Тема: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Приветствую!

    В этой теме будет кратко описаны  бои 57- й Армии Толбухина и 64-й Армии Шумилова с немецкой 4-й Танковой Армией Гота на южных подступах к Сталинграду  - в конце августа 1942 года.

Далее будут рассмотрены бои и отход 64-й армии на новый оборонительный рубеж 29 - 30 августа, который далее привел к трагическим последствиям и большим потерям частей 64 А.

  Описание боевых действий 62-й Армии с 1 по 13 сентября в районе разъезд Бассаргино - станция Садовая - Верхняя Ельшанка - Купоросное - Нижняя Ельшанка, и частично бои за Опытную Станцию.

Описание боев  за  Нижняя Ельшанка и прилегающий район 13 – 16 сентября 1942 г.

С стороны нашей стороны используются документы портала "Память Народа" : донесения штаба Юго-Восточного Фронта, штабов  64 -й Армии, 62-й Армии, донесения дивизий и полков 64 А и 62 А, донесения 118 УР, 115 УР и курсантских полков 64 А и её танковых частей.

  Частично будут приведены воспоминания бойцов, командиров частей 64А и курсантов военных училищ. 

В этой теме будут так же приведены документы и немецких частей: 4-й Танковой Армии, 48-го Танкового Корпуса, 24-й танковой дивизии, выдержки из книги австралийского историка Джейсона Д.Марка по истории 24 ТД и частично материалы из немецкой книги Лемельзена по истории 29 пд (моторизованной) дивизии,  немного  документов  371-й пехотной дивизии.

Перевод и сами  документы немецкой стороны ( 48 Танковый Корпус, 29-я моторизованная) любезно предоставлены участником форума Денисом (Furma), за что ему (как впрочем и всегда) огромная благодарность !

   Так же отдельное спасибо Артему Чунихину за предоставленные  им документы  по 4 ТА Гота и другие сведения.


Особое внимание в данной работе  будет уделено частям 118 УР и 115 УР, входящим в состав 64 А и 62 А,  так как именно все части укрепленных районов (УРов),  участвовавших в боях в Сталинградской битве практически не представлены в книгах (на данное время известны только две книги – по 54 и 159 УРам) и исследованиях, что конечно не совсем правильно. В отдельных боевых эпизодах именно части укрепрайонов сумели задержать наступление немецких частей.

  Особую ценность представляют переговоры по телеграфу между штабами 64 Армии и штабом Юго-Восточного Фронта, как наиболее отражающие весь ход событий с точностью до минуты. Именно эти переговоры показывают весь ход действий и принятых решений штабов Юго-Восточного Фронта и штаба 64 Армии Шумилова.

   Все эти донесения приведены в текстовой вид, для удобства восприятия чтения текста, так как многие были отпечатаны телеграфом. Но будут приведен и подлинный текст.

  Данная работа конечно не претендует за наиболее точное и достоверное  описаний боевых действий на данном направлении, поэтому возможны некоторые ошибки и неточности в рассказе о точном месте боевых действий отдельных подразделений Красной Армии и немецкого Вермахта.
Так же в основном все описание будет состоять из боевых донесений, сводок и выписок из журналов боевых действий.

  ОПИСАНИЕ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ В КОНЦЕ АВГУСТА 1942 г НА ЮЖНЫХ ПОДСТУПАХ К СТАЛИНГРАДУ:  КРАСНОАРМЕЙСК - ВАСИЛЬЕВКА

  К концу августа 1942 года части 64 - й Армии  под командованием  генерал-майора Шумилова М. С. на своем левом фланге, и части 57-й армии  под командованием генерал – майора Толбухина Ф. И. на своем правом фланге, вели постоянные ожесточенные бои   в направлении станции Тингута – хутор Солянка - озеро Цаца с немецкой 4 Танковой Армией под командованием   генерала Гота, прорывающейся к Красноармейску. И немецкой 4-й ТА  в этих боях осталось продвинуться совсем немного, чтобы прорвав оборону 57-й А дойти до Волги в этом районе, и перерезать её у Красноармейска.
Однако умело выстроенная противотанковая оборона командованием 64-й и 57-й армий не позволила немцам прорвать оборону на этом участке.

                                                                     http://s019.radikal.ru/i608/1705/fa/0d94f904b95a.jpg

Последняя попытка  наступления на 57-ю Армию Толбухина в районе х.Солянка –станция Тундутово была предпринята силами 48-го  Танкового Корпуса Вернера Кемпфа, и оно  состоялось 25 августа.

  Удар в этом районе частями немецких 14-й  и 24 – й танковых дивизий  пришелся в основном на 422-ю стрелковую дивизию полковника Морозова. Атака почти всей  24 ТД в этот день  была направлена на 1392-й стрелковый полк майора  Сорокина Александра Степановича, который почти полностью  погиб в этом бою.
  Часть полка позже числом около 200 человек вышла к основным частям дивизии.

              Из  журнала боевых действий  57А :
,, 1392-й  стрелковый полк  без 3 стрелкового батальона  группами по 120 и 90 человек вышли в район дивизии…»

   Из наградного листа на командира 1392 стрелкового полка майора Сорокина А. С.:

« Смелый, энергичный командир, своей способностью  и энергией сумел хорошо сколотить личный состав полка.
  25.08.42 г. полк будучи в окружении  и ведя бой с дивизией противника и 100 танками, благодаря умелому, энергичному руководству командира полка товарища Сорокина нанес противнику большой урон, и в полном составе со штабом полка и штабами батальонов вышел из окружения. Находясь в обороне в районе ЩЕТИНИН, высота 84.5, СОЛЯНКА полк непрерывно вел активные оборонительные бои…»

  Так же этот бой вели и  приданные 57-й армии части ИПТАП-ов, которые сумели в ожесточенных схватках остановить это немецкое наступление, что в конечном итоге заставило командующего немецкой 4-й Танковой Армии  генерала Гота изменить направление следующего удара, и он уже состоялся в районе Капкинки и Тебектенерово.

   Левый фланг наступления немецкого 48-го Танкового Корпуса (вначале здесь атаковала  14 тд) был направлен в этот день на центр обороны 64-й Армии Шумилова – здесь немцев в основном остановили 133-я  танковая бригада полковника Бубнова и 20-я истребительная противотанковая бригада подполковника Горбачева.

                                                   http://s013.radikal.ru/i325/1705/e2/f7631a2ca11f.jpg

                                      Бой 25 августа по карте Юго -  Восточного Фронта.

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

В  целом же стрелковые дивизии  57 Армии в это время состояли из  немного пополненных в Сталинграде за 1-2 недели частей, ранее  вышедших в этот район, после тяжелых летних боев. Единственной полноценной и новой дивизией была 422-я стрелковая дивизия,  недавно прибывшая с Дальнего Востока.

И к началу немецкого наступления 25 августа в 57 А почти отсутствовали танки. Почти все танковые бригады находились в составе 64 А. Недавно переданная в армию 56-я Танковая бригада полковника Лебедева В.В., и уже начавшая занимать оборону у х.Солянка, в связи с прорывом немецкого 14 ТК к Волге была срочно переброшена в район Орловки.  Днем позже в 64 Армию была передана и 133 Танковая бригада.


                                              http://s019.radikal.ru/i610/1705/b8/037a12cd674b.jpg

                                                Расположение танков 56 ТБр в х. Солянка

   К концу дня 24 августа в составе  57 Армии осталась только 6 ТБр, в которой почти не осталось танков : на 20 августа на ходу в ней было только 5 –Т34, но остальные машины не были потеряны в бою. 39 танков были отправлены обратно на СТЗ, для устранения заводского брака. К 25 августа удалось ввести в строй еще 25 танков, 6 из которых пришлось отдать в 21 –й отдельный танковый батальон, для защиты северного участка.

Некоторые неходовые танки ( в основном легкие Т-70) были вкопаны на высотах к подступам к Красноармейску и Сарепте. Среди них находились  даже БТ-5 и Т-26.

                                                    http://s41.radikal.ru/i093/1705/27/93fcbe682079.jpg

                        Расположение неходовых танков 57 Армии на подступах к Сарепте и Красноармейску


                                                 Состав  57 Армии на 25 августа 1942 г. :

     « 15 гв.сд - 3305 чел, 244 сд - 5214 чел., 422 сд -10 841 чел, 38 МСБР - 2764 чел. Винницкий курсантский полк - нет данных.
     1-й, 2-й,3-й заградотряды.

          76 УР ( 45, 46, 61, 49 ОПАБ), 161-я траншейно-огнеметная рота.
               376 ОРС (Отдельная рота связи)

           6 ТБр - 1143 чел., 22 танка.

                     
          Армейский батальон ПТР -123 чел,     ИПТАПЫ : 499, 500, 502, 504, 612, 1188, 738. Всего в полках : 138 орудий 76 мм.
          87 ГВ.АП.

    Зенитные части : 47 ОЗАД, 525 ОЗАД, 634 ОЗПР, 10 арм.рота ВНОС.

            Огнеметные роты : 22, 24, 25, 100, 101, 102, 103 - я

                              ВСЕГО ПО 57 А - ок. 31 000 чел.»

  Так же 57-й армии ранее был придан 108-й гвардейский стрелковый полк 36 гв.сд, под  командованием гв. майора Федотова, который в тяжелых боях 17-23 августа в составе 15 гв.сд понес большие потери, от полка осталось всего 200 – 300 человек. Знамя полка удалось вынести из окружения.

  Винницкое военно - пехотное училище под командованием полковника Мельдера находясь в районе совхоза Приволжский,  ведя тяжелые бои с немецким 48 ТК 17-23 августа попало в окружение, и так же понесло большие потери.


                                           http://i075.radikal.ru/1705/8b/8da4238c4eae.jpg

Немецкая листовка обращенная к курсантам Винницкого военно -пехотного училища и бойцам 36 гв. сд, 157 сд, 29 сд ( из архива 371-й немецкой ПД)


422-я стрелковая дивизия полковника Морозова И.К.  всем составом пока не принимала участия в боях, находясь во втором эшелоне. Пока бой введен был только 1392-й стрелковый полк дивизии. Но именно ему 25-го августа пришлось выдержать удар 48 ТК.

64-я  Армия на 25 августа насчитывала около 50 000 человек во всех частях. Её подробный состав будет приведен далее.

                                                          http://s018.radikal.ru/i510/1705/df/6e4ff62931b3.jpg

                                                                 (Фото из музея - панорамы "Сталинградская Битва ")

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Состав немецкой 4-й Танковой Армии – август 1942 г.

  Полный численный и боевой состав немецкой 4 ТА пока не известен, но есть отдельные сводки по немецким частям, по которым можно установить хотя бы примерную численность
  На дату 24 августа в 4-ю немецкую Танковую Армию  под командованием генерала Германа Гота  входили следующие части :

48-й Танковый Корпус  под командованием Вернера Кемпфа  : 29 пд (мот), 14 тд, 24 тд и приданные им части*.

4-й  Армейский Корпус  генерала Виктора Шведлера ( т.н «Корпус Шведлер») : 297 пд, 371 пд, 94 пд и приданные части.

