326

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Александр спасибо! 

Я думаю, на фото ниже как раз развалины дома №38 по Прибалтийской, между двух относительно "целых" зданий.
http://i62.tinypic.com/xgd07r.png

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую !

  Продолжение описания боев за ,, Остров Людникова" по книге Джейсона Д. Марка :

     15 ноября 1942

    « В письме к своей жене командир немецкого 305-го саперного батальона капитан Трауб рассказал о своем празднования дня рождения, которое было вчера:
«Сегодня я получил много долгожданно ожидаемых писем... Кроме того, твоя посылка к дню рождения также прибыла, прими всю мою благодарность. Теперь мой путь к продвижение к майору может продолжаться,  мне достаточно моего звания, спасибо. Я отпраздновал свой день рождения вчера вечером с адъютантом, врачем и писарем, наслаждаясь количеством бутылок вина. Мы, наконец закончили этот праздник, выпив бутылку «Секта» (Немецкое игристое вино –прим.). Три других офицера - более я не имею в батальоне были на своих постах, и, естественно не могли быть с нами.
Я хотел пойти на передовую во второй половине дня, но у  меня была назначена встреча с командиром дивизии в этот вечер. Пойду на передний край уже завтра. Я спал прошлой ночью. Не было вражеских самолетов, но я все равно не услышал бы их в любом случае, я слишком устал.»

  Он также рассказал в этом письме о других личных аспектах , влияющие на его:
«В настоящее также нам доставляют табак и алкоголь. У меня нет каких-либо проблем с сигаретами, когда я  буду в следующем отпуске, я думаю что это будет в феврале-марте, я вдоволь покурю  дома ... Погода здесь довольно приемлемая. Было 10 ° мороза, но ветер снизился, поэтому это можно вынести достаточно хорошо. Мы хорошо снабжены теплой одеждой. Я еще не начал носить мой хороший свитер,  буду  ждать  пока  станет холоднее ...
Мы по-прежнему считаем, однако, что русским недолго осталось. Несколько дней назад мы взяли пленных из военно-морского училища во Владивостоке (Видимо речь о матросах из 3-го батальона 92-й ОСБр, взятых в плен у бензобаков- прим.) Стоит отметить, что они даже  таких людей привели в действие.»

  Ночь в целом прошла спокойно,  советская артиллерия обстреливала немецкие  позиции у топливной системы. Небольшая советская штурмовая группа провела атаку на север, вдоль берега Волги против правого крыла 305-й пехотной дивизии - она была отбита.

  Боевой журнал 650-го стрелкового полка сообщает о начале немецких атак в этот день:
«После короткой подготовки артиллерии, враг - с численностью до роты пехоты - предпринял наступление на нашем левом и правом флангах в 04.10 со стороны П-образного здания, домов 35 и 36 в попытке взять дом № 37.»
  Это строение ранее было использовано в качестве командного пункта и было недостроенным домом, который находился в 60-70 метрах от Волги.
Старший лейтенант Чарашвили и его артиллеристы по-прежнему размещались в руинах недостроенного здания. Чарашвили вспоминает:
,,Утром немцы начали беспрерывный огонь и артобстрел по недостроенному П-образному зданию, а так же по командному пункту 650-го стрелкового полка. С ружьем против танка я был в состоянии поразить две немецких танка - один рядом с командным пунктом в 10-15 метрах от нашего здания, другой рядом с П-образным домом, из которого немцы смогли  захватить при атаке 13 ноября 1942."

   578-й гренадерский полк с приданными подразделениями вышел на штурм своей цели: дом № 81, находящимся рядом с домом Комиссаров. Незаметно проникнув через подвал удалось попасть и в само здание. Ведущими в этой атаке были 2-я и 3-я роты из 50-го танкового-саперного батальона. Риттенмаейр писал : "Далее  нас там ждал сюрприз. Враг разрушил лестницу ведущую на второй этаж. Какие другие части чертовщины он мог придумать?"
                                                                                     http://i59.tinypic.com/t03r4g.jpg

   Советская сторона была не были единственной, использующие «куски чертовщины». Боевой журнал 650-го стрелкового полка отмечает, что "враг применяет  дыма химических вещества, которые вызывают у наших солдат приступы удушья и кашля, а также вызывает слезы и влияет на их зрение. Эти химические вещества, которые враг использует чтобы выкурить бойцов и командиров из зданий." Один из солдат Людникова вспоминает, что "надо было смочить одежду водой и держать влажные куски ткани на своем лице, чтобы не задохнуться".
Интенсивность боевых действий за дом №81 передается в нескольких предложениях капитана Ритеннмайера: ,,Весь день нужно было потратить на бои  из комнаты в комнату, это было яростное сражение для обеих сторон, и едва ли можно себе представить эту ярость и упорство."

  Пока 305-я пехотная дивизия и приданные ей саперные части атаковали дивизию Людникова с юга, 389-я пехотная дивизия так же начала атаки на 138 сд с севера. Главным в  этом штурме с северной стороны были: 45-й саперный батальон,  24 - й штурмовой эскадрон ( 24 ТД) и боевые группы из 546 -го гренадерского полка (389 ПД).
Их поддерживали самоходные тяжелые пехотные орудия(sIG33Bs) и штурмовые орудия из 244-го дивизиона штурмовых орудий.  В начале дня в этом дивизионе были в наличии 7 орудий с длинным стволом , 7 с коротким и 5 тяжелых пехотных sIG33Bs.
Главной целью атаки был захват дома № 87, более известный немцам как "Красный Дом" или немецкое обозначение "Rote Haus", на другой стороне был большой овраг. Это здание стояло как кирпичный часовой, защищая от любого подхода с севера, и он скреплял оборону советских войск, и как следствие стал центром внимания огневой подготовки немецкой артиллерии.

  Артиллерийским и минометным огнем началось разрушение  здания. Самоходные штурмовые орудия и тяжелые пехотные sIG33Bs из окопов тяжелыми фугасными снарядами обстреливали прочные стены здания, снаряды последних были особенно эффективными. Большие куски кладки были снесены  и несколько секций здания рухнули.
  Позже в тот же день 6-я армия Паулюса будет отчитываться перед отделом «Пехотных частей армий группы Б» в том, что здание было разрушено.

                                                          http://i57.tinypic.com/2m7clms.jpg 

                             Развалины дивизионно-командного пункта 138 сд. Фото - апрель 2015     
                                   
  Под прикрытием этого обстрела немецкая пехота и саперы двинулись вперед, подавляя оборонительную линию стрелков полка Гуняги. Они бросились  к оврагу и к «Красному Дому». Местность была изрезана траншеями и воронками. Немецкие штурмовые группы  ворвались в советские блиндажи. Гранаты взорвались, и яростная рукопашная началась во мраке землянок. Саперы были хорошо снаряжены боеприпасами и огнеметами. Впереди, как обычно, был обер-лейтенант Генрих из 2-й роты 45-го саперного батальона, рядом с ними были гренадеры из 24-го штурмового эскадрона, в настоящее время во главе с лейтенантом Вальтером Вроблевски.
В письме к своему брату, который ранее принадлежал к тому же подразделению, адъютант 26-го танково-гренадерского полка обер-лейтенант Ганс Йоахим Мартиус ( Убит 25.12.42) описывает жестокость боев, с которыми столкнулся  24-й штурмовой эскадрон:
«Бейерсдорф находится сейчас в больнице в третий раз - ранен в руку. Вскоре еще будет больше потерь. 5-я рота (Эскадрон) сегодня потеряла своего седьмого командира ! Весь ад находится в этом городе. Мы находимся друг к другу на расстоянии в 20-ти метрах. Наши люди часто сражаясь с русскими буквально ходили по их головам. Вчера наш  солдат вытащил с одного конца своего пулемета русского, и добил его ручной гранатой ...»

   В то время как яростные столкновения продолжались, ведущие немецкие штурмовые группы пробив оборону красноармейцев спустились в овраг Палец. Их внезапное появление вызвало переполох среди его обитателей «осиного гнезда»( В книге Марка немецкий термин: «осиное гнездо». Вероятно это из немецких источников. У немцев иногда встречается это сочетание как мешающий выполнению задачи участок сильного сопротивления )
  Овраг был весь в землянках и щелях  и находившихся в них красноармейцах, в основном там были штабные работники, медики и другие работники тыла, которые выбегали и попадали под огонь немцев. Бойня в овраге была ужасной. Ручные гранаты и взрывчатка привели к страшным потерям среди советских защитников.»
                                                                                         http://i57.tinypic.com/2uhuz3r.jpg

   В книге Баяндина ,, Сто дней, сто ночей» возможно описана одна из немецких атак на участке медсанбата 138 сд :
«Под вечер к нам врывается комиссар. Он, не проходя к своему столику, тихо говорит:

— Товарищи! — пауза. Потом: — Товарищи, немцы начинают атаку. Наверху не хватает людей. Мы во что бы то ни стало должны выдержать эту атаку!

Комиссар оглядывает всех. Его лицо сурово, глаза смотрят строго и настойчиво. До этого дня мы, можно сказать, не знали комиссара. Он был для нас политическим работником — и только. Теперь же перед нами стоял человек с непреклонной волей, суровый и мужественный, готовый ценой собственной жизни спасти то, ради чего мы столько боролись.

— Мы вынесли на своих плечах основную тяжесть фашистских ударов. Так неужели же теперь, когда гитлеровцы выдохлись, мы поднимем руки? Помните; победа решается здесь. А сейчас все, кто способен защищаться, за мной!

Комиссар круто поворачивается, выходит. Несколько секунд висит мертвая тишина.

И вдруг наш лазарет дрогнул. Бешеная ярость подхлестнула нас. Затрещали нары под тяжестью сползающих тел.

— Поднимать руки?!! — взревел Семушкин. — Нет, врешь, проклятый фриц! Русские не сдаются!

— Не сдаются!

Кто-то сползает сам, кто-то опирается о плечо товарища и протискивается к выходу.

— Нет, не возьмешь, гад! — выхватывая из-за голенища финский нож, скрипит зубами чернявый сержант. Из-под его расстегнутой гимнастерки глянула матросская тельняшка.

— Умирать, так с музыкой! — кричит молодой парень, прыгая на одной ноге. И какое-то остервенело-злобное веселье охватывает всех.

— Я им глотку перегрызу! — потрясая кулаками, грозит скептик с обмотанной желтыми бинтами ногой.

— Братцы-ы, дайте мне штык, чтобы я мог хоть разок завезти немцу в морду! — просит лежачий боец с трескучим басом.

Все личное забыто. Как будто кто-то подменил этих людей, которые только что со вздохами жаловались на невзгоды. Перед лицом опасности они снова были бойцами, готовыми драться до последнего вздоха. Теперь каждый из них видел перед собой не обмотанную окровавленными тряпками руку, голову, ногу, а тот клочок земли у самой Волги, который был пусть небольшой, но нужной, очень нужной частицей великой Страны Советов.

Даже тот, кто четверть часа назад лежал без движения, сейчас выкарабкивался с нар, чтобы встретить смерть как солдат.

И среди всей этой нечеловеческой ярости раздается одинокое: «Пи-ить, умираю!» И еще раз с надрывом: «Умираю, отомстите, брат…»

Грохот атаки тревожным сквозняком врывается в распахнутые настежь двери блиндажа. Разрывы гранат гремят где-то совсем рядом.»

И эта атака была отбита, несмотря на явное превосходство немцев.

Продолжение книги Джейсона Д. Марка :

   ,, Даже если эта цель немцев - Красный дом (Rote Haus) находилась просто через гребень оврага, то немецкие ударные части все равно не могли бы пробраться дальше через сопротивление советских войск. Атака зашла в тупик.  Оставаться там, где они остановились - это самоубийство. Таким образом, немецкие группы отошли назад, собирая отдельных солдат и разрозненные подразделения, которые находились позади оборонительной линии,  спешно созданной в некоторых захваченных советских окопах.

Общие потери, понесенные 389-й пехотной дивизии в ходе этого нападения были тяжелыми: 16 человек были убиты, 1 офицер и 43 раненых и 15 человек пропавших.
Утром 16 ноября 244 - й дивизион штурмовых орудий сообщил о наличии 5 орудий с длинным стволом, 5 с коротким  и 4 sIG33Bs. Это  означало, что 2 орудия с длинным, 2 с коротким  и 1 sIG33B были подбиты во время боевых действий 15-го ноября. Тем не менее в более позднем докладе показано, что ни одна из этих машин не была полностью уничтожена. Утром 19 ноября дивизион сообщил о количестве 7 орудий с длинным стволом, 7 с коротким и 6 sIG33Bs.»

У Джейсона Д.Марка не совсем ясно обозначено : включены ли потери 45-го саперного и 24-го эскадрона 24 тд  в потери 389-й пехотной дивизии? Потери 45-го сапбата в сноске к основному тексту показаны как 10 человек убитыми и один пропавшим. Потери 24-го эскадрона  не показаны.

Отредактировано Александр Д (31.10.2015 00:23:51)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Продолжение описания боя 15 ноября 1942 г.

  «В 11.45 капитан Герман Лундт, командир  336-го саперного батальона, послал сообщение телетайпом. С помощью 100-й егерской дивизии они возвращаются обратно  в свою 336 пехотную дивизию. Это был очень краткий отчет о потерях, полученных во время штурма с 12 ноября до 16.00 14 ноября:
«Потери: 2 унтер-офицера и 10 человек убитыми, 3 унтер-офицеров и 30 человек ранено. Новое пополнение саперного батальона по запросу.
Подписал капитан Лундт.»

     В то время, как немецкая и советская стороны сцепились не на жизнь, а насмерть за дом № 81, в соседнем здании на севере - доме № 83 так же начались боевые действия.  В этом здании был командный пункт 650 сп майора Печенюка . Вместо того, чтобы находиться в тылу, службы полка находились сами на передовой. Старший сержант Алексей Иосифович Горбатенко был все еще внутри этого здания после отражения атаки штурмовой группы Шинке 13 ноября:

«Бои за полковой командный пункт начались в середине ноября. Нас атаковали немецкие танки. Один немецкий танк горел у стены нашего дома. В полдень я стоял наготове с бойцами на втором этаже. Мы выпустили 2 диска по немцам. Когда третий заклинило, немецкие снайперы  начали вести огонь по амбразурам. Пули срывали штукатурку на стенах. Снаряды начали взрываться внутри дома и сильный обстрел уничтожил лестницу. Подвал, где находился штаб начал так же разрушаться. Погибли  находящиеся там в то время  разведчики полка. Печенюк получил разрешение переместиться на берег Волги.
  Дом мы защищали во главе с младшим лейтенантом Калининым- адъютантом полка и Дацюком - начальником подразделения химической защиты. Члены гарнизона были: Гераськин- главный инженер полка; Дубов, старший разведки, я и еще несколько человек.  Главный полковой инженер умер во время боя.  Осколок размером 10см ударил его в шею. Он стоял у окна и стрелял из винтовки. Следующее, что я видел -  его голова покатилась по полу. Осколок отскочил в стену рядом с пианино. Артиллерийский огонь. Атака одна за другой. Мы начали петь "Варяг", "Катюшу", "Интернационал", и продолжали держаться.»

   Из наградного листа на ДАЦЮК Авксентия Антоновича 1915 г.р, старший лейтенант, начальник химслужбы 650 стр.полка 138 Краснознаменной стр.дивизии :
«За время боев на Сталинградском фронте в районе завода ,,Баррикады" тов.Дацюк проявил себя смелым, мужественным. инициативным командиром. Несколько раз с оружием в руках отражал атаки немцев 4.11.42 наши батальоны наступали в направлении завода. Он установил на переднем крае за стеной здания ампуломет, и ампулами зажег здание атакуемое нашими войсками.
Когда полк оказался в тяжелом положении тов.Дацюк возглавил группу обороняющую выход к Волге. И за 8 дней отразил 13 ожесточенных атак, лично уничтожив при этом 9 гитлеровцев. 18.11.42 на боевом посту он был ранен.
Командир 650 сп майор Печенюк.»
     

  Беспощадная жестокость борьбы и ярость рукопашных схваток очевидно поколебала капитана Риттенмайера. Обычно такой многословный в своих письмах домой, все что он мог написать в этот день было несколько коротких строчек, хотя прошло более недели с момента его последнего письма:
«Я знаю, что вы были в ожидании новостей от меня. Это чудовищная война бесконечного кровопролития и смертей. Там нет перерыва или отдыха. Я не могу рассказать вам ничего более, потому что я не знаю, с чего начать. Возможно позже ...»

   С наступлением сумерек майор Печенюк просил открыть артиллерийский огонь по «Аптеке», «Дому Комиссаров», дому № 79, дому № 53 (командный пункт Риттенмайра), и по центральным воротам завода Баррикады. Этот обстрел   упоминается в промежуточном докладе 51 АК, предоставленном  в 15.45 в 6-ю армию:
«В боях вокруг вражеского плацдарма к востоку от оружейного завода 305-я пехотная завоевала дом 81, и передвинула свою линию фронта вперед, к очистным сооружениям к востоку от дома 81- дома 73. Зачистка дома 81  еще не закончилась. Тяжелая артиллерия противника вела огонь на площади вокруг Дома Комиссаров и оружейного завода.»

                                                                   
   389 - я пехотная дивизия  захватила овраг и некоторые участки местности к северу oт «Красного Дома». Примерно через час 6-я армия направила доклад о положении дел в отдел пехотных частей армии Б :
«В Сталинграде, штурмовые группы 305-й пехотной дивизии взяли большой дом на северо-востоке от дома Комиссаров в тяжелом сражении и продвинули свой фронт дальше на северо-восток.     Штурмовые группы 389-й пехотной дивизии продвинулись вверх к «Красному Дому» (квадрат сетки 93a). Атаки противника в нескольких местах были отбиты.»

   Вернемся снова в дом №83, где гарнизон  целый день находился под немецкими атаками и обстрелами, ситуация там была тяжелой.  Печенюк покинул здание с несколькими работниками его штаба, чтобы установить новый командный пункт в землянке в обрыве берега Волги. Остались лишь небольшая группа людей, в том числе старший сержант Горбатенко:
,,Вечером, наш гарнизон разделили на две части. Калинин оставался на командном пункте. Дацюк и я ушли в недостроенное здании, и Дубов был с нами. В недостроенном здании И.В. Дубов был ранен осколком от снаряда."
                                                                                   http://i58.tinypic.com/t9bcwh.jpg

  Как и в большинстве солдат, Дубов (ДУБОВ Иван Васильевич 1914 - 2006 )хорошо помнит свое ранение:

«Последним оборонительным рубежом нашего 650-го стрелкового полка был двухэтажный дом, расположенный в двухстах метрах от берега Волги. По приказу капитана Дацюка, начальника этого гарнизона, мой друг Степанов и я защищали одну из комнат этого здания. Мы заметили немецких автоматчиков, идущих от одного дома к другому - они собирались нас атаковать после того как они перегруппировались.
Стреляя по ним из винтовок мой товарищ Степанов и я уничтожил около двадцати немцев. Немцы нас заметили, и они пошли прямо на нас с танками. Вторым выстрелом из танка был смертельно ранен мой друг,  я был ранен в левую сторону груди. Это осколок - "подарок" Сталинградской битвы  так никогда не был вынут из меня, и остался в моем теле.
  Я перевязал свою  рану подручными средствами - не было абсолютно никакого перевязочного материала, поэтому я использовал рубаху убитого. Я покинул поле боя, но продолжал еще сражаться более четырех дней ...»

С уходом Горбатенко, Дацюка и Дубова, всего четыре человека остались в бывшем командном пункте. Одним из них был полковой адъютант младший лейтенант Калинин, он командовал небольшим гарнизоном. Его позиция казалось была безнадежной. Немцы находились в близлежащих зданиях, они практически отрезали их от основных сил дивизии Людникова. Защитники были словно маленьким островком на острове. По всем правилам они должны были немедленно уничтожены, но они были в состоянии держать этот дом в своих руках еще в течении нескольких дней.

Воспоминание командира дивизии Людникова :

,,Не добившись успеха в этом бою, гитлеровцы отказались от массовых атак и перешли к действиям мелких групп по захвату отдельных зданий. Гранатные бои за отдельные этажи и комнаты приобретают исключительное значение.
«Гарнизон» младшего лейтенанта Калинина обороняет двухэтажный кирпичный дом в Нижнем поселке завода.
  На первом и втором этажах в пробитых в стене отверстиях— амбразурах—оружие, подготовленное к бою. На первом этаже в зале стоял рояль, на нем в минуту временного затишья кое-кто играл.
  К дому неоднократно пытались прорваться немецкие танки с автоматчиками, но танки уничтожались градом бутылок с горючей жидкостью и гранатами, а автоматчики— огнем из автоматов и пулеметов.
Днем и ночью на этажах дежурили стрелки. Днем они упражнялись в меткости стрельбы по перебегающим фашистам, а ночью по слуху определяли местонахождение противника и кидали туда гранаты, стреляли из автоматов. Особенно здорово это получалось у офицера-разведчика Гераськина и начальника химической службы капитана Толкача. Они вдвоем лично отправили на тот свет многих захватчиков.
Дом был на редкость прочным, снаряды легких орудий лишь царапали его. Потеряв надежду взять дом танками и пехотой, противник решил разрушить его и открыл огонь из орудий крупного калибра.
Рухнула одна стена и лестница между этажами. Погиб Гераськин. К дому подошли два танка с автоматчиками.  При отражении атаки погиб инженер полка.
Все атаки противника на дом отбиты.

   Командир полка Печенюк отозвал часть офицеров и сержантов на командный пункт полка. Оборонять дом был оставлен адъютант командира полка младший лейтенант Калинин.
Старший   сержант   А.  И.   Горбатенко   рассказывал:
— Через несколько дней Печенюк дал указание капитану Толкачу пробраться в дом, оборонять который продолжает гарнизон Калинина, отрезанный от своих частей, но у нас нет с ним никакой технической связи. «Подойдите туда,-—сказал Печенюк,—свяжитесь с Калининым, изучите подробно у них обстановку».
Капитан Толкач взял и меня с собой. По воронкам, через развалины пробираемся к дому. У входа, в проеме рузрушенной двери,— часовой. Но чей — наш или противника? Капитан Толкач подкрадывается и кулаком сбивает часового. В ответ русское крепкое словцо — значит, свои. Часовой подводит нас к дыре в подвале.
  Начальник гарнизона младший лейтенант Калинин с двумя бойцами успешно ведет бой, он просил доложить командиру полка, что хотя гарнизон и находится в тылу противника, но дом не будет сдан.
Гарнизон Калинина оборонял дом до конца декабря, когда полк Печенюка перешел в окончательное наступление.»

   Дом № 83 был потерян при немецкой атаке 21 ноября. О командире гарнизона лейтенанте Калинине и  офицере Гераськине  данных пока не найдено.
                                                                                     http://i67.tinypic.com/2jd40fq.jpg

                                                       
Продолжение книги Джейсона Д. Марка :
,,Части дивизии Людникова понесли большие потери в этот день. Они были 64 человек убитыми и 137 ранеными, в общей сложности 201 человек. Об этом тяжелом дне 138-я стрелковая дивизия была не в состоянии представить подробный отчет о ситуации в штаб 62-й армии. События за весь день содержатся практически в одном предложении: "В течение дня противник провел активные наступательные действия по всей линии фронта."

Командир 138-й стрелковой дивизии попросил командующего армией немедленно принять меры, чтобы пополнить дивизию  боеприпасами и продовольствием,  а также эвакуировать раненых. Генерал Крылов, начальник штаба 62-й армии, послал кодированную радиограмму в штаб 138-й дивизии: ". Обозначить линию фронта с помощью костров. Самолеты прибудут в ночное время и сбросят грузы."

  Очертания передовой приняли форму неправильной подковы. Наибольшая глубина от передовой линии к Волге было около 300-400 метров. Ночью   должны были зажечься костры по передней линии, с обозначением "острова"  кольцом огня. Три ПО-2  перелетели через Волгу в направлении Баррикад. Людников знал, что снабжение его дивизии не будет легкой задачей :

  ,, Летчики, мастера ночных рейсов на тихоходных По-2 тоже пытались помочь защитникам «Баррикад». Они сбрасывали над «островом» мешки с патронами, сухарями. Но уж до того была мала наша земля, что мешки падали за линией фронта в расположение неприятеля или в Волгу. А из тех мешков, что достались нам, мы извлекли патроны с изъянами: они деформировались при ударе о землю.
  Атаки противника не прекращались, каждый день дивизия теряла бойцов, а пополнение не прибывало.
Больше всего тревожило нас состояние раненых. Их было около четырехсот (почти столько, сколько имелось активных штыков на переднем крае), а помочь мы ничем пока не могли. "
    Комиссар Павел Григорьевич Тюпа, заместитель командира 1-го батальона 650-го стрелкового полка вспоминает, что некоторые из парашютов с помощью попало к ним:

«Наши самолеты ПО-2 сбросили боеприпасы и продовольствие для нас с помощью парашютов, но они в основном упали либо в тылу врага или в Волгу. Когда ящики с боеприпасами были сброшены к нам, они ударились о землю, патроны деформировались  и стали  непригодными для стрельбы.»

