между  3 и 4 цехами, и перед этим зданием железнодорожный путь приходил прямо в 4-й цех.  Вдруг вражеские пулеметы открыли  огонь по группе Роста,  все бросились на землю.
     Вдохновленные унтер-офицером, командиром штурмовой группы, саперы вскочили и бросились вперед на десяток метров вперед, прежде чем снова бросились на землю. Понемногу, им удалось достичь гигантской воронки у западного конца депо, и все 9 человек из штурмовой группы свалились в неё. Командир группы унтер-офицер и двое солдат были ранены. Каждая попытка выглянуть за край воронки  была встречена  пулеметным огнем. Залпы  из гранат падали прямо перед воронкой.

   Группа обеспечения Роста также остановилась под огнем и залегла среди обломков, сразу же было отправлено сообщение обер-лейтенанту Росту о трудной ситуации, который в свою очередь, послал сообщение командиру этой операции капитану Вельцу. В нем было сказано:
«Атака группы еще не начата! Продвижение 1-го клина застопорилось в воронке и он находится там же во время атаки. Просто нет возможности продвинуться дальше под сильным пулеметным огнем и ожидать, чтобы понести потери. Группами созданы оборонительные позиции.»

   Три других клина вначале достигли некоторого успеха, но как только противник оправился от неожиданной атаки он отреагировал с быстрым и свирепым сопротивлением.  Цех№ 4 был сам по себе был сильной защитой с многочисленными толстостенными контейнерами для литья металла, бесконечным количеством стальных листов и защищенными ходами обратно к Волге, и это было также кошмаром для любого атакующего это сооружение.
  Нападавшие были сбиты с толку картиной этого "металлического хаоса" перед их глазами.  Штурмовые отряды саперов были просто не в состоянии сразу разобраться в этой груде металла. После того, как атака не удалась , штурмовые группы отошли назад.
     Окончательный подсчет потерь: 1унтер-офицер и 6 рядовых убиты, 12 унтер-офицеров и 26 рядовых ранены, большинство из них серьезно, 4 человека пропали без вести и 5 человек выбыло с обморожением.

Обер-лейтенант  Рост и его люди считали, что им повезло - удалось выйти только с тремя ранеными.
                                                                   http://i58.tinypic.com/5zppbs.jpg

    Вот как выглядела атака на оборону Красной Армии в мартеновском цехе глазами командира 179-го саперного батальона капитана Гельмута Вельца,  руководящего этим штурмом:

«Генерал извлекает из правого нагрудного кармана мундира монокль на черном шелковом шнуре, вставляет в глаз. Потом снова смотрит на меня оценивающим взглядом и откидывается назад.

— Ну, что поделывает ваш батальон?

— Полностью введен в действие, господин генерал. Опорные пункты перед цехом № 4 и в цехе № 7, закладка минного поля между зданием заводоуправления и цехом № 4, укрепление позиций на дороге, разминирование участка у железнодорожной насыпи и минирование канализационных колодцев. Вчера опять четыре убитых и десять раненых. Срочно нуждаюсь в пополнении. В траншеях на переднем крае всего 90 человек.
— Об этом я знаю не хуже вас. Наша зимняя позиция ясна — это линия Волги. Значит, мы должны взять Сталинград! Для этого нам необходимо овладеть цехом № 4. Цех № 4 в наших руках — и битва за Сталинград уже в прошлом!

Подчиняю вам полк хорватов, второй саперный батальон, все пехотные орудия дивизии и зенитную батарею. Кроме того, вас поддержит огнем весь наш артиллерийский полк.

К концу дня являются вызванные мною командиры подразделений. Цифры, которые они называют, действуют отрезвляюще. Во 2-м саперном батальоне всего 30 человек. Число исправных пехотных орудий равняется восьми. Зенитная батарея имеет всего шесть 20-миллиметровых пушек. И это все! Последняя моя надежда —полк хорватов. Узнаю, что кроме артиллерийского дивизиона от всего «легиона», насчитывавшего пять тысяч человек, остался всего один батальон. В нем 300 человек, он занимает позицию у северной части территории завода. Командует им майор Брайвиков.

«Приказ на наступление 11.11.42.