   * Приданные части: зенитные, тяжелая артиллерия, реактивные минометы, саперные и др. инженерные подразделения.

6-й  Румынский Армейский Корпус под командованием генерала Корнелиу Драгалины: 1-я, 2-я, 4-я, 20-я пехотные дивизии. 


Конечно, немецкие части уже понесли потери в предыдущих тяжелых боях у ст.Тингута и Абганерово, особенно в танках и пехоте. В документах немецкой 4 ТА найден состав её частей на 24 августа. Видимо показан боевой состав в пехотных батальонах :
                                Из сводки немецкой 4 Танковой Армии  от 24.08.1942  :

                                             24 танковая дивизия :

4 гренадерских батальона. В батальонах* : 8 офицеров, 82 унтер.оф., 350 рядовых
Артиллерия: 6 легких батарей, 3 тяжелых. 3 зенитых (Flak)
Танки: 15 - Т2, 24 - Т3 (кор.ствол), 3 - Т4 (дл.ствол), 3 –Т4(кор.ствол), 2 командирских. Всего 47.
* Имеется видимо состав в каждом батальоне в среднем.

             Наиболее точно представлена 24 ТД. Внизу указаны приданные части, в том числе и диверсанты из "Брандербург."

                                            http://i053.radikal.ru/1705/11/5ae8812e9849.jpg

                                Красным выделены части непосредственно на передовой.



                                                 14 танковая дивизия:
       Гренадерские батальоны не показаны, но в целом видимо к 25 августа в дивизии было всего 3 ослабленных батальона, так как на 3 августа было 4 батальона: 1 батальон - 4 роты, 2 батальоны -2 роты)
Мотоциклетно-стрелковый батальон – 3 роты
      Артиллерия : 3 легких батареи, 3 тяжелых, 3 зенитных.

    Танки: 3 - Т3(кор.ствол), 22 - Т3(дл.ствол), 2 –Т4(кор.ствол), 4 –Т4(дл.ствол). Всего 31 танк.
«Двойки»( Т-2) и командирские танки не показаны . (На 3 августа в 14 ТД находилось 10 - Т2 и 4 командирских).


                              http://s018.radikal.ru/i500/1705/c8/0b9082f4bc4c.jpg

                                     Состав немецкой 14 ТД 3 августа 1942 г.

                                      29 пехотная дивизия (моторизованная) :

        7 батальонов (на 17 августа в батальонах состояло : 11 офицеров, 79 унтер.оф, 480 рядовых)
         Мотоциклетно-стрелковый батальон : 19 офицеров, 120 унтер - офицеров, 480 рядовых.
         Танки: 8 –Т2, 17 – Т3(дл.ствол). Всего 22 танка.
               Артиллерия: 6 легких батарей, 3 тяжелых, 3 зенитных.

                                              94 пехотная дивизия :

                  7 батальонов, в батальоне - 6 офицеров, 37 унтер.оф., 234 рядовых.
                          Артиллерия: 9 легких батарей, 3 тяжелых (на 17.08.42)

                                          371 –я пехотная дивизия:

           9 пехотных батальонов, в батальоне 7 офицеров. 37 унтер.оф., 234 рядовых.
               Артиллерия, батареи: 6 легких, 3 тяжелых, 2 реактивных минометов.

                                           297-я  пехотная дивизия:

         9 пехотных батальонов, в батальоне: 6 офицеров, 38 унтер.оф., 190 рядовых.
Общий боевой состав на передовой (не активные штыки): 71 офицер, 648 унтер.оф., 3373 рядовых. (На дату 17.08.42 г.)
Артиллерия: 33 - I.F.H, 9 -S.I.H. (На 17.08.42 г.)»
  Из выше приведенных цифр следует,  что в немецкой дивизии возможно находилось на передовой 1500 - 2000 человек пехоты.
       По немецким танковым частям 4 ТА ( 24 тд, 14 тд и 29 пд(мот) :

  На 3.08.42  в 14 ТД состояло всего 99 танков, в 29 ПД(мот) - 50 танков. Так же 29-й ПД (мот) был придан и 243-й дивизион штурмовых орудий (количество орудий неизвестно).

24 –я танковая дивизия  была передана в состав 4 ТА 11 августа от 6-й Армии, и она вступила в бой 16.08  в районе с. Плодовитое с 94-я танками.

Всего же в немецкой 4 ТА  в середине августа  (с включением в её состав и 24 ТД)  насчитывалось около 250 танков.

  На дату 28 августа, перед масштабным немецким наступлением на 64 А Шумилова в немецком 48 ТК уже находилось :
                      В 14 ТД – 36 танков (+ 8 Т-2),
                      24 ТД – 52 танка,
                      29 ПД(мот) – 25 танков + 5 «Мардеров» 670 противотанкового - истребительного дивизиона.

                      Всего около 130 танков.

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

По румынским частям действующих на этом направлении данных об их составе и потерях отсутствуют.  Вообще по летним боям на этом направлении о румынах довольно скудная информация – есть только общие данные.
По всей видимости в нашей стране пока нет отдельной большой работы по войскам Румынии в ходе боев на территории СССР в 1941 – 1943 годах.
  Возможно в 4-х дивизиях 6 румынского АК находилось к этому времени 40 - 45 000 чел. Так же в состав каждой румынской пехотной дивизии видимо входили и кавалерийские подразделения. Так как в многочисленных воспоминаниях с нашей стороны в этом районе упоминаются атаки румынской конницы.

                                       Общий состав немецких частей 4 ТА.  Указаны предположительные  данные, кроме 24 ТД.
           
                      24 ТД : 14 000( на 21.08.42) – донесение дивизии.
                       14 ТД : 11 000 – 12 000 (?)
                       29 ПД (Мот) : 12 000 – 13 000 (?)
                        94 ПД : 11 000 – 12 000 (?)
                        297 ПД: 11 000 – 12 000 (?)
                         371 ПД: 11 000 – 12 000 ( ?)

      Таким образом возможно во всей 4 ТА с приданными ей частями находилось около 140 000 человек. На зарубежных сайтах приводится цифра 158 000 человек на конец июля.

  Но в целом, все же немцы понесли очень малые потери в августе в боях на этом направлении с 51-й, 57-й и 64-й Армиями РККА . Так например в телексе отправленном  из 4 –й ТА в 6-ю А от 30 –го августа у1942 г. показаны следующие собственные потери:
«Общие потери частей с 25.7.42 (в составе 6 дивизий по 25 августа) составили: 4 973 унтер-офицеров и рядовых и 206 офицеров…». Потери четырех румынских дивизий здесь по всей видимости не показаны.
                                                   
                                            http://s013.radikal.ru/i324/1705/7c/47ee1998c0b1.jpg
                                                 

                Однако в  немецких  «десятидневках» потерь Армий показаны другие цифры:

                                  ПОТЕРИ НЕМЕЦКОЙ 4 ТА ИЮЛЬ ( с 21 июля ) - АВГУСТ

                        (14 тд, 29 мот, 371 пд, 94 пд)  + 297 пд  и 24 тд с 14 августа.
                               с 21 по 31.07.42  : 530 убито, 1935 ранено, 71 б.в.
                               С 1 по 10.8.42 : 798 убито, 2715 ранено, 137 б.в
                               С 11 по 20.8.42 : 622 убито, 2579 ранено, 49 б.в
                              С 21 по 31.08.42г : 821 убито, 3411 ранено, 54 бв.
                                        ВСЕГО: 2771 убито, 10 640 ранено, 311 без вести
                                               ВСЕ ПОТЕРИ:  13 722 человека.


   Потери же Красной Армии на этом направлении были просто огромными.

    Так например 64-я  Армия по её журналу боевых действий с 1 по 15 августа потеряла 34 245 человек, в том числе : Убито – 7998 чел. Ранено – 14 852. Пропало без вести – 11 395.

                                      http://s019.radikal.ru/i643/1705/ec/78fbc43a7873.jpg

                                                                                Донесение о потерях  64 А

      Приданные части усиления 64 А по всем родам войск имели потери :Убито – 1211, ранено – 4821, пропало без вести – 2222.Всего – 8254 человек.
  По 57-й Армии полных данных нет, но по данным её журнала боевых действий с 19 по 22 августа её потери составили 1 709 убитых и раненых.

        В целом, по некоторым обобщенным данным общие потери 64 А и 57 А за август составили около 90 000 человек.
Так же нужно учитывать потери и 51-й Армии, которая в конце июля попала под удар немецкой 4 ТА.

Далее будет попытка подробно привести потери по всем дивизиям 64 Армии за август 1942 года, поскольку учет потерь показан в донесениях некоторых дивизий, и есть в наличии списки состава армии за интересующий период.

Добавлено: 22.05.2017 21:43:08

Потери  в танках   64-й и 57-й Армий за август 1942 г. 

   В составе 64 –й и 57-й Армий в отличии от главного, Донского направления  находилось довольно небольшое количество танков. Основу здесь составлял 13 ТК Танасчишина, который ранее был полностью разбит в составе 1 ТА в июльских боях у Верхней Бузиновки, при деблокировании группы полковника Журавлева. Однако корпус был быстро восстановлен, и переброшен на южное направление уже в новом составе из 13 ТБр, 254 ТБр и 6 Гв.Тбр.

  133-я танковая бригада ( была вооружена только танками КВ, находилась ранее в составе 57 А, 23 августа была передана в состав 64 А) почти за месяц ожесточенных боев потеряла безвозвратно всего 6 танков, 8 числилось в ремонте, подлежало эвакуации с поля боя 2 танка. На ходу был 21 танк "КВ". (Данные на 28.08.1942г из сводки АБТУ 64 Армии).

Всего же танковые части 64-й Армии за август месяц (до 28 августа 1942 г.) потеряли безвозвратно всего 109 танков*.
  Особенно большие безвозвратные потери понесла 6 гвардейская танковая бригада - 53 танка. 13 тбр - 27 танков, 254 тбр -23.

  * В итоговом  донесении немецкой 4 ТА за август месяц сообщается всего о 251 подбитом и уничтоженном советском танке.


                                      Потери в танках немецкой 4 ТА  за август 1942 г.

  В целом точную цифру потерь за август месяц установить сложно, так как у немцев танки могли списываться  и гораздо поздней датой.
  Есть такие данные по составу  немецкой 4 ТА на 27 августа 1942 г.:

                                                                14 ТД :

   Готово к боям 26 танков. В ремонте : 123 танка. Может быть отремонтировано в течение недели: 21 танк.
Часть танков с неисправными моторами, они могут быть отремонтированы при поступлении двигателей.
По данным дивизии на 5 августа полностью уничтоженными в её подразделениях числилось 15 -20 танков.

       (Всего числится в дивизии 149 танков – прим.)

                                          http://s019.radikal.ru/i618/1705/23/3210b3e9ed0d.jpg

                                                       Из сводки немецкой 4-й Танковой Армии

         

                                           

                                                         24 ТД :

     Готово к боям 61 танк. Может быть отремонтировано в течение недели 20 танков. С неисправными моторами – 53 танка.
(Всего числится в дивизии 134 танка.) Полностью уничтожено в дивизии 13 танков.