  Эта помощь в снабжении была воспринята немцами как знак надежды, потому что они думали, что упрямые советские действия не смогут продолжаться слишком долго, как сообщает капитан Риттенмайер:
«Мы испытали некоторое удивление вечером. Два русских самолета кружили на малой высоте над позициями. Что-то вдруг оторвалось от них, но мы видели, что это было не похоже на бомбы. Это были мешки-некоторые из которых упали на нашей территории. Они содержали хлеб и сало. Видимо у окруженных наступила острая необходимость в этом. Наше настроение поднялось, мы теперь надеялись на скорейший полный успех. Мы думали, что голод заставит окруженных  капитулировать.»

  После  выброски мешков с сухарями и патронами По-2 возвратились на свои аэродромы, чтобы забрать новый груз. Когда они оказались над Баррикадами во второй раз, пилоты больше не видели контура передней линии, который был знаком для них. Немцы быстро поняли что происходит и зажгли огни самостоятельно. Теперь пилотам было невозможно  определить передовую. Выключив свой двигатель, командир По-2 летел низко вдоль берега реки. Когда он проходил мимо, чуть выше блиндажа Людникова, те, кто был на земле услышали голос: "Эй, остров Людникова!  Потушить огни!" Костры в пределах выделенной области были немедленно потушены и в результате получился черный полукруг земли, на который пилоты могли сбросить свой груз еще до того, как немцы успели погасить свои огни. Тем не менее большинство из мешков опять упали к немцам, другие  упали в реку. Плацдарм, названный «островом» пилотами был слишком мал, чтобы получать помощь по воздуху. Людников решил, что нужно наверное отказаться от полета самолетов.

                                                                         http://i63.tinypic.com/2yo4uuf.jpg
                                          Вид участка обороны 138 сд с воздуха. Границы обороны дивизии на 15.11.1942 г.

Тем временем в недостроенном здании старший лейтенант Чарашвили, в его седьмую неделю боев в Сталинграде, был ранен выстрелом в бедро:
«В первом или втором часу дня, в жестоком ближнем бою я был тяжело ранен в руинах недостроенного кирпичного П - образного здания. Я был вытащен с боя  рабочим с Баррикад, чью фамилию не помню, а также бойцом Майсурадзе, я думаю что он был поваром на командном пункте 650-го стрелкового полка.
  На горе под берегом Волги, в обрыве, для раненых вырыли довольно большой туннель, чтобы они могли там находиться.  Там меня и перевязали. Я хорошо помню, что я посмотрел на старшего врача, я не помню его фамилию,  сказали что старший врач был евреем (раненым по каким-то причинам не нравился этот врач), под его началом  работал врач с айзербаджанской  фамилией Алиев.
  Там также появилась медсестра, «наша» Валя-Валентина. В тоннеле медики сначала взяли  себе все мое оружие, пистолет, а затем перевязали мне бедро.  Валентина тоже принимала в этом участие. После перевязки Валентина шла со мной по берегу реки в том направлении, откуда я пришел. Одной рукой я удерживал себя  куском палки, а другой рукой держался за плечо Валентины. Продвигаясь так, мы прошли всех раненых, но не было ни одного свободного места,чтобы сидеть и поэтому я прошел еще дальше. Я уже совсем был не в состоянии ходить. Позже меня поместили в пространстве примерно с 20 другими ранеными, которые в основном были командирами. Я сидел на этом месте, потому что я не мог прилечь, так плотно все было заполнено. Мы совсем не ели до 20-22 ноября и были очень голодны.»

После его ранения бывшая артиллерийская батарея из 90-го стрелкового полка перестала существовать как отдельное подразделение. Немногие оставшиеся артиллеристы Чарашвили были включены непосредственно в полк Печенюка . Старший лейтенант Чарашвили вспоминает, что "все остальные офицеры от батареи 90-го стрелкового полка,  кроме меня и лейтенанта А. А. Медык,  погибли в боях и были похоронены рядом с заводом «Баррикады»."

Отредактировано Александр Д (31.10.2015 00:35:23)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Окончание описания  боев на «Острове Людникова» и в районе Бензобаков на Тувинской 15 ноября 1942 г .
Из книги Джейсона Д. Марка :

  « В вечернем докладе 51 АК  сообщил:
"Во второй половине дня 576-й гренадерский полк  отбил несколько атак противника (150 человек). Ночью вражеские войска перешли в атаку к складу топлива."
Эта атака на  576-й гренадерский полк была одной из серии атак, которые будут продолжаться до тех пор, пока советские войска не прорвались к Людникову. Атаки, часто неудачные, использовались Людниковым по вытеснению немецких частей, или, по крайней мере сковывали их - тем самым снимая некоторое давление на 138 сд.

  В боевом журнале 62-й армии есть сообщение об этой атаке :
« 95 сд с 3/92 СБр и сводным 685 полком в 13.30 после получасового артнаступления частью сил перешли в атаку с задачей восстановить положение в районе МЕЗЕНСКАЯ. Несмотря на исключительно сильное огневое сопротивление наши части медленно продвигались вперед. Ожесточенный бой в районе БЕНЗОБАКОВ доходил до рукопашных схваток. Район БЕНЗОБАКОВ несколько раз переходил из рук в руки.
К исходу дня противник подбросил свежие силы перешел в атаку и снова овладел БЕНЗОБАКАМИ. Бой продолжался. Положение на участке 241 сп не восстановлено.»

95-я стрелковая дивизия получила еще подкрепление – свой вновь пополненный 90-й стрелковый полк.

  Боевой журнал 685-го стрелкового полка сообщил об атаке более подробно:
  «В 11.30 на 15.11.42 произведена атака на топливные баки, 241-й стрелковый полк получил 1-й стрелковый батальон 90-го стрелкового полка в качестве подкрепления. 685-й стрелковый полк получив подкрепление - два стрелковых взвода, пошел в наступление в прежнем направлении после 30-ти минутной артиллерийской подготовки.

  Атака на этот раз была произведена следующим образом: участвовавшие в атаке  были разделены на группы по 8-10 человек с задачей последовательно пересечь овраг  и блокировать землянки и траншеи, в которых находился враг. Одной штурмовой группе удалось с поддержкой шквального огня из минометов, пулеметов и гранат продвинуться через овраг, но  не удалось завершить штурм первых землянок, потому что все люди были потеряны от немецкого огня пулеметов и автоматчиков расположенных на склонах оврага. Следовательно, в это время, атаки 685-го и 241-го стрелковых полков так же были отбиты. В 13.30 противник, с силой двух взводов снова перешел в контратаку на участке полка, но потеряв до сорока человек, отступил. В 20.00 и в течение всей ночи, полк, вместе с 241-м стрелковым полком неоднократно пытался прорваться к оврагу, но огонь противника отбил все наши попытки.»

     Далее в описании боевого опыта 193 – й стрелковой дивизии, после того когда она 22 ноября была выведены из боев в Сталинграде, командир полка подполковник Дрогайцев и офицер из Генерального штаба майор Коршунов описали причины неудач при попытках пересечь овраг:
«Противник, разорвав части  95-й и 138-й стрелковых дивизий, достиг реки Волга  и захватив окопы и землянки этих дивизий,  организовал там сильную оборону не только на склонах, но и на дне самого оврага, что позволило ему иметь огневое преимущество. Большинство огневых точек были спрятаны в овраге и не могли быть обнаружены перед атакой…
Противник широко  применял траншеи из железобетонных труб, которые позволяли ему маневрировать подразделениями и подбрасывать подкрепление.
Противником массово применял ручные гранаты и мины, что вызвало по оценкам около 50-60% наших потерь в этих боях.
  Враг так же широко применял снайперов в этих боях, помещая их в укрытия на всех участках обороны, так, что каждая область передовой  и реки подвергалась их огню.

Полком широко применялись гранаты и мины: минометная рота - шесть 82-мм минометов  была в постоянном общении с штабами полков и стрелковых подразделений, знала ориентиры и цели после их корректировки заранее, и при необходимости открывала огонь в ходе боя  в любом направлении.
Наибольший эффект от минометного огня был по концентрации сил противника перед атакой  и в момент контратаки.
     В момент пересечения оврага основным средством борьбы с противником  были ручные гранаты и автоматы. У каждого бойца было не менее чем 4-5 гранат на руках, которые постоянно пополнялись от выдвинутых вперед складов боеприпасов, и хранящихся на линиях подготовки к  атаке. Гранатами были уничтожены вражеские группы в 12-ти захваченных землянках и окопах.»


              Боевое донесение № 49 Штадив 95. 12.00. 15.11.42 г. 
«1. Противник силой до 200 человек и артиллерией и минометами оказывает упорное сопротивление из района бензобаков и домов, что севернее и северо - восточнее бензобаков.
2. сводный полк 193 сд и 241 сп с 1/90 сп ведут жестокий огневой и гранатный бой.161 сп на занимаемых позициях; подавляет ОТ противника ведущие по 241 сп огонь. 3/90 сп на занимаемых позициях в районе стыка 241 и 161 сп. Соседи прежние.»

  Тем временем немцы решили применить в Сталинграде еще один вид своего оружия - управляемые самоходные носители взрывчатки «Голиаф».
Из - под Ленинграда, со станции Гатчина в Сталинград отправился эшелон 1-й роты 301-го танкового батальона (радиоуправления). Поскольку большая часть батальона была направлена на переформировку в Германию, то остальной было неясно куда они напрвляются. Джейсон Д. Марк в своей книге справедливо полагает, что эти машины вероятно направлялись в Сталинград, район Острова Людникова.

                     Из книги Джейсона Д. Марка :

« Волнения продолжалось до 21 ноября, когда поезд изменил направление и начал движение в восточном направлении. Солдат 1-й роты Прензлин в своем дневнике мрачно отметил :
«Мы все разочарованы, мы не собираемся домой. Есть слухи, что мы идем к Сталинграду…»

        Слухи оказались правдой. Судьба, однако, избавила их от борьбы на улицах Сталинграда  усыпанных развалинами.
Сейчас интересно было бы порассуждать, какой эффект принесла бы рота Aбендрота для боевых действий. Нет никаких сомнений, что  применение этой взрывчатки нанесло бы серьезный ущерб обороне 138-й стрелковой дивизии.
Характер местности вынуждал бойцов Людникова находиться в узких укрытиях в своих укрепленных зданиях, что делает каждый оборонительный опорный пункт важной целью, против которой могут быть использованы сразу несколько носителей зарядов. Уничтожение одного здания образовало бы значительный разрыв в линии обороны при низких потерях живой силы  для немцев.

Были ли бы  эти взрывы  эффективны? Массивные, толстые стены здания возможно поглотили бы основной удар, но трудно представить себе, что советский гарнизон не поддался бы влиянию детонации 450 кг заряда, не говоря уже о нескольких, примененных на их переднем крае. Как бы местность повлияли на развертывание носителей заряда? Изрезанная траншеями, заваленные обломками улицы и  воронками местность несомненно препятствовали бы операции, но танки и штурмовые орудия уже были использованы в этом районе, так что нет никаких причин, почему бы также не были использованы носители зарядов.

      Расстояние до цели было очень мало, поэтому у человека управляющего по радио не было бы никакой проблемы направлять носитель заряда до определенного здания. Можно только гадать, что случилось бы, если несколько B IVs были направлены против «Дома Комиссаров», или если бы «Голиаф» или два из них упали в овраг Ролик. Будет ли плацдарм Людникова полностью захвачен, если бы немцы выбили все основные опорные пункты с помощью этих машин? Но никто не может с уверенностью сказать что бы было.

   Рота Абендрота прибыла на  железнодорожный вокзал Обливская в 15.00 26 ноября. Далее они были задержаны перед станцией Чирской, последней остановке перед Сталинградом, но они не могли продвинуться дальше, потому что части Красной Армии были только в нескольких километрах от станции. Советское контрнаступление под Сталинградом задержало роту Абендрота, и она не смогла дойти до места назначения и использовать свои машины против упрямых редутов защитников дивизии Людникова.»

В своей книге Джейсон Д Марк видимо упоминает  о более мощных носителях взрычатки – Боргвард B IV, способных нести 450 кг заряда.
                                                                         http://i63.tinypic.com/15ko60.jpg

                                                               На снимке : слева Боргвард B IV, справа ,,Голиаф"

  На сайте военных реконструкторов «Ливинхистори» несколько лет назад военным историком Юрием Мащенко был предоставлен отчет этого батальона с боевым составом, который был найден в архиве ЦАМО. Но тяжелых носителей Боргвард ВIV в батальоне возможно не было, в докладе упоминаются только «Голиафы».

Ссылка на сайт : http://livinghistory.ru/topic/2229-divi … eld/page-2

                     Рота Абендрота


« ЦАМО РФ Фонд 331 Опись 5041 Дело 24 Л181,182
ВЫПИСКИ ИЗ ДНЕВНИКА
Первая рота 301 танкового батальона
нач. 17 ноября 1942 года
17.11.42

17.11.42 г. 1 рота выделена из 301 танкового б-на и назначена в армейскую группу В.
Состав роты:
2-й взвод по выходе боевой группы ВИЛЬМЕР составлен из частей 1, 2 и 4 рот. Как 3-й взвод роте придан ГОЛИАТ – взвод 3-й роты

Состав 3 взвода: 1, 4, 26
1 машина с продовольствием
3 машины с материальной частью
5 грузовых машин
36 ГОЛИАТ
1 автомобиль с приборами наблюдения и связи

При роте имеется КП.
КП состоит
1. Командир капитан ВАЙКЕ
2. Бат. врач мл. доктор ГЕБЕТ
3. -“- -“- ГАНКЕ
4. -“- -“- ЗЕЛЬЦ
5. 1 танк типа III /1/
6. 2 машины 15
7. 1 санитарная машина 250/12
1 машина с запасными частями
1 мотоцикл без коляски

Рота погрузилась с товарной станции ГАТИШНА (Вероятно Гатчина –прим.) в 2 эшелона .
Нач. 1 эшелона ст. л-т АБЕНДРОТ
Нач. 2 эшелона л-т ФОГЕЛЬ

Выехали ГАТИШНА 18.11.42 г.
Следовали по маршруту:
ЛУГА, ПЛЕСКАУ, КАРЗАВА /получение маркитанских товаров/, ДЮНАБУРГ, ВИЛЬНА, МИНСК
При наступление темноты из предосторожности от нападения партизан экипаж 3-х танков заняли свои места.
ЖЛОБИН, БУДА, ГОМЕЛЬ, СНОВСКАЯ, ВОРОЖБА, СУМИ, ЛЮБОТИН, ЛОЗОВАЯ, ПАВЛОГРАД, СИНЕЛЬНИКОВО, ГОРЛОВКА.
26.11.42 Г. МОРОЗОВСКАЯ В 9.00 появился погрузочный офицер с приказом, немедленно явиться командиру эшелона в оперативный отдел 3 румынской армии .
В силу сложившейся обстановки прежнее задание /бои в городе  СТАЛИНГРАД/ отменяется.
Рота придаётся боевой группе полковника АДАМА, которая находится в НИЖ. ЧИРСКАЯ. Командир докладывает начальнику штаба о возможностях привлечения специального оружия – оказывается, что машины специального назначения применять здесь полностью невозможно. Но передача боевой группе АДАМ и введение в бой танков, хотя и без машин специального назначения, в силу сложившейся обстановки, крайне необходимо.
Прибывший командир роты ст. л-т АБЕНДРОТ получил карты, среди которых с обстановкой одна.»

                                                       http://i63.tinypic.com/2q3vxpl.jpg

                   «ГОЛИАФ»  Sdkfz 302(Gerat 67) -  Ferngelenkter Sprengstoffträger (Дистанционно управляемый носитель взрывчатки)

           Немного об этой машине :

« Разработана фирмой «БОРГВАРД»  (Borgward )в Бремене, изделие производилось также фирмой «ЦЮНДАП» (Zuendapp )в Нюрнберге в начале 1942 года ,и в апреле эта техника стала поступать на фронт. Производство было прекращено в декабре 1943. Общий вес 370 кг. Заряд взрывчатого вещества 60 кг. Двигатели электрические ( 2 шт.) мощностью по 2 КВт каждый. Питание от двух аккумуляторов 12 В. Дальнейшие модели применялись с бензиновым двигателем. Дальность хода 1.5 километра по дороге или 800 метров по бездорожью. Передний лист бронирован 5 мм. Управление по проводам, возможно движение направо, налево и вперед. Обратного хода нет. Изготовлено около 2 тыс. экземпляров.»
 

    Продолжение  книги Джейсона Д. Марка :

« В то же время в развалинах Сталинграда было несколько других вопросов связанных с другим детищем Гитлера.  В приказе по Корпусу № 113 в 19.45 было приказано следующее:
«244-й дивизион штурмовых орудий  с s.I.G. Auf SFL будет откреплен от 389-й пехотной дивизии  19.11.42 и предоставлен в распоряжении «Группа Шверин». Два штурмовых орудия останутся с 389-й пехотной дивизией для операций против «Красного Дома».

Упрямое советское сопротивление  ломало планы немцев и приводило их в замешательство. Захват плацдарма на Баррикадах должен быть немедленно завершен, и  освободившиеся силы должны быть привлечены в предстоящей операции с  группой Шверин, чтобы подавить сопротивление Красной Армии на заводе «Красный Октябрь». Но Людников и его люди держались, вынуждая фон Зейдлица  держать большинство его сил, выстроившихся  вокруг "Острова".

                                                             

   В этот день в 20.00  в  колхозе Чкалова, в  Россоши  далеко от Сталинграда  штаб  294-й пехотной дивизии получил сообщение телетайпом от капитана Вайманна, командира  294-го саперного батальона. Вайманн сообщил, что его батальон завершил свою задачу в Сталинграде по захвату местности у оружейного завода к Волге и зачистку берега у реки. Это вызвало серьезные потери. Батальон потерял 3 офицера, 13 унтер-офицеров и 134 солдата, из них 1 офицер, 5 унтер-офицеров и 27 рядовых были убиты. Командир дивизии генерал-майор Блок и его штабные офицеры были ошеломлены. Батальон потерял почти половину своего боевого состава в течении нескольких дней. Более трети опытных унтер-офицеров понесли потери и что еще хуже - три из четырех офицеров  были выбиты.

   В 20.30  51-й АК направил свой ежедневный отчет в 6 армию:
«С помощью штурмовых групп 305 -я пехотная дивизия взяла территорию у  очистных сооружений,  дом 81 и местность между домами  81 и 73, и прочно её удерживает. 576 - й гренадерский полк  отбил несколько атак противника (150 человек) во второй половине дня. Ночью  войска противника подошли к топливной системе. 389 -я пехотная дивизия захватила небольшой участок  к северу от «Красного Дома». Вечером артиллерийский огонь противника в районе вокруг Дома Комиссаров.
Передовая линия: в неизмененном виде, незначительные изменения в районе 305 и 389 дивизий.
51-й Корпус взял 44 пленных, в том числе 16 дезертиров.»

В докладе подготовленном о положении противника разведывательное управление  заметило снабжение дивизии  Людникова  воздушным путем:

«Из 15 сброшенных парашютов  в ночь на 15/16 ноября только 5 приземлились на плацдарме к востоку от  завода Баррикады.»

  Этот отчет был довольно точным. В сообщении № 193 138-й стрелковой дивизии от 16 ноября записано, что «помощь оказываемая дивизии была незначительной. Самолеты сбросили 6 мешков продовольствия, 8 ящиков 45 мм снарядов и 2 ящика мин к  82 мм минометам. Четыре мешка приземлились на территории противника .»

                            Итоги первой половины дня 15 ноября 1942 года в боевом донесении 138 – й стрелковой дивизии :

«Оперсводка № 192 Штадив 138 овраг сев. вост Таймырская 15.11.42 г. к 17.00

1.Противник в течении дня вел активные наступательные действия по всему фронту дивизии.
2. 138 сд обороняет рубеж р. Волга, 200 м. вост.квадрата 48, дом 47, насыпь жд 50м вост.Механического цеха, вдоль насыпи, дом 39, 38, 37, дом 175 м севернее квадрата 27 и далее на восток к р.Волга.
Группа разведчиков занимает оборону южнее прямоугольника 250 м вост. центральных ворот завода ,,Баррикады".
3. Боевой состав дивизии : 768 сп с командным составом - 15 чел. 650 сп с комсоставом -31 чел, 344 сп с комсоставом 123 чел.
Боеприпасов: винтов.патрон - 20-30 шт. на винтовку. Патроны ППШ - нет. Ручных гранат - нет.
Продуктов питания нет.
4. Потери: убито -64 чел, ранено 137. Итого - 201 чел.
5.Связь с частями телефонная, со штармом и артиллерией - радио.
Личный состав получил пищу один раз. Продовольствие израсходовано. Медикаментов также нет. Имеются случаи смертности. Накопилось 250 человек тяжело раненых.»


Потери за 15 ноября 1942:
138-я стрелковая дивизия: 64 убито, 137 ранены, в общей сложности 201 человек

Пока неизвестны потери Красной Армии в районе Бензобаков, но видимо они были большими. Так например сводный полк 193 сд с приданными подразделениями из 92 ОСБр ( остатки 3 сб-22 чел. и рота автоматчиков -70 чел.)14 ноября насчитывал около 250 человек, а уже на 6 утра 16 ноября в нем осталось всего 56 человек.

Потери немцев :
305-я пехотная: 3 человек убитыми и 40 раненых
389-я пехотная: 16 человек убиты, 1 офицер и 43 раненых, 15 человек пропало
Потери саперов видимо снова не показаны.

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

16 ноября 1942

   Линия фронта  в районе бензобаков - это было самой главной задачей для командования Сталинградским фронтом на данный момент, было решено проводить постоянные атаки для соединения с 138 сд.

                                 «РЕШЕНИЕ КОМАНДУЮЩЕГО СТАЛИНГРАДСКИМ ФРОНТОМ НА 16.11.42.

                                                                            РЕШЕНИЕ:
«В течение 16.11.42. 62 армия будет продолжать улучшать свои позиции в районе завода БАРРИКАДЫ, остальные армии фронта - вести боевую разведку, с целью вскрытия обороны пр-ка.»


Из книги Джейсона Д. Марка :

   « В  05.55  51АК сообщил в штаб 6-й армии, что :
"Враг к востоку от оружейного завода неоднократно пытался проводить атаки против нашей линии фронта ночью с помощью штурмовых групп. Они были поддержаны налетами с воздуха в ночное время ..."
650-й стрелковый полк 193-й сд сообщил, что " В 01.30, противник открыл огонь из пулеметов и автоматов, а также периодически вел обстрел из артиллерии и минометов".
Немецкие  части сообщили: « Артиллерийский огонь велся всю ночь и в течение утра, особенно на сектор 576-го гренадерского полка и группы Зейдель.»

В докладе о сложившейся ситуации 138-я стрелковая дивизия отметила, что "противник продолжал концентрироваться в районе восточной части завода «Баррикады»,  на западе и на севере топливных баков".
На данный момент, Людников и его люди могли взять передышку, так как немецкие части стоящие перед ними перегруппировались, и готовились снова возобновить штурм. В этот день, 16 ноября, главное направление атак должно было проводится дальше на юг, вокруг  топливных баков и проводилось  оно 576-м гренадерским полком, он атаковал сводные подразделения под командованием Горишного.
На рассвете, вначале частям Горишного удалось сломить оборону  немецких позиций вдоль берега Волги к юго-востоку от топливной системы. Гренадеры  576 - го полка сразу же начали контратаку, отсекли наступавших и захватили одного офицера и еще 35 человек в плен( К сожалению донесений 95-й сд на этот день нет –прим.).
Стрелки и морские пехотинцы под командованием Горишного возобновили свои атаки в 09.00  и 11.00  со своими остатками сил, при поддержке огнеметных танков. Их цель - как всегда была  в том, чтобы прорваться к окруженной дивизии Людникова . Все эти атаки не были неудачными и один из атакующих танков был уничтожен.

  Журнал боевый действий  79 -й пехотной дивизии передает:
«11.15 Перед группой Зейдель все спокойно. Один огнеметный танк был подбит с помощью тяжелого вооружения.»
79-й артиллерийский полк также сообщил, что советская атака в районе 305-й пехотной дивизии была отброшена при поддержке собственного III-го батальона. В своей ежедневной сводке, полк подытожил свои действия:
«В полдень, враг напал с крупными силами из квадрата 82a4 по Волге в сторону правого крыла 305-й пехотной дивизии. Полк сражался в прилегающем квадрате 82a4. Атака была отбита. Концентрация огня вражеской артиллерии лежит на передовой линии 305-й пехотной дивизии ...»

Потеря огнеметного танка КВ 235-й тбр в районе бензобаков подтверждается и в журнале 84-й танковой бригады. Ранее сообщалось что один огнеметный танковый батальон танков КВ был придан в октябре 84 ТБр (источник "Память Народа"):

«Боевое донесение штаба 84 тбр 20.00 16.11.42 :

200 ТБ в составе одного Т-70 (используется как пулеметная точка); танк Т-60 перевернут в воронке вверх гусеницами и выведена пушка ,,ШВАК" из строя. Личного состава 17 чел.