1. Противник значительными силами удерживает отдельные части территории завода «Красный Октябрь». Основной очаг сопротивления — мартеновский цех (цех № 4). Захват этого цеха означает падение Сталинграда.

2. 179-й усиленный саперный батальон 11.11 овладевает цехом № 4 и пробивается к Волге. Ближайшая задача — юго-восточная сторона цеха № 4...»

В приказе перечислены участвующие в наступлении подразделения, средства артиллерийской поддержки, резерв, указаны разграничительные линии, местонахождение КП и перевязочного пункта, установлены световые сигналы и т. д.

«7. Исходную позицию приказываю занять к 3.00 Доложить кодовым наименованием «Мартен»...»

Цех №4 — здание длиной свыше ста метров, передняя часть шириной метров сорок, дальше — метров восемьдесят. Это сердцевина всего завода, над которым возвышаются высокие трубы. Наполовину открытые ворота цеха напоминают зловещую пасть. Внутри ничего не видно. Обращаюсь к фельдфебелю Фетцеру, прижавшемуся рядом со мной к стене:

— Взорвете вон тот угол цеха, справа! Возьмете 150 килограммов взрывчатки. Взвод должен подойти сегодня ночью, а утром взрыв послужит сигналом для начала атаки.
Поступает последний «Мартин» — донесение о занятии исходных позиций. Смотрю на часы: 02.55. Все готово. Ударные группы уже заняли исходные рубежи для атаки. Их вооружение и средства ближнего боя проверены. В минных заграждениях перед цехом №4 проделаны проходы.
Сзади раздаются залпы наших орудий. Вздымаются черные столбы земли и дыма. Попадания видны хорошо, так как уже занялся рассвет.
И вдруг разрыв прямо перед нами. Слева еще один, за ним другой! Цех, заводской двор и дымовые трубы — все исчезает в черном тумане.

— Артнаблюдателя ко мне! Черт побери, с ума они спятили? Недолеты!

И тут голос мой обрывается. Что это? Там, на востоке, за Волгой, вспыхивают молнии орудийных залпов. Один за другим. Но это же бьет чужая артиллерия! Разве это возможно? Так быстро не в состоянии ответить ни один артиллерист в мире! Тут что-то не то ( Далее в этой теме есть воспоминания начштаба 39-й гвсд, которые объясняют быстрый ответ –прим.).

   Но наша артиллерия уже переносит огневой вал дальше. Вперед! Фельдфебель Фетцер легко, словно тело его стало невесомым, выпрыгивает из лощины и крадется к силуэту здания, вырисовывающегося перед ним в полутьме. Теперь дело за ним. Хватит ли взрывчатки? Установлены ли вовремя запалы? Фетцер возвращается. Он отсутствовал не больше минуты.
— Горит! — восклицает он и валится на землю.Ослепительно яркая вспышка! Стена цеха медленно валится. Оглушительный грохот пригибает всех к земле. Над нами прокатывается мощная взрывная волна. Летят осколки камней, кирпичи, куски металла и листового железа. Нас окутывает густой туман, серый и черный. Дым разъедает глаза. Не видно ни на метр вперед. В это облако дыма, преодолевая заграждения, устремляются штурмовые группы.

   Когда стена дыма рассеивается, я вижу, что весь правый угол цеха обрушился. Через десятиметровую брешь, карабкаясь по только что образовавшимся кучам камня, в цех врываются первые саперы... Мне видно, что левее в цех уже пробивается и вторая штурмовая группа, что наступление на открытой местности идет успешно. Зенитная батарея трассирующими снарядами взяла под огонь крышу. Через равномерные интервалы поддерживают атаку своим огнем тяжелые орудия. Теперь вперед выдвигаются группы боевого охранения.
  Осматриваюсь из большой воронки. У обороняющегося здесь против того, кто врывается, заведомое преимущество. Рикошетные пули уходят передо мной в землю. Это выстрелы из чердачного помещения. Пусть зенитки перенесут огонь сюда.
  Постепенно глаза привыкают к темноте. Вокруг, словно сметенные мощным ураганом, в диком хаосе носятся куски металла. С потолка свисают искореженные металлические перекрытия. Из земли торчат подпорки и балки. Глубокие воронки и преграды заставляют солдат двигаться гуськом, по очереди балансировать на одной и той же балке. А русские пулеметчики уже пристреляли эти точки. Здесь концентрируется огонь их автоматчиков с чердака и из подвалов. За каждым выступом стены вторгнувшихся солдат поджидает красноармеец и с точным расчетом бросает гранаты. Оборона хорошо подготовлена. Бой за цех только начинается, а чем кончится?