                                       29 ПД (моторизованная)
  Готово к боям 18 танков. Может быть отремонтировано в течение недели 8 танков. С неисправными моторами – 14 танков. (Всего числится в дивизии 40 танков.) Полностью уничтожено в дивизии 6 танков.

  Наверное здесь нужно заметить, что 24 –я и 14 –я ТД вели в дальнейшем  бои в г. Сталинград количеством  около  30-50 танков, и более это число не поднималось.
Например  29-я пд (мот) на 23 сентября насчитывала всего 5 танков ( бои у Элеватора). На 8 августа 1942 г. в дивизии находилось 10 - Т2, 33 - Т 3 и 7 –Т4.
  Но немцы в дальнейшем не обладая большим количеством танков  неожиданно для Красной Армии концентрировали все эти танки в одном месте, и прорывали её оборону на узком участке. После прорыва обороны 64 Армии у Тебектенерово 29 августа применялось около 100 танков.
Далее же в ходе боев за г.Сталинград этот прием возможно использовался еще 2 раза: при прорыве обороны 8 сентября позиций 35-й гв.сд у Верхней Ельшанки ( около 80 танков объединенных в одну группу из 24, 14 и 29 дивизий) и 14 октября при наступлении на Тракторный завод ( 120 танков и штурмовых орудий).

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

ОБСТАНОВКА В РАЙОНЕ г.СТАЛИНГРАД К 24 АВГУСТА 1942 г.

  Из документов 48 ТК от 24.08.42 г., следует, что немцы все же планировали захват Красноармейска и выход к Волге в этом районе.

                                                               Донесение 48 ТК :

,, Задача на 24.8. остается неизменной. Корпус рано утром 25.8. продолжит наступление на север, разведка 24.8. продвигается вперед на возвышенности между Красноармейском и Ивановкой.
Ночью поступает приказ армии, согласно которому армия после перегруппировки своих сил дальше наступает на Сталинград. Основное направление наступления находится восточнее железной дороги. 48-й Танковый Корпус. получил задачу, уничтожить неприятеля восточнее железной дороги. После этого корпус должен объединить свои силы по обеим сторонам железной дороги и станции Тундутово и держаться в состоянии боевой готовности для продолжения наступления на Сталинград 25.8.
Был обсужден план- подвести корпус дальше на восток в район 24 ТД, и оттуда прямо через отметку 107,4 пробиваться на Тундутово.

  Насчет замечания командира корпуса на возможную критическую угрозу флангового обстрела, главнокомандующий высказался, что у него не складывается мнения, что неприятель атакует. Кроме того, командующий придерживается мнения обойти отметку 133,7 непосредственно к юго-западу Красноармейска и отложить взятие Красноармейска.   Командующий уточняет  по поводу приказа группы войск, согласно которому армия с танковым корпусом должна пробиваться на север, невзирая на противника на левом фланге, чтобы произвести соединение с 6 армией.»


   Ранее наступавшая севернее Сталинграда 6 -я немецкая полевая армия генерала Паулюса 23 августа силами 3-й моторизованной и 16-й танковой дивизий, прорвала оборону с ранее подготовленного плацдарма на левом берегу р.Дон, на стыке 4-й Танковой и 62 - й Армий.
Совершив прорыв немецкий 14 ТК вышел к р.Волга в районе Спартаковка - РынОк - Акатовка, и встал в оборону своими более сильными частями по грядам высот, расположенных в этом районе.
  Своим правым крылом немецкая 6 А,  силами 51-го Армейского Корпуса генерала Зейдлица начала продвижение к Сталинграду,  и одновременно навстречу  4-й Танковой Армии Гота.

  Используя эту  благоприятную ситуацию сразу же поступил приказ из штаба группы «Армий Б»

                                            Из донесений  6 А Паулюса :

                 ,, 21.30 Шифрограммой принят следующий приказ группы армий:
1) 16-я танковая дивизия прорвалась к Волге севернее Рынка;
2) необходимо использовать тяжелое положение противника, в котором он оказался в Сталинграде и юго-западнее города.
Для этого приказываю:
А) 4-й танковой армии соединенными силами и используя все возможные резервы в наиболее возможно ранние сроки прорываться восточнее Карповки на высоты западнее Сталинграда для установления соединения с 6-й армией. Находящегося в районе железной дороги между станциями Абганерово и Тингута неприятеля следует блокировать минимальными силами;
B) 6-й армии организовать устойчивую оборону по общей линии Ерзовка-Качалинская и пытаться частью сил установить соединение с 4-й танковой армией (пункт А), после чего овладеть Сталинградом;
С) Уничтожение противника, еще остающегося в районе между Карповкой и Калачом является второстепенной задачей, которую требуется решить слабыми силами после установления соединения обеих армий.»

  Поэтому перед командованием  немецкой 4-й Танковой Армии  сразу же встал вопрос о скорейшем прорыве обороны 64 А и 57 А, и как можно быстрее продвинутся навстречу частям Паулюса.

6-я А и 4-я ТА планировали встретиться на участке  железной дороги Сталинград –Калач: в районе  разъезда Бассаргино – станция Воропоново. Однако к этому времени все моторизованные и танковые дивизии  6 Армии Паулюса  находились на северном участке, отбивая постоянные атаки Красной Армии в районе фронта Котлубань - РынОк, пытавшейся  пробиться в г.Сталинград с севера, и окружить части немецкого 14 ТК.
  И в связи с этим 51 АК Зейдлица продвигался медленно -  собственно на Сталинград пока наступали только 2 пехотных дивизии : 71-я и 295-я.

                                                                         http://s56.radikal.ru/i154/1705/72/336994d526d5.jpg                                                                         

Поэтому командующим немецкой 4 ТА генералом Готом было сразу решено ускорить  соединение с 6 А,  бросив все силы на прорыв обороны частей 64-й и 57-й армий в районе х.Солянка – ст.Тундутово, и далее уже выйдя на Ергенинские холмы*, начать скорейшее продвижение на встречу с  6 А.
Основные усилия в этом наступлении должна была предпринять 24 тд, как наиболее сильная и сохранившая силы часть.

* Гряда возвышенностей, разделенная многочисленными балками и оврагами простирающаяся вдоль правого берега Волги на всем протяжении города, с  высотами от 90 и более метров. Благодаря повороту реки эти высоты позволяют контролировать соседние участки, переправы через Волгу и открытую местность за р.Волга на протяжении до 10 км.

Добавлено: 22.05.2017 22:12:22

   Донесение немецкого 48 ТК :

                                             24 августа

  ,, В 19.05 поступает следующая выдержка из приказа армии: 4-я Танковая Армия облегчает 6-й Армии взятие Сталинграда. Для этого она пробивается, и преследуя отступающего неприятеля западнее железной дороги «станция Абганерово — станция Тундутово», своими главными силами восточнее Карповки - головными колоннами до железной дороги «Воропоново (8 км западнее Сталинграда) — Новый Рогачик».

           Главная задача:

,, 48 Танковый Корпус прорывает 25.8. оборону неприятеля по обеим сторонам Солянки и вначале занимает гряду возвышенностей северо-восточнее Ивановки. Оттуда корпус пробивается, не дожидаясь дальнейшего приказа, по возвышенностям, до железной дороги «Воропоново— Новый Рогачик» и пытается войти в соединение с 6 Армией. Промышленные поселки в долине Волги нельзя атаковать. Выступление с исходных позиций 25.8. в 05.00. Обеспечение восточного фланга остается задачей корпуса.

Оценка неприятеля показала, что везде, где противник применяет противотанковые бригады (истребительные бригады) на направлении наступления корпуса, сопротивление значительно усиливается, и это приводит к приостановлению продвижения …"

Однако 25 августа немецкому 48 ТК не удается прорвать оборону у Солянки и станции Тундутово, так как в этом районе была сильная противотанковая оборона, выстроенная частями Красной Армии, что и было отмечено в  донесении 48 ТК. В этом месте было собрано несколько полков ИПТАП и танки 64-й и 57-й армий. Правда танков было немного – участвовали лишь 133 тбр и 6 ТБр
   Из пехоты Красной Армии на направлении главного удара  был только один стрелковый полк 422 сд.

                               Бой 25 августа у Солянки и Щетинина из донесений 48 ТК :

,, Командир 24 ТД будет продвигаться дальше лишь тогда, когда будет устранена неприятельская угроза, которая возникает от того, что забуксовавшая в тяжелых боях 14 ТД не может наступать на север. Командир корпуса решает, что следует немедленно, невзирая на эту угрозу, наступать на Щетинин (Schtschinin). Наступление, которое совершенно случайно получает поддержку «Штуками», хорошо продвигается вперед, и быстрее, чем ожидалось, занимает местность при сначала незначительном сопротивлении противника. В 10.45 была взята высота 111,4.

14 ТД в 05.30 взяла отметку 107,4. Части танко-гренадерского полка были повернуты на 115,8. Оттуда, несмотря на налет Штук, ведется сильный фланговый огонь. Группа Шевена с танковым десантом находится в продвижении через балку Морозова на точку 115,8. Группа Шмидта в данный момент выходит к Каменной балке и по приказу продвигается на 76.4.
В 08.00 в районе 107,4 — 115,8 полным ходом идут тяжелые бои с танками противника. Вышли из строя все собственные танки, кроме пяти*. Группа Шевена натолкнулась на сильную пехоту противника.

    Бой на левом фланге 14 ТД идет очень тяжелый и кровопролитный, продвижение останавливается перед очень сильным сопротивлением. Часть танков выходит против этой группы, чтобы сделать возможным выход Шевена из водосточных каналов. В настоящее время снова боеспособны 13 танков.

(*На 24.08. в 14 ТД находился  31танк)

  В полдень 24 ТД южнее Щетинина создала проход в минном поле почти шириной в 100 м. Создается впечатление, что противник хочет удержать Щетинин. Наступление продвигается очень медленно. В 17.05 командир 24 ТД доложил по телефону командиру корпуса, что наступление было остановлено. Стрелки попали под очень сильный артиллерийский и минометный огонь. Кажется, что неприятельская артиллерия стоит далеко в тылу, но очень сильна. В настоящее время из Солянки атакуют 12 танков противника.**

( **  Это была атака 6 –й танковой бригады, есть запись в донесении ЮВФ –прим.)

  В 17.50 командир корпуса по телефону доложил командующему о положении дел.
Командующий позднее сообщит командиру корпуса о своем решении о дальнейшем ведения наступления и применении здесь  94 ПД.
  В 18.05 командир 14 ТД доложил командиру корпуса, что тяжелые, кровопролитные бои у высоты 120,2 еще не завершены. Наступление на северо-восток застопорилось под неприятельским артиллерийским огнем.
Танковый полк в настоящее время больше не боеспособен, так как люди совершенно измотаны. Командир корпуса высказался по этому поводу, что в том случае, если не будет наступления, позиция должна быть удержана. Командир 14 ТД считает это возможным.
Стрелки так же больше небоеспособны. Кроме того, командир докладывает, что боевое применение зениток в наземном бою хорошо себя зарекомендовало, упомянутые подразделения отличились и, к сожалению, так же имеются большие потери…»

  Описание этого боя с нашей стороны. Конечно, число немецких танков завышено, но вполне возможно в этом месте действовали  и штурмовые орудия  243 – го дивизиона, который был ранее придан 29 ПД и потом к 24 ТД. К тому же на боле боя действовали и немецкие бронетранспортеры, часть которых была вооружена и пушками. Глядя на лавину наступающей немецкой бронетехники было трудно выделить именно  танки.