506 ОТБ одним танком,,КВ-8" поддерживал атаку 240 сп в районе Сев. БАКОВ. Огнем КВ- огнеметом сожжено 4 блиндажа с пехотой противника. Огнем из орудия и пулемета внесено вмешательство в системе обороны противника. Солдаты противника бросили блиндажи и бежали. В результате чего наши части имели успех и незначительно продвинулись вперед.
Потери -Танк ,,КВ-8"подбит двумя термитными снарядами, сгорел. Личного состава: Убито-1(ср.кс),ранено 2 ч.(сред к-р, 1 мл.к-р)»

В  ЖБД 84-й Тбр так же найдено, как в октябре ранее были потеряны остальные огнеметные танки 506 ТБ:

Из оперсводки штаба 84 тбр за 29 октября 1942г :
« Прибывшие в течении 28.10.42 г. 5 танков КВ (огнеметные) до рассвета заняли исходные позиции в районе Три квадратных дома, что западнее парка у Северо-Восточного угла завода ,, КРАСНЫЙ ОКТЯБРЬ". Противник имея скрытый подход и слабое прикрытие пехоты наших танков подкатил 3 ПТО орудия и в упор расстрелял термитными снарядами в течении 10 минут 3 танка КВ. Одна ПТО с расчетом уничтожена. Остальные два танка отошли на Восток в укрытие, ведут бой. Пехота 109 сп и 10 сп прикрывающие танки отошла, не предупредив танкистов.»

Так же ниже приводится состав частей подчиненных Горишному на утро 16 ноября 1942 г. перед очередной атакой бензобаков , видимо приведен боевой состав. В состав 95-й дивизии вернулся 90-й сп, правда как указано в донесении он пополнен из 149-го Армейского запасного полка, который занимал оборону в районе Банного оврага к юго-востоку от завода «Красный Октябрь» :

«Управление 95 стрелковой дивизии. 16 ноября 1942г.

Командующему 62 АРМИИ
Ниже сего сообщаю сведения о наличии личного состава в действующих частях 95 стрелковой дивизии, по состоянию на 6.00 16.11.42г
1. 90 стрелковый полк .....213 чел.
2. 241 стрелковый полк, включая батальон 92 ОСБР 101 чел.
3.161 стрелковый полк .... 368 чел.
4. 685 стрелковый полк, включая роту автоматчиков 3 батальона 92 ОСБр и учбата 193 сд ..... 56 чел.
                                                                                                                   ВСЕГО ......... 738 чел (дописка карандашем:+2р)
ПРИМЕЧАНИЕ:  1. В наличии личного состава включены все подразделения  указанные в сведениях частей.
   2. По 90 сп показано наличие личного состава только прибывшего на правый берег р.Волга, включая маршевую роту, принятую от 149 запасного полка в числе 114 человек.

КОМАНДИР ДИВИЗИИ ПОЛКОВНИК: Горишный
НАЧАЛЬНИК 4 ОТДЕЛЕНИЯ СТ.ЛЕЙТЕНАНТ: Гаврилов» 
( Слева на этом донесении резолюция карандашом : ,,Это не точно, не знают истинного положения.)


Сводка 62 армии за 16 ноября 1942 года.

    «Армия в течение дня отражала атаки противника в районе завода «Баррикады», частью сил вела бои за восстановление положения в районе Мезенская.

    Противник в течение дня продолжал неоднократные атаки наших позиций на участке завода «Баррикады», до Волховстроевск на юго-вост. и от Мезенская на север с целью полного окружения 138 сд. Все атаки противника отбиты.

    Одновременно противник вел усиленную разведку нашего переднего края.

    Артиллерия и минометы вели сильный огонь по боевым порядкам войск.

    Авиация противника проводила разведполеты и группами 3-5 самолетов бомбила войска.

    Северная группа на прежних позициях вела ожесточенный бой.

    138 сд в течение дня отражает атаки противника. Противник, неся большие потери, дважды в течение дня подбрасывал свежие силы. Несмотря на численное превосходство противника и крайне тяжелые условия дивизии, атаки были отбиты.

    В течение ночи из числа сброшенных самолетами грузов дивизия получила 4 тюка продовольствия, 2 тюка снарядов, 45-мм и 2 тюка — 82-мм мин, срочно необходимо подбросить медикаменты, патрон ППШ и ручные гранаты.

    95 сд с 3/92 сбр и сводным 685 сп, частью сил продолжала контратаки в районе Мезенская с задачей восстановить положение. Бой доходил до рукопашных схваток с широким применением гранат.

    Противник к исходу дня подбросил свежие силы. Положение на участке 241 сп не восстановлено. Бой на рубеже Мезенская продолжается.»
                                                              http://i74.fastpic.ru/big/2016/0123/40/00d800ae50698f5a5719b485569b1c40.jpg
                                                                                   
                                                          СХЕМА БОЕВ ЗА БЕНЗОБАКИ 16 НОЯБРЯ

   Продолжение по книге Джейсона Д. Марка :

  « В обращении к полковнику Винтеру в отдел «Пехотных частей группы Армии Б» во второй половине дня, подполковник Ехлепп  описал сложившуюся ситуацию:
«На южном участке фронте у установки топлива, один огнеметный танк  был брошен в бой. Штурмовые группы от полковника Штейнмеца были переброшены к южному участку.»

                                                                                         
   Советские записи об атаках этого дня кратки, и к сожалению не сообщают подробности сколько танков подбито или людей попало в плен к немцам.
  Боевой журнал 685-го стрелкового полка сообщает:
«С передовой, полк вел минометный и автоматный огонь - прикрывая выдвижение  подразделений 90-й стрелкового полка (95-й стрелковой дивизии ), который прибыл с переправы, и их атаку на топливные баки и овраг РОТ к северу от топливных баков, но все попытки 90-го стрелкового полка, чтобы пробиться по оврагу в ходе дня были отбиты огнем противника…»
После отражения советских атак майор Браун, командир 576-го гренадерского полка приказал людям из 294-го саперного батальона и 2-й роты 305- го саперного батальона блокировать берег Волги с помощью T- мин и С-мин.Это было сразу сделано : отмель и окружающие скалы и овраги были густо засеяны этими смертоносными устройствами. В 14.00  линия фронта была снова  в немецких руках. В течение дня 294 -й саперный батальон потерял несколько человек.
     
Чтобы помочь 576-му гренадерскому полку и приданным ему частям, фон Зейдлиц решил облегчить их положение  в отражении предстоящих более яростных атак с юга и уменьшил размер  участка их обороны. В 16.25  576-й гренадерский полк получил приказ передать часть своего сектора обороны группе Шверин в ночь с 17 на 18 ноября. Ответственной за проведение смены участка была назначена группа Зейдель, боевая группа образованная из 14-й танковой дивизии:

" 576-й полк оставит за собой участок нефтебаков, овраг Zweifinger ( Овраг ,,Два пальца") и половину прибрежной косы к югу от оврага. Новая разделительная линия между группой Зейдель и 576 -м гренадерским полком: широкая улица в  квадрате  64b-74c - юго -западный край южной части цеха № 6 завода Баррикады - центр детской площадки - центр косы к юго-востоку от детской площадки."
                                                                      http://i65.fastpic.ru/big/2016/0123/21/c3bbdd1833337500b0baf2eb24870e21.jpg             
         
Была надежда на то, что эта мера повысит огневую мощь немецких частей с помощью группы Шверин в последующих боях.

  Вернемся на «Остров Людникова»,  относительное спокойствие здесь было прервано  несколькими незначительными столкновениями

В 12.10  штурмовые группы 577-го гренадерского полка и 336 - го саперного батальона предприняли атаку на правом фланге 650-го стрелкового полка с руководством из дома № 35 [ 66], № 36 [ 73] и цехов завода 14( 3). Печенюк не был уверен в силе немецких групп. Его люди удержали свои позиции в Доме 37, несмотря на то, что немцы забрасывали их гранатами прямо в окна.
Атакующий 336-й саперный батальон понес небольшие потери.

Однако люди Печенюка заметили зловещие признаки приготовлений на стороне противника. Вечером 15 ноября они слышали глубокий рокот двигателей, вероятно это были танки. А в области Дома Комиссаров и позади линии фронта, на левом фланге, по донесениям  немцы сконцентрировали до 200 человек. Защитники из 650 –го полка знали, что это всего лишь вопрос времени, прежде чем эта сила бросится  на тонкую линию обороны полка. 138-я дивизия отметила в своем журнале, что "враг продолжает набирать силу". В 14.00 , небольшие группы немцев пытались проникнуть через главный оборонительный рубеж в рядах 138-й стрелковой дивизии .

Отредактировано Александр Д (23.01.2016 00:28:14)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Продолжение описания боя 16 ноября 1942 г.
Из книги Джесона Д. Марка :

«Четыре связиста группы Ролик все еще держались в своих  землянках, прямо под носом у немцев. Слава об их смелости и хладнокровия Ролика  стремительно распространилась  по всем подразделениям, и каждое утро советские защитники Баррикад спрашивал себя: "Как наш Ролик, еще держится?"
  Немцы пытались много раз уничтожить младшего сержанта Кузьминского и его людей. Десятки гранаты были брошены в землянки, но они либо причинили вреда или отскочили вниз по склону, и взрывались на дне оврага. Когда немцы пытались стрелять в связистов, они делали это достигнув  гребня оврага, и поэтому силуэты их голов на фоне неба, представляли легкие цели для Ролик.
  Когда немцы пытались обстрелять их из минометов, они перебрались вглубь их укрытий, откуда они могли по-прежнему прикрывать друг друга. Как только обстрел прекращался, они перебирались ближе к выкопанным входам, готовые уничтожить любого немца.
  Один раз немцы выкатили противотанковую пушку на вершину оврага, как только  закончился обстрел. Они быстро обнаружили, что ствол не может быть опущен достаточно низко, чтобы обстрелять землянки, и немцы смогли лишь сделать несколько поспешных выстрелов по телефонистам. Бойцы Ролика  используя несколько  секунд, когда орудие было на перезарядке - открыли огонь из автоматов и винтовок. Большая часть немецкого расчета был убита или ранена.
  И на протяжении всего этого Ролик поддерживал связь. Только один раз,16 ноября было повреждение линии. На устранение обрыва пошел младший сержант Колосовский. Маршрут к поломке был заблокирован группой немецких солдат. Меткими выстрелами убил двоих врагов, третий был уничтожен  гранатой,  Колосовский далее устранил линии. Позже он был награжден орденом Красной Звезды за этот подвиг.

Ролик был самой южной оборонительной позицией на острове Людникова.  Следующую, одну из ведущих на север вдоль береговой линии занимали остатки отряда ополчения завода Баррикады - те, которые выжили в страшном горниле  Дома Комиссаров 13 ноября и  остатки 77 –го заградотряда с их командиром Сенчковским. Среди этой сборной группы был политрук Леонид Клюкин, по-прежнему находящийся в строю после его испытания в Доме Комиссаров:

,,В середине ноября наш отряд оборонял участок между  группой Ролик и частями 138-й стрелковой дивизии, на левом фланге. Три отряда из нашей группы и 650-го полка заняли оборонительные позиции в насосной станции и в соседнем овраге. Моя группа была расположена рядом с крутым берегом, к северу от насосной станции. Командир роты был ранен, и я был вынужден занять его место.
На острове Людникова было три оврага. Это было в районе этих оврагов, где немцы пытались достичь Волги.  Многие атаки противника захлебнулись на подступах к нашим позициям!
Я помню наших соседей - солдат группы Ролик. Враг проводил на них свои ожесточенные атаки , но не мог ничего поделать, чтобы преодолеть этих отважных защитников. "Ролик жив!" - наши бойцы радовались,  как только узнали о отражении  последней атаке соседями. Однажды Ролик замолчал.

  Командир нашего отряда Сенчковский  вызвал меня,  и дал мне задание вместе с  Финогеновым найти нахождение Ролика. Когда мы наконец, нашли связистов, и увидели их своими глазами, мы стали очень счастливы. После отражения последней атаки люди Ролика отдыхали.
'У кого  товарищи есть закурить?" - спросил один из бойцов. Мы покачали головами. Мы тоже страдали от недостатка курева. На обратном пути, когда мы бежали по оврагу, враг открыл огонь из минометов. Финогенов был ранен в ногу. Мы достигли командного пункта с большим трудом. На следующий день немцы  начали еще один приступ нашей обороны. Они кричали : "Русь, бул, бул ... если вы не хотите сдаваться!».
Мы дали немцы вплотную приблизиться, прежде чем открыть огонь. Немцам так и не удалось достичь наших окопов. Несколько офицеров и солдат пришли из штаба, чтобы помочь нам. Врагу не удалось и в этот раз порвать нашу оборону."

                                                                                      http://i75.fastpic.ru/big/2016/0123/cd/3c7a1f0e9f06d43ed45a55fb9fed04cd.jpg



Немного к северу от отряда Клюкина были остатки  650-го стрелкового полка. После того как майор Печенюк покинул свой командный пункт в доме № 83, он обосновался в одной из прибрежных  землянок. Его немногие оставшиеся люди разместились на позициях вдоль самого края обрыва в окопах и траншеях, которые были соединены туннелями. Комиссар Тюпа, заместитель командира 1-го стрелкового батальона, вспоминает:

"Мы находились на крутом берегу Волги  в разрушенных домах, близких к Волге. Мы отбивали атаки врага, который проникал через нас к Волге... наша позиция стала значительно более трудной. Не хватало оружия и боеприпасов, чтобы воевать с немцами. Лишь немногие остались в строю, и почти все они были ранены, но они по-прежнему находились в штурмовых группах от 3 до 5 человек. Штурмовые группы поддерживали оборону, проникали через вражеские позиции и уничтожали его живую силу, захватывая оружие, боеприпасы и продовольствие."

Старший сержант Горбатенко попытался достать своим товарищам немного еды:
"Вечером сразу была организована оборона вдоль берега Волги. Я пошел на поиски штаба. Вернувшись принес сахар для 4-8 человек и кусок сала - это было нашим пропитанием в течение суток."

После бесплодных атак на Красный Дом( КП Людникова), сапер Бертольд Паулюс из 2 -й роты  45-го сап.батальона 16 ноября написал письмо его тревожищимся  родителям :

  "Я  жив и здоров, как я надеюсь и со всеми Вами...

Я сообщу Вам в ближайшее время, что здесь происходит.  Писал Вам ранее в моем письме от 13-го, как  был убит Хармут. На 16-е мы похоронили его, и десять других товарищей с воинскими почестями на кладбище Героев. Ничего  его родителям пока не говорите, пока наша часть сама не сообщит им..

Я был в боях с 13 по 16. Мы атаковали два дня, и 20-го мы снова будем в бою. Мы в настоящее время не очень сильны. Многие товарищи мертвы, и большинство других получили ранения. Мне повезло до сих пор. Надеюсь, что все останется так и дальше..

   Никогда не представлял ранее войну такой страшной. Если у меня будет удача вернуться домой, то я расскажу Вам о Сталинграде. То, что я видел до сих пор не может быть описано словами..."

Тем временем в дивизии закончивалось продовольствие и к тому же у самого Людникова началось резкое обострение язвы желудка, которое он скрывал от подчиненных.

Из книги Глуховского ,, Остров Людникова" ( Приводится в книге Марка) :
   

  «А между тем запасы продовольствия на «острове» были на исходе. Пятнадцатого ноября Людников отдал приказ, в котором были названы три двухзначные цифры. Отныне на каждого сражающегося, от комдива до бойца, без всякого исключения, полагалось сто граммов продовольствия — семьдесят пять граммов сухарей, пятнадцать граммов жира и десять граммов круп. Иван Ильич продиктовал этот приказ после того, как из восемнадцати рыбацких лодок, отчаливших с острова Зайцевский на правый берег Волги, в район «Баррикад» причалили только две. Шестнадцать лодок были потоплены в насквозь простреливаемом рукаве Волги.

  Две лодки принесло течением. В каждой лодке лежали изрядно подмоченные мешки с сухарями и банки свиного жира. И в каждой лодке было по трое убитых: рулевой и два гребца. «Островитяне» приняли дар мертвых живым, и Иван Ильич строго наказал, чтобы каждый на «острове» получил свой пай от этого дара.
  Иван Ильич диктовал приказ, прижимая к правому бедру флягу с горячей водой. До войны он болел язвой желудка, потом язва зарубцевалась, но голодный паек вызвал обострение болезни. Никому Иван Ильич не рассказывал о своем недуге, и только медсестра штаба Сима Озерова, снабжавшая комдива горячей водой, знала, как мучается Иван Ильич. Жалея комдива, она рассказала о его болезни начальнику штаба. Подполковник Шуба посоветовался с заместителем комдива полковником Куровым, и они вместе направились к Ивану Ильичу.
—    Мы, солдаты, умеем держать брюхо   в голоде, —сказал Иван Ильич, вручая Шубе приказ о ста граммах продовольствия. — Раненых жалко... Нет медикаментов, бинтов. Сколько у нас раненых?
Шуба ответил:
—Больше трехсот. И еще есть один серьезно больной с обострением язвы желудка. Рисковать здоровьем этого больного, — Шуба   многозначительно   подчеркнул последние слова, — мы не имеем права. Если ночью придет катер, то в обратный рейс...

  - Хватит, подполковник! Я вас о больных не спрашиваю, а этой чертовой девке уши надеру...

Но тут в разговор вступил полковник Куров:
—    Иван Ильич, мы совершенно официально...
Людников поднял руку, и Куров осекся. Он достаточно хорошо знал комдива, чтобы понять этот жест и этот взгляд, пронзительный взгляд под густыми, в одну линию сведенными бровями. Но голос Ивана Ильича оставался по-прежнему спокойным.
—    Совершенно официально, как   командир   дивизии,я требую прекратить этот разговор.»

 
    138-я стрелковая дивизия удерживала свои позиции при отражении многочисленных, но небольших по силе немецких атак. На следующий день была небольшая пауза в интенсивных атак против дивизии. Людникову было ясно, что немцы были уже не в состоянии постоянно атаковать, как они ранее это делали с 11 по 13 ноября. Из-за стойкости войск 138-й стрелковой дивизии, немцам было необходимо взять передышку на несколько дней для подготовки будущих наступательных действий. Людникову же было необходимо убедить его начальство принять незамедлительные меры, чтобы облегчить давление на свою дивизию, в соответствии с тем, что новое немецкое наступление ожидалось утром 17 ноября.

  Дивизия Людникова была крайне ослабленной. В  общей сложности всего 800 человек находилось на правом берегу и из них 450 были солдаты и командный состав, 350 были раненые. Подробности были добавлены в этот день: дивизия понесла потери 3 убитых и ранеными 15, в общей сложности 18 человек. Гранаты, патроны к ППШ, медикаменты и перевязочные материалы закончились.  Также не было еды. Батареи для питания рации почти разрядились

Тяжелая ситуация наступившая для дивизии  должна  была быть немедленно сообщена командованию, но  радиостанция не могла передавать, и даже прием был доступен только на короткое время. Людников приказал начальнику разведки дивизии майору T.M. Батулину, чтобы он нашел разведчика, который может добраться до частей армии и сообщить об тяжелых условиях, сложившиеся в дивизии.
Он выбрал легендарного сержанта Николай Ивановича Петухова, разведчика, который проникал в немецкий тыл с помощью туннелей, канализационных труб и трубопроводов. Он ходил за линию фронта почти каждый ночь, сея панику, убивая немецких солдат и  захватывая  их оружие и "языков" . В последнее время он уничтожил немецкий пулемет на вершине крутого обрыва у Волги, который обстреливал переправы, и до сих пор взял в плен десять человек, которые показали, что новые подразделения прибыли на Баррикады из других участков фронта. Петухов далее был награжден орденом Ленина за его боевые подвиги в Сталинграде.

Теперь Петухов предложил рискованный и опасный план, чтобы достичь 62-й армии : он ляжет в лодку, покрытую белой материей, и поплывет по течению  Волги  вниз, к месту штаба армии.


  С своей позиции бойцы Ролика  наблюдали   первую лодку,  теперь в окружении льда – она исчезла за поворотом около завода Красный Октябрь. Вторая лодка стала останавливаться в середине протоки. Что остановило её? Возможно, мокрый холст тянул лодку вниз по течению. Бойцы Ролика потом увидели лодку, когда она достигла чистой воды, в этот момент человек встал и прыгнул за борт. Немцы открыли огонь по лодке и потопили её,  в то же время советская сторона открыла интенсивный огонь по немецким позициям, в попытке сорвать их попытки устранения храброго человека. Группа Ролик не знала о дальнейшей судьбе человека, который прыгнул в воду. Они сообщили о своих наблюдениях в штабе дивизии.»

Вторым человеком, кто должен был передать просьбу о помощи стал редактор дивизионной газеты политрук Михаил Михаил Тимофеевич, так же исполнявший должность коменданта переправы. Возможно бойцы Ролика видели его, прыгнувшего в ледяную воду Волги.

Из наградного листа на ЗУЕВА Михаила Тимофеевича 1917 г.р. , капитана, отв.редактора дивизионной газеты "Патриот Родины" 138 КСД .

,, Тов Зуев особенно проявил мужество и отвагу в боях с немецкими оккупантами по защите города Сталинграда. В период с 11 по 20 ноября с.г , когда дивизия оказалась в окружении и была отрезана от частей 62 Армии ... в этот период тов.Зуев получил приказание от командира дивизии переправится на левый берег Волги, связаться с тыловыми частями и организовать подвоз боеприпасов и продовольствия частям на левый берег.
Тов. Зуев в период большого ледохода по Волге, сумел переправится и выполнил приказание командира дивизии..."
.
В ту же ночь начальник штаба инженерных войск Сталинградского фронта вызвал с острова Зайцевский командира 107-го Отдельного Краснознаменного понтон¬ного батальона. У начальника штаба сидел политрук, одетый в новое, не по мерке сшитое обмундирование. У политрука было худое, изможденное лицо, точно при¬везли его сюда из госпиталя после тяжелой болезни.
— Это политрук Зуев. Прибыл к нам с «острова Людникова», — сказал начальник штаба комбату…
Операция сержанта Петухова  также удалось. После доклада разведчика командование 62 армии доносило Военному совету Сталинградского фронта : «Сидим как челюскинцы. Боюсь за 138 сд. Реально помогаю ей артиллерией, « катюшами». Больше нет сил.. Прошу сбрасывать самолетами 138 сд шоколад, патроны, гранаты, медикаменты…»

В вечернем докладе 51-го Армейского Корпуса в 21.00 было сообщено, что "одна лодка с количеством 20 человек была потоплена артиллерией 389-й пехотной дивизии."
Возможно преувеличение в донесении дивизии?

Период ледостава на Волге был очень опасен для 62-й армии. Опасность, что немцы воспользуются прекращением помощи 62 армии, вызванной ледоходом было очень большой. Это было более серьезным положением, чем признавалось впоследствии. Чуйков скопил небольшой запас, но его было не очень много.
Воспоминания Чуйкова о положении дивизии Людникова :
«Теперь перед нами встала задача оказать помощь дивизии Людникова, оторванной от главных сил армии. Ее положение стало очень тяжелым: она была зажата противником с севера, с запада и с юга, а с востока отрезана Волгой, по которой шел сплошной лед.
   Подвоз боеприпасов, продовольствия, вывоз раненых производились с перебоями, с промежутками в двое-трое суток.

   Не могу не сказать о мужестве командования окруженной дивизии во главе с полковником Иваном Ильичом Людниковым. Несмотря на исключительно тяжелое положение, там соблюдали спокойствие и уверенность. Телефонная связь, разумеется, была порвана. Работала только радиосвязь. Я лично несколько раз открытым текстом говорил по радио с Людниковым. Мы узнавали друг друга по голосу, не называя себя по имени и по фамилии. Я не стеснялся открыто говорить ему, что помощь будет оказана, что скоро соединимся с ним. Я надеялся, что он понимает, почему разговор с ним ведется открыто и что никакой помощи мы дать ему не можем. Он мне тоже говорил о надежде на скорое соединение. Мы старались таким образом ввести в заблуждение противника.

  Лишь в ночь на 16 ноября наши «ночные» самолеты на парашютах сбросили Людникову четыре тюка продовольствия и четыре тюка боеприпасов. А в ночь на 20 ноября четыре бронекатера, наконец, пробились в протоку Денежная Воложка, затем к берегу, где оборонялась дивизия. Катера доставили боеприпасы, медикаменты и вывезли 150 раненых.

Следует отметить работу экипажей пароходов «Пугачев», «Спартак», «Панфилов» и бронекатеров №№ 11, 12, 13, 61 и 63. В эти дни и ночи они творили истинно героические дела.

Я сам наблюдал ночью, как эти суда метр за метром, с разгона пробивая путь среди льдов, шли от пристани Тумак на север по Волге, к берегу, где оборонялась 62-я армия.

Были дни, когда эти суда не могли в темное время вернуться обратно, а идти днем вдоль берега, занятого немцами, было равносильно гибели. Тогда они оставались у нашего берега, маскировались парашютами, белыми простынями и мешками под цвет снега и льда.

Нас тревожила судьба дивизии Людникова. Ее надо было выручать. И, напрягая последние силы, наши части начали день за днем, круглые сутки контратаковать противника. прорвавшегося к берегу Волги между частями Людникова и главными силами армии.»


  Вечером неожиданно стало теплее, так что плывущий по Волге лёд стал менее плотным и мощным. Это позволило немедленно увеличить помощь  62-й армии с помощью речной переправы. Но доставка продовольствия и боеприпасов в 138-ю стрелковую дивизию продолжалось только самолетами. ПО-2 снова вылетели для поставки грузов в дивизию Людникова в течение всей ночи. Из 13  упавших мешков только 8 были получены, остальные приземлились на немецкой стороне или же в Волгу. Было получено четыре мешка с продовольствием, два тюка с 45мм снарядами и два с 82 мм минами. Дивизии все же еще  сильно не хватало боеприпасов, особенно снарядов и минометных мин."