Фетцер залег метрах в пятидесяти от меня. Убийственный косоприцельный пулеметный огонь прижал к земле его группу. Наши автоматчики берут под огонь эту огневую точку. Они выстреливают свои обоймы с такой быстротой, словно хотят сразу израсходовать весь боекомплект. Группа рывками продвигается вперед. Гулко перекатывается эхо разрывов — это бьют пехотные орудия. Все сильнее грохот подрывных зарядов. Стены цеха рушатся.

   Выскакиваю из своей воронки. Пять шагов — и огонь снова заставляет меня залечь. Рядом со мной ефрейтор. Толкаю его, окликаю. Ответа нет. Стучу по каске. Голова свешивается набок. На меня смотрит искаженное лицо мертвеца. Бросаюсь вперед, спотыкаюсь о другой труп и лечу в воронку. Наискосок от меня конические трубы, через которые открывают огонь снайперы. Против них пускаем в ход огнеметы. На несколько мгновений в радиусе тридцати метров становится светло как днем. Успеваю заметить пересекающую цех баррикаду из вагонеток. рельсов, балок и стальных штанг. Недалеко залегла штурмовая группа. Оглушительный грохот: нас забрасывают ручными гранатами. Обороняющиеся сопротивляются всеми средствами. Да, это стойкие парни!
Через несколько секунд кто-то сваливается мне на спину и сразу откатывается в сторону. Это Фетцер. Он оттаскивает меня к себе в плоское углубление.

— Дело не двигается. Цеха нам не взять! Половина людей уже выбита.

— Фетцер, взрывчатки достаточно? Тогда пробейте проход в баррикаде.

— Делается. Но разве это поможет, господин капитан? Еще двадцать метров — и я останусь с двумя-тремя солдатами.

— Пришлю на подмогу целую роту. Тогда сможете взять.
Посылаю Эмига.
— Первой роте хорватов выступить немедленно. Приведите ее к Фетцеру.
Навстречу мне идет Эмиг, за ним на расстоянии добрых ста метров рассредоточенным строем следуют человек сто хорватов. С ожесточенными лицами они устремляются к цеху № 4. Оборачиваюсь. В этот самый момент над цехом как раз взвивается красная ракета, за ней — зеленая. Это значит: русские начинают контратаку, требуется подкрепление. Хорваты подошли как раз вовремя. Офицер связи вчера хвалил их. Не раздумывая, они идут прямо на цель: их сила в рукопашном бою. Они облегчат положение Фетцера.

В подвале навстречу мне бросается Бергер:

— Господин капитан, Фетцер только что доложил: русские атакуют!

— Знаю. Рота хорватов уже в пути.

— Еще донесение справа: Шпренгер не продвинулся ни на шаг.

Поворачиваюсь и приказываю:

— Майор Брайвиков! Одной роте немедленно занять оборону у цеха № 4! Немедленно!
— Так точно. Но толку нет. Одни лезут прямо под огонь и гибнут, а остальные, наоборот, кланяются пулям. Офицеры не могут поднять своих людей.

— Решайте сами на месте! Если держаться не можете, отходите. Рота хорватов будет ждать вас у цеха № 4.

—Держаться действительно невозможно. Отхожу.

Справа от меня стоит сапер, весь в глине и грязи, по лицу течет пот:

— Донесение от фельфебеля Шварца. Обер-фельдфебель Лимбах тяжело ранен в голову осколком снаряда. Половина штурмовой группы перебита. Оставшиеся залегли, не могут сделать ни шага ни вперед, ни назад. Сопротивление слишком сильное. Фельдфебель Шварц просит подкрепления и дальнейшего приказа.

Даю связному письменный приказ: лежать до наступления темноты, потом отойти назад на оборонительную позицию!