                                                         http://s019.radikal.ru/i600/1705/20/c7bbabe66ce3.jpg



                                          ОПИСАНИЕ БОЯ 25 АВГУСТА ИЗ ДОКУМЕНТОВ 57 Армии и ЮВФ :

                                                                 24 августа

,, 422 сд /без 1392 сп/ с 499, 612, 502 ИПТАП обороняет ИВАНОВКА, ЧЕРВЛЕНЫЙ, ТУНДУТОВО, /иск/выс. 106.5, отм. 84.5, /иск/ СЕМИСОТОВ, выс. 114.3.
36 гв. сд вышла в резерв фронта.*
Курсантский полк Винницкого Пехотного Училища выводится в КРАСНОАРМЕЙСК.*
Потери : убито 11, ранено 56, без вести пропало – 268. Уничтожено 11 лошадей. Потери противника : уничтожено 8 солдат и офицеров, подавлено одно орудие, подбито 5 танков. Взято в плен 2, принадлежащих 24 ТД.»

* На самом деле курсантский полк Винницкого пехотного училища вел бои на этом направлении до 28 августа, позже остатки полка в начале сентября были преданы в 64-ю Армию.
 
                                Из Журнала боевых действий 57 армии от 25.8.42 и 26.8.42:

,, Войска армии с 12.00  вели бои с прорвавшимися танками и мотопехотой противника, общей численностью до 150 танков и до одной ПД при активной поддержки авиации выс.115.8, выс. 107.4., выс 111.4, отрезая пехоту от прорвавшихся танков противника, нанося большие потери в живой силе и технике.
  К исходу дня части и соединения занимают положение :
  1392 СП/ 422 сд по докладу командира дивизии вел бой на занимаемом рубеже с пехотой противника, имея в тылу у «К» до 25 танков с автоматчиками.*
422 сд с 6 ТБР артминогнем  задержала до 90 танков противника в районе ЩЕТИНИН**, балка ТАРНОВАЯ, и к исходу дня удерживает занимаемые рубежи. 3-й батальон 1392 стрелкового полка 422 сд сменил 106 гв. стрелковый полк 36 гв. сд на участке - / иск/ высота севернее СОЛЯНКА, дамба с тоннелью.

( *, ** Танки 24 ТД –прим.)

           38 МСБР, 15 гв. сд, 76 УР – без изменений. 911 сп 244 сд с ротой 177 ОПАБ 118 УР занял участок 104 гв. сп 36 гв. сд. 177 ОПАБ 118 УР полностью прибыл в КРАСНОАРМЕЙСК и вошел в состав 244 сд. 1188 ИПТАП передан  244 сд.
Потери противника : уничтожено, сожжено, подбито и подорвалось на минных полях – 47 танков.
« 24 ООР* - 16 приборов действующие при отражении танков 25.8, фугасными действиями остановили атаку 24 танков противника, 5 танков первого эшелона подожжены, остальные повернули обратно. Подоженные танки увезены противником.»
(* Отдельная Огнеметная Рота, возможно вооружена  фугасными  огнеметами – прим.)

Из донесений штаба артиллерии 57 Армии следует,  что несмотря на довольно большое количество ИПТАП находящихся в составе армии, вели бои 25 августа с 48 ТК лишь их небольшая часть.
По донесению того же штаба артиллерии 57 А  основное количество немецких танков подбил 85-й гаубичный полк Резерва Главного Командования ( РГК) :
,,500 ИПТАП рассеял скопление танков в районе высоты 118.0. Расход боеприпасов 76 мм – 17.
Артиллерия 422 сд / 1061 АП, 612, 499, 502 ИПТАП и 85 ГАП РГК/ вела бой с наступающими танками противника.
499 ИПТАП уничтожил 5 танков и 2 автомашины.
85 ГАП РГК по докладу командира полка подбил до 20 и сжег до 10 танков противника. Расход боеприпасов 122 мм- 432. Остаток боеприпасов 122 мм – 16.
Сведения о боевой деятельности 1061 АП и 612 ИПТАП* не поступили. Выслан офицер связи.
(* Последующее донесение о бое 612 ИПТАП: По предварительным данным танками подавлено 2 батареи)
502 ИПТАП – огня не вел.
Артиллерия 244 сд – 776 АП и 1188 ИПТАП огня не вели.
4-й  Гвардейско - минометный полк :  Лес 3.5 км. Юго-западней КРАСНОАРМЕЙСК. Произвел 4 залпа по скоплению живой силы, танков и автомашин балка СУХАЯ, выс. 76.4, балка ТАРНОВАЯ, родники южней ЩЕТИНИН, ПОДСОБНОЕ ХОЗЯЙСТВО. Цели накрыты, наблюдались пожары, 3 танка уничтожено. Расход боеприпасов 888 мин. Обеспеченность - 1 залп. Потери: от преждевременных разрывов выведены из строя 3 установки М-13.»

Добавлено: 22.05.2017 22:19:04

Бывший командир батареи 500-го истребительно-противотанкового полка Виталий Иванович Елистратов вспоминает о бое 25 августа:

«Сталинград    для    меня — вся    моя    жизнь. Сюда,    в    прокаленные    солнцем   степи,   летом 1942   года,   после   ожесточенных   боев   на   реке Оскол, подошел наш обескровленный 500-й артполк Юго-Западного фронта.
...Бились на самом стыке 57-й и 64-й армий. На нас двигались стальные машины, поднимая за собой серые облака пыли. Сначала вразброд, потом все решительнее убыстряя темп и посылая снаряд за снарядом, загремели наши орудия. Причудливо пересекаясь, потянулись в сторону противника светящиеся линии трасс. Все смешалось. В хаосе огня и разрывов трудно наблюдать за целями. Пороховая гарь ест глаза. Невозможно определить, снаряды которого орудия попадают в танк, но главное — попадают! Тебя поднимает, как на крыльях, мысль, что редко какой снаряд твоих пушек не находит цели. Чадят, кипят огнем бронированные чудовища, но им на смену, вздрагивая от выстрелов, ползут все новые и новые.

    Раскалились стволы орудий. На ребятах от жары и сумасшедшего темпа взмокли гимнастерки. Раненых поспешно уносят в укрытие. Куда ни глянь — всюду танки: впереди, сзади, рядом с тобою. И жить тебе или не жить — этот вопрос решает, кто раньше и точнее успеет выстрелить.
   В расчете старшего сержанта Мирабишвили двоих уже убило и одного ранило. За панорамой сам командир. А соседнее орудие гибнет от прямого попадания — накрыло весь расчет. Эти не успели упредить. Кто-то сообщает: «Умирает твой закадычный друг Баучидзе, сержант, признанный виртуоз меткого огня». Я еще не верю этому, не могу поверить,— так это или не так...
Не так. Нет, не умер мой сержант. Потом, после? войны, узнал, что живет-поживает он в городе грузинских металлургов Рустави, а за форсирование Днепра получил звание Героя Советского Союза.
    Но возвратимся к действительности. Хуже, кажется, уже ничего не может быть. Прорвавшись из леска, танки начали давить наши орудия вместе с расчетами.
    Уцелевшие короткими перебежками, под губительным огнем, отходят вместе с пехотой. Быстро, не дожидаясь команды, орудия повернули стволы почти на 90 градусов и бьют в упор по броне. По передним танкам поползли языки пламени. Тут уж мы их упредили. И я насчитываю двенадцать костров. Но другие танки стали заходить нам во фланг. Наседавшая за ними пехота огнем прижимает наши расчеты к земле. Переходим на картечь. Потом расчеты вступают в рукопашную.

  Три танка, обойдя орудие Мирабишвили, бросаются вперед. Танкисты думают, что с ним, орудием, кончено, а оно заговорило. Подбегаю к Мирабишвили и помогаю ему, работая за все номера сразу. Подбиваем два танка, а третий подходит вплотную к брустверу. Раненый Мирабишвили, истекая кровью, изловчился и бросил под него гранату. Оглушительный взрыв, и правая гусеница, скользя по каткам, медленно разматывается... По щеке сержанта течет тонкая струйка крови. Мирабишвили вздрагивает всем телом. Экипаж подбитого танка открывает люк, и тут я хватаюсь за автомат. Посылаю длинные очереди и, кажется, кончаю со всеми сразу.
       Наступил вечер, пахло гарью. По всему полю чернели вражеские и наши сгоревшие танки. Почти ни одно мое орудие не действовало. Многие были разбиты или покорежены, а у целых не было ни людей, ни боеприпасов. Пусти сейчас враг свои танки, и они прорвались бы к Волге. Как ни близка, как ни соблазнительна была Волга, но силенок у врага не хватило пробиться к ней...
Разве   такое   забудешь?   Это  на   всю  жизнь.»

     На позиции 64 А  вдоль железной дороги атаки вела 14-я танковая дивизия, так же немцы делали попытки отвлекающих атак силами 297 –й пехотной дивизии у  74 км и ст.Тингута.

                                    Из боевого донесения 64 А за 25 августа :

« В 5.00 противник силою до батальона пытался атаковать правый фланг 29 сд. Атака отбита.
В районе выс. 118.8, балка Сухая до 40 танков* противника в 9.00 атаковали в направлении выс. 120.2. 5 танков подбито.
В 10.30, 13.30. 15.00 до 30 танков противника из района балки Сухая трижды переходили в атаку на выс. 120.2, атаки с успехом отбивались. На 15.00 подбито 15 танков.
133 ТБр, удерживая высоту 120.2 потеряла 5 танков, к ее составу выдвигается 13 ТБр** в составе 10 танков.
20 истребительная бригада ведет бои совместно с 133 ТБр от высоты 116.2 до совхоза имени ЮРКИНА.
Батальон ПТР ведет бой с танками противника на участке 138 сд.»

* Бой с танками 14 ТД – перед наступлением 31 танк на 24.08.42.  По донесению 14 танковой дивизии  боеготовыми осталось 13.
** По некоторым данным 13 ТБр прибыла в этот район только утром 26.08.42.