  « Оперсводка № 193 Штадив 138
                                                     16.11.42 г. к 17.00

1. В течение дня противник продолжал накапливаться в районе вос.часть завода ,, Баррикады", зап. и сев.зап. бензобаков. В 16.00 мелкими группами пытался проникнуть через передний край обороны в боевые  порядки частей дивизии.
2. 138 сд удерживая прежние рубежи огнем и контратаками отражает неоднократные атаки мелких групп противника. Дивизия несет потери.
Помощь, оказываемая самолетами незначительна. Самолетами сброшено продуктов -6 мешков, 45 мм снарядов - 2 яшика, 82 мм мин - 2 ящика. ; мешка сброшено на территорию противника.
3. Боевой состав дивизии : всего людей 800 чел. из них в строю с командованием 450 чел. раненых 350 чел.
   Гранат, патрон ППШ, медикаментов и перевязочного материала нет. Нет и продуктов питания. Питание для радиостанции выходит.
4. Потери: убито -3, ранено 15, итого -18.
Связь с частями телефонная, офицерами связи, со штармом и артиллерией -радио.

Начальник штаба 138 сд
подполковник Шуба.
Начальник 1 -го отд. майор Вдовченко»




Захвачено 51 АК на 16 ноября: 69 пленных, в том числе 21 перебежчик.

Потери сторон на 16 ноября 1942 года:

138-я стрелковая дивизия : 3 убито, 15 ранены, всего18 человек

305 -я пехотная: 26 убитых и 42 раненых

389 -я пехотная : 2 убитых и раненых 2

Потери сводных частей 95 сд в районе бензобаков не приведены, нет данных. В район бензобаков постоянно приходило пополнение и сколько было ранено и убито за период когда не было сводок пока не известно.
Потери немецких саперных частей не показаны.


Из боевого донесения Сталинградского фронта за 16.11.1942г. :

« В течении 15 и 16.11.42 в районе БЕНЗОБАКОВ бои по-прежнему носили напряженный характер с переменным успехом ...Положение 138 сд по-прежнему очень тяжелое, но она героически дерется и удерживает свой участок обороны/300 мтр. сев. БЕНЗОБАКОВ/ размером 400Х900 м."
ПОГОДА : ясно, видимость 10-15 клм., ветер вост.четверти 3-5 м/с. до штиля, температура около 0. На ВОЛГЕ забереги и "Сало", на АХТУБЕ ледостав и полыньи.»

Отредактировано Александр Д (24.01.2016 23:25:04)

332

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Спасибо парни. Продолжение будет?

Отредактировано shadrin (23.01.2016 10:55:57)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую !
Спасибо за внимание к данной теме. Да, продолжение конечно будет. Почти готов перевод за 17 ноября, часть за 18-е. Возможно через месяц будет продолжение.

334

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Александр Д пишет:

Возможно через месяц будет продолжение.

Ждем с нетерпением.

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Гв. мл. политрук Чувиров Павел Иванович 109 гв. стр. полк 37-я гв. стр. дивизия

Присоединенные к сообщению файлы

1.
ramdisk-crop_146250352_k5WE.jpg, 238.43 КБ, 901 x 1200

2.
ramdisk-crop_146250432_4rLj.jpg, 240.59 КБ, 901 x 1200

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую !

Ув. Юрий ! Спасибо за предоставленные фотографии Чувирова Павла Ивановича.

Из воспоминания  Волостнова Н. И. в его книге ,, На огненных рубежах" :
,, 29 октября на рассвете разгорелся бой на нашей последней позиции. Гитлеровцы большими группами просочились между огневыми точками и по всем оврагам, даже достигли реки. В центральном овраге, где стояла наша минрота, шел бой на позициях. Отбивался Музыков. Справа фашисты оказались на фланге и окружили блиндаж, в котором находился Золотарев. Бой сдвинулся к бугру.

Мы отбивались на своей позиции. Группа Ищенко пришла на помощь Чувирову. Общими силами атака фашистов была отбита, но сам Павел Чувиров, сражавшийся с ручным пулеметом, был убит наповал. На помощь Золотареву под берегом выдвинулась группа Ананьева, всего пять бойцов. Стрельбой во фланг они отогнали гитлеровцев и тоже восстановили положение. В этом ближнем бою артиллерия и минометы не могли нам оказать помощи. Все повисло на волоске... Но немцев, проникших через нашу оборону, выбили, и огневые точки не сдвинулись с места.

Когда перед вечером бой немного стих, я ползком добрался до позиции минроты. Смерть моего друга Павла Ивановича Чувирова была для меня невыразимо тяжелой утратой.
Похоронили Павла здесь же, на минометной позиции. Почести отдали из шести стволов в сторону врага. У минометчиков осталось всего пять человек. Я назначил Константинова старшим. Забрал документы Павла и его походную сумку, пополз обратно."

Павел Иванович Чувиров гвардии младший политрук 1916 г.р. убит 29 октября 1942 года в г.Сталинград, похоронен в районе Нижнего поселка Баррикады, на правом берегу р.Волга.
В книге ,, На огненных рубежах" довольно подробно описаны бои 109 - го гв. сп в конце октября 1942 года, у южной стороны завода ,,Баррикады".

Так же найдены воспоминания об этих боях со стороны врага - немецкого офицера Йохима Штемпеля, командира роты 103-го полка 14 тд. Описаны бои где держали оборону в октябре остатки 109-го гв. сп. Немцы так и не смогли здесь выйти к Волге. Потом в ноябре, подразделения 95-й сд с этих позиций атаковали бензобаки.
Из книги Штемпеля :

                                              26 октября.

    ,, Советские солдаты все еще мелькают в некоторых строениях хлебозавода впереди и справа от нас,  мы снова сегодня атакуем. Сверив часы и посмотрев друг на друга мы готовимся к атаке. Медленно продвигаемся метр за метром. Мы оставляем людей для прикрытия и продолжаем продвижение вперед, прижимаясь к земле и используя малейшие укрытия. Постоянно оглядываемся вокруг — не прячутся ли где-то русские? И вдруг мы снова видим их, прямо перед собой в каких-нибудь 50 м от нас — головы красноармейцев! Их пули свистят вокруг. Снова убитые и раненые!
Справа от нас снова атакует пехота на мотоциклах. Мы слышим их крики и выстрелы.  Над  нами висит черный дым от горящих зданий, баков с горючим и  развалин заводских цехов.
И вдруг  слышим — снова летят наши «Штуки». Мы выстреливаем белые ракеты, чтобы они знали нашу линию обороны и сбрасывали бомбы как можно ближе к позициям врага. Везде к небу поднимаются белые и желтовато-белые вспышки. Не представляю, как самолеты смогут разобрать, где немецкие позиции? Они кружат и вдруг начинают пикировать. С оглушительным воем сирен они пикируют вниз. Далеко впереди нас, прямо перед нами и, о боже, позади нас! Огромные кратеры от разрывов бомб выбрасывают фонтаны земли, небо полностью закрыто. Видимость — нулевая!
Автоматные очереди. Крики, стоны, грохот моторов!

  Советы  контратакуют. Я вижу их в 30— 40 м впереди, они бегут пригнувшись без стальных касок, все в шапках. Мы открываем по ним огонь из всех видов оружия. Нам необходим  заградительный огонь. Красные вспышки! Быстрее, быстрее! С жужжанием и свистом летят минометные мины. Прятаться в укрытие бесполезно, мины падают среди них. Атака остановлена.

  27 октября.

Мы снова собираемся вместе. Вымотаны до изнеможения, но у нас пока  еще есть силы выполнить приказ. Как только мы выходим из укрытия, уже на первых  метрах у нас  убитые и раненые! В укрытие! Откуда, черт возьми, они стреляют? Вот они — прямо перед нами. Прямо перед нами, за кучей  земли, за  остатками разрушенной стены залегло отделение русских. Пошли! Одним обойти их справа и слева, а мы будем вести огонь с фронта. Мы атакуем и выбиваем их с позиций.
К вечеру мы, наконец  заняли административное здание хлебозавода. Ждем контратаки русских , она несомненно последует. Но пока — минута затишья. Поэтому взводы и отделения устраиваются на ночь по-своему. Мы оборудуем позиции для флангового огня, так что при нападении противника мы обрушим массу огнем.  Я устраиваю свой ротный командный пункт сразу же за позицией отделения в подвале для картофеля.
Мне приказано явиться в командный пункт батальона. Иду туда по "лунному ландшафту" и нахожу командный пункт батальона в подвале литейного цеха. Докладываю командиру батальона о положении роты и описываю события дневного боя. Затем получаю свою боевую задачу - атака на завтра.
  Командир батальона капитан Домашек находится там вместе с людьми из штаба батальона. Мы пожимаем друг другу руки и я ухожу. Сколько еще могут продолжаться эти кровавые бои с рукопашными схватками? Я не знаю. Но точно, это не может продолжаться долго, и не с такими потерями! Советы окопались на крутом берегу Волги, и никакой огонь их не может там достать. Пленные подтвердили, что русское командование тоже устроило там свои землянки. Они сидят там в укрытиях в каменистых склонах и каждый вечер посылают все новых людей в бой. Мы  живем в окопах. Сталинград практически у нас в руках. Перед нами остался лишь небольшой советский плацдарм у переправы, которая имеет первостепенное значение для большевиков, чтобы они могли дальше защищать  этот ужасный город.


                                       http://i74.fastpic.ru/big/2016/0217/8f/74f73aa9c386c830ff6bcf6375d9de8f.jpg

                                                            28 октября.
  Вот и утро. Сегодня мы должны дойти до берега Волги. Даже командир нашего батальона надел каску и взял в руки автомат, находясь в окружении нескольких солдат из штаба. Мы еще раз обсуждаем с ним план атаки и занимаем исходные позиции.  Поддерживаемые нашей артиллерией и тяжелым оружием мы начинаем продвигаться вперед метр за метром. Нас практически сразу обнаруживают. Огонь из всех видов оружия пехоты заставляет нас залечь. Затем вступают в дело советские артиллерийские орудия и минометы. Взрывы снарядов и мин со всех сторон. Я ранен в левую руку. Нет времени посмотреть, насколько это серьезно.
  Вперед, вперед любой ценой. Не останавливаться! Люди делают все, что в их силах. Все - от фельдфебеля рядом со мной, молодого унтер-офицера и ветеранов-рядовых до мальчишек, только прибывших с пополнением. В последнем строении комплекса здании хлебозавода сопротивления нет.  К развалинам домов впереди нас. Отсюда мы должны видеть Волгу. Но мы ничего не видим, мы только слышим русские крики и команды. Затем мы увидели русских, в 30-ти метрах от нас на хорошо замаскированных позициях. Нас встречает убийственный огонь из  всех видов оружия, и заставляет прижаться к земле. Мы ползем вперед, используя любую ложбину, кучки земли или щебня. В воронке позади нас мы собираем наших раненых и вытаскиваем (если это возможно) убитых под огнем русских. И вот мы лежим совсем близко от нашей цели - так близко до Волги. До нее всего пятьдесят метров. Но мы не можем далее продвинуться ни на шаг вперед, это просто невозможно.
Командир батальона идет назад и обещает мне прислать ночью замену, но пока мы должны удержать позиции.

                                                                     29 октября.
  Раннее утро. После неожиданного  огневого налета нашей артиллерии мы снова идем вперед. Но тут же мы вынуждены залечь под огнем из всех видов пехотного оружия. Мы не можем двинуться вперед, подойти к крутому берегу Волги и сбросить большевиков в реку. Они яростно защищаются и не отступают ни на метр.
  С наших сегодняшних позиций мы можем видеть берег Волги — гребень перед крутым спуском — и обстреливаем его. Но, вырвавшись вперед, мы опять несем огромные потери. Мы не можем даже поднять головы, чтобы оглядеться. Русские в 30 м от нас.  Позади у них их командиры и комиссары, а еще позади широко раскинулась Волга. И вот сейчас, под теплым солнышком, мы застряли в наших ямах и ждем возобновления поддержки нашей тяжелой артиллерии.
  Вдруг сам ад взорвался вокруг — с криками «Ура!» русская пехота сорвалась со своих позиций в попытке отбросить нас назад. Мы немедленно открываем ответный огонь. Нам удается остановить их, и они отступают на свои позиции. Советам тоже не удастся поставить нас на колени. Но наши потери ужасны. Как отбить следующую атаку?

                         http://i75.fastpic.ru/big/2016/0217/b5/e5ef2b347ae3a491f7c48f041bf90eb5.jpg

   Опять мы лежим друг против друга и ждем сумерек. Только тогда мы сможем двигаться свободно и контролировать ситуацию. Поскольку все телефонные линии либо порваны, либо отрезаны, связь с батальоном  только по радио. Я закончил отчет о положении роты требованием: «Мы сможем продержаться,  если только получим подкрепление». Ответ пришел незамедлительно: «Держаться любой ценой! Замена придет в первой половине ночи».
Пока мы переговаривались по радио, наш стрелок открыл огонь. Шум, крики: русские опять атакуют. Поскольку еще не совсем темно, я могу различить русских, напавших на наши позиции. Очереди из автомата, поспешные  винтовочные выстрелы, вспышки трассирующих очередей, разрывы ручных гранат, , непрерывный пулеметный огонь и снова гранаты! Но что там происходит? На правом фланге идут наши? Нет, это русские! Несколько человек рядом со мной вскакивают и атакуют их. Мы перепрыгиваем через своих же и атакуем во фланг продвинувшуюся пехоту русских, стреляя из всех видов оружия. Мы отбрасываем их из окопов, которые только что были нашими. Русские бегут.
Еще одна атака противника отбита; основная наша позиция осталась в наших руках. Сколько нам еще держаться? Я готов был заплакать... Снова шум. Сзади! Уже 23 часа , вдруг  какие -то стуки, шепот, неужели разносчики пищи так рано? Нет, это замена.  80 молодых солдат из полевого резервного батальона под командованием молодого офицера, лейтенанта Ферча. Всем им по 18—19 лет, и никто из них еще не был в бою под огнем. За ними пришли выздоравливающие и отгулявшие  отпускники. С ними командиры групп. Боже, мы опять вдруг так сильны! Субординация определена батальоном, нам остается только распределить их между взводами и отделениями. Это делается быстро. Лейтенант старше меня и приехал в этот ад прямо из дома.
На нем чистая форма с четко обозначенными знаками различия, яркий форменный воротничок и офицерская фуражка. Всю ночь мы просидели на  мешках с углем и картошкой. При свете  свечей я инструктировал лейтенанта: описывал обстановку, приказы на утро, местность перед нами и события последних дней. Мы постоянно слышим монотонный голос наблюдателя, стоящего на лестнице и описывающего, что он видит: «Белая вспышка в 200 м справа, вспышка выстрела из орудия на восточном берегу Волги. Огонь из винтовок напротив 2-го отделения». И такой доклад наблюдателя продолжается всю ночь.

                                                                                   30 октября.
На рассвете русская артиллерия начинает обстрел. Он продолжается 40 минут. Вдруг неожиданно снаряды стали падать позади нас, это  русские перенесли огонь дальше и теперь пошли в атаку. Они перескакивают от укрытия к укрытию. Наши позиции обстреливают из тяжелых 120-мм минометов. Мы отвечаем огнем пулеметов и ручными гранатами. У нас жуткие потери, особенно среди новичков, когда мы поднимаемся из укрытий, чтобы контратаковать противника.

Шум, крики на русском. Русские прорываются. Мы бросаемся в контратаку. Лейтенант Ферч ведет два отделения. Он выпрыгивает из окопа рядом со мной и сразу упал обратно. 20-мм снаряд раскалывает его череп. Храбрый унтер-офицер ведет людей в контратаку, отрезает прорвавшихся на наши позиции русских и уничтожает их. Еще одна атака противника отбита. Многие из прибывших прошлой ночью убиты в своем первом бою, убиты сразу от первых пуль. Теперь мы должны каким-то образом вынести своих раненых. Но пока нам приходится вести бой, слыша их стоны и мольбу. На нейтральной полосе видно движение, это означает, что русские готовят новую атаку.

Русская артиллерия снова открывает огонь. Земля сотрясается от взрывов, нас осыпают фонтаны из камней и грязи, они слепят нас. Русские вновь атакуют. Мы просим поддержки артиллерией.
Натиск вражеской атаки стихает, и большевики занимают свои позиции против наших. Постепенно все успокаивается, мы контролируем нейтральную полосу, вытащили раненых и убитых и отправили их в тыл. А оттуда на передний край боеприпасы.


                                                                              1 ноября.
  Новый день начинается спокойно. Нас не атакуют. Русские пока ведут себя тихо, подозрительно тихо. На нейтральной полосе ничего не видно, это значит, что новая атака неизбежна. Так что мы заняты укреплением наших позиций. Наконец мы можем почистить наше оружие и привести себя в порядок.
  Мы лежим как пригвожденные к земле. Сейчас мы не можем поднять головы. Человеческие надобности приходится справлять в траншее. Для этого мы используем стальные шлемы, которые потом поднимаем и опрокидываем наружу. Каждый раз, когда каска показывается над траншеей и становится видимой противнику, открывается огонь, так что вскоре пробитая каска становится непригодной  для этих целей.
Наши потери ужасают. С 28 октября по 1 ноября мы потеряли в роте 17 убитыми и 33 ранеными. Ко мне в окоп приходит молодой лейтенант, присланный в роту и  докладывает о прибытии. Он прямо из училища, минуя  резервную часть, сразу в наш 103-й полк! Я приглашаю командиров взводом ко мне на инструктаж, чтобы заодно познакомиться с прибывшими. Теперь у нас снова есть второй офицер (мой заместитель). Это дает мне возможность выбраться на командный пункт батальона. Там я доложил о смоем прибытии командиру батальона капитану Домашеку. Я подробно доложил ему об обстановке и расположении своей роты."

Отредактировано Александр Д (17.02.2016 00:11:39)

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую !

Продолжение описания боев за «Остров Людникова» и за бензобаки в районе улиц Мезенской и Тувинской.

В этот день по решению командования Сталинградского Фронта проводилась очередная операция по соединению с 138 стрелковой дивизией силами 95-й сд и приданными ей подразделениями. Для этого специально была выделена артиллерийско - минометная группа с указанным лимитом снарядов и мин. Главную роль все же играла 95-я стрелковая дивизия, которая перед новой атакой была немного пополнена людьми. И так же в попытке прорыва на правом фланге, у берега Волги снова шли в атаку сводный полк 193 сд и 3-й батальон 92-й стрелковой бригады.

Из боевого донесения Сталинградского Фронта № 00165
«В целях ликвидации противника на соединение 95 и 138 сд 17.11.42 г. будет произведена контратака в районе БЕНЗОБАКОВ. Для этой частной операции намечено израсходовать 2000 снарядов и 2000 мин.»

В 23.37 накануне вечером, штаб 62-й армии издает приказ № 220, направляя часть своих сил для контратаки немецких частей в области восточнее ул. Мезенской и для соединения с 138 стрелковой дивизии.

«ЧАСТНЫЙ БОЕВОЙ ПРИКАЗ № 220 ШТАРМ 62 17.11.42г. "01.37"


95 сд с приданными частями усиления в 14.00 17.11.42г. контратакой уничтожить противника в районе МЕЗЕНСКАЯ - БЕНЗОБАКИ ; восстановить фронт 241 сп и соединиться с частями 138 сд.

  Поддерживает артгруппа 62 Армии:
а) с 7.00 до 13.45 разрушение ДЗОТ-ов и подавление огневых точек противника в районе БЕНЗОБАКОВ, что восточнее
МЕЗЕНСКАЯ;
б) 13-45 - 14.00 огневой налет по переднему краю обороны противника -подготовка атаки;
в) 14-00 перенос огня - подавление боевых порядков в глубине обороны противника/начало атаки пехоты/
Начало атаки пехоты в 14.00 17.11.42 г.»

17 НОЯБРЯ 1942 г.

Из немецких донесений 51 АК:
« В эту ночь был постоянный  сильный артиллерийский огонь в районе завода «Баррикады», хлебозавода и завода «Красный Октябрь», но особенно на передовой группы Зейдель и 576-го гренадерского полка.


Точка зрения 650 стрелкового полка: " Противник  активных действий в течение ночи и дня не предпринимал, кроме постоянных обстрелов передовой  и периодически ведя пулеметно – автоматный огонь..."
Наиболее заметным явлением в этот день был первый большой снегопад поздним вечером.»

Но в районе Бензобаков всю ночь шли бои, упоминается горящий танк – вероятно подбитый накануне огнеметный танк 502 ТБ :

«Боевое донесение №... ШТАДИВ 95. 12.00. 17.11.42г.

1. Противник в течении ночи мелкими группами пытался овладеть горящим танком ведя сильный минометный огонь по подходам к танку с юга.

Редкий минометный огонь по всему участку дивизии.
2. Части дивизии занимают прежние позиции. 3/90 сп вел гранатный бой с мелкими группами противника пытавшимися овладеть танком.
В районе танка создан опорный пункт с использованием его как " ДЗОТ"а"
3. Потери частей в течении ночи уточняются.
4. Решил: прочно удерживая занимаемые позиции, ударом через Бензобаки восстановить положение дивизии войдя в связь с 138 сд.»

      Из книги Джейсона Д. Марка :
«Более чем за месяц боев в Сталинграде силы  305 -й пехотной, и даже больше  389-й пехотной дивизии, были полностью израсходованы. Тысячи солдат и офицеров в обоих дивизиях были ранены и убиты. Приближался момент когда они больше не могли вести боевые действия (фактически это так, так например 6 -я немецкая Армия решила срочно сообщить об этом). Она послала сообщение телетайпом для Пехотного отдела группы Армии Б в 20.45  предыдущего вечера.:

«Армия требует средств и скорейшего отправки пополнения для замены в 389 - ю дивизию».

15 ноября 389-я дивизия имела общую боевую силу 3530 человек,  боевая сила пехоты была только около 1600 человек.

Замены, которые ранее направлялись в эти подразделения были численно гораздо ниже среднего числа пополнений приходящих в другие дивизии. 389 -я пехотная дивизия являлась единственным подразделением армии, которое не ожидало дальнейшего пополнения в ближайшее время.

В 11.20 текущего дня, полковник Эхлепп из 6-й Армии позвонил полковнику Шульце в Пехотную Группу Армии Б:

«На передовой в Сталинграде  находятся 389-я и  305-я пехотные дивизии.
389-я дивизия не получала маршевых батальонов в течение длительного времени и существует опасность, что это подразделение будет полностью обескровлено. Поэтому мы просим ускоренную замену. 305-я дивизия получила около 1000 пополнения, но в нем не хватает младших командиров. Едва ли возможно обучить этих людей с нехваткой унтер –офицерского состава. Эта недостача должна быть восполнена самыми возможными средствами, даже если это повлечет за собой переброску их по воздуху.»

По неофициальным данным, которые показывают, что обучение прибывшего пополнения было заменой на усмотрение командиров,  каждой боевой единицы на передовой. В то же время когда гренадерские полки вначале провели простую подготовку,  305 - й саперный батальон сразу ввел новичков прямо в строй. Вспоминает ефрейтор Йозеф Зреннер:

  ,, Мы получили резервные подразделения в середине ноября, и они были поделены между нами, но к сожалению я должен сказать, что они были мало обученными. Поэтому у них совсем не было никакого опыта. Они были молоды и мы поставили их вместе с опытными солдатами, которые еще остались в нашей роте.

Там новички  были впервые ознакомлены с нашим подразделением. Затем они были разделены между отдельными боевыми группами. Они были проинструктированы опытными товарищами, которые им сказали, как именно вести себя уже на фронте.  Затем ночью они были направлены на боевой участок, где по 2,3,4 солдата друг с другом находились на опорных пунктах. Там не было целой передовой линии, были только отдельные опорные, и новобранцы были разделены туда: два солдата здесь, два там. Поэтому знакомство сразу было сделано прямо на передовой от человека, который имел боевой опыт.

Я должен сказать, что все эти замены никак нас не укрепляли. Я получил около десяти или пятнадцати новичков на роту и среди них был офицер, и я все еще ясно помню, как сказал ему: "Господин лейтенант, снимай погоны, потому что если они все еще там, то снайперы с русской стороны увидят их, вы быстро станете их жертвой"
. Таким образом он снял свои погоны, и мы перебросили отряд вперед в течение вечера, на самую передовую. А уже на следующий день, когда я пошел туда и спросил про этого лейтенанта - его уже не было. Про него ничего было не известно. 
  И молодые люди - некоторые из них были убиты, либо ранены, или вообще не могли быть найдены, потому что они сбились с пути на позиции. Они должны были знать, что наши подразделения были размещены на этой стороне зданий и дороги, а русские подразделения были на другой стороне, и они перемещались туда и обратно. Но мы больше не могли продвинуться вперед, у нас на это не хватало сил.
   К сожалению все эти быстро обученные молодые люди были брошены в эти бои. И как вследствие этого, что было потом шокирующим фактом для меня: после двух, трех дней я заметил, что эти молодым  было не до боя. Они вернулись назад, а некоторые были психически нездоровы. Они побросали своё оружие, они были возбуждены, они говорили безумно: они были, как это, мягко говоря - сошли с ума из-за боевых действий, и они были не в состоянии нести эту нагрузку.