  Итак, конец ! Все оказалось бесполезным. Тем временем получаю донесение от врача. Через его руки прошло 110 раненых. В том числе 60 только из моего батальона и группы Шпренгера — это 50 процентов всех участвовавших в атаке ( То есть в атаке участвовало более 200 человек -прим.). У многих такие ранения, что до дивизионного медпункта их не довезти. У хорватов убито 30 человек, 50 лежат на перевязочном пункте и ждут эвакуации. Быстро прикидываю в уме. Батальон начал наступление, имея 90 человек. Примерно половина ранена, 15—20 человек убито. Это значит: батальона больше нет! Пополнения мне не дадут.

  В воспоминаниях Вельца приводится, что состав его батальона был всего 90 человек, состав сборной группы саперов капитана Шпренгера неизвестен, но он наверное был не более 100 человек.
У Джейсона Марка силы немцев перед штурмом оцениваются в 120 человек,  видимо учитывается только 179-й сапбат и приданная часть саперного батальона от 24-й тд. Маловероятно, что немцы бросили на штурм такого объекта всего 120 человек. Если считать с хорватским полком, то силы для штурма все же были около 300 человек.



  А вот как выглядела немецкая атака на мартеновский цех №4 с нашей стороны. По воспоминаниям начальника штаба 39-й гвардейской стрелковой дивизии Ионова ( Из его книги « Неприступный бастион»)следует, что немецкую атаку на цех уже ждали наши подразделения 39-й гвардейской.

              Воспоминания ИОНОВА  Владимира Михайловича:             
«Клочок бумажки, подшитый в делах дивизии, хранящихся с войны в Центральном архиве Министерства обороны, дает полное объяснение тому, почему наши артиллеристы смогли сделать то, что, как выразился Вельц, не в состоянии сделать ни один артиллерист в мире. А было это так.
    В ночь на 10 ноября наши подразделения активных действий не вели. Действовала только разведка. Перед фронтом 117-го полка «работала» поисковая группа, возглавляемая старшиной Аввакумовым. Ударивший довольно крепкий морозец с ветерком загнал основную массу солдат противника в землянки. Оставшиеся в окопах наблюдатели больше топали ногами да, кутаясь, ежились под колючим ветром, чем смотрели по сторонам. Пользуясь этим, Аввакумов и его бойцы подобрались к одному из таких зевак и утащили его. Проделали это они так умело, что гитлеровцы не сразу обнаружили «недостачу».
  Одновременно с группой Аввакумова на нашем правом фланге, перед фронтом 120-го полка, за передний край пробрались разведчики Пархоменко и Алпатов. Правда, им не повезло: на участке их действий в расположении врага всю ночь царило оживление. Фашистские солдаты группами сновали взад и вперед, подтаскивая что-то из-за полотна железной дороги к переднему краю. В разных местах усиленно работали саперы. Количество солдат на переднем крае заметно увеличилось. Пархоменко и его товарищ, переползая с одного места на другое, сменили несколько пунктов наблюдения, сумев засечь только две новые пулеметные огневые точки, устроенные фашистами возле чугунолитейного цеха. Друзьям очень хотелось захватить языка, но враг на этом участке не терял бдительности всю ночь. Так Пархоменко и Алпатов, промерзшие, ни с чем вернулись в свою роту. Доложив обо всем начальнику разведки, они ожидали от него нагоняя, но тот сказал:
— Молодцы! Вы принесли очень ценные результаты своего наблюдения за действиями противника.
Захваченный Аввакумовым пленный оказался хорватом. Он показал, что их полк готовится наступать на мартеновский цех. Задача — выйти к Волге. О времени начала наступления он ничего не знал.
  Не дожидаясь утра, полученные от разведки данные мы сразу же направили в штаб армии. В ответ на наше донесение утром поступила телефонограмма, в которой приказывалось срочно подготовить огонь изо всех видов оружия по обнаруженным целям и скоплениям противника (вот эта хранящаяся в архиве телефонограмма и напомнила мне, как получилось то, чему так удивлялся Вельц).
  Для управления огнем батарей наши артиллеристы и минометчики в течение дня подготовили несколько отличных наблюдательных пунктов. Один из них был устроен в заводской трубе. Там напротив пробитого снарядом отверстия соорудили подмостки и установили стереотрубу. К вечеру все наши артдивизионы произвели пристрелку и подготовили данные для стрельбы.