                                                          Из донесения 20-й истребительной бригады  :

« В результате тяжелого дневного боя 25.08.42 г. бригада понесла потери в артиллерии : 4 орудия 76 мм, два орудия 45 мм, 36 ПТР.
Бригада к исходу дня 25.08.42 г. в результате самостоятельных действий занимает следующее положение :
1-й истребительный батальон юго - западные и западные скаты высоты 120.2
2-й истребительный батальон в результате тяжелого боя против пехоты и танков противника и бомбежке авиации противника в течении всего дня партиями 20 - 50 самолетов понес тяжелые потери и был отброшен с высоты 115.8.
Перед фронтом бригады имеется : в районе высоты 120.2 - 20 25 танков  и на самой высоте до двух батальонов пехоты противника.
На высоте 115.8 : непосредственно на высоте до батальона пехоты противника…»

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

На стыке 64-й и 57-й Армий 25 августа в бой вступила  и 133-я танковая бригада.
           
                      http://s019.radikal.ru/i601/1705/7c/9c1381445eca.jpg

                       На фотографии ( фото находится в музее -панораме "Сталинградская битва"):

      Бубнов Николай Матвеевич, командир 133 БТр. Погиб в бою 2.08.1943 г. командиром 11 гв. тбр (бывшая 133 ТБр). Герой СССР.

      Бормотов Петр Леонтьевич, в боях за г. Сталинград командир по технической части 133 ТБр. Погиб в бою 7.08.1943 г. В ОБД – командир 11 гв.тбр. Возможно, он принял командование бригадой после гибели  Бубнова.

     Гречаников Лев  Григорьевич, начальник разведки АБТУ СталФ. Воевал далее, остался жив.



                                       
             Воспоминания командира танка «КВ» 133 ТБр Героя СССР Павлова Сергея Михайловича.

    Возможно им описан бой с немецкой 14 ТД у высоты 120.2 :

 
«Примерно в 2 часа дня, я увидел на горизонте столбы пыли. Ну, думаю, колонна какая-то движется. Ещё через несколько минут - всё ближе, ближе, ближе... Оказалось, что это шла колонна немецких танков. Она шла несколько левее, и мы молили Бога, чтобы она так и шла левее.
      Я уже отчетливо видел, что это танки... Правда, под Сталинградом, вы знаете, на горизонте такое марево стоит, что трудно различить - это танк идёт или ещё что-то.   Ну, наконец, когда они приблизились ещё ближе, я увидел, что это танки. И, вдруг, колонна этих танков наткнулась на наши противотанковые орудия.  Я не знал, что там стояли три наших противотанковых орудия.   Орудия дали им бой и подбили четыре танка.   Я вижу, как они загорелись.
      Тогда колонна повернула в нашу сторону и скрылась в балке, там очень много глубоких балок, и я только по пыли видел, куда она пошла.  Она стала удаляться в том направлении, откуда пришла. Потом я заметил, что она стала выходить из этой балки и двигаться уже в нашем направлении.    Нам осталось только одно - быстрее готовиться к бою. Экипаж был подготовлен очень хорошо! И механик-водитель и артиллерист и заряжающий - все принялись готовиться к бою, освобождать боеприпасы из кассет и так далее.  Я с приоткрытым люком визуально наблюдаю за движением немецких танков, определяю дистанцию, отдаю команды экипажу.

                                                   http://s014.radikal.ru/i326/1705/3a/782576771d3a.jpg           

     Потом слышу стук в броню.  Я чуть-чуть приоткрыл люк и вижу: там пехотинец, лейтенант, кричит:   - Танки немецкие идут! Что вы сидите? И несколько наших пехотинцев отходят назад. Я говорю:
      - Лейтенант, остановите ребят, залезайте вон в тот окоп и не давайте немцам, чтобы они на нас своих автоматчиков натравили! Сбивайте автоматчиков, а танки мы встретим.Другого нам ничего не оставалось делать. У нас было ещё достаточно боеприпасов, экипаж был полностью готов вести бой. Ну, вот... Расстояние уже 1,5 километра. Это я уже точно определяю через панораму. Расстояние 1200 метров...
      Артиллерист говорит:
      - Я ставлю прицел 1200, надо вести огонь.
      Я говорю:
      - Отставить! Ставь прицел 500 метров!
      Впереди шли 3 машины, за ними еще 12 машин, они шли развернутым фронтом. Ну, потом я скажу, сколько их всего было, а пока вот были развернуты 15.   Три первые машины мы подпустили на 500 метров. Я так артиллеристу и сказал:
      - Как только подойдут к окопу, открывай огонь.
      Он мне вопрос:
      - По какому танку? Я говорю:
      - По любому, по какому тебе удобно!
      И, вот, грянул первый выстрел!

      Пламя! Весь танк объят пламенем, а на танке находились автоматчики... Часть из них были сбиты волной с танка, другие спрыгнули, по ним мы открыли пулемётный огонь.  Машина сразу завертелась, я вижу, дым!.. Клубы дыма!Ну, думаю, ладно... Механик-водитель Семён Колчанов, которому не видно поля боя, кричит по переговорному устройству: Что молчите, сколько танков идёт, как первый выстрел?
      Я ответил ему: Танков много, один уже горит, готовь только бронебойные.  Второй выстрел... Вторая машина тоже остановилась.  Третий выстрел... И третья машина остановилась. С трех выстрелов...
      500 метров для танков - это дистанция "прямого" выстрела. И тут промахов быть не должно! Приказывал артиллеристу по другим танкам, пока не подойдут к окопам, огонь не вести. Надо экономить бронебойные.  Ну, на душе несколько стало полегче, вы сами понимаете, какое было состояние! Было одно сомнение, хватит ли боеприпасов?
      По нашему танку пока не было ни одного выстрела, да и выстрелов вообще не было, потому что немцы пока ещё не сориентировались в обстановке. Я уже говорил, что вокруг нас были горящие и подбитые танки, как немецкие, так и наши. Вот такая обстановка... Ну, наконец, они обнаружили, кто по ним стреляет, и открыли огонь.  Они стали попадать по нашей машине, по башне. Это, вообще, вещь неприятная, потому что при попадании снаряда в башню человек теряет слух. Слабый человек, при попадании снаряда в танк может и вообще растеряться, но, к счастью, никто из экипажа при первом попадании снаряда по башне не растерялся. А даже наоборот стали дружнее.

      Я говорю Ивану Федорчуку, артиллеристу:
      - Смотри, машина подходит к окопу.
      Он по ней выстрел дал - промазал, второй сделал - попал, танк загорелся.
      И, вот, так: они то подойдут к нам, то обратно отойдут... Пыль окутала наш танк от разрывов немецких снарядов и от своих выстрелов, трудно стало наблюдать за боем.  Вот этот бой продолжался долго, до тех пор, пока на поле боя немцы оставили 5 сожженных и 2 подбитых машины.   После этого они, не выдержав боя, отказались идти в нашем направлении, и отошли назад.
      Вы представляете, насколько мы были рады! Обнимали друг друга. Какое было состояние нашей души! Мы выдержали такой бой! Механик-водитель Семён Колочанов рвался выйти из танка. Я ему не разрешил.

      Но оказалось, что мы рано стали радоваться. Я наблюдаю в перископ за местностью и вижу: от станции Тингута в нашем направлении идёт тягач. Я точно вижу, что это гусеничный тягач, гусеницы блестят на солнце.  Ну, думаю, тягач это нам не страшно. Когда он подошёл к нам метров 700, тягач развернулся. Оказалось, что к тягачу была прицеплена пушка. Я вижу, как с этого тягача сбрасывают ящики с боеприпасами, а "прислуга" начинает разворачивать пушку и закреплять её.  Я вижу такое дело. Федорчуку дал команду.
      Заряжающему:   Женя, осколочным.
      В самый последний момент я уже видел, как их пушка, с довольно-таки длинным стволом, начинала поворачиваться в нашем направлении. И в это время Федорчук открыл огонь. Первый выстрел - перелёт, второй выстрел - то же самое, а третий - попал в пушку.  Ствол пушки встал как зенитное орудие. "Прислуга" вся была убита, конечно. По тягачу мы сделали один выстрел, но не попали. Он быстро скрылся, о чем мы, конечно, сожалели.
      Вот такой бой был в районе станции Тингута.



                                       http://s019.radikal.ru/i616/1705/74/3cd7cc64c45d.jpg

                                 Разбитый немецкий танк у станции Тингута. Фото с немецкого аукциона.

      Вот за этот бой и за ранее проведённые бои мне было присвоено звание "Герой Советского Союза". Механик-водитель С. Колчанов, артиллерист И. Федорчук и радист Е. Михайлов награждены орденом "Ленина".  У меня и раньше были большие бои. Был бой, когда наш экипаж уничтожил 4 танка.
      Вот, всегда задают вопрос:
      - А сколько танков Вы вообще подбили?
      Вы знаете, очень трудно сказать!
      А вот здесь всё было совершено точно: 2 подбиты и 5 сожжены. Это всё на счету нашего экипажа.
      Вы представляете, когда идут батальоны и роты в бой, и, допустим, появилось несколько танков противника, то мы стреляем по какому-то танку уже не согласовано, и подбитый танк за каждым экипажем не засчитывается, он считается подбитым в групповом бою. Вот почему для нашего экипажа было очень ценно, что все эти машины были на нашем счету.
      Всего в этом бою было 25 немецких машин. В наградном листе написано, что было 30 танков, но я точно знаю, что их было 25. Ну, этого было вполне достаточно…
      После этого боя нам разрешили отдохнуть, потому что мы плохо слышали. Было ещё, конечно, очень сильное психологическое напряжение и нам потребовался отдых…»

                                                Экипаж танка лейтенанта Павлова :

             КОЛОЧАНОВ Семен Антонович

              ФЕДОРЧУК Иван Васильевич

              МИХАЙЛОВ Николай Васильевич

                        Послевоенные воспоминания Павлова об членах экипажа своего танка :

       ,, Нашёл моего механика-водителя Колочанова Семёна, нашёл артиллериста Федорчука.  У меня с Прядко была очень большая переписка.  Когда он сообщил мне, что нашёл Колочанова и дал его адрес (это поселок Медвежий Устюг в Приморье), я немедленно написал Колочанову письмо.
      Он мне отвечает:
      - О, здравствуй, Серега с Малой Бронной! Прости меня, но я пишу под хмельком. Но как ты, дорогой, смог меня найти?
      В общем, прислал мне такое письмо. Завязалась у меня с ним переписка. Я его пригласил приехать в Москву.
      Пишу ему, а ответа на письма не получаю.
      Потом женщина из медпункта этого села сообщает, что Колочанов умер...
      И никто из этого села не знал, а он там работал на автомашине - вывозил лес, что он имеет столько наград... Потому что после Сталинградской битвы, он был выдвинут на должность зампотеха роты (был механиком-водителем, потом ему присвоили звание техника).
      Он имеет награды: орден Ленина, за бой под станцией Тингута, о котором я вам рассказывал, у него два ордена Красного Знамени, несколько орденов Красной Звезды, орден Отечественной войны I-й и II-й степени.
      Вы понимаете, какой был человек... Он сверхсрочник, водил все танки, в том числе немецкие, английские, американские. Жил один, у него не было семьи. И никто не знал, что он такой заслуженный... Его награды были переданы в Приморье в ветеранскую организацию.
      Вот такая история с механиком-водителем. Федорчук умер.»