  Мы должны были разоружить их и схватить, пока они лежали в снегу. Они нас не подпускали к себе, они были полностью безумны, и уговоры на них не действовали. Один из них направил свое оружие на нас, мы должны были разоружить его. Другие  просто легли на снег, остальные убежали вперед на столько, на сколько это было возможно. Потом мы схватили их и отвели обратно в перевязочный пункт и передали их медикам.
Тем не менее, все это происходило до окружения, а потом когда был "карман" (окружение 6 армии - прим.) , начиная с 21 ноября мы больше не могли присматривать за этими людьми - это уже было невозможно."

Несмотря на мрачную ситуацию у Волги  Гитлер все еще подбадривал свои войска приказами :



«Приказ Гитлера 6-й армии от 17 ноября 1942 г. о прорыве к Волге в районе Сталинграда
Штаб 6-й армии
Оперативный отдел.
Телеграмма штабу 51-го армейского корпуса.
Для сведения:
Штабу 8-го авиационного корпуса.
Штаб армий,
17.11.1942
13 ч. 15 м.
Всем находящимся в Сталинграде командирам, до командиров полков включительно, сообщить устно следующий приказ фюрера:
«Мне известны трудности в борьбе за Сталинград и упавшая боевая численность войск. Но трудности у русских сейчас, при ледоставе на Волге, еще больше. Если мы используем этот промежуток времени, мы сбережем в дальнейшем много собственной крови.
Поэтому я ожидаю, что руководство еще раз со всей энергией, которую оно неоднократно продемонстрировало, а войска с искусством, которое они часто проявляли, сделают все, чтобы пробиться к Волге по меньшей мере у артиллерийского завода и металлургического предприятия и захватить эти части города.
Авиация и артиллерия должны сделать все, что в их силах, чтобы проложить путь этому наступлению и поддерживать его.
Гитлер »
Штаб 6-й армии
Оперативный отдел 1а.
№ 4640/42. Секретно»
   
       Паулюс послал ему обратно безвольный ответ:

«Прошу доложить фюреру, что командиры в Сталинграде и я, действующие вполне в духе этого приказа для того, чтобы использовать  слабость русских  в течение последних нескольких дней ледохода на Волге. Приказ фюрера  даст новый импульс войскам.

Перед пересылкой приказа своим подчиненным в 13.15 , Паулюс добавил свой собственный призыв:
«Я убежден, что этот приказ вызовет новое воодушевление в наших храбрых войсках.
Паулюс»

Ожидания Гитлера стали теперь намного меньше. Не было больше стратегических планов и взмахов  рукой  над картой Советского Союза. Теперь он был счастлив, чтобы завоевать несколько сотен метров берега реки с развалинами.
Генерал Зейдлиц командующий 51 -го корпуса, под началом которого были захвачены все заводы, был потрясен, когда были получены эти приказы : "После всех наших усилий, я получил этот приказ как пощечину".
   
                                                                      АТАКА БЕНЗОБАКОВ

   Советская артиллерия открыла огонь по всей в  05.00  утром, Катюши присоединились в 10.00 давая залпы в юго-восточную часть завода Баррикады в попытке уничтожить немецкие части и склады расположенные к передовой, Примерно 11.30 неожиданно еще один залп пришелся прямо на позиции  576-го гренадерского полка и слева на участок боевой группы Зейдель. Немцы указали, что огонь велся  по меньшей мере двумя тяжелыми батареями, несколько легкими  и многочисленными ракетными установками.

179-й немецкий артполк сообщил:

« Приготовления и движения противника перед участком группы Зейдель были эффективно обстреляны сосредоточенным огнем ... Полк вел массированный огонь по назначенным участкам…»


В 11.45 мощный огонь артиллерии, минометов и  «Катюш» постепенно перешел на передний край немецкой обороны   и продолжал  бушевать этом участке до 12.00 , далее он перешел к глубине немецкой обороны. Один последний залп ракет упал на площадку топливных баков. В тот момент части Горишного  пошли а атаку на правое крыло 305 - й пехотной дивизии в  район топливных баков.
                                                                            http://i68.tinypic.com/j5givk.jpg

   
Тяжелый артиллерийский огонь, который прекратился в зоне атаки, переместился на левое крыло группы Шверин и  справа на 389-ю пехотную дивизию и продолжался до 13.00.  С 13.00 до 14.00
«Катюши» бросили последние залпы на юго-восточную часть Баррикад
51 АК сообщил в 6 А : " Наша артиллерия могла вести ответный огонь в пределах лимитных запасов. Бой продолжается "

Эта нехватка боеприпасов не была замечена советской стороной: это было сказано в боевом донесении № 51 95-й стрелковой дивизии :
,, Противник ведя ураганный огонь от берега р. Волга, ов.ШИРОКИЙ пытается задержать продвижение наступающей пехоты.
Система огневых точек расположенных на северном скате ов.ШИРОКИЙ ведет шквальный огонь по берегу р.Волга на юг."

   Бой в районе склада топлива становился все более яростным. Гренадеры и саперы оборонялись как могли. Проволочные заграждения были натянуты вдоль передовой, мины были установлены в большом количестве, особенно в прибрежной части и в оврагах. Оборона немцев была построена вокруг  оснований топливных емкостей и по краю оврага "Два пальца".
  Краеугольным камнем обороны была приземистая, но крепкая трансформаторная подстанция [Дом 05] на северной стороне оврага: из  её окон пулеметы могли легко  простреливать отмель ниже склада топлива. Сами топливные баки уже были ничем иным, как большими смятыми и обугленными цилиндрами. Основной путь атаки  стрелков и морских пехотинцев Горишного был выбран вдоль реки и до начала оврагов. Открытых пространств атакующие старались избегать, если конечно это было возможно.

               « ОПЕРСВОДКА № ... ШТАДИВ 95 17.00 17.11.42г. КП ов. БАННЫЙ

1. Противник ведет сильный артиллерийско-минометный обстрел наших боевых порядков.
2. В 14.00 после артиллерийской подготовки 241сп и 90 сп перешли в наступление, встречая сильное огневое сопротивление противника к 15.50 вышли 241 сп - отдельный дом. что на гребне северного ската оврага  Широкий, продолжая наступать вдоль берега р. Волга на север.
90 сп - овладев Бензобаками закрепляется, продвигаясь правым флангом вперед на север.
Для ликвидации противника находящегося в овраге Широкий выслана группа автоматчиков в составе 15 человек.
Части дивизии продолжают выполнять поставленную задачу.
Соседи: справа - 138 сд, связи не имеется.
слева - 45 сд, связь локтевая, по телефону.
3. Потери уточняются.»



    Полковник Василий Акимович Горишный, командир 95-й стрелковой дивизии, контролировал все эти атаки из своего командного пункта, расположенного в блиндаже в обрыве в нескольких сотнях метров от топливных баков. С наблюдательного пункта находящегося перед входом в его землянку, он был в состоянии видеть атаки, идущие  по берегу реки  шириной  в 20 метров, но сами топливные баки к северу были скрыты за высоким берегом Волги. Решая задачу чтобы прорваться к Людникову
Горишный и его люди были сами в сложном положении : их участок обороны был лишь маленьким участком земли зажатым между Волгой и параллельно немецкой линии фронта, немногим ста метров назад от воды.
Хуже, чем это, однако  было то, что их связь с остальными частями  62 -й армии у 95 сд была очень слабой, сразу прямо в их тылу был "овраг Глубокий "широкий, с крутыми склонами овраг, который растянулся от Волги вверх до хлебозавода . Для немцев это было известно как «Bandwurm» ( Овраг Солитер ) или просто "Brоtfabrik ( Овраг хлебокомбинат). Советские солдаты ему однако придумали более ужасное название.

   Ожесточенные бои постоянно бушевали вдоль этого оврага. Так например  23 октября было много попыток с немецкой стороны достичь Волги, и, как результат, так много было трупов и многое было разрушено рядом, и весь овраг был заполнен обломками,  за что советские солдаты позвали его «Овраг смерти».
В середине ноября здесь на немецкой передовой находилась группа Зейдель, она была всего в 400 метрах от Волги, и по всей длине овраг простреливался их винтовками и пулеметами. При пути на передний край в 95 стрелковую дивизию, и обратно, на командный пункт Горишного – бойцам приходилось  пробираться вдоль реки и пересекать 'Овраг смерти ". Они действовали перебежками, прижимались к земле как можно сильнее.
   
Даже в этом случае немецкие пули находили свои жертвы. Чтобы избежать потерь советские инженеры возвели двойной частокол через овраг, и пространство между ним было заполнено камнями и песком. Этот забор оказался очень важным сооружением, и советские солдаты снова могли двигаться вперед и назад под его защитой от немецких пулеметов.


     Между тем, на южном фланге 576-го гренадерского  полка Красная Армия снова начала свои атаки в полдень.
   Боевой журнал 685-го стрелкового полка описывает бой на своем узком участке:
  «Полк с остатками сил, вместе с подразделениями 3-го стрелкового батальона 92-й стрелковой бригады, пытался прорваться через овраг. Группе из 8 человек удалось проникнуть через него, но они  были уничтожены огнем из пулеметов, автоматов и гранат из землянок и траншей, расположенных непосредственно на берегу Волги и на северных склонах оврага.»
   Несмотря на эту неудачу группы красноармейцев из 90-го стрелкового полка смогли пробить немецкую линию обороны у бензобаков.

Немецкий гарнизон в трансформаторе был одним из главных объектов атаки Горишного.  Битва за этот немецкий опорный пункт упоминается в боевом донесении дивизии.

Захват топливных баков был записан в боевом донесении  № 51 95 сд.

           " БОЕВОЕ ДОНЕСЕНИЕ № 51. ШТАДИВ 95   20.00 17.11.42г.
                КП ов.БАННЫЙ, ПЛАН ГОРОДА СТАЛИНГРАДА -20.000.

1. Противник ведя ураганный огонь от берега р. Волга, ов. ШИРОКИЙ пытается задержать продвижение наступающей пехоты.
Система огневых точек расположенных на северном скате ов.ШИРОКИЙ ведет шквальный огонь по берегу р.Волга на юг.
На участке 90 сп система огня расположенная в бензобаках и северо-западнее в домах прикрывает подступы к Бензобакам и ов. ШИРОКИЙ.
2. В 14.00 17.11.42г. после артминометного огня подготовки 241сп перешел в атаку на огневые точки в ов. ШИРОКИЙ и к 15.50 овладев домом, что в углу обрыва ов.ШИРОКИЙ понеся большие потери продвинуться не мог, - связь потеряна.
Брошенный взвод под командованием зам.командира полка для развития успеха и оказания помощи, положительных результатов не дал.
90 сп в 14.00 перейдя в наступление первым и вторым батальоном, понеся большие потери к 15.50 овладел БЕНЗОБАКАМИ, где и закрепляясь продолжает развивать успех в с.-в. направлении.161 сп продолжает оборонять занимаемый участок.
Соседи : справа - с 138 сд связи не имеем.
              слева - 45 сд, связь локтевая и телефонная.
3. Потери: - уточняются.
4. Решил : используя силу огня артиллерии в подавлении ОТ противника, продолжая выполнять поставленную задачу.

КОМАНДИР ДИВИЗИИ - ПОЛКОВНИК: ГОРИШНЫЙ,,

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Продолжение описания боев за 17 ноября.

  Из книги Д. Марка :

« Потери среди немецких подразделений были небольшими, и большинство было из тех, кто пострадал  от предварительных обстрелов. Основная тяжесть атаки была на 576-й гренадерский полк и  2-ю роту 305-го саперного батальона.
Оберефрейтор Франц Мюллер писал домой:
«Мы занимали оборону в течение 7 дней, с 11 по 17 ноября, где я был командиром отделения под началом командира взвода фельдфебеля Паули. Наши позиции атаковали русские с большим преимуществом в живой силе. Фельдфебель Паули обещал мне, что я получу Железный крест первого класса.
Мюллер едва спасся, когда его бункер обрушился после прямого попадания. Он был похоронен заживо, но в конечном итоге его выкопали и отправили в тыл на лечение.»

294 – й саперный батальон капитана Ваймана также понес потери.

На острове Людникова ситуация была до жути спокойной. Противники были благодарны друг другу за короткую передышку, но они все равно по-прежнему сталкивались друг с другом - передовая обеих сторон была очень близка. Сейчас было достаточно одного  выстрела из пулемета или миномета, чтобы опять начался бой. Обе стороны боялись чужих и уважали своих снайперов.
Один из немцев, кто был благодарен своей судьбе и не попал в руки этих невидимых убийц был 19-летний Франц Майер ( Был жив в 2006 году) - он был из немногих оставшихся солдат 44-й штурмовой роты:

  «Мы находились в больших заводских цехах в Сталинграде и могли видеть Волгу с наших позиций. Нашим двум штурмовым группам  и одному взводу саперов пришлось атаковать снова и снова, нас примерно было  50 - 60 человек…
Было много раненых, но большинство остальных были убиты. Потом мы собирали тела погибших, сложили их в воронки, сняли жетоны и передали их тому, кто занимался этими делами.  В 9 часов утра 17 ноября, в то время когда я находился в траншее и  опираясь на  левый локоть  получил пулю в мои легкие. Товарищ рядом со мной был убит выстрелом в голову. Снайперы были повсюду...»
Без сознания Майер был доставлен в медпункт и на следующий день был доставлен в тыл около Калача.  Ему повезло быть отправленным  дальше на запад на поезде до начала советского контрнаступления 19 ноября.

 

   В 16.35  генерал Шмидт говорил с полковником Винтером из Пехотного отдела Армий группы "Б," и сообщил ему о сложившийся ситуации:

«К полудню в Сталинграде русские провели ожесточенные атаки на южном фронте установки топлива, с поддержкой тяжелой артиллерии. Итог этой операции все еще остается неопределенным на данный момент, потому что имеет место нарушение телефонных соединений. Корпус считает, что 305 -я пехотная выправит положение."

   В 17.00  части Красной Армии  возобновили атаку. Кроме того, после того как стемнело, они открыли непрерывный сильный артиллерийский огонь. Было подсчитано, что 50 залпов из ракетных пусковых установок разорвались в области вокруг оружейного завода в течение дня. Советский ракетный обстрел который начался в 10.00, был предназначен для уничтожения немецких частей и резервов, находящихся в юго - восточной части завода «Баррикады.»

  Один из тех, кто почувствовал эффект этих ракет, был оберефрейтор Питер Лоффлер ( Умер в 2006 г), командир (телефоная рота - прим.) связистов из  577 гренадерского полка. Лоффлер был назначен старшим несколько дней назад, когда его предыдущий командир унтер-офицер был смещен.  Лоффлер считал его трусом : " Он постоянно врал и обманным путем попал в больницу ".
В этот день Лоффлер вновь принялся выполнять его наиболее опасную задачу - обнаружение и исправление прорывов в телефонной линии :
      ,, Было очень холодно в течение ночи с 16-17.11.42. Почва замерзла и стала твердой как камень. Ветви и провода были покрыты инеем толщиной с руку. Снова нас просили выйти для устранения прорывов в линии. С солдатом Финком я оставил полковой командный пункт на «Комиссарштрассе», и мы пошли  в направлении трансформаторной станции, в которой размещается  медпункт.
  Как только я собрался укрыться, я услышал грохот и ворчание  приближающихся снарядов - град "Органов Сталина"  обрушился на нас. Снаряд взорвался слева почти у моих ног. Стоя на краю воронки я был поражен  шрапнелью, которая разбила нижние части на обеих ногах, но один осколок также поразил меня рядом с сердцем. Он прорубил мою форму, но попал в относительно толстый молитвенник, который остался в целости и сохранности, вместе с блокнотом, в кожаном чехле в  левом нагрудном кармане. Там не осталось даже каких- либо повреждений на коже! Эта небольшая книга была моим ангелом-хранителем, в противном случае, кусок металла с горошину поразил бы меня прямо в сердце. Моя левая нога была сломана и разрушена выше лодыжки шрапнелью, а в правую попало два осколка.

Ранение произошло в 10.30 , около 50 метров от медпункта. Финк сразу же отправился туда за помощью и вернулся с 2 русскими "Хиви" и носилками. Я едва был помещен на них, как второй град снарядов снова обрушился на нас . Я был доставлен в перевязочный пункт..."

  Группа Зейдель сообщила в своей ежедневной сводке, что " Принятие  участка от 305 -й пехотной дивизии начнется с наступлением темноты". Это мера безусловно поможет 576-му гренадерскому полку, так как сокращение его оборонительной линии позволила бы сформировать большие резервы для контратак. Было предельно ясно, что Красная Армия не остановит свои атаки у склада топлива.

Число жертв увеличивалось каждый день, но тем не менее положение было устойчивым. Боевые потери в основном были вызваны огнем артиллерии и минометов. Группа Зейдель также была под обстрелами, но они были не той интенсивности, что в районе склада топлива. Теперь она должны были принять участок от 576-го гренадерского полка. Смена должна быть начата в сумерках, но ситуация в районе топливных баках пока была неопределенной, к тому же еще серьезным препятствием был сильный туман.

     Для обеспечения  огневой поддержки немецких частей, сдерживающих советские попытки по оказанию помощи дивизии Людникова, было выделено несколько противотанковых орудий  305-го танкоистребительного батальона. Они были расположены несколько днями ранее возле детского сада, к западу от здания "Aптека". Во время летнего наступления батальон захватил несколько танков T-60 и T-70.  Эти танки были несколько изменены в мастерской батальона для использования их в качестве тягачей: башни были удалены и крючья приварены к их нижней задней части. Они  превосходно служили в течение всего лета и пришли с батальоном в Сталинград, но оказались непригодными для использования в городских боях.
Во время боевых операций на заводах, крючья были сорваны различными выступающими препятствиями, в частности о железнодорожные пути. С этого времени  орудийные расчеты были вынуждены перетаскивать свои орудия на руках в фабричном районе. Под покровом темноты они протащили свои пушки по извилистым руинах завода Баррикады и установили их с подветренной стороны детского сада, а затем замаскировали их.

Один из танкоистребителей этого батальона ефрейтор Рихард Барли (Был жив в 2004 году) вспоминает эту операцию :

«Я был орудийным номером. Каждое орудие было со стрелками, чтобы защитить их от вражеской пехоты ... Мы были передвинуты  в сторону Волги, в детский сад - примерно в 100 метрах от Волги. Каждый день мы вели огонь над Волгой с нашего противотанкового орудия. Это был совершенно идиотский приказ на применение наших противотанковых пушек, потому что они практически находились на передовой.
И мы теперь должны, образно говоря стрелять через всю Волгу, по другой её стороне. Волга была  3 км в ширину в этом месте, а наши пушки стреляли на 2500 или 3000 метров, не больше. Все снаряды падали в воду. Тем не менее, мы должны были выполнять  поставленную нам  задачу каждый день. 
  Я там находился ещё с 4 людьми, и одним ударом все пятеро были выбиты. Было еще 10 человек в роте, которые находились в доме.  Помню, что когда я был ранен, я не хотел туда возвращаться, потому что все сигареты уже были розданы. Это был наш рацион и все курили их словно трубы, и теперь они могли бы получить нашу долю (??? Перевод возможно не совсем точен - прим.) И из-за этого я и не хотел возвращаться.
Тогда они сказали: ты должен вернуться в любом случае, будешь очень рад. И тогда я пошел и достиг главного перевязочного пункта. После того как я там очутился, кто-то встал и  побежал через перевязочный пункт и запел: «Блаженны те, кто получит землю, потому что они увидят родину снова…»
(Барли  повезло, он избежал окружения, которое скоро постигнет 6 армию в течение нескольких дней).
Затем я очутился в машине скорой помощи, быстрее, чем я думал. Обычно было два - три лежака внутри неё. Тем не менее,  все они были вырваны. Я думаю, что было человек 15 внутри. Были раненые в голову, в ноги, руки. Потом пришли сами даже те, кто должен был лежачий, все пришли.  Были крики как в сумасшедшем доме. А потом мы поехали в направлении Калача…»

  В конце дня 51 Армейский Корпус сообщил о своем намерении на следующий день:

"Если ситуация с 305 -й пехотной дивизии позволяет, будет продолжение операций наших войск на 18 ноября против вражеского плацдарма к востоку от оружейного завода."
После консультаций с 305-й пехотной дивизией, однако, это намерение было подтверждено в тот вечер. В 20.20 51 АК заявил, что "План уничтожения части вражеского плацдарма к востоку от оружейного заводе утвержден".

  Людников пишет: "Положение раненых, которых у нас было до 380 на 17 ноября, было особенно трудным – не было ни медикаментов, ни квалифицированной медицинской помощи".
Немцы были полностью осведомлены об этом.
  Многочисленные советские военнопленные описали сложную ситуацию с питанием для «вражеской группы востоку от оружейного завода» и увеличением числа раненых. Вечером 17 ноября в дивизии Людникова люди чуть было не подняли восстание. Людников с его начальником штаба Шубой обсудили  с ними их тяжелое положение с питанием.
Всё, в том числе силы у людей и положение с питанием, оружием и боеприпасами имело свои пределы.
Воспоминания командира 138 сд Людникова И. И :
« Больше всего тревожило нас состояние раненых. Их было около четырехсот (почти столько, сколько имелось активных штыков на переднем крае), а помочь мы ничем пока не могли.

  Однажды постучала ко мне медсестра штаба дивизии Серафима Озерова, жена командира роты связи. Один глаз у Озеровой был закрыт повязкой (ранило на переправе осколком мины), а в другом стояли слезы. Ну, думаю, опять станет умолять, чтобы не отправлял ее в тыл, не разлучал с дивизией, с мужем. Но медсестра заговорила о другом: настойчиво упрашивала меня пойти в землянку к раненым, пока те не разбежались.

- Куда они могут разбежаться? - удивился я.

- Не знаю... Только меня слушать не хотят, к себе не подпускают и требуют: приведи комдива!

Озерова привела меня в огромную землянку. Легкораненые ухаживают за теми, кто недвижно лежит на соломе, прикрытые шинелями. Даже при тусклом свете самодельной лампы заметна грязь на бинтах. У нас нет перевязочного материала, нет медикаментов, не хватает продуктов. Раненые получают ту же урезанную норму, что и здоровые. Тягостное зрелище... Но жалости здесь не место. Поздоровавшись, я спросил:

- Как дела, что интересует вас, товарищи солдаты? Раздались голоса:

- Хотим знать обстановку!

- Расскажите, как на переднем крае? Что нас ждет?
Легче рассказать раненым, как воюют их товарищи и что дала нам первая переправа. Труднее ответить на вопрос: что нас ждет? Последние рубежи на Волге врагу не отдадим. Когда река покроется льдом, всем станет легче, но пока и раненым надо потерпеть. Их эвакуацию на лодках я запретил. Не для того солдат дрался на Баррикадах, чтобы раненым утонуть в Волге под огнем неприятеля.»

Положение с ранеными было очень тяжелым, так по донесению 138 стрелковой дивизии на 17 часов 17 ноября раненых в дивизии было 358 человек, больше, чем находилось бойцов на передовой. Возможно, раненых было больше, так как были подразделения не входившие в состав 138 сд.
20 ноября походами бронекатеров Волжской военной флотилии удалось вывезти 100 раненых, 21 ноября – 78 раненых. Об этой нелегкой операции будет рассказано позже.

  Из книги писателя Баяндина «Сто дней, сто ночей», участника обороны «Острова Людникова» в составе  77 Армейского заградотряда :
,, Позaвчерa, когдa я ходил к бaтaльонному фельдшеру, видел множество норок, выкопaнных нa берегу. И в кaждой тaкой норке сидят или лежaт двa-три рaненых. Они уже несколько дней голодaют. Те зaпaсы, которые повaрa сохрaнили, выдaются только бойцaм нa передовой.
   Прошлой ночью исчезло несколько человек. Их видели нa льдине. Успех тaкого спaсения мaло вероятен. Кaждый подозрительный предмет, зaмеченный нa льдинaх, немцы обстреливaют. И потом - кто может гaрaнтировaть, что тaкой кусок льдины не пристaнет к берегу, кудa вклинились гитлеровцы?
Дaнилин умер, умирaют и другие рaненые. Их выносят и склaдывaют тут же, у входa в блиндaж. Этот необычный штaбель рaстет с кaждым днем. Из норок, что вырыты нa берегу, мертвых никто не выносит. Среди рaненых появляются психические больные. Они донимaют здоровых и, кaк звери, рыщут по берегу, покa врaжеские пули не остaновят их. Сегодня ночью опять уплыло нa льдинaх несколько рaненых.

  Переворaчивaюсь нa другой бок. Нaпротив сидит Ситников. У него нa рукaх белые перчaтки из бинтов. Он попеременно подносит то одну, то другую к носу и трет сaмый кончик. Лицо его словно зaмшело. Я с увaжением смотрю нa него. Открывaть зубaми зaтвор - это кое-что знaчит.

  В блиндaже тесно и душно. Зaпaх кaрболки и йодa, вонь грязных тел, белья, портянок, испрaжнений и приторно-удушливый зaпaх гноя. Но здесь зaто тепло - это покaмест глaвное. Вижу, что многие рaненые сидят: им негде лечь. Я лежу нa месте Семушкинa. Он сидит у меня в ногaх и время от времени попрaвляет нa мне шинель.