  11 ноября, еще затемно, все были на местах. Наблюдательный пункт в трубе занял командир взвода управления одной из батарей нашего 87-го артиллерийского полка лейтенант Латышев. С ним пришли помощниками политрук Мещерин, разведчик Ольховенко и связист Подкользин.
  Ожидая рассвета, лейтенант Латышев и его друзья сидели на устроенных в трубе подмостках. Чуть свет противник начал артподготовку. И тут же (чему так удивился Г. Вельц) в ответ заговорили наши пушки. Серая пелена дыма снова сгустила наступивший было сумеречный рассвет. Затем артиллерия противника перенесла огонь в глубину наших позиций. Снаряды стали ложиться вокруг наблюдательного пункта командира дивизии. Осколком ранило в ногу Федора Филипповича Чернышова. Медсестра Лиза Расстегаева бросилась перевязывать замкомдива. Впереди раздался раскатистый гром мощного взрыва. Там, где только что был виден в тумане угол мартеновского цеха, полыхнуло пламя. Вместе с пламенем и дымом вверх взметнулись глыбы камня. Угол цеха осел.
Взрыв так тряхнул землю, что труба, в которой сидели корректировщики, затряслась и зашаталась. Со сбитой вершины посыпались осколки кирпичей.
«Ну, все!» — подумали в этот миг артиллеристы... Но труба устояла.
   Едва ветер развеял взметнувшуюся пыль, корректировщикам через пролом в трубе стало видно, как фашистские солдаты бросились вперед. Продолжая наблюдение, Латышев доложил об обстановке в штаб. В бой вступили минометчики. Перебегающие под огнем гитлеровцы казались наблюдающим сверху артиллеристам неуклюжими коротышками. Те, которые падали, становились длиннее. Одни из них замирали; другие, сжимаясь в комок, вскакивали и продолжали перебежку к углу мартеновского цеха. Мещерин, глядя на эту картину, едва подавил в себе желание запустить в них лежащим под рукой кирпичом.
   Отдельным группам противника удалось достигнуть образовавшейся в результате взрыва бреши и скрыться в ней. Обстановка постепенно накалялась. Бой шел уже в цехе. Прямым попаданием снаряда где-то около вершины пробило трубу. Вниз посыпались кирпичи. Одним из них была проломлена доска навеса, устроенного над наблюдательным пунктом, и разведчик Ольховенко был ранен в голову. Порвалась связь.
  Связист Подкользин направился исправлять линию и одновременно помог спуститься вниз находящемуся в тяжелом состоянии Ольховенко. Проводив разведчика до выхода из дымохода, он передал его санитарам. Исправив линию связи, Подкользин вернулся на свое место.
   Бой не утихал весь день. Во второй половине дня в пролом стали залетать пули — то ли шальные, то ли прицельные. Была разбита стереотруба. Ранило Мещерина . Ранение легкое, было терпимое, продолжал вести с помощью бинокля.
Хуже стало, когда опять порвалась связь. Спустившийся вниз Подкользин вскоре, запыхавшийся, возвратился обратно. Он доложил, что до обрыва линии не дошел, так как их труба окружена противником:
—    Группа спустилась вниз, добралась до   выхода   из   дымохода, вступила в бой с немцами.