Полностью воспоминания танкиста 133 ТБР, героя СССР  Павлова приведены на сайте : http://www.clubistok.ru/contents.php?id=118

      В это же время в составе 133 ТБр вел бои  еще один командир танка «КВ»,  будущий Герой СССР, младший лейтенант Савельев.  Он погибнет  в бою 18 марта 1943 года, под Севском.

                                                   http://s019.radikal.ru/i625/1705/37/efb58aea60d5.jpg

                                                   Младший лейтенант Савельев Константин Иванович.


                                     http://s11.radikal.ru/i183/1705/a7/f5196a92741e.jpg

                                      ( Фото находится в музее - панораме "Сталинградская битва")

Отредактировано Александр Д (23.05.2017 23:21:57)

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Продолжение описания боев 25 августа.

                                        ИНФОРМАЦИЯ ЮВФ к 18.00 25.8.42  ШТАБ ЮВФ

« В 15.30 до 80 танков противника прорвали передний край обороны 1392 сп и прошли в направлении балка Терновая, Щетинин, потеряв часть танков на минных полях.
В это же время танко-пехотный десант противника из направления выс. 115.8, 98.3 в движении на выс. 111.4.
ПТО ведет огонь по танкам противника. Для контратаки выдвигается 6 тбр из района Ивановка.
НАЧШТАБА ЮВФ ГЕНЕРАЛ-МАЙОР ЗАХАРОВ      ВОЕНКОМ ПОЛКОВОЙ КОМИССАР ЛЕВЧЕНКО
НАЧАЛЬНИК ОПЕРОТДЕЛА : ПОЛКОВНИК ПРИХИДЬКО»

Из книги  австралийского писателя Джейсона Д. Марка  о боях немецкой 24 танковой дивизии  в Сталинграде «Всадник несущий смерть»   Описание  наступления  частями 24 ТД  у  Солянки и Щетинина :

                                                                 25 августа 1942

,, Командный пункт 24-й танковой дивизии переместился с высоты 115,7 в район высоты 118.0. С этой точки, генерал Хаунсшильд имел отличный вид на все свои подразделения. К 04.30  дивизия выступила из района подготовки, очень узко и глубоко развернутым эшелонированным порядком. Танковый полк пока сдерживался, и он выступит только после того, как 14-я танковая дивизия достигнет своей главной цели - высоты. Но пока создавалось впечатление,  что основная часть пехоты противника отошла назад.
Артиллерия и "Штуки" сделали все возможное, чтобы помочь гренадерам пробиться вперед, но, несмотря на  это, атака  медленно продвигалась с непропорционально высокими потерями. В 06.45  левое крыло панцергренадеров установило связь с правым крылом 14-я танковой дивизии.

Танки 36-го танкового полка 14 ТД 05.30  по-прежнему вели бой против Т-34 в вблизи отметки 107.4. И наступление  14-й танковой дивизии только лишь медленно сдвинулось вперед,   постоянно находясь под огнем в окружении вражеских танков с запада, особенно с 4 –м Армейским Корпусом стоящего далеко на юго-западе, и поэтому не смогла начать свою атаку одновременно.
   В 08.05  14-я танковая дивизия доложила в штаб 48 ТК:
"Тяжелый бой с вражескими танками на 107,4 - 115,8. Все танки Т- IV выбиты, все остальные, за исключением 5, подбиты.  24-я ТД перемещается, чтобы прикрыть западный фланг.  24-й танковой дивизии все же лучше продолжить движение дальше на север ". 
И в результате этого 24-й танковой дивизии пришлось продвигаться на север в одиночку.

   В 08.30  Кемпф позвонил майору  Менгсу и сказал, он хочет знать, что происходит с танками 24 ТД.
Менгес: "Танки все еще стоят на позициях"
Кемпф: "Создается впечатление, что 14-я танковая дивизия сейчас сильно атакована на западном фланге, и 24-я танковая  должна  в настоящее время продвигаться сама."
Менгс: "Стрелки залегли  перед 111,4."

  Генерал Кемпф подъехал в 14-ю танковую дивизию, и после разговора с командиром 14 ТД Геймом, решил, что 24-я ТД должны продвигаться вперед с танками. В этих условиях дивизия  плотно сосредоточившись со своими танками и стрелками, начала движение в сторону отметки 111,4.
В 09.40  майор Мэнгс  передал короткое сообщение в 48 ТК:
"Стрелки выступают заранее на 111,4,  танки будут наступать на Солянку. 14-я ТД разворачивается на запад, где нет танков, по-видимому, впереди 24-й танковой дивизии сильные силы противника ".

  В 10.15 генерал Кемпф, все еще находясь  в штабе 14-й танковой дивизии, отправил следующий доклад на командный пункте 48 ТК полковнику Фрибе  : "Очень трудные бои на левом фланге 14-й танковой дивизии. 24-я танковая по-видимому делает успехи ".
Через полчаса, отметка 111.4 была взята после тяжелого боя и при хорошей  поддержке с воздуха. В 11.00  Кемпф снова позвонил полковнику Фрибе: " Хорошее продвижение у 24-й ТД, плохое положение у 14-й танковой  - "Группа Шевен" встретила очень сильное сопротивление..."

Обер-лейтенант Диттмар, командир 6-го эскадрона 21-го полка, вспоминает о выходе из Дубового Оврага и наступлении на следующее утро 25 августа:
«В 01.00 мы снялись (После отдыха у  Дубового оврага, а затем еще почти 14 километрового моторизованного марша и подготовки.) для предстоящего большого наступления. 6-й эскадрон шел первым. 160 пленных, 15 тяжелых, 5 легких минометов, 17.5 см ружей, 5 станковых пулеметов и т.д. были захвачены. Потери 1 убитый, 11 ранено… «Штуки» и танки поддерживали нас...»

  Танки и стрелки 24-й танковой дивизии медленно продвигались  ближе к деревне Щетинин. В полдень саперы проделали 100 м широкий проход через глубокое минное поле к югу от этой деревни. Пройдя через этот свободный от мин участок, были взяты холмы к югу от деревни. После того, как  саперами был разминирован еще один участок  перед 7-м эскадроном  21-го танково-гренадерского - полка, унтер-офицер Вессели и его 1-й взвод отправился атаковать сильно укрепленную  траншею, лежащую перед ними.
   Эта траншея находилась примерно 2,5 км к югу от Солянки, туда же подошел танковый взвод его брата, обер-вахмистра Вессели из 5-го эскадрона  24-го полка. После краткого обсуждения, оба брата быстро пришли к взаимопониманию.  3 танка возглавили эту атаку на позиции противника, и атаковали этот гарнизоном с ручными гранатами и пулеметным огнем, так что гренадеры были только нужны, чтобы взять в плен выживших, с немногими собственными потерями. Меньше повезло соседнему 3-му взводу  лейтенанта Ганса Фризе. Он не захотел ждать поддержку танками, и был убит во время проникновения в траншею противника.
В 14.00 танки 24 ТД двинулись к северу вдоль прохода через очищенный от мин участок перед Щетининым, в то время как пехотинцы продвинулись в сторону недавно обнаруженных сильных укреплений с  ДОТ-ами.

   Тем временем, в 13.37 идущая правее боевая группа из 14-й танковой дивизии наступала  от 107,4 до 106,5. Большее количество позиций противника на местах были прорваны севернее высоты 111,4, несколько артиллерийских и противотанковых позиции были уничтожены. Но здесь узкий штурмовой клин группы 14 тд снова застрял, под сильным огнем по бокам с обеих сторон,   перед укрепленными позициями из бункерных и минных заграждений, а также под невиданным ранее  сильным артиллерийским и минометным огнем противника.
   Танковый клин начал атаку, и в 14.30 был около км к югу от Щетинина. Танково-гренадерская бригада следовала за ним. Сильный артиллерийский и минометный огонь по штурмовым группам, а также жестокое сопротивление в полевых укреплениях и оврагах, усиливало впечатление, что противник был полон решимости удерживать созданную оборонительную позицию вблизи Щетинина при любых обстоятельствах. Огонь тяжелой русской артиллерии  по-прежнему был очень сильным.

    В 14.10 генерал Хауншильд  сообщил полковнику Фрибе: "Прохождение через минное поле 100-150 метров в ширину. Также сильный вражеский артиллерийский и минометный огонь, он кажется хочет, удержаться там, поэтому наступление продвигается медленно, с 14 ТД ситуация пока  не ясна. 260 пленных. Положение дивизии в районе 115.8 – 120.2 – 107.4. Некоторые подразделения 106.5. Танковый полк имеет всего 13 танков. Один русский танк поражен 10 раз без успеха, 3 подбито, 2 других подожжены…"
  Вскоре после того, как генерал Хаунсшильд послал это сообщение, количество пленных, взятых 24 ТД увеличилось до 350. Они были из 422-й и 36-й * стрелковых дивизий. Гренадеры были поражены, обнаружив, что некоторые из вражеских отрядов, оборонявшихся здесь носили униформу Первой мировой войны.

(* Очевидно это 36-я гвардейская стрелковая дивизия. Однако в  боевых сводках 36 гв. сд указано, что в эти дни дивизия боев  не вела, а начала сосредотачиваться и занимать оборону у сел Ивановки и Наримана. В ОБД Мемориал так же в потерях только несколько человек. В тоже время в донесении 57 Армии упоминается смена у Солянки 106 гв. сп этой дивизии)

  Атака была прекращена в 17.00  перед хорошо построенной линией укреплений к югу от Солянки. Мощный оборонительный пояс состоял из сплошных минных полей, хорошо спрятанных здесь  противотанковых пушек и пулеметов, и все это было прикрыто очень сильным огнем вражеской артиллерии. Генерал Хаунсшильд в 17.05 сообщил об этом по телефону Кемпфу , заявив, что атака была остановлена, потому что пехотинцы попали под сильный огонь артиллерии, минометов и "Сталинских органов". Вражеская артиллерия находилась далеко позади, но её огонь был очень сильным.  В это же время 12 вражеских танков атаковали 24 ТД из Солянки.

                                                          http://s015.radikal.ru/i330/1705/dd/aad33a763478.jpg

  Генерал Кемпф говоря с Готом в 17.50  сообщил ему о весьма сложных и тяжелых боях 48 ТК: "Четыре русских танка и многие из наших собственных уничтожены, их танки упорно стоят на позициях с хорошим обзором, и могут обойти нас с запада ... Несмотря на многочисленные поражения, они не отошли. Я приказал 24-й танковой дивизии, что она должна продвигаться, несмотря на положение 14-й танковой дивизии. Тяжелые бои вокруг 111,4. Прорыв удался только при поддержке авиации. Очищено минное поле в ширину 150 метров южнее Щетинина.  Танки прошли через него и достигли Щетинина.

Предварительное сообщение 24 ТД: " Солянка достигнута, положение пехоты следующее: залегла в районе холма, немного правее у 84,5 полугусеничный батальон (на БТР), дивизия была атакована в это же время тяжелыми танками, которые пришли из Сарепты  к Солянке*.
  Очень мощный артиллерийский огонь из района Тундутово с севера и с востока. Поступило сообщение, что очень тяжелые потери - числом около 200-250 человек. Дивизия имеет  имеет только 13 танков ... 24 ТД понесла очень высокие потерях в людях и технике. Прежде всего, 24-я ТД понесла потери при обстрелах артиллерии с трех сторон "
Гот: ,, Я не хочу, чтобы вы продвинулись на запад слишком быстро".