Почему-то никто из нaс не стонет. Что это? Мужество, упрямство или в сaмом деле не болят рaны? Ведь есть тяжелорaненые, которые умирaют. Их потом выносят и склaдывaют в штaбель. И дaже умирaющие не стонут. Они просто глубоко хвaтaют воздух и смотрят кудa-то вверх, нa сучковaтые бревнa нaкaтa. Кое-кто скоро перестaнет рaскрывaть рот. Это я знaю нaвернякa. А покa все мы глотaем спертый до тошноты воздух.
  Кaк внушительно звучит; полк, дивизия, бaтaльон! А где они, собственно? Ведь нa нaшем учaстке обороны не более двух десятков бойцов. Я это видел сaм. Десяток приходится нa нaш левый флaнг и десяток нa прaвый, где-выкопaнa тaкaя же вот землянкa для штaбa дивизии. Этот штaб несколько рaз зaсыпaло во время бомбежки.
Вон тaм, нa песчaной отмели островa, лежaт убитые. Их десяткa двa. Помню, когдa тяжело рaненными их выгрузили с кaтерa. Но они тaк и остaлись лежaть нa песке, потому что к ним никто не мог подобрaться. Немцы били по ним из пулеметов, из минометов, дaже из пушек. Рaненые кричaли, взывaли о помощи несколько суток, но те, кто пытaлся подойти к ним, сaми погибли. Никто не ушел.        Все остaлись лежaть тaм. И теперь их телa все еще чернеют нa побеленной снегом отмели.

Фельдшер зaходит редко и то нa одну-две минуты. Он и повaр стоят нaд нaшим блиндaжом. Дa и что может сделaть он, когдa нет ни медикaментов, ни условий, когдa нет ни единой крошки хлебa? Все мы блaгодaрны Косте зa воду. Это он ночью ухитряется обмaнуть бдительность врaгa и сбегaть с ведром к Волге.
   Сегодня я зaмечaю кaкую-то тревогу. Комиссaр несколько рaз зaходил в блиндaж, протискивaлся к своему столику и рвaл бумaги. Потом обрывки сжигaл возле входa в блиндaж. "Штaбнaя документaция", - догaдывaюсь я. Неужели нaм грозит плен? И что, собственно, удивляться? Кто может зaщитить нaс? Ведь пaтронов у остaвшихся нaверху нaвернякa нет. А держaтся они потому, что нaдо держaться..."
 
     Из книги Д. Марка :

  « В 23.30 некоторое хрупкое спокойствие установилось у разрушенной топливной системы, группа Зейдель заняла сектор на заданном участке от своего левого соседа - 305-й пехотной: от  большого оврага, предыдущей левой границы группы Шверин, до мыса на овраге «Gabelschlucht» (также известный как овраг «Два пальца»), к югу от топливной системы.

   То, что немцы готовят еще один удар Людников догадывался, и что его единственная надежда на спасение лежит на острове Зайцевский. Много разных попыток было сделано, чтобы достичь 138-ю стрелковую дивизию, и глубокой ночью с 17 на18 ноября, две лодки из 327-го батальона инженерных войск были готовы к опасному предприятию. С загруженным продовольствием, медикаментами и боеприпасами они еще не отошли от острова, когда немцы открыли минометный огонь по ним. Одна лодка была полностью разбита прямым попаданием, но к счастью для экипажа, они не пострадали, потому что в тот момент  они были далеко от лодки.
  Вторая лодка благополучно отплыла от берега, и ей удалось сделать свой путь через лёд, чтобы добраться до 138 - й стрелковой дивизии. С её помощью было доставлено 6 ящиков с боеприпасами и батареи для рации. Когда эта лодка возвращалась, она попала под немецкий обстрел. Из пяти членов экипажа лодки, два солдата - Захаров и Суворов - были убиты, а двое - сержант Еременко и красноармеец  Александров - были ранены.

   Ранее, в тот же день 107-й Отдельный Понтонный батальон получил приказ от начальника инженерной службы 62-й армии,  организовать паромное сообщение от острова Зайцевский  до 138 – й стрелковой дивизии. Ранее грузы в 138 сд доставлял 327-й армейский инженерный батальон. Но задача доставлять этот груз в дивизию Людникова теперь была в руках 107-го отдельного Понтонно - мостового батальона.

Еще одна попытка была сделана позже ночью, чтобы доставить боеприпасы и продовольствие. Десять пар рыбацких лодок, все наполненные грузом, отправились с острова Зайцевский в направлении Баррикад. Прохождение этих лодок было прикрыто артиллерией с острова Зайцевский и с восточного берега Волги. Сражаясь с мощным потоком реки, колотым льдом и с немецкой артиллерией, шести из этого каравана малых судов удалось достичь дивизии Людникова. Конечно, эти суда и их экипажи не могли доставить достаточно еды или боеприпасов, но они обеспечивали нечто более важное - надежду. Связь с дивизией была восстановлена, и это дало людям мужество, чтобы сражаться и дальше.»

                                                                http://i64.tinypic.com/23u5v1z.jpg

«Оперсводка № 194 Штадив 138 овраг 200 м. Сев. Вост. Таймырская 17.11.42 17.00. План Сталинграда.

1. Противник продолжает сосредоточение сил в цехах 14, 15, ГМЦ, вост. центральных ворот завода ,, Баррикады", Мезенская, бензобаки.
Мелкими группами пехоты на левом фланге обороны дивизии пытается просочиться на берег Волги.
2. 138 ведет огневой бой уничтожая атакующие группы и огневые точки противника ружейно - пулеметным и артиллерийским огнем, продолжая удерживать ранее занимаемый рубеж обороны.
3. Боевой состав дивизии: активных штыков :

344 сп - 82 чел. 650 сп -25 чел, 768 -28 чел. Раненые 358 чел.

4. Потери: убито -3, ранено 10. Итого -13 чел.
5. Связь с частями дивизии телефонная и офицерами связи, со штармом и артиллерией -радио.

Начальник штаба 138 сд подполковник Шуба.»

                                                 ПОТЕРИ ЧАСТЕЙ КРАСНОЙ АРМИИ В ХОДЕ БОЕВ ЗА БЕНЗОБАКИ


                                                                        http://i65.tinypic.com/2d18le0.jpg
      Оригинал донесения Сталинградского Фронта. Потери 95 стрелковой дивизии и приданных ей частей за 17 ноября - 410 человек убитых и раненых.


Потери частей 62 армии за бензобаки были очень большими, так например потери 90 стрелкового полка составили более 200 человек общих потерь, 3 батальон 92-й стрелковой бригады был практически выбит полностью. Остатки батальона позже передадут в 241 стрелковый полк – останется всего 3 человека. Рота автоматчиков 92 сбр была придана сводному полку 193 сд.

В ниже приведенной утренней оперсводке 95 сд на утро 18 ноября показаны потери этого кровопролитного штурма. Достигнуть намеченного плана – соединения с 138 стрелковой дивизией не удалось. Прорыв немецкой обороны и соединение с дивизией Людникова произойдет только через месяц.

  В оперсводке так же указано, что бензобаки были отбиты вторично в 1.30 ночи 18 ноября, т.е немцы после 8 вечера 17 ноября контратаковали и смогли захватить их обратно. Но в донесениях 95-й стрелковой дивизии об этом не написано.


« ОПЕРСВОДКА № 63 ШТАДИВ 95 на 5.00 18.11.

1. Противник в течении ночи вел артиллерийско -минометный огонь по боевым порядкам частей дивизии.
На участке 90 сп противник силою до взвода в районе Бензобаки предпринимал дважды атаки. Атаки были отбиты.
2. Части дивизии закрепляются на занятом рубеже. 241 сп достиг оврага Широкий, мелкими группами вел бой у отдельного дома, но группы уничтожались. Закрепляется на достигнутом.

90 сп удерживает бензобаки, вторично занятые в 1.30  18.11.
161 сп удерживает ранее занимаемые позиции.
3. Сосед справа 138 сд связи не имеем. Слева 45 сд -локтевая.

Потери  (за сутки 17.11. 1942 г. - прим.) :
Св.полк 193 сд убитыми и ранеными - 15 чел., 241 сп - 29 чел., 3/92 Осбр - 128 чел., 90 сп - 224 чел.
161 сп -15 чел.

За сутки 17.11.42 - 410 человек.

Нач.штаба подполковник Клименко.»


Немецкие потери 305 пехотной дивизии, указанные в книге Д.Марка конечно вызывают сомнения, учитывая ожесточенные бои в районе бензобаков и постоянные немецкие контратаки в течении этого дня. Всего по данным 95 сд было более четырех немецких контратак в течении дня . Но других данных пока нет.
Возможно в этих боях участвовали и части 14 тд и других соединений, так как в донесениях 95 сд (Будут приведены в следующем сообщении)  указаны немецкие части, принадлежность которых не удалось пока установить.

Немецкие потери по книге Д. Марка : 305 пд – 2 убитых, 11 раненых.
                                        389 пд – 2 убитых, 4 раненых.

Саперные части : 294 саперный батальон – 2 убитых. 10 раненых.

            Состояние подразделений 95 сд и приданных ей частей после штурма бензобаков на утро 18 ноября :
                                                         http://i68.tinypic.com/x416yb.jpg

Отредактировано Александр Д (11.03.2016 23:37:18)

339

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Александр спасибо большое! как всегда интересно и информативно!

Александр Д пишет:

Во время летнего наступления батальон захватил несколько танков T-60 и T-70.  Эти танки были несколько изменены в мастерской батальона для использования их в качестве тягачей: башни были удалены и крючья приварены к их нижней задней части. Они  превосходно служили в течение всего лета и пришли с батальоном в Сталинград, но оказались непригодными для использования в городских боях.
Во время боевых операций на заводах, крючья были сорваны различными выступающими препятствиями, в частности о железнодорожные пути. С этого времени  орудийные расчеты были вынуждены перетаскивать свои орудия на руках в фабричном районе.

вот эти тягачи у центральной проходной "Баррикад".
http://i66.tinypic.com/33cb4au.png

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую !

    Вот сталинградская фотография с тягачами на базе наших легких танков ( пушка кажется тоже трофейная). Район вокзала Сталинград - I.
                                                                      http://s020.radikal.ru/i704/1604/fb/3e1ffd15f2ee.jpg


     На сайте rgakfd.altsoft.spb.ru представлена следующая фотография с подписью: ,, Лучший минометный расчет подразделения старшего политрука Семечикина ведет огонь по противнику." Автор съемки Смирнов.

  Есть вероятность, что на приведенной ниже фотографии возможно речь идет о командире минометного батальона 768 стрелкового полка, 138 стрелковой дивизии  Семешкине Александре Константиновиче. Эта фотография возможно сделана на Нижнем поселке Баррикады, в конце октября - начало ноября 1942 года.

                                                        http://s019.radikal.ru/i626/1604/64/ee067a9ca7ad.jpg

Наградной лист на старшего лейтенанта СЕМЕШКИНА Александра Константиновича 1910 г.р., командир минометного батальона 768-го стрелкового полка 138 Краснознаменной стрелковой дивизии:
  «В период боевых действий полка с 16.10. 1942г. при защите гор. Сталинграда т. Семешкин проявил себя мужественным и умелым командиром минометного батальона в условиях боевой обстановки. Неоднократные яростные атаки противника превосходящими силами отражены...
За умелое руководство батальоном в бою и проявленные при этом отвагу и доблесть представляется к правительственной награде орд."Красная Звезда"
4.11.42г командир полка майор ГУНЯГА»

Ранее, будучи политруком минометной роты, того же 768 полка, за бои в июле 42 -го на южных подступах к Сталинграду был награжден медалью "За Отвагу".


Капитан Семешкин А. К. умер 23.11.42 в госпитале за Волгой.


  Продолжение по книге Джейсона Д.Марка:

 
                             18 ноября 1942

  « Полковник Людников решил назначить ответственным за левый фланг дивизии, до самой Волги полк майора Печенюка. В приказе № 85 штаба 138- й стрелковой дивизии было указано, что 650-му стрелковому полку подчиняются: группа старшего лейтенанта Петренко, армейский заградотряд под командованием лейтенанта госбезопасности Сенчковского, группа капитана Зорина, артиллеристы 241-го стрелкового полка с одним 45 мм орудием.

  На словах это звучит как довольно сильное дополнение к боевой мощи 650-го полка Печенюка, но на самом деле все выглядело не так.
Все эти группы были не больше, чем остатки подразделений состоявших из нескольких измученных боями человек - из частей, которые давно были разбиты в жестоких боях. Самой сильной из этих групп был заградотряд лейтенанта Сенчковского.
Собрав все эти разрозненные группы на разрушенном левом фланге под одним командиром, Людников надеялся стабилизировать линию фронта, образовав прочную передовую и предотвратить прорыв немцев к реке.
Судьба всей дивизии находилась от этого участка обороны. И Людников не мог возложить эту ответственность в более надежные руки, чем в руки командира 650-го стрелкового полка майора  Печенюка. Людников пишет: "Майор Печенюк  отличался храбростью и был одарен той бесценной интуицией в боевой обстановке, что позволяло ему принимать смелые решения и приводить их в действие.

   Каждая немецкая атака теперь тщательно была подготовлена. Теперь лишь отдельные здания были специально выделены для предстоящей атаки, и по ним методично наносился огонь из артиллерии и минометов и прямой наводкой из танков и противотанковых пушек. Танки из приданной роты, назначенные для поддержки действовали  новыми приемами атак. Хотя это был не самый лучший вид применения такого ценного наступательного оружия, но он были весьма эффективен при расположении за передовой, для обстрела целей на расстоянии.

   Рота из 36 танкового полка (14 танковая дивизия) понесла большие потери, когда находилась в подчинении 305 пехотной дивизии с 11 по 14 ноября. В подразделении которое заменило её - под командованием обер-лейтенанта Ганса Мессершмидта из 24 тд (4 эскадрон 24-го танкового полка 24 тд. Был жив в 2006 году во время написания книги.) дела обстояли значительно лучше, Главным образом из-за нового метода атак и навыков Мессершмидта - он грамотно применял свои танки.
Его воспоминания о боях за ,,Остров Людникова" :

,, Ночью наши танки стояли в укрытии у 3- 4-этажных бетонных многоквартирных домов (Шестиугольный квартал ? -прим), которые были построены параллельно Волге в направлении север - юг. Большинство из них были сгоревшими. В этих зданиях были глубокие подвалы. В них мы и расположились на матрасах и на снятых балках с потолка, и могли лежать на них относительно комфортно...

  Эти жилища защищали наши танки и нас в подвалах от воздушных бомбардировок и артиллерийского огня с другого берега Волги. Советы с восточного берега Волги обстреливали нас при движении по улицам с востока на запад  со своих зенитных, противотанковых и артиллерийских орудий. Поэтому мы разработали следующую процедуру: перед рассветом мы проехали на наших танках вдоль этих улиц в восточном направлении. Русские, конечно же слышали шум наших гусениц, но они могли только открыть беспорядочный огонь.  Эта процедура была проделана каждое утро вместе с штурмовыми подразделениями пехоты.
Здания позади завода были пронумерованы на наших картах,  и каждый выделенный дом был атакован в назначенный день. Наши танки (вооруженные танковыми пушками 7.5 см с длинными и короткими стволами) выехали из укрытий и поддерживали наши атакующие войска, в виде коротких атак с одиночным быстрым выстрелом ( как из пистолета). Мы подготовили наши атаки на каждый дом (по согласованию с атакующими) вместе с нашей канонадой.
  Мы стреляли в оконные проемы, за которыми скрывался враг, ведущий огонь нашим атакующим группам. Атаки были в основном поддерживались огнем артиллерии из крупнокалиберных гаубиц , а также  бомбами со "Штук". По сигналу пехота штурмом пошла вперед..."

  Немцы начали свою атаку в 04.00. Град снарядов и пуль начал поражать назначенные цели.  Люди полка Печенюка заметили группу около 100 немецких солдат собирающихся в 20 метров к юго-востоку от «Дома Комиссаров.» Это были боевые группы, сформированные из 50 -го танкового -саперного батальона и 162 –го саперного батальона. В 04.20  эти группы начали продвигаться на  левый фланг обороны красноармейцев, их цель была понятной - это захват недостроенного дома, землянок и укрытий в тылу на берегу Волги.

    Тем временем один из танков Мессершмита подъехал к южному углу «Дома Комиссаров» и открыл огонь по недостроенному зданию.  Оборону внутри него занимали отошедшие  сюда ранее 15 ноября : капитан Дацюк, старший сержант Горбатенко и Дубов.
Небольшие группы подкрепления посылались в это здание в течение предыдущих трех дней, но гарнизон этого сооружения никогда не был очень большим. Их крепость, названная "Недостроенное здание", называлось  так потому, что начатое было строительство так и не было завершено,  война этому помешала.
  Здесь должен был быть технический колледж, но здание так и не было достроено. Подвал, толстые фасадные внешние и внутренние стены были  закончены, но крыша на нем не было. Но это сейчас не имело никакого значения - в ноябре 1942 года ни одно из зданий на Нижнем поселке не имело крыш.

                                                                                http://s017.radikal.ru/i408/1604/b8/86541dd1dd73.jpg
   
     Траншеи прорытые от северного конца подвала здания соединяли его с берегом реки и другими опорными пунктами. Теперь, когда немецкие снаряды обрушились на него, гарнизон пережидал  ожесточенный обстрел в подвале. Огонь из танков Мессершмидта  и штурмовых орудий был особенно эффективным. Их снаряды влетали через окна и взрывались внутри. В то же время, с другой стороны парка, дом 37 (74) переживал то же самое. В своей боевом журнале 650-й стрелковый полк отметил, что «атаки поддерживались 3 танками, которые разрушали здания ". 

  Журнал 138 -й стрелковой дивизии дивизии заявил, что "немецкие атаки сопровождаются 5 - 7 танками."
Обстрел продолжался в течение всего утра, и продолжался далее, чтобы отвлечь гарнизоны защитников, в то время как немецкие боевые группы двинулись на север, вдоль края обрыва Волги и начали бой с упорными защитниками,  которые состояли в основном из бывших ополченцев и солдат армейского заградотряда.»

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую !

Продолжение по боям за 18 ноября.

Далее в книге Д.Марка приводится довольно странный случай якобы применения оружия 77 заградотрядом по своим частям со слов немецкого офицера.
Но Джейсон Марк довольно взвешенно подошел к этому факту,  ставя под сомнение достоверность этого сообщения. И даже защищает  бойцов и командиров Красной Армии в этом  непростом исследовании  -  заградотряды и их применение в Сталинграде.

  Приводится бОльшая часть размышления Джейсона Марка о заградотядах из его книги "Остров огня" :

   «Немцы наблюдали один инцидент в этот день, который заставляет произвести расследование в этой сложной и противоречивой теме:  роль " заградотрядов" в боях за Сталинград- печально известных заградительных отрядов.
  Из-за популярного фильма и нескольких  книг, как правило создается впечатление об этих заградительных  отрядах, что они были расположены позади советских частей с пулеметами, готовых скосить  любого, кто отступил без приказа. Как только появляются слова "заградотряд" возникает образ суровых  солдат НКВД, направившие их оружие на спины простых советских солдат. Возникает вопрос : а есть ли в этом правда?

   Событие, которое вызвало эти строки размышления были описаны в письме домой, от 20 ноября 1942 года капитаном Eвгением Риттеннмайером, в котором он описал инцидент  которому он был свидетелем утром 18 ноября, перед своим отъездом в тыл:

   ,, Несколько дней назад мы наблюдали дикую стрельбу на территории русских. Для начала мы не могли понять её смысла  или что это значило. Потом мы начали понимать в чем дело. Некоторые русские хотели отступить от линии фронта. Они были просто расстреляны их комиссарами, которые находились позади них. Кроме этого,  ещё пушка  обстреляла их из-за Волги, и их трупы потом подбрасывало и они причудливо кружились в воздухе. .."

Такой подход конечно очень прост. Таким образом, он поясняет их упорное сопротивление. Но  сначала будет рассмотрены доказательства, которые подкрепляют приведенную выше запись .
Другие письма и отчеты Риттеннмаера после дальнейшего рассмотрения оказались очень надежными, и нередко подкреплялись документами или другими подтверждающими источниками. Его бывшая профессия учителя дали ему проницательный глаз и здравое толкования того, что он видел и пережил. И он никогда не стал бы ничего придумывать, чтобы делать дикие обвинения.
   Возможно, его утверждение о том, что отступающие русские были "просто расстреляны" могут быть проигнорированы, если  не было  косвенных доказательств которые поддерживали бы Риттеннмайера, или, по крайней мере обеспечивали базовые условия для этого события.
Мы знаем из боев прошлой недели, что заградотряд был расположен  прямо напротив полка Риттеннмайера, и если бы он не был расположен позади  650 -го стрелковом полка Печенюка заявление Риттеннмайера могло быть быстро отброшено. Но это было. Именно в этот день, 18 ноября 138-я стрелковая дивизия издала приказ, который подчинял заградотряд отряд 650-м стрелковому полку.

    Это из боевого журнала полка: " Получен приказ № 085 из штаба дивизии: в подчинение командира 650-го стрелкового полка поступает [...] заградительный отряд младшего-лейтенанта государственной безопасности Сенчковского ..."

Риттеннмайер находился на передовой и  в действительности наблюдал это событие. Его наблюдательный пост  позволял хорошо видеть данный инцидент, особенно если он использовал бинокль. Это было странно, что советские солдаты стреляли, но не в немцев. По кому же они стреляли? Именно этот факт и привлек внимания Риттенмайера. Возможно, это был один из тех случаев, который упоминается только вражеской стороной
  Например, в журнале боевых 138 стрелковой дивизии,  упоминается атака, где немецкие войска гнали  перед собой русских мужчин и женщин. Если это донесение сбрасывать со счетов, потому что мы не можем найти упоминания о ней в воспоминаниях немецких ветеранов или в немецких отчетах?»

  Здесь Джейсон Д. Марк упоминает о записи в боевом донесении 138 стрелковой дивизии от 29 октября 1942 г, где упоминается об  атаке, где немцы гнали перед собой гражданское население.
Имеются так же свидетельства о расстреле 30 октября немецкими солдатами из 305 пд подростка в полосе обороны 118-го гв. сп 37 гв. сд, правого соседа 138 сд, и того, что немцы заставляли подростков вытаскивать своих раненых и убитых с нейтральной полосы. Вот эти документы :

Из боевого журнала 138 сд от 29.10.42 г.

«В 17.10 противник силою до взвода автоматчиков прикрываясь собранным им гражданским населением пытался прорвать оборону правого фланга обороны 118 гв.сп в районе ДЕРЕВЕНСК. ПОЛКОВКА. ВЕЛОГОН. гражданское население залегло и после часового боя противник отошел, уведя с собой население. При отражении атак противника взято 3 пленных солдата
принадлежащих 577 ПП 305 ПД, 3 пулемета. Уничтожено до 80 солдат.
По заявлению разведчиков ПЕТУХОВА и ГРИГОРЬЕВА при проверке убитых обнаружено до 40 случаев, когда гитлеровцы переодевались в форму красноармейцев.»



Донесение 138 сд 30 октября 1942 года :

«Отмечено, что противник использует гражданское население для выноса убитых с нейтральной зоны. После открытия огня нашими бойцами противник выслал за убитыми до 10 наших подростков, с открытием бесприцельного огня подростки разбежались.
В овраге перед передним краем обороны 2/118 гв. сп. расстрелян гитлеровцами одиннадцатилетний мальчик.»

   Оригинал донесения 118 - го гвардейского стрелкового полка 37 гв.сд о расстреле мальчика немцами ( 305 -я пехотная дивизия) в этот день
                                                                 http://s020.radikal.ru/i723/1604/cc/e5d6bce43336.jpg

Немцы конечно не упоминают такие факты в своих воспоминаниях и донесениях, они всегда обходят их стороной.



            Продолжение книги  :

  ,, Несмотря на вышеупомянутые доказательства, есть некоторые причины для дискутирования о заявления Риттенмайера. Во-первых можно утверждать, что приведенная запись несколько расплывчата и спекулятивна.   Риттенмайер не может заявить со 100% уверенностью, что источник выстрелов был за советской передовой. Нет упоминания об этом инциденте ни в документах 138-й стрелковой дивизии или в каких-либо других документах. Тем не менее, заградительные отряды были под контролем армии, так что их доклады были представлены непосредственно в штаб армии.
В довершение всего этого надо сказать, что советская сторона была непревзойденным мастером замалчивания спорных событий, так что пока уверенности, что этот случай не мог бы произойти.

  Причиной размещения этого отряда позади 650-го стрелкового полка было связано с тем, что полк имел наиболее шаткую переднюю линию обороны из всех стрелковых полков дивизии Людникова. Решено было поставить здесь надежных солдат из НКВД  - этот отряд будет удерживать свои позиции до последнего (Собственно из НКВД был только командир отряда, остальные были простыми бойцами и бывшими ополченцами –прим.).
Ситуация с бойцами на переднем крае 138 стрелковой дивизии было критической, так что люди  заградотряда были использованы в качестве пехоты, чтобы поддержать обороноспособность.
Конечно, не имело бы смысла использовать их в качестве для задержания отходящих солдат в таком отчаянном положении. Если ранее подкрепления были взяты из любых подразделений - пекарни, штабов и т.д., так почему бы не специальному подразделению не взять на себя такую задачу?