  Когда с корректировщиками пропала связь, обеспокоенный судьбой товарищей начальник связи дивизиона старший лейтенант Михаил Георгиевич Стрелюк послал для исправления линии двух связистов. Посланцы вскоре сообщили, что дошли до северо-восточного угла мартеновского цеха. К выходу из дымохода добраться нельзя, так как впереди, совсем недалеко немцы ведут перестрелку с окруженной группой Латышева.
   Старший лейтенант Стрелюк вызвал к себе разведчиков и всех свободных от дежурства у телефонов связистов. Собралось девять человек. Возглавив группу, Стрелюк повел ее на выручку разведчиков-наблюдателей. Пробираясь вдоль провода, идущего к наблюдательному пункту, они пришли к месту, где залегли двое высланных раньше связистов.
Разобравшись в обстановке, он скомандовал группе: «Вперед!». Удар для фашистов был неожиданным, и они побежали. Оттеснив врагов, группа помогла Латышеву выйти из окружения. Но сам Латышев в этом бою погиб.
   В этой короткой схватке с гитлеровцами отличился «Иван Михайлович». Ваня Божесков и в этот раз действовал решительно и смело. Быстро оценив обстановку, он, обращаясь к старшему лейтенанту, крикнул:
— Вы отсюда, а я оттуда, с флангу!
Указав в сторону полуразрушенной трансформаторной будки, Ваня пополз и, как юла, замелькал среди нагромождения камней. Через несколько минут из будки застрочил автомат «Ивана Михайловича». Немцы оказались под огнем с трех сторон. Не выдержав натиска, они стали пятиться в сторону третьего цеха. Это и позволило вывести группу корректировщиков из окружения.
  К исходу дня противник под нашим натиском вынужден был отойти от мартеновского цеха. Пришлось вернуться ему на исходный рубеж и на других участках обороны. Дымогарная труба и ведущий к ней подземный дымоход снова оказались в тылу наших позиций. Здесь связисты старшего лейтенанта Стрелюка устроили себе временное обиталище. Тут же через несколько дней было проведено комсомольское собрание, на котором Ваню Божескова, юного «Ивана Михайловича», награжденного медалью «За отвагу», приняли в комсомол.
...Попытка противника прорваться к Волге и на этот раз провалилась. Ничего не добившись, немцы отступили, понеся огромные потери. В результате боя лишь в одном месте врагу удалось удержать за собой часть захваченного в этот день цеха на южной окраине завода( Здесь в воспоминаниях Ионова идет речь о захвате немцами цеха «Ширпотреб», как был он захвачен – см.далее –прим.) . Из него простреливались подходы к нашему наблюдательному пункту и выходы из Банного оврага.»

    Тем временем, пока немецкие части штурмовали чугуно-литейный и мартеновский цехи, на другом конце завода «Красный Октябрь», в его южной части боевая группа из немецкой 24-й танковой дивизии атаковала цех ширпотреба. Части из 39-й гвардейской дивизии Красной Армии накануне захватили часть цеха, и немцы решили вернуть свои позиции обратно.

  Из книги Джейсона Марка о немецкой 24-й тд - «Всадник несущий смерть»:

     «В то время как саперы Роста  принимали участие в этой неудачной атаке, на остальной части «Красного Октября» продолжались ежедневные бои с участием группы из 24-й танковой дивизии. В 02.30 , под глубоким покровом ночи, небольшая группа противника пыталась пробраться от южного угла 9-го цеха. Гренадеры заметили темные фигуры ползущие по воронкам и земле,  послав несколько очередей они поймали группу противника на открытой местности. Пары пулеметов было достаточно, чтобы отбить группу русских.
    Легко отбив вражескую разведгруппу, гренадеры построились в штурмовые группы для проведения операции  к повторному захвату цеха №10, несколько танков двинулись вперед в утренние часы, чтобы обеспечить огневую поддержку для штурма. Большое здание 9 -го цеха хорошо прикрывало все приготовления к этой атаке. Наблюдатели находящиеся на его крыше и верхних этажах держали 10-й цех, захваченный русскими, под пристальным вниманием. Левый конец оборонительной линии "группы Шееле" все еще находился в северной части 10 -го цеха и должен был подготовить важный плацдарм для атаки остальной части цеха.

   Сразу после 06.30, шквал минометных мин взорвался в районе южной части  10 -го цеха и ровно в 06.35, немецкие штурмовые группы, вооруженные гранатами, автоматами и зарядами бросились к цеху. Штурмовая группа, атакуя внутри цеха 10 пробиралась через обломки, очищая путь гранатами.
Русский гарнизон был пойман врасплох, беспорядочно отошел в цеховую трехэтажную пристройку. Атака группы, происходившая из  9-го цеха быстро пересекла расстояние между зданиями и запрыгнула в окна пристройки, атакуя русских во фланг.
Гренадеры  пробегали через пустые комнаты, подавляя сопротивление  гранатами и штыками. Русские поняли, что они потерпели поражение и отошли в 07.00  через восточные окна, в овраг, к востоку от цеха.
   Среди  гренадеров не было спокойствия, ибо они знали, что скоро русские начнут непрерывные контратаки. И они были правы. Вскоре после того, как ими были построены поспешно возведенные оборонительные позиции, группа русских поднялась из оврага и двинулась к цеху. После захвата цеха немцами пара приданных им танков проехала вперед и расположилась  на флангах здания. Они были на хороших позициях и открыли огонь по атакующим. Контратака остановилась и русские отошли обратно в овраг. Непрерывные контрудары противника были отбиты с поддержкой танков и все прорывы обороны были выпрямлены. Примерно уже в 14.00 старая передовая линия была в руках 26-го танко-гренадерского полка .
Большие перемещения и  заявления пленных подтвердили  концентрацию противника к востоку от 10-го  цеха и нефтяных резервуаров. В дневные часы несколько советских самолетов сбросили бомбы в задней части завода.