Кемпф: ". Начало продвижения примерно около точки 115,8. Сильный огонь с флангов также следует ожидать. Дивизия очень быстро понесет потери. 29-я  пехотная не может продвинуться юго-восточнее.

*Атака переброшенной сюда из - под Ивановки 6 Тбр Хопко.

  Атака немецкой 24-й  танковой дивизии, несмотря на ожесточенные бои в этом районе  довольно скупо описана в боевом журнале 422-й стрелковой дивизии Морозова. Как из него следует основной удар немцев принял только 1392-й стрелковый полк ( в бою участвовало только 2 батальона: 1 и 2-й) :

  ,, Части дивизии занимают оборону без изменений. 1, 2/ 1392 СП занимает оборону западные скаты высоты 118.0, южные скаты 107.4, высота 115.8.
25 августа противник в 6.00 на участке двух батальонов 1392 СП начал наступление танками в количестве 67 штук * и до двух батальонов мотопехоты и к 8.00 пройдя по боевым порядкам 2 батальона 1392 СП и по северным скатам высоты 118.0 через балка Песчаная вышли на северные скаты высоты 107.4.
Второй группой 17 танков из балки Сухая прошел по боевым порядкам 1-го батальона 1392 СП, был встречен бронебойщиками. В результате 6 танков подожжены, остальные отошли Балка Сухая, пехота от танков отрезана и прижата к земле. Группа танков 50 штук подошла к балке Терновая, стремятся прорваться в направлении Солянка. Авиация противника проявляет исключительную активность.
В течение  дня подбито и сожжено 10 танков противника..."

*В 24 ТД на 24 августа находилось всего 85 танков всех типов. Так же дивизии накануне из 29 пд (мот) был передан 243 дивизион штурмовых орудий, количество бронетехники неизвестно.

                                      Продолжение книги Джейсона Д. Марка :

  «Вплоть до 26-го августа, общие потери 21 танково-гренадерского полка  составили 36,4%, а 26 танково-гренадерского полка  до 28%.
С наступлением темноты, полки прекратили свои атаки и встали в оборону фронтом на восток и север. В центре был 21 танково-гренадерский полк, загибаясь влево, фронтом на запад был 2-й батальон 26 полка, далее правее был 1-й батальон 26 –го полка.
  В этот день основные усилия атак 24-я танковой дивизии действительно привели к продвижению вперед на север, но впоследствии они были остановлены из-за флангового огня противника.
Но это продвижение 24 ТД дало бы возможность, после перегруппировки, наконец взять Дубовый Овраг, и после этого и Большие Чапурники. И генерал Кемпф и его начальник штаба полковник Фрибе считали это решение вполне благоприятным. Однако, по мнению командира 24 ТД генерал-майора Хаунсшильда, дальнейшее наступление здесь с имеющимися силами было бы возможно только при самых тяжелых потерях.
  Генерал-полковник Гот был склонен согласиться с мнением Хаунсшильда. Большие потери среди своих подразделений и упорная русская оборона побудили его переосмыслить свою тактику. Этот холодный стратег отказался продолжать это наступление, и поэтому он приказал: ,, Атаки должны быть остановлены". В своем командном пункте в Плодовитое, Гот смотря на свою карту, исчерченную расположениями своих войск и сил противника искал разгадку к его следующему шагу.

  Два часа тому назад Гот посетил генерал Кемпфа на его командном пункте, и встретился с ним, чтобы увидеть генерала Хауншильда, где он выслушал доклад о положении 24-й танковой дивизии. Далее он посетил генерал-майора Гейма у железнодорожного вокзала Тингута. В одном из глубоко размытых оврагов, Гейм объяснил  сложную ситуацию с  танками 14 ТД. Здесь тоже, они не могли продвинуться дальше.

  "Мы должны подойти к этому делу совершенно по-другому, Фангор*," рассуждал Гот. "Мы истекаем кровью  перед этими "проклятыми холмами", это совершенно не поле боя для бронетанковых частей. Мы должны перегруппироваться и атаковать в совершенно другом месте, далеко отсюда. Смотрите сюда..."


                                    http://s03.radikal.ru/i176/1705/51/547c1a64592a.jpg
                                 ( На подступах к Сталинграду. Конец лета -начало осени 1942г)

    Но сам Фангор не был полностью доволен планом Гота, потому что они снова теряли время на перегруппировку. Перемещение частей будет потреблять много топлива, а лишнего топлива просто не было. А также наконец, эти "проклятые холмы" должны быть все равно захвачены, так или иначе, потому что они держали всю южную часть города и подходы к нему - один и тот же аргумент, поднятый генералом Кемпфом против перегруппировки.  Однако, в конце концов, как Фангор, так и  Кемпф были убеждены их главнокомандующим.

*Начальник штаба 4 ТА.

Гот сразу же позвонил в штаб "Группы Армий Б" и полчаса говорил с фельдмаршалом Максимилианом Вейхсом,  и последний наконец дал свое согласие.

  В 20.15  Кемпф же сделал запрос по телефону в штаб армии: сможет ли 48 ТК вести дальнейшее наступление с помощью с 94-й пехотной дивизии, так как по мнению корпуса, собранные силы, даже если бы 94-я пехотная была бы передана, были слишком малы. Кемпф предложил следующее:  48 ТК останется в своем нынешнем районе, а 4 Армейский Корпус Шведлера захватит район слева, атакуя в то же время.
  Гот затем выдвинул свое предложение Кемпфу: " Мое предложение: 48 ТК перемещается в район где находятся румыны, и уже оттуда ударит на север, 4-й Армейский Корпус заменит нас, но потребуется много времени для основной перегруппировки ".
Кемпф: "Подчинение 94-й пехотной дивизии также не приведет к успеху, потому что впереди очень маленький участок."
Гот : "Корпус пока будет удерживать захваченную местность."

                                                    http://s013.radikal.ru/i324/1705/0a/d5ef024bced2.jpg

                                                    Место и направление нового наступления немецкого 48 ТК

     В соответствии с приказом по 4 ТА, в 20.55  от  полковника Фрибе 24-я ТД получила следующие задачи на 26 августа :
"Задачи на завтра: закрепиться на достигнутой линии и окопаться." Предварительный приказ от штаба 48 ТК вскоре пришел после этого, и подтвердил, что дивизия ночь с 27-го августа будет выведена на другой участок для новых задач,  для успешной атаки на Сталинград."



Таким образом решив, что в этом районе придется вести тяжелые бои, генерал Гот решает нанести неожиданный удар силами всего 48 ТК ( 14 тд, 29 пд (мот.) и 24 тд) с другого участка, и это был  самый слабый участок обороны 64-й Армии :   Капкинка -Тебектенерово. Этот удар в дальнейшем  и принесет успех немецкой 4 ТА.  64 –я армия Шумилова понеся большие потери отойдет за р. Червленная, что и вызовет довольно напряженную ситуацию в полосе обороны всего Юго-Восточного Фронта.

Но наверное здесь нужно заметить, что командование 64-й Армии неоднократно просило командование Юго Восточного Фронта  (Еременко) отвести свои части на новый участок обороны – оборонительный обвод «К» по р.Червленная, и тем самым возможно было бы изменить ситуацию и спасти личный состав 64 Армии от больших потерь. Все эти действия будут далее подробно рассмотрены с привлечением документов и воспоминаний участников этих трагических событий.

  Тем временем вечером 25 августа частям 48 ТК  было приказано разведать позиции Красной Армии для предстоящего наступления в районе Тебектенерово   - Капкинка - Парижская Коммуна, Этот район на данное время с немецкой стороны занимали части румынского 6 АК: 1-я, 4-я и  2-я пехотные дивизии  и 94-я немецкая пехотная дивизия.
Далее 94-я пехотная  по плану этого наступления снималась с этого участка, и была перемещена на позиции, которые занимал в данное время 48 ТК.


                                                               Донесения 48 ТК  25 августа:                       

   ,, В 21.05 командующий армии передал приказ командиру корпуса, согласно которому корпус должен собраться в районе Плодовитого и провести разведку для наступления на Зеты с участка румынского  6 А.K.

В 23.00 от армии поступил приказ 94 ПД, которая будет придана для замены, и должна сменить подразделения на достигнутой сегодня линии.

Корпус должен после замены собраться в районе «совхоз Приволжский — Ферма №3 — Ферма №2 совхоза «Плодовитое».
Для дальнейшего наступления танкового корпуса из района по обе стороны Тебектенерово сразу же была начата требуемая разведка при высшей степени маскировки.»

Отредактировано Александр Д (23.05.2017 23:59:22)

8

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Давайте обсудим тему хутора Елхи.Начитавшись и наслушавшись какое это культовое место,какие бои там шли и т.п,сьездил на место и был крайне разочарован.На месте не нашел никаких признаков  что там был хутор.Вообще ни-че -го.Поле,заросшее степной травой ,лесополоса рядом.Ни артефактов,ни фига ничего.Вот проехал до хут. Ягодного,там все как должно быть,лекго нашел и расположение хутора и сады-огороды и пруд.А вот эти дурацкие Елхи.Кто что прояснит?

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Magnus пишет:

Поле,заросшее степной травой ,лесополоса рядом.

На разных картах, наложенных на спутниковую съемку он или на поле или на территории лесополосы.
Запахали видать.

10

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Да,лесополоса,разделяющаяя заросшее и пшеничное поля,там в прогале трехопорная опора ЛЭП как ориентир.Ну запахали,и что?Следы то должны оставаться на земле.Вон Питомник на Поле Чудес запахан,но на пашне полным полно артефактов,говорящих,что здесь был хутор.Проехал чуть дальше на северо-запад к бывшему пруду в балке Елхи,там кусок противотанкового рва,уходящего в заросшее поле.Со спутника хорошо видно продолжение рва по полю.Несколько ям,блиндажей по склону балки и собственно все.Также доставляет неудобство,что вплотную к хутору проходит шоссе ,идущее на выс 128,2 (тоже интересное место) и если там копать,то ты как на ладоне виден.

Отредактировано Magnus (28.05.2017 12:07:17)

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Хутор вроде маленький был - домом 10-15 всего.
Вдоль железки на Ингу, по запашке, в 80-х запомнилось было полно хвостов от немецких мин( было пару неразорвавшихся) , и просто огромное количество подметок от ботинок наших бойцов, попадались и останки. Были и фрагменты немецких касок -видимо в этом месте 29-я и прорывалась к Отраде в сентябре.

12

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Александр Д пишет:

было полно хвостов от немецких мин

В Горной поляне еще в конце 80х при бороновании, за смену набиралось килограмм 10-15 "подарков" (складывал в железный ящик на сцепке).

13

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

я бы не согласился, что Елхи очень культовое место... просто на слуху, и линия фронта проходила через этот хутор.