Правда Риттенмайер был очевидцем, но это в точка зрения противника. Недоразумения и заблуждения случаются, особенно во время боя. Идентичный отчет с точкой зрения советской стороны бы гораздо более убедителен...
  Рассказ очевидца, командира заградительного отряда -  младшего лейтенанта Михаила Ильича Сенчковского  существует, но он не пишет подробно о «нормальных» функциях заградотряда - таких как: задержание дезертиров, дела с вражескими лазутчиками.
Конечно, ничто не было нормально на «Острове Людникова» во время тяжелых дней ноября 1942. Каждый человек был крайне необходим, чтобы просто задержать выход немцев к Волге. Отчет Сенчковского  просто рассказывает о боевом участии его отряда  на «Острове Людникова», и дает краткий обзор, где он был расположен:

« Я не был бойцом 138 стрелковой дивизии, но был переведен со своим отрядом отдельного назначения и находился под непосредственным командованием Военного Совета 62-й армии. Отряд, которым я командовал ранее, оборонял город Калач-на-Дону, Вертячий. Были мы и на Мамаевом кургане, но когда враг прорвался к Волге - приблизительно 20 октября 1942 года мы получили приказ от  Военного Совета Армии, чтобы занять участок у завода Баррикады, на Нижнем поселке, где уже находилась138-я стрелковая дивизия.»

  Следующая фотография любезно предоставлена волгоградским краеведом и художником Д.Зиминым  из архива завода "Баррикады". На фото водокачка у обрыва Волги, где оборонялся 77-й заградотряд, 650 стрелковый полк 138 сд и подразделения саперов.
Оригинальная подпись: Правый берег Волги на н.пос. Командный пункт милиции во время обороны города. 1944 г.
Автор: Селиванов
                                                           http://s12.radikal.ru/i185/1604/f1/4e824a8ec69b.jpg


  Конечно, некоторые могут подумать, что Сенчковский не говорит о случае, сообщенным  Риттеннмаером - это просто означает, что он  опускает некоторые факты из своего рассказа. Это приводит к неоднозначной ситуации: выбор фактов, которые подходят под собственный аргумент. Независимо от того, сколько  бы ни было утверждений, что заградительные отряды никогда не стреляли в своих людей - многие откажутся верить им.
Правда о заградительных отрядах является чрезвычайно сложным предметом для исследования. Довольно часто существующих не более чем миф на самом деле. Подробная информация об отдельных частях очень редкая, потому что большинство из неё до сих пор засекречено.  Можно получить лишь некоторые общие сведения о них.
Название " заградотряд" очень верное, и в самом деле, их определенная роль была в том, чтобы останавливать бегущих назад  солдат - одиночек,  но не стрелять в них из автоматов. Им просто пришлось задерживать тех, кто отступал и отправлять их обратно на передовую.
Это восприятие приводит к несправедливому мнению многих, что советские войска могли только воевать, если они были сзади прикрыты заградотрядами. Там не было никакой необходимости, чтобы заставлять или угрожать защитникам «Острова Людникова.»
Из всех мест в Сталинграде, это было место, где наверное были самые смелые и наиболее отчаянные. Если их героизм возможно был бы запятнан - если был хоть один случай, когда войска отступили и были обстреляны своей стороной - наверняка бы командир дивизии  Людников, или командир полка Печенюк счел бы позором, если бы их люди отступили  назад и были обстреляны заградотрядом?
Возможно, что последнее слово может остаться за человеком, который командовал отрядом НКВД на «Острове Людникова» и его роли, которую он фактически выполнил. Лейтенант Сенчковский:

  «Отрезанные от  снабжения, мы конечно отмечали недостачу продовольствия, но особо боеприпасов. Тем не менее, никто - ни солдаты, ни командиры, никогда не думали об сдаче нашего плацдарма,  вместо этого мы стойко сражались за каждый кусок земли, сохраняя клятву не сдавать врагу Волгу. Каждый день немецкие захватчики начинали яростные атаки с превосходством в силах и технике, которых у нас просто не было. Наши храбрые бойцы оставили горы трупов врага и его оружия  на поле боя, и, таким образом, пользуясь захваченным, мы пополняли свои запасы.»

Но  полная история о заградительных отрядов до сих пор не рассказана ...»

Отчет о  боевых действиях 77 –го армейского заградотряда недоступен, но есть возможность узнать о том, как выполнял свои функции 78-й заградтряд 62-армии, который находился в сентябре - ноябре на участке поселков и завода Красный Октябрь. Приводится часть документа, где возможно описаны всего два случая применение оружия отрядом ( или его командиром) при массовом отступлении 112сд в сентябре и полка 193 сд в октябре. Других случаев ранее и в дальнейшем отмечено не было.


          Из описания боевых действий 78-го Армейского заградотряда 62- й армии - начальник отряда лейтенант ГБ Литвиненко Василий Ефимович (Портал «Память Народа»).

                                        4 сентября – 25 октября 1942 г

«Личный состав выполняя поставленные задачи неуклонно выполнял приказ Народного Комиссара Обороны № 227.
Военнослужащие подразделений действующие в районе Городище оставили передний край обороны и по одиночке и группами в панике отходили к рабочим поселкам гор. Сталинград. Бегущие в одиночку организовывались в группы и под охраной направлялись на передний край обороны. Когда бегство с поля боя принимало массовый характер в этом районе усиливали добавочными заградпостами и решительными (мерами-зачеркнуто) действиями личного состава отряда согласно приказа НКО СССР 227 восстанавливали устойчивое положение и дальнейшие попытки бегства резко снизились...

  При атаке противника часть военнослужащих, а в некоторых случаях и небольшие подразделения 39 гсд и 193 сд оставляли оборону, тем самым создавая угрозу просачивания групп противника в оборону других подразделений. Личный состав роты заграждавшие от подразделения выдвигались на встречу бегущих возвращал всех на ранее занимаемые рубежи...

15.10.1942 ода на участке обороны 885 сп при атаке противника создалась паника и отдельные военнослужащие и группы стали бежать с поля боя, создавая панику. Командир 2 стр.роты  лейтенант Александров во главе группы своей роты на глазах у противника выдвинулся по открытой местности к обороне 885 сп и решительными мерами воздействия согласно приказа № 227 и дерзкими действиями присек бегство. Приведенные меры на глазах бойцов у подразделений 885 сп создали устойчивое положение и при дальнейших атаках противника с целью просочится в завод ,, Баррикады" бойцы 885 сп отразили, попыток бегства с поля боя одиночек и групп военнослужащих в дальнейшем не отмечалось.

   2 стр.рота лейтенанта Туленинова несла заградслужбу за полками 39 гсд, ежедневно из боевых порядков полков группы и в большинстве своем одиночки-военнослужащие убегали с поля боя пытаясь укрыться в заводе ,,Красный Октябрь". Эти попытки своевременно присекались.
Во время относительного затишья небольшие группы рот производили проческу в заводах,, Красный Октябрь" и ,,Баррикады" проческе подвергались: цеха, подземные тоннели, колодцы канализации и водопровода, склады заводских изделий, свалки, вытяжные дымоходные трубы, заводские бомбоубежища, развалины цехов и других зданий и другого рода укрытий. В результате прочески задерживались военнослужащие убежавшие с поля боя и скрывавшиеся в заводах, таких задержаний ежедневно имели от 30 до 70 чел.
В результате заградслужбы за боевыми порядками полков 39 гсд и 193 сд было задержано военнослужащих оставивших поле боя без приказа командования 826 чел. одиночек, групп и подразделений - 7.


                                                               19 - 25 октября 1942г
                                     
  По приказу Военного Совета в 12.00 отряд вступил в бой с противником. Обстановка : противнику удалось потеснить подразделения 883 сп 193 сд до завода ,, Красный Октябрь" передняя линия обороны: слева по асфальтированной дороге , справа часть ,, фабрики-кухня" перед балкой ,,смерти". Силы 1 стр.рота -45 чел., 2 стр.рота -47 чел., и 25 чел. из батальона 883 сп.
При атаке противника часть военнослужащих, а в некоторых случаях и небольшие подразделения 39 гсд и 193 сд оставляли оборону, тем самым создавая угрозу просачивания групп противника в оборону других подразделений. Личный состав роты заграждавших от подразделения выдвигались на встречу бегущих возвращал всех на ранее занимаемые рубежи...»

В рассказе,  который приведен в книге Д.Марка пока много неясного, возможно этот описанный случай был раньше 18 ноября, т.к  заградотряд перешел под командование 650 сп видимо уже поздним вечером этого дня - приказ подписан штабом 138 сд только в 15.30.

В письме Риттенмайера датированным 20 ноября написано, что:  "  Несколько дней назад мы наблюдали дикую стрельбу на территории русских. " То есть увиденный Риттенмаером  якобы "расстрел" мог быть и с 15 по 17 ноября.

                                                  http://s015.radikal.ru/i331/1604/00/c13c073b337d.jpg
                                                          Положение на вечер 18 ноября 1942 г.

77 -й Армейский заградтряд  потерял много бойцов в боях за здание заводоуправления 11 - 13 ноября,  и в его строю к 18 числу возможно было не более 10-15 человек. К этому времени в его составе находились  бывшие ополченцы завода Баррикады  и немного старого состава. И  этот заградотряд уже давно вел бои как простая стрелковая часть.
Да и куда было отступать - до Волги  в этом месте обороны было всего 100 - 150 метров.

Отредактировано Александр Д (09.04.2016 11:45:33)

342

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Ув. Александр спасибо большое, очень интересно!

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую!

   Немного по заградительным отрядам 62 армии в Сталинграде.
Пока найдены следующие отряды, которые были в г.Сталинград и находились в составе 62 армии. Видимо вначале они имели прямое подчинение по линии НКВД и имели другую нумерацию и название.
Одинарную нумерацию возможно имели отряды ОО НКВД, которые с октября или ноября  поменяли нумерацию на двузначную и название на армейский заградотряд.
Информация составлена по некоторым данным из наградных листов и списков потерь. Подписи начальников заградотрядов и их фамилии проверены и приведены в  ниже приведенной информации.

  1-й АЗО (Армейский заградительный отряд) 62 армии  - начальник отряда ст.лейтенани ГБ КИРЕЕВ ( имя и отчество не известны). Отряд нес службу и вел бои в районе заводов Баррикады и Тракторный в октябре 1942,  вел бои вместе с 138 сд на правом фланге в конце октября. Дальнейшая судьба отряда пока неизвестна. Возможно это 1-й заградотряд ОО НКВД 62 армии.

  2 заградоряд ОО НКВД 62 армии (далее 78 Армейский заградотряд 62 армии) -начальник лейтенант ГБ ЛИТВИНЕНКО Василий Ефимович. По описаниям из истории боевого пути 78 АЗО Литвиненко погиб в г. Сталинград 19 января 1943 у фабрики –кухни пос.Красный Октябрь.( По данным порталов «Подвиг народа» и «ОБД Мемориал»  Литвиненко нигде не числится). 
78 Арм.загр.отряд находился в октябре 1942 в районе завода Красный Октябрь  с 39 гв.сд, 193 сд и далее с ноября и до февраля 43 года с 45 сд. Ранее нес службу с августа по сентябрь Котлубань, Сталинград, Городище.

4-й заградотряд ОО НКВД  62 армии ( далее 80 Армейский заградотряд 62 армии) - начальник отряда лейтенант ГБ ХЛЫСТОВ Юрий Григорьевич - отряд нес службу и вел бои  в октябре 1942 г в районе Мамаева Кургана, овраг Банный с 284 сд.

5-й заградотряд ОО НКВД 62 армии (далее 81 Армейский заградотряд 62 армии) - начальник отряда лейтенант ГБ ЧУПРИНА Николай Максимович - отряд в январе 1943 нес службу и вел бои в вместе с 138 сд в районе рабочих поселков  завода Красный Октябрь. Ранее местонахождение отряда неизвестно.

77-й Армейский заградотряд 62 армии - начальник отряда лейтенант ГБ СЕНЧКОВСКИЙ Михаил Ильич - в Сталинграде вел бои на Нижнем поселке Баррикады в составе 138 сд с октября 1942 г по декабрь(???). Ранее нес службу  - г.Калач, х.Вертячий и выс.Мамаев курган.

79-й Армейский заградотряд 62 армии - начальник отряда лейтенант ГБ ИВЧЕНКО Константин Иванович - нес службу в  и вел бои октябре - ноябрев в районе Спартановка, в полосе обороны 124 и 149 ОСБр.

Судя по приведенной нумерации 1-й  должен стать 77 Армейский, а 79-й это бывший 3-й заградоряд ОО НКВД, но пока подтверждения этой версии нет. Остальная нумерация отрядов сходится -
2 ОО НКВД -  78 Арм.заградотряд
4 ОО НКВД -  80 Арм.заградотряд
5 ОО НКВД - 81 Арм.заградотряд

Отредактировано Александр Д (09.04.2016 12:32:32)

344

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Немного проиллюстрировал остров Людникова в "артефактах":  http://waralbum.ru/bb/viewtopic.php?pid=96286#p96286

345

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Мой отец Бельфер Виктор Рахмильевич воевал в Сталинграде в 62-й Армии Чуйкова. Чуйков упомянул о его Подвиге в своей книге :" От Сталинграда до Берлина", 1980-й год издания, 312-я страница. В 1943 году, во фронтовой типографии издана книга Козякина:" В Памяти поименно", о 62-й Армии, в ней есть портрет отца. Несмотря на два ранения и две контузии, отец дошел до Берлина , в составе 62-й , впоследствии 8-й Гвардейской Армии Чуйкова.

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Привествую !

Lydiya спасибо за Ваше сообщение о участнике Сталинградской Битвы, командире батареи 178 -го артиллерийского полка 45-й стрелковой дивизии - Бельфере Викторе Рахмильевиче. Если у Вас есть его воспоминания и фотографии, пожалуйста напишите в эту тему.
     Фотография Бельфера В.Р. из книги С. Г. Козякина  о 45-й сд в Сталинграде " Поименно и в памяти"
                                                    http://s020.radikal.ru/i723/1604/cf/12449eeb915d.png

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Продолжение о боях за "Остров Людникова" и Бензобаки - 18 ноября 1942 года.

  В районе Бензобаков снова были ожесточенные бои, эта местность в районе обороны 62-й армии была под особым контролем командования Сталинградского фронта.
Был еще один участок, который немцы усиленно атаковали в это время - это район Спартановка - Рынок.

        « РЕШЕНИЕ КОМАНДУЮЩЕГО СТАЛИНГРАДСКИМ ФРОНТОМ НА 18.11 42.

         ИЗ БОЕВОГО ДОНЕСЕНИЯ № 00166/ОП 17.11.42.
       
РЕШЕНИЕ :

В течение 18.11.42 62 армия будет продолжать истреблять противника и вести частые наступления на соединения 95 сд с 138 сд, остальные армии фронта продолжать вести разведку группировки противника.

138 сд -отражала неоднократные атаки противника, силою до батальона с 3-мя танками. К исходу дня противнику удалось потеснить левый фланг дивизии и овладеть тремя зданиями.
95 сд - отразив три атаки противника, силою до батальона в районе БЕНЗОБАКОВ закреплялась на своих рубежах.
Остальные части армии  отражали атаки мелких групп противника и вели огневой бой на прежних рубежах.
В течение ночи переправлено на пароходе "ПУГАЧЕВ"  и пяти бронекатерах подразделение 92 сбр, 171 огнеметную роту, всего 670 человек, боеприпасы и продовольствие. Эвакуировали на левый берег 300 человек раненых.»

  В этом донесении приводятся сведения о 171- й отдельной огнеметной роте ранцевых огнеметов (171 ОРОРО) старшего лейтенанта БЕЛЕВИЧА Исаака Борисовича , которая состояла из 3-х огнеметных взводов. Всего в роте было 129 человек, «роксистов» – 96. Каждый взвод был придан следующим дивизиям : 13 гв. сд, 39 гв. Сд и 95 сд.
Известно из документов, что 1-й взвод 171 ОРОРО был придан 13 гв. сд.


   О действии этих взводов подробно будет написано далее. 

  Из книги Джейсона Д. Марка :

                                                                                БОИ ЗА БЕНЗОБАКИ

   «Жестокие бои вокруг топливных баков продолжались. Советские пехотинцы майора Борисова из 90 -го стрелкового полка окопались  в течение ночи,  немецкие пулеметы вели постоянный огонь и ночью по этому небольшому плацдарму, и обстреливали участок оврага и реки.
Советские потери были очень высокими, но полковник Горишный решил закрепиться на этом небольшом клочке земли, потому что это было идеальное место для последующих атак по соединению с дивизией Людникова. Она казалось была в пределах легкой досягаемости.

   Немецкая решимость отбросить части Красной Армии назад была так же высокой. Новую контратаку было запланировано провести в течение ночи, и немецкие штурмовые группы двинулись в 05.30, прикрытые минометным и артиллерийским огнем. Советская артиллерия сразу ответила, поднимая огненную завесу к западу от топливных баков. Это первое нападение было отражено, но второе последовало уже через двадцать минут, из того же северо-западного направления. Другая немецкая атака пошла в 06.30 уже с юго-запада. По советским данным, все атаки были отбиты, и немцы отошли на исходные позиции.»

      В ниже приведенном донесении 95 сд указаны немецкие подразделения с непонятной нумерацией - 34 сапбат и 109 пехотный батальон. 576-й пехотный полк указан верно.

                          « БОЕВОЕ ДОНЕСЕНИЕ № 53. ШТАДИВ 95. 20.00. 18.11. 42Г.

  1. Противник с 7.00 до 8.30 ввел в бой более батальона пехоты в составе следующий частей :
576 пп, 34 саперного батальона и 109 пехотного батальона, предпринимал наступления и атаки под прикрытием минометного
и артиллерийского огня.
В 7.30 и 7.50 противник повел две атаки с направления северо-западнее и в 8.00 с направления юго-западнее Бензобаков.
Все атаки отбиты. Противник неся потери отошел в исходное положение.
В 7.35 в овраге, что северо-восточнее бензобаков шел гранатный бой подразделениями 241 сп. Одновременно в районе
завода "Баррикады" был слышен шум моторов.
В 8.30 противник силою до роты пехоты атаковал 241 сп, 685 сп и 3/92 ОСБр вдоль берега р. Волга с севера на юг.
В 10.25 группа автоматчиков в 12-15 человек, пытавшаяся просочится в овраг, что северо-восточнее Бензобаков была уничтожена.
В 17.30 огнем артиллерии в районе "Г "-образного дома, что северо -западнее бензобаков, рассеяна группировка противника
до двух взводов пехоты. В 7.35 и 8.30 рассеяно две группировки противника силою от одного до двух взводов пехоты в районах (см.схему).
2. Части дивизии отбивая атаки противника прочно удерживают занимаемые позиции.
Соседи прежние.
3. Потери : 90 сп -убитым и ранеными - 10 чел.
                 161 сп - 8
                 саперный батальон - 2
             241 сп, 685, 3/92 ОСБр –уточняются»

                                                 http://s019.radikal.ru/i627/1604/93/5d2459cf6c6a.jpg
 
  Продолжение книги :

    « Записи советской стороны твердо уверяют, что они захватили топливные баки, но немецкие источники так же одинаково настойчивы.
Утренний доклад (06.00 ) 51 Армейского Корпуса сообщает:
   «Враг  прекратил свои атаки в направлении установки топлива в 01.00 . Слабые силы все еще держались в юго-восточном углу установки топлива и на берегу Волги. Зачистка началась.»
И сообщение в 16.35 :
«305 пехотной дивизии удалось выбить оставшегося противника из топливной системы.»

Помимо боевых донесений 95-й стрелковой дивизии (из которых было получено время всех немецких атак), у нас есть донесение 62-й армии, в котором в явно говорится, что ее подразделения все еще удерживали топливные баки:
  « 95-я стрелковая дивизия отразили атаки противника свыше батальона у Бензобаков. 90-стрелковый полк захватил топливные баки, где он закрепился. 241-й, 685-й стрелковые полки  закрепились на линии оврага, в 150 метрах к северо-востоку от Мезенской.»

Боевой журнал 685-го стрелкового полка не сообщает никаких дополнительных подробностей:

« На протяжении 18.11.42, полк вел оборонительный бой, отражая попытки небольшой
группы противника проникнуть на юг от оврага ...»

Хотя последующие советские действия кажется предполагают, что топливные баки возможно были в руках немцев - хотя и временно: Советская артиллерия приступила к обстрелу топливных баков и окрестностей во второй половине дня.
Это по мнению автора показывает, что обе стороны одинаково считали, что они  захватили топливные баки и изменения положения быть не может.  И обе стороны предоставили свои донесения, утверждая, что топливные баки находятся в их руках...»

Ранее сообщалось, что поздним вечером 17 ноября немцы на короткое время, примерно на  3-4 часа отбили бензобаки. Позже в 1.30, уже 18 ноября бойцы 90 стрелкового полка вернули их обратно. В следующем донесении 95 сд написано, что немцы вечером 18 ноября предприняв 3 атаки захватили часть окопов и один бензобак. Но о захвате немцами всех баков нет сообщений.
                                                          http://s020.radikal.ru/i703/1604/10/975a7bcbbf55.jpg

На выше приведенных схемах 95-й стрелковой дивизии показано, что дивизия удержала бензобаки, за исключением одного, который указан в донесениях видимо как "Западный".
                                                                     

    Продолжение книги Марка :

   « Чувство полнейшей безысходности, которую испытывали немецкие войска вокруг топливных баков можно найти в письме, написанном оберефрейтором Павлом Спатом  (Пропал без вести, 11 декабря 1942 года в Сталинграде.),  пулеметчиком из 12 -й роты 576 -го гренадерского полка. Хотя он не упоминает эту контратаку, но условия с которыми сталкивались немцы показаны совершенно отчетливо:

   ,,  Прежде всего, я хочу поблагодарить Вас за второй  пакет, который добрался до меня в хорошем состоянии и сильно меня порадовал. Не стоит беспокоиться об отправке мне ещё чего-нибудь, потому что у нас всего и так достаточно, чтобы поесть и выпить.. Причина этого заключается в том,  что сегодня у нас сегодня есть 16 человек в нашей роте, и теряя больше каждый день,  мы постоянно получаем посылки тех, кто был убит или ранен. Из-за этого у нас и остается всегда много еды.
И почтовая служба больше не отправляет эти посылки обратно, и мы должны так много дымить, что мы уже не хотим. Таким образом, вам нужно писать мне только письма, для меня этого достаточно. Теперь я хочу рассказать Вам хоть  что-то о нашей боевой ситуации. Это очень жестоко, что мы должны делать.
   Мы были первыми, кто из подразделений достиг Волги здесь в Сталинграде и другие подразделения не могут сделать того, что получилось у нас. Тем не менее, у нас почти не осталось людей.  Наши потери были 95%, более половины из них мертвы.  Сегодня русские тяжелые орудия на другой стороне Волги обстреляли нас таким ураганным огнем, который за последние 5 недель был наверное самым сильным .
Свежий батальон бросали против нас каждые 3-4 дня, но это было в течение короткого времени. Мы сидим рядом с Волгой, к северу от Сталинграда, а русские лежат ниже нас в скалах вдоль реки, и не могут быть отброшены. Мы в состоянии попасть в цель только ручными гранатами, поэтому мы только 20-30 метрах друг от друга. Наши позиции выглядят страшными - одна воронка от снаряда перекрывает другую.

    Противная зимняя погода  сюда тоже пришла, это -25 до -30 °, а ночью мы должны лежать на открытом воздухе, вроде сторожевых форпостов. Я не могу понять, почему мы сражаемся здесь. Каждый здесь больной. Мы не знаем такого часа, чтобы  кто-то не был бы убит или ранен.
Волга здесь 3-4 км шириной и густо покрыта плывущим льдом. Русские атакуют по 2-3 раза в день, что вызывает у нас большие потери. За нами простирается завод за заводом, все полностью расстрелянные в клочья. Это оружейный, тракторный, орудийный и танковые заводы - их километры. Мы выглядим словно евреи: волосы у нас длинною по 15-20см , бороды в 5 см , воду наверное видели 8 недель назад. Мы покрыты грязью - это позор, и я не знаю, когда мы выйдем отсюда.
Я вероятно не получу отпуска в скором времени, потому что здесь нужен каждый человек... В то время, когда я пишу это письмо, по крайней мере, 200 снарядов приземлилось вокруг нас. Они высаживают все вокруг. Скоро я закончу  верить и в  Господа Бога и в благополучное возвращение! Завтра 6:00 утра - это рассвет, а в 3:00 вечера становится темно.
С наилучшими пожеланиями ко всем Вам. Ваш сын Павел.»

    В контратаках на топливные баки, 294-й  саперный батальон так же не ушел от потерь :

,, Батальон потерял по крайней мере еще три человека убитыми, число раненых неизвестно..." 
Это постоянные потери вызывали большое беспокойство в 294-й пехотной дивизии. Следующая запись появляется в боевом журнале дивизии :
« Из-за тяжелых потерь саперного батальона в Сталинграде должна быть рассмотрена  возможность его пополнения из состава дивизии. Оно предназначено для облегчения сражающихся саперов( которые по-прежнему находятся в боях)  и снова будет взято в тыловой команде батальона из не особо занятых там людей.»
Они надеялись, что таким образом около 70 саперов, под командованием предыдущего командира тыловой команды обер-лейтенанта Бенда, могут быть включены в маршевую команду  направленную в Сталинград.