Потери 24 тд на «Красном Октябре» :
26 –й танково- гренадерский полк: 1унтер  и 4 рядовых  убито, 16 ранено

21 –й танково-гренадерский полк:   2 убитых

К4 ( мотоциклетный б-н) :1 унтер  и 3 рядовых  убито, 3 ранено

89 артполк:  1 убит»
                                                                       http://i60.tinypic.com/2jbwrck.jpg

Однако вскоре цех ширпотреба, по воспоминаниям Владимира Михайловича Ионова, был снова отбит частями 39-й гвардейской . Возможно эта атака была 19-21 ноября. :
  «В результате боя лишь в одном месте врагу удалось удержать за собой часть захваченного в этот день цеха на южной окраине завода. Из него простреливались подходы к нашему наблюдательному пункту и выходы из Банного оврага. Генерал Гурьев приказал 112-му полку и учебному батальону совместными усилиями очистить этот цех от противника. Действовать решили уже укоренившимся в нашей практике методом   применения  штурмовых групп. захвата, состоящих в основном из автоматчиков, и подгрупп обеспечения, в которые входили расчеты пулеметов и противотанковых ружей. Кроме того, действия группы было намечено поддерживать 76-миллиметровой пушкой, установленной на прямую наводку. В одну из подгрупп захвата, созданную из бойцов учебного батальона, были включены автоматчики (три друга из минометной роты) — старший сержант Василий Штепа, Николай Парфенов и Николай Кузин.

  Атаку начали еще затемно. Автоматчики из группы захвата подобрались как можно ближе к цели и залегли. По их сигналу группы обеспечения открыли пулеметный огонь. Тут же в фашистов полетели гранаты. Пользуясь переполохом, поднявшимся у врага, наши бойцы бросились на приступ. Постепенно отвоевывая одно помещение за другим, они к полудню полностью очистили цех от противника.

   У врага было захвачено несколько станковых пулеметов, десятка четыре автоматов. Трофеем оказалась и радиостанция. Фашисты понесли большие потери в живой силе. На развалинах лежало много трупов.
Были потери и у нас. Так, в группе, где действовал со своими друзьями Николай Кузин, был ранен старший сержант Штепа. Разрывной пулей сильно повредило руку Парфенову. Как только закончился бой, Кузина на отозвали на огневую позицию, где он в единственном числе составил расчет тоже единственного уцелевшего во взводе миномета.
Видимо в отместку за понесенные потери противник перед вечером вызвал самолеты. Над нашими головами закружилась карусель...»
                                                         

                                                                          http://i61.tinypic.com/2s7zwh5.jpg

                                               Положение частей 39 гв.сд на заводе "Красный Октябрь" на 22.11.42

320

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Александр Д пишет:

"Когда стена дыма рассеивается, я вижу, что весь правый угол цеха обрушился. Через десятиметровую брешь, карабкаясь по только что образовавшимся кучам камня, в цех врываются первые саперы... Мне видно, что левее в цех уже пробивается и вторая штурмовая группа, что наступление на открытой местности идет успешно. Зенитная батарея трассирующими снарядами взяла под огонь крышу. Через равномерные интервалы поддерживают атаку своим огнем тяжелые орудия. Теперь вперед выдвигаются группы боевого охранения."

На фото хорошо видны последствия взрыва в торце чугунно-литейного цеха
http://i59.tinypic.com/99zyiw.png