   На острове Людникова 650-стрелковый полк продолжал отбивать немецкие атаки в районе недостроенного здания и вдоль обрыва Волги. Немецкие саперы  сильно старались, чтобы выбить красноармейцев с обрыва. Майор Йозеф Линден описывает трудности, с которыми они столкнулись:

,, Русские землянки на полпути вверх по обрыву часто были связаны друг с другом туннелями. Поэтому здесь применялись мощные средства, и это было вроде горно-взрывных работ, что вызвало улучшение нашего переднего края и выхода к Волге. "

Отредактировано Александр Д (18.04.2016 00:18:53)

348

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

егорыч пишет:

Приветствую!

В воспоминаниях упоминаются значительные разрушения здания школы.  Но здание (Желудева 5) практически целое, что видно на немецких фото!  Недаром оно сохранилось и по ныне. Тогда как еще одна школа, стоявшая рядом, наполовину разрушена и конечно не сохранилась.  На это обстоятельство я обращал внимание еще на 6 стр.

Но почему тогда у Волостнова четко дается адрес - Желудева, 5?  Конечно возможно такое -  школы похожи типовой формой, расположены рядом (но одна сохранилась, а другая нет), а послевоенная застройка значительно изменила Тракторозаводской район и ветеран привязал события вокруг школы к сохранившемуся зданию на Желудева 5.

Уважаемый  Д. А. возможно Вы проясните этот вопрос? 

Продублирую фото обоих зданий и схему.
На высотке школа №28 ,фото сделано от 2х этажного купеческого дома (цел и по сей день) ,дальше за ним цирк(круг на аэрофото,сейчас рынок)) .в 54г 28школу востановили рядом с прежней,на этой-же высотке.В бывшей 27 УПК,она тоже на высотке,но односкатной и склон этот к стадиону,поэтому как НП маловероятна.Под цифрой 3 тоже школа или училище,сейчас это остановка Горный поселок.
Не сохранившееся здание школы
http://i61.tinypic.com/2isk3lu.png

Под номером 1 - Желудева, 5  (аэрофото августа, оба здания целые)
http://i60.tinypic.com/6hta1d.png

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую !

Окончание описания боя за 18.11.1942 по книге Д.Марка.  Используются так же документы ЦАМО с портала "Память народа".

                                                   БОРЬБА С ОВРАГАМИ 18 НОЯБРЯ
                                                                                                                                       
    ,, Особенно тяжелые бои начались около двух оврагов на «Острове Людникова». Самый южный, известный немцам как «Wasserhaus (Овраг Водокачка), а в советских донесениях обозначен как  ,,Овраг Вод."( Водный ?), оборонялся Клюкиным и остатками рабочего ополчения завода Баррикады  и вел бои с немцами, находящимися вокруг обода оврага. Их положение было довольно шатким.

  Следующий овраг  был севернее - был назван немцами как  «Овраг Угол»  или «Овраг Саперный» советской стороной - все яростно боролись за него, особенно вдоль его южного края. Это был последнее естественное препятствие между немцами и командным пунктом Людникова, такое яростное сопротивление шло за него. Именно из-за кровавых боев и немецких потерь понесенных там, советская сторона назвала его «Овраг саперный» ( Возможно так назван из-за расположения там саперного батальона Косырева – прим.).
578-й гренадерский полк и подчиненные ему саперные батальоны захватили большую территорию в результате этих атак, перенеся линию фронта на 100-150 метров дальше на север, вдоль обрыва Волги. Это конечно не могло произойти без потерь. Обер-лейтенант Курт Барт, командир 1-й роты 162 -го саперного батальона во время этих атак был убит. Один из его людей был тяжело ранен и был направлен  в «Дом Комиссаров», но скончался там от ран, еще один человек пропал без вести.

  Штаб Печенюка потерял связь со своими батальонами, которые были разбросаны от берега Волги в Доме 37. Немцы же продолжали настойчиво атаковать левый фланг, бросая небольшие группы по 15-20 человек в бой. Боевые группы 50 –го танково-саперного батальона наконец ворвались в недостроенное здание.
  В результате бесконечных атак  этого здания и жестоких боев внутри него, осталось только 4 советских защитника, но прежде чем немцы могли уничтожить их, они прорвавшись  вниз через подвал, побежали далее по траншее, на северо-восток, и заняли оборону в 50 метрах от здания.
  К концу дня немцы глубоко проникли в оборону 650 полка. Бои будут продолжаться на протяжении всей ночи, и утром линия фронта была всего в 150 метрах от командного пункта дивизии.

650-стрелковый полк оценил немецкие потери в 50 человек убитыми и ранеными у своих позиций. Эта цифра близка к истине, но вероятно немного завышена. Точные донесения немецких потерь  по подразделениям не доступны, но что известно: только  50-й танково-саперный батальон потерял по крайней мере пять человек убитыми, реальная цифра же гораздо выше. Число раненых неизвестно.

                                                                         http://s017.radikal.ru/i425/1605/c5/2795a080dff6.jpg

Находясь на данный момент в тылу, капитан Риттенмайер написал короткое письмо домой:
«Сейчас у меня все хорошо. Здесь, за холмами Сталинграда можно вполне сносно переносить условия, тем более, что погода очень туманна, что конечно останавливает визиты вражеских самолетов. Таких ожесточенных боев, которые мы испытываем здесь я никогда не видел  во время всей этой войны. Но все это скоро закончится, и довольно успешно...»


    В вечернем докладе в 6 -ю армию 51 АК послал донесение : ,,305 -я пехотная дивизия перенесла свою линию фронта вперед - около 100 метров на север, вдоль обрыва Волги и создала предпосылки для продолжения операций штурмовыми группами против вражеских опорных пунктов в домах 83 и 74".
Это донесение показывает, что новые приемы проведения атак получились довольно удачными. Теперь вместо того, чтобы атаковать множество целей сразу, сейчас каждое действие было тщательно подготовлено, чтобы достичь главной цели.
После захвата недостроенного здания, дом 83 был фактически обойден, и теперь все было готово для его захвата. Но что еще более было важно, потенциально беспокоящий опорный пункт, который мог быть на пути атаки, и с которого бы простреливались фланги происходящих атак против дома 83 - был исключен, что далее открывало путь для дальнейшего штурма. Немецкий план прогрызания прочной обороны  советского плацдарма, казалось будет работать и далее.
Как всегда, перед наступлением ночи, бронетехника была выведена в тыл - она была легкой целью во тьме на поле боя.

   Обер-лейтенант Мессершмидт ( 24 тд)вспоминает:
  ,, Вечером, с наступлением темноты, мы поехали назад к нашей защите - многоквартирным домам для пополнения себя  топливом, боеприпасами и продовольствием. Каждый вечер русские выходили из обрыва на западном берегу Волги ... Эти прибрежные скалы защищали противника и его не могла достать наша авиация или артиллерия."
Бои прошедшей недели наглядно продемонстрировали кажущуюся несокрушимость этого оборонительного бастиона. Различные планы штурма были разработаны, чтобы справиться с защитниками обрыва  у Волги, и один из самых амбициозных  был предложен обер-лейтенанту Мессершмидту:

   ,,Один из офицеров тыла, подполковник, сделал следующее предложение для меня: он хотел, чтобы его саперы взорвали участок обрыва у реки, и, таким образом создать типа рампы. Я  с моими танками  смог бы съехать вниз обрыва и уничтожить силы противника, укрывающиеся там внизу. Я думаю, что идея была чудесной, и пригласил полковника совершить эту поездку в своем танке как пассажира. Я не получил ответа, и никогда больше не слышал об этом  человеке..."

      Танковой эскадрон  так и не был использован для этой смелой идеи. Боевой журнал  24-й танковой дивизии отметил: "Танковый эскадрон Мессершмидта останется с 305-й пехотной дивизией и впредь будет поддерживать их во время очистки местности к востоку от оружейного завода".

     В 18.20 51 АК отдает приказ № 115:
,, Танковый эскадрон приданный 305 пехотной дивизии останется, отделение из 244 -го дивизиона штурмовых орудий от 389 -й пехотной дивизии будет передано группе Шверин утром 20 ноября: два штурмовых орудия останется  для операций против «Rote Haus» ( Красный Дом) при 389-й пехотной дивизии.
Если ситуация с погодой позволит, то VIII Воздушный Корпус будет поддерживать атаку 305 -й пехотной дивизии с большими силами, разбив '' Weisshausen" (Белые Дома) и измотав противника внутри плацдарма. Начало на 19 ноября."

                                 Из боевого журнала 138 сд :

                                     18 ноября 1942 года.
                           / Боевое распоряжение №085 18.11.42 года 15.30 /.

« В целях упрочения положения на левом фланге и облегчения управления комдив ответственность за левый фланг до ВОЛГИ включительно возложил на командира 650 сп.
Группа старшего лейтенанта ПЕТРЕНКО, армейского заградотряда лейтенанта госбезопасности СЕНЧКОВСКОГО, капитана ЗОРИНА и артиллеристов 241 сп с 45мм орудием подчинен командиру 650 сп.

  Противник с 6.00 в течение дня группами свыше взвода при поддержке огня артиллерии с 5 - ю танками ведет активные наступательные действия на центр и левый фланг дивизии.
К исходу дня противник овладел одним зданием 150 м восточнее "Ы" надписи "ТАЙМЫРСКАЯ". Несмотря на большие потери хотел выйти в район КП. Активные действия мелких групп противника при мощной поддержке артиллерии и минометов продолжались на протяжении всего дня.
138 сд продолжая оборонять ранее занимаемый рубеж ведет тяжелый бой. Многочисленные атаки противника отбиваются лишь ружейным огнем и артиллерии левого берега.

Боевой состав активных штыков : 344 сп -74, 650 сп -25, 768 сп - 28. Оборону  занимают все, вплоть до связистов и командиров штабов полков и дивизии.

Потери : убито - 6, ранено  -23. Продолжает усиливаться смертельность от ран. Нет боеприпасов, за исключением винтпатронов - имеется 1/2 б.к. Питание для рации на исходе, вызов огня артиллерии становится невозможным.»


  Ситуация была крайне тяжелая. Дивизия потеряла 6 убитыми и ранеными 24, в общей сложности 30, но было еще очень много раненых, что тревожило Людникова прежде  всего. Даже несмотря на то, что ледоход на реке стал слабее чем в предыдущие дни, было невозможно переправить раненых на левый берег.
Было подсчитано, что на этот день было 357 раненых. Боевая сила стрелковых полков была поразительно низкой: в 344-м стрелковом полку Коноваленко было 74 человека, в 650 стрелковом полку Печенюка - 25 человек и в 768-м стрелковом полку майора Гуняги было 28 человек.»
Здесь видимо в этом донесении дивизии и ранее не показаны подразделения не входившие в ее состав
  77 армейский заградотряд, артиллеристы 95 сд, корректировщики артиллерии и группа лейтенанта Петренко, по некоторым данным общий состав этих подразделений был около 40 человек.

Продолжение книги:

,, Немецкие атаки серьезно нарушили телефонные линии связи полка Печенюка  и связь с его подразделениями.  Телефонные провода были уничтожены и посыльные сталкивались с большими опасностями, когда лихо перебегали через открытые пространства между зданиями и по берегу реки. После того как наступила ночь, было решено выяснить, какие отдельные группы все еще удерживали эти здания. Небольшие отряды разведки были отправлены вперед.
    Младший лейтенант Калинин - адъютант из 650-го стрелкового полка, и его трое солдат  защищали здание, где майор Печенюк и его штаб были там 15 ноября. Они обеспечивали всем себя сами, как сообщает Горбатенко:
,,Часовой повел нас через проделанную дыру в подвал. Калинин был там, и с ним было 2 - 3 бойца. Они защищали развалины этого дома и сами обеспечивали себя боеприпасами и продовольствием.
Калинин сказал нам, что были сброшены парашюты с ПО-2,  и один приземлился между нами и немцами. Под прикрытием своих бойцов, Калинин подполз к парашуту, разрезал его и связал ремнями в узел. Затем он затащил его обратно в подвал. Там находились боеприпасы. Дома рядом с гарнизоном Калинина защищали бойцы из соседнего 344-м полка Коноваленко. Мы посетили их и составили список  защитников этих гарнизонов и вернулись к Печенюку с докладом. Уже взошла луна, когда мы вернулись обратно. При прохождении нейтральной полосы немцы открыли по нам огонь."

  Гарнизоны опорных пунктов  Печенюка были очень слабы. Ситуация в Доме № 37 была  очень тревожной. Гарнизон, находившийся  там (остатки всех трех стрелковых батальонов), знал, что немцы снова будут их атаковать - это был вопрос времени.

Тем временем самолеты ПО-2  продолжали сбрасывать мешки с грузами для частей на правом берегу, содержащие боеприпасы, продовольствие, медикаменты и другие предметы первой необходимости. Ночью только 138-я стрелковая дивизия получила 5 мешков: 1 с  продуктами и 4 с патронами для ППШ, винтовок и противотанковых ружей. Четыре мешки упали в Волгу и шесть на Зайцевский остров.

В ту же ночь (с 18 на 19 ноября) два катера 107 отдельного понтонно - мостового батальона совершили два рейса в дивизию Людникова и доставили небольшое количество боеприпасов и продовольствия.

                    Потери сторон за 18 ноября 1942 г.

  Потери со стороны 95 сд: 90 сп -убитым и ранеными - 10 чел. 161 сп – 8, саперный батальон – 2 чел.,
               241 сп, 685, 3/92 ОСБр – неизвестно.
Потери 138 сд : убито – 6 чел., ранено -23 чел., Потери приданных групп 138 сд –неизвестно.

  Немецкие потери: 305 пд: 1 офицер и 10 унтер. и ряд. убиты, 1 офицер и 41 унтер. и ряд. ранено.
50-й танково-саперный батальон :5 убитых, раненых –неизвестно.
294-й саперный батальон: 1 убит, 2 без вести, ранено –неизвестно.
389 пд: 1 оф. и 15 чел. ранено.

  Захвачено 51 Армейским Корпусом : 6 пленных, в том числе 1 перебежчик. Два танка уничтожены."

                 Из донесения Сталинградского фронта от 18.11.1942г

« АВИАЦИЯ ФРОНТА - из-за плохих метеоусловий действий не производила.

АРТГРУППА ФРОНТА -62 и 64 армии за день 18.11 произвели 5335 выстрелов, ГМЧ израсходовали 935 снарядов. По прежнему не улучшилось положение с переправами. Крупных плавучих средств с большим тоннажем крайне недостаточно. Вынуждены широко использовать для переброски грузов и людей и особенно в помощь 138 сд- лодки.

                               ОБЗОР ПОГОДЫ ЗА ДЕНЬ.
Низкая облачность 10 баллов, высотой 200 - 600 мтр. , местами 100 метров. Ночью морось и туман при видимости 200 -300 мтр. , днем временами слабая морось. Видимость 2-4 км. Ветер восточной четверти 1-3 м/сек. с переходом -днем на западную четверть 2-3 м/сек. Температура воздуха -ночью 0-3 градуса тепла, днем 4-6
градусов тепла.
                               СОСТОЯНИЕ ВОДНЫХ ОБЪЕКТОВ,
  На ВОЛГЕ у СТАЛИНГРАДА - забереги, редкий ледоход, ниже СТАЛИНГРАДА "сало". На АХТУБЕ- вследствие потепления, увеличение полыней.»

Re: Боевые действия на территории рабочих поселков и заводов Сталинграда

Приветствую!

Продолжение описания боев на «Острове Людникова». Используется книга австралийского историка Джейсона Д. Марка "Остров огня" и документы ЦАМО портала "Подвиг Народа"

  В этот день 19 ноября 1942 года началось контрнаступление Красной Армии, которое далее  завершилось окружением и уничтожением 6 немецкой армии, некоторой части 4 ТА и многих других подразделений попавших в "котел".
    Но в районе завода "Баррикады" продолжались тяжелые бои. В районе Бензобаков в очередной раз части 95 сд и приданные ей подразделения пытались прорваться к дивизии Людникова.

   
                                          19 ноября 1942 г.

                      «РЕШЕНИЕ КОМАНДУЮЩЕГО СТАЛИНГРАДСКИМ ФРОНТОМ НА 19.11.42.
                        ИЗ БОЕВОГО ДОНЕСЕНИЯ № 00167/ОП 18.11.42.

                             РЕШЕНИЕ :
19.11.42. 62 армия будет истреблять противника и восстанавливать положение в районе МЕЗЕНСКАЯ. Остальные армии фронта - вести боевую разведку с целью установления группировки противника. Командующий фронтом и член Военного Совета в районе 57 армии.»

  В районе Бензобаков бои не прекращаясь шли постоянно, и немцы и наши атаковали и контраковали, стремясь захватить каждый  метр территории.
95-й стрелковой дивизии утренней атакой удалось отвоевать небольшой участок, захваченный немцами вечером 18 ноября.

« БОЕВОЕ ДОНЕСЕНИЕ № 55 ШТАДИВ 95 12.00 19.11.42 г.
КП ов.БАННЫЙ.

1.Противник упорно сопротивляясь удерживал ОТ /стрелковый окоп/, что северо –западнее Бензобаков, захваченную в 20.00 18.11. ведя шквальный ружейно-пулеметный огонь по боевым порядкам 90 сп.
По боевым порядкам 685, 241 и 161 сп противник ведет редкий минометно – артиллерийский огонь.

2. 2/90 сп решительным ударом в 8.10 выбил противника из ОТ, занял её, закрепляется.
На участке 241 сп, 685 сп и 161 сп положение без изменений, соседи прежние.

3. Потери 241 сп с 3/92 ОСБр – 10 человек убитыми и ранеными,  161 сп – 8 чел, 90 сп – 30 чел., 685 сп – 6 чел.

Потери противника до 70 человек солдат и офицеров.
Наличие личного состава : 161 сп -330 чел., 241 сп – 91 чел., 90 сп -212 чел., 685 сп – 77 чел., 3/92 ОСБр – 44 чел.
Начштаба  подполковник КЛИМЕНКО
ВРИД. Начальника 1 Отделения капитан КОВБАСЕНКО»


                            Бои на «Острове Людникова».

    Продолжение из книги Д. Марка :

    «В своем докладе на утро в 05.40 51 АК сообщил в 6 Армию: " Разведывательные группы противника против установки топлива в квадрате 82b  были отбиты. Окруженной  группе противника восточнее  оружейного завода были доставки по воздуху."
  Небо было пасмурным и температура была чуть выше нуля. Немецкая атака началась утром в 04.30. Их первой целью был дом № 74. Штурму предшествовал сильный артиллерийский обстрел сразу по нескольким зданиям,  с целью уничтожения гарнизонов этих домов.
Обер-лейтенант Мессершмидт и его танковый эскадрон снова вернулся в это место. Его танки покинули район "Скоросшивателя" (Шестиугольного квартала) за несколько часов до нападения. Они должны  быть очень осторожными там, где вели свои танки:
«Щебень и воронки от снарядов были очень опасными и повреждали нашу ходовую часть(?). Мы всегда ездили вокруг завода «Баррикады». Это был большой пустырь со щебнем и обломками. Перешли железнодорожные пути и развернулись к востоку от них. Мы всегда действовали в качестве единого отряда - не разделяясь на более мелкие группы, и наши танки не применялись по отдельности. У нас было  в среднем  только 5 - 6 танков. Большинство танков были с мощными танковыми орудиями,  длинноствольные и с коротким стволом, но  также были и  Т- III.»

В докладе об использовании танков в Сталинграде, подготовленном в начале ноября 24 –й тд, после многих ценных и еще болезненных уроков стало понятно, что танки имели следующие плюсы и минусы:
«7.5 см длинноствольное орудие было лучшим для применения только против бронированных целей, но применять его в городе надо осторожно, потому что ствол  был слишком длинным при перемещении танка среди зданий в городе, короткий ствол 7.5 см был лучше и давал отличный эффект против бункеров и зданий.»

Когда его спросили, как танки и штурмовые орудия в этих операциях неправильно использовались как  «оружие», то Мессершмидт ответил:
,, Не совсем конечно неправильно, но наши танки, с их орудием во вращающихся башнях (в отличие от штурмовых орудий, которые могли  только немного  поворачиваться поперек), не могли нас удовлетворить. В основном, пушки поворачивались слишком медленно, чтобы я смог повернуть их в руинах и останках зданий ".

Танки  в настоящее время теперь использовались более осмотрительно.
Теперь они были собраны в новые эскадроны по именам  своих командиров, например: «Танковый эскадрон Мессершмидта.» Безопасность и выживание танка и его экипажа зависели больше от тактики и организации, чем отдельных мер  принятых экипажем.
"Запасные траки были довольно часто прикреплены к передней части танка»,- вспоминает Мессершмидт, - В противном случае, не было никаких специальных мер предосторожности. Ручные гранаты и автоматы  принесены в танки. Это вооружениие было принято наряду с самообороной, когда приходилось спасаться, после того как в наши танки попадали ".
Мессершмидт рассказал, как это оружие  применялось танкистами ранее в бою, на окраине Сталинграда :

    ,, Вначале наших атак на Сталинград, - это было на открытой местности (без зданий) -  я  увидел из моей башенки двух Советских в окопе, было около 3 - 4 метров до них, они направляли  противотанковое ружье на наш танк.  Пушка не могла быть использована на такой короткой дистанции, я крикнул заряжающему передать мне  гранату-яйцо. Я вытащил чеку и бросил ее к двум Советским. Один из них встал, поймал гранату и бросил ее обратно. Я быстро закрыл люк. Граната взорвалась на крыше танка перед моей башенкой - без заметного эффекта. Такая ручная граната не должны быть брошена слишком быстро.  Требовалось от 3 до 5 секунд до взрыва. В волнении я бросил её слишком рано, после вытягивания штифта.
Тогда я  из бокового люка в башне закончил с Советами с помощью автомата."

  Это было двумя месяцами ранее. С тех пор, Мессершмидт и его группа накопили огромный опыт в том, как воевать в городских условиях. Такой тактике никогда не учили в танковых школах. Теперь танковый эскадрон Мессершмидта был расположен среди разрушенных зданий в южной части  сада "Летний Театр", их орудия были направлены на дом № 74, в ожидании открыть огонь.

,,За  день до каждой атаки  выбиралось одно из зданий (предварительно обозначенных на наших картах). В конце ночи или очень рано утром,  оно было подготовлено для нападения огнем пикировщиков и тяжелой артиллерией (или минометов). Я должен был дать  несколько своих танков, а иногда и штурмовых орудий получая инструкции по радио о цели прежде, чем начинались обстрел и бомбардировка.  Штурмовые орудия и танки,  которые перемещались на позиции во время темноты, прекращали стрельбу, когда показывался специальный световой сигнал."
 
   Группа танков Мессершмидта  сосредоточивала огонь по цели.
"Способы применения нашего танка были разными", - вспоминает Мессершмидт. "Наш танковый десант, вместе с огнеметами и снаряжением саперов, которых мы часто поддерживали, лежал под прикрытием до начала атаки…
Затем они врывались в подвалы здания. Это всегда стоило много крови..."

  С силой до двух рот и при поддержке танков и штурмовых орудий, атака по Прибалтийской улице началась против позиций 344-й стрелкового полка и правому флангу 650-го стрелкового полка. Ядром немецкого штурма был 336-й саперный батальон  с несколькими людьми из 3-й роты 305-го саперного батальона и собранных остатков 577 -го гренадерского полка.
Находясь в своей командирской башенке, Мессершмидт наблюдал как саперы пробираются к наружным стенам здания:

,, Саперы использовали взрывчатку, чтобы проделать отверстия в бетонных полах - примерно 30 см толщиной. Они вначале делали взрывчатку в форме колокола, закрывали уши и потом подрывали её. Незамедлительно после взрыва, в котором вся мощь была направлена для создания отверстия - саперы сразу бросали в него ручные гранаты.
  Отверстие, созданное взрывчатым веществом  имело диаметр около 40-50 см, так что человек не мог туда проходить, только рука с гранатой и дымовой канистрой."
В этих последних атаках на Баррикадах, огнеметы так же  применялись немецкой стороной:
,,Мы видели потом саперов с огнеметами. Они тыкали огнеметами через отверстия, которые был взорваны ранее. После того как "выкуривали" погреб - он дальше успешно захватывался саперами и штурмовой пехотой. Советам иногда удавалось совершать контратаки из подвалов..."

                                                    http://s018.radikal.ru/i509/1605/13/9175e9854b9d.png                   

  Но это все не должно было происходить в доме № 74 [37]. Этот дом был совершенно разрушен постоянными обстрелами и был захвачен немцами в 08.00. Боевой журнал 138 стрелковой дивизии сообщает: " Наш гарнизон в доме был уничтожен ".
Из боевого журнала 650 стрелкового полка однако становится ясно, что двое человек успели покинуть эти руины: "Огнем из танков и артиллерии полностью разрушен дом № 37, и некоторые защитники оставили здание".

        На следующей фотографии хорошо видно какое расстояние было от передовой до командного пункта Людникова ( дом  директора завода «Баррикады»). Вдалеке видны два дома - № 41 и № 45, немного видна северная часть дома № 37.

    (Фотография взята с сайта:http://vetert.ru/rossiya/volgograd/sights/333-ostrov-lyudnikova.php)




                                                      http://s019.radikal.ru/i617/1605/cd/ee57a2e13563.jpg

  В любом случае подразделений 650-го  полка, защищавших дом больше не существовало - немногие выжившие пробирались к дому № 41 и были включены в оборону капитана Немкова, во 2-ой  батальон 344-го стрелкового полка.»