То, что артефактов мало, так копано там очень и очень сильно, 2000-е года там практически постоянно вахты стояли, плюс парни из кировского и советского района постоянно там рыли ещё с 80-х. Александр Д правильно написал, хутор был небольшим... грубо несколько сараев и те разобрали на устройство блиндажей.

Осенняя линия проходила южнее, на свежих космоснимках хорошо видно, как её года два -три назад плотно высадили.

Так то да, немецкий настрел попадается и у карьера, что у дач, следы осеннего продвижения немце, но кроме наших бойцов в ямах можно сказать пусто.

14

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Sebastien пишет:

плюс парни из кировского и советского района постоянно там рыли ещё с 80-х.

Рыли и в 70е  и в 60е. Летом однодневные походы с лопатой были чуть ли не обязательным занятием в каникулы.

Отредактировано Водяной (29.05.2017 19:12:20)

15

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

В мемуарах описывают 18 изб в х.Елхи.Также там описывают,что в сентябре хутор несколько раз переходил из рук в руки и после одного из таких освобождений красноармейцы нашли единственный колодец в хуторе,доверху забитый пленными красноармейцами,среди которых была вроде бы одна женщина.Причем некоторые были еще живые.Якобы после битвы в хутор вернулись люди,но так и не смогли восстановить этот колодец,так как вода оказалась отравленной трупным ядом и поэтому хутор пришлось бросить.Насколько верить мемуарам,это уже другой вопрос.Осенняя линия обороны проходила от Купоросного через Лысую гору далее через Три Кургана далее на Елхи,у Елхов заворачивала на юг к выс 128,2.Когда в ходе контрнаступления 20 ноября румыны просрали за день ключевую высоту 128,2,линия фронта от Елхов развернулась на запад параллельно балке Елхи,но сам поселок контролировали гитлеровцы.Их удалось выбить оттуда только в ходе операции по ликвидации окруженной группировки 10 января,когда немцы были уже небоеспособны.

Отредактировано Magnus (29.05.2017 19:27:07)

16

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Спасибо за интересный материал, давно хотел почитать про родные места.

На счет Елхов Вы не правы, Вы видимо не там ищите. Поле полностью все в черепках и бытовых принадлежностях. Немецкие блиндажи вдоль трассы почти все вынесены, но жирок бывает проскакивает.

17

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Вы какое поле имеете ввиду?По состоянию на сейчас.Засеянное пшеницей или через лесополосу заброшенное?

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

26 августа 1942 г.

         Как видно из  приведенной ниже выдержки из   ЖБД 48 ТК, участок выделенный для предстоящего немецкого наступления был очень мал – примерно 6-8 километров, и на этом участке нужно было провести силы около 3-х дивизий: 24 ТД, 14 ТД и часть 29 ПД (мот). Но в целом немцы применили свой испытанный прием: скрытое быстрое сосредоточение 3-4 подвижных  дивизий на узком участке, перед более слабым противником, и затем неожиданный удар.

                           Главный фронт наступления 4ТА  был выбран, это  Тебектенерово – Капкинка.

                                                                  Донесение 48 ТК

  «Отправленный на рекогносцировку для предстоящего наступления Ia корпуса сообщил, что наступление возможно западнее Тебектенерово на точку 164,0. Балка Задняя Мышкова непроходима.
Наступление возможно только между этой балкой и Тебектенерово.
Для улучшения своих позиций у Тебектенерово 6 -й Румынский АК должен 27.8. провести наступление, которое будет поддерживаться сильными частями VIII Воздушного Корпуса.»


                           ИНФОРМАЦИЯ ЮВФ НА 15.30 26.8.42  ШТАБ ЮГО-ВОСТ.ФРОНТА
«64 АРМИЯ: Перед правым крылом до Ивановка противника нет. В центре от  Ивановка * до Абганерово Армейский Корпус румын в составе 1, 2, 4 пд и 20 пд. Справа от Абганерово противник не активен.
У совхоза им. Юркина – 94 пд. Северней разъезда 74 клм. 371 пд. Разъезд и северней Тингута – 297 пд. Правее 29 пд, 14 и 24 тд.»
(*В этом районе боевых действий 64 А находилось два населенных пункта Ивановка. Один  был расположен у р. Мышкова, второй за р. Червленная.)

Разведка Красной Армии  точно определила нумерацию частей противника  и их расположение в этом районе. Но немцы пока продолжали атаки в районе ст. Тундутово, одновременно перебрасывая основные силы к Васильевке и Тебектенерово. В донесениях 57 Армии и Юго-Восточного фронта упоминаются атаки немцев на прежнем участке -  это была видимость присутствия здесь танковых частей. И действительно, в дальнейшем основном вся перегруппировка 48 ТК осталась незамеченной.

                                                Из оперсводки ЮВФ 26 августа:
« Наблюдением установлено в 14.30 из района балки Песчаная в направлении выс. 118.0 движение до 70 танков противника, так же движение автомашин из балка Кузнецова в направлении выс. 115.7
422 сд – отрядом в составе Винницкого ПУ, ротой автоматчиков, истребительного отряда и роты танков вела упорные бой с прорвавшимся в район Подсобное Хозяйство ротой автоматчиков. Противник понеся большие потери отброшен на северные скаты высоты 111.4 –подбито 6 танков, из них два горят.»


                                        Донесение 48 ТК     27 августа :
  « В 10.00 командирам дивизий было приказано явиться к западному выезду из Абганерово. Командир корпуса поехал вместе с ними первоначально до дивизионного командного пункта 2 -й Румынской дивизии у стрелочного перевода 6 км юго-восточнее станции Абганерово, где командиры встретились с командиром VI Рум. Корпуса  и дивизионным командиром 20-й Рум.дивизии.

  После доклада штаба 48 ТК о положении и проведенной оперативной, артиллерийской и инженерной разведки, наступление между балкой Задняя Мышкова и Тебектенерово кажется целесообразным. Участок все таки слишком маленький, чтобы пропустить около 3 дивизий, и обеспечить быстрое продвижение вперед после успешной атаки на первые неприятельские позиции.
Местность западнее Тебектенерово, несмотря на участок ручья, проходима для наступления. Так как разделение корпуса кажется нецелесообразным, а наступление на участке западнее Тебектенерово, в соответствии с местностью, лишь незначительно менее выгодно, и участок достаточно широк для трех дивизий, наступление было решено проводить на этой полосе.
  Неприятельские позиции повсюду слабо заняты, без противотанковых пушек, мало артиллерии, основное центр обороны неприятеля находится у Фермы №1 и Молокоприемного пункта совхоза «Юркина».

Вслед за этим командиры выехали к точке 124,0, чтобы произвести рекогносцировку исходных позиций. По причине хорошего обзора, открывающегося неприятелю с высоты северо-восточнее Васильевки на исходные позиции, выясняется, что занятие исходных позиций должно происходить ночью, чтобы предупредить неприятельский огонь.

У 29-й ПД (мот) идет полным ходом перемещение частей не задействованных  для прикрытия восточного фланга. Таким же образом в предписанные районы перемещаются 14-я и 24-я ТД.

В 18.00 29 ПД (мот), исключая усиленный мотоциклетный батальон К.29 и 15 ПП прибыла в район сосредоточения. 14-я и 24 -я ТД также прибыли в районы сосредоточения.
Вслед за рекогносцировкой командир корпуса по телефону ознакомил командующего армией с результатами совещания и рекогносцировки на местности. Одновременно командир корпуса указал на то, что мероприятиями армии хождение русских гражданских лиц от деревни к деревне с целью шпионажа должно быть пресечено.»

ОБСТАНОВКА В РАЙОНЕ ТЕБЕКТЕНЕРОВО – КАПКИНКА - ВАСИЛЬЕВКА ПЕРЕД НЕМЕЦКИМ НАСТУПЛЕНИЕМ 29 августа 1942 г.

  К сожалению о боях в этом районе нигде не пишется, вероятно потому, что противником наших частей были в основном румыны. Однако именно румынские части постоянно вели бои на этом направлении и захватили вначале Васильевку, а затем и часть Капкинки. 94-я немецкая пехотная дивизия в это время находилась в районе Тебектенерово.


В середине августа 1942 на правом фланге 64 А в районе Тебектенерово - Васильевка, в районе предстоящего немецкого наступления действовали немецкая 94-я пд и части 6-го румынского корпуса : 1-я 2-я  и 4-я пехотные дивизии. 20-я пехотная румынская дивизия* пока не вела боевых действий и находилась на левом фланге, перед 66 –й морской стрелковой бригадой.

*В связи отсутствием достоверных источников факт расположения дивизии на этом месте пока находится под вопросом, но 20-я румынская пехотная дивизия находилась в этом районе.


                    С стороны 64 –й армии здесь вели бои:
154-я морская стрелковая бригада полковника Смирнова И. М, после 18 августа была перемещена на левый фланг 64 А.

Грозненский курсантский полк  под командованием полковника Сытникова В. Г., понес наиболее тяжелые потери в этих боях.

1-й Орджоникидзевский курсантский полк: командир училища полковник Лаврентьев И.Я.(погиб ранее). К началу немецкого наступления 29 августа курсантский полк был выведен в район Громославки и находился в резерве на участке 66 оморсбр, на самом правом фланге обороны 64 А.

3-й Орджоникидзевский курсантский полк  - командир полковник А С Кухаревич (ранен), на момент боев 22- 24 августа командиром полка был майор Чикваидзе Георгий Левонович,  с 25 августа  командиром училища был уже комиссар Перельман. Полк вел постоянные ожесточенные бои у Капкинки, в предыдущих боях понес большие потери.

Ниже приводятся воспоминания курсанта 3 –го Орджоникидзевского Военно –пехотного училища о боях с румынами у Капкинки Козлова Петра Ефимовича, из его книги "Сталинград. Воспоминание и осмысление." :

,, Глубокой ночью, после длительного марша, мы сосредоточились в степной балке в районе хут. Капкинка. Курсанты падали от усталости. Кто лежал, кто сидел. Раздали НЗ. Незаметно его съели. Ночь была душной, а утренней прохлады сталинградская степь тоже не дает. Передали решение: скоро в бой. Атака ожидалась с первыми лучами солнца. Для большей части курсантов это был первый бой. С одной стороны, хотелось проверить себя, свою смелость, узнать, как чувствует себя человек, идущий в атаку. С другой, все волновались — и курсанты, и командиры. Притихли. Молчали. Курили. Даже я, никогда не куривший, попросил Ваню Зонова: «Угости табачком». Он свернул цигарку, взял в рот. Затем достал кремень с фитилем и зубилом, выбил искру, зажег фитиль, а от него раскурил цигарку и сунул ее в мой рот. Сказал: «Желаю удачи». Я раза два затянулся, закашлял и передал другим. И ходила та последняя перед атакой цигарка из рук в руки, обжигая пальцы и губы.


                                                                        http://s011.radikal.ru/i317/1705/dd/a1b3c0733aa2.jpg

Наконец брызнул первый луч солнца. Наступило 13 августа. Ударила «катюша». Мы знали, что перед наступлением будет произведен залп. Там, где над горизонтом вспыхивали молнии вражеской батареи, взметнулся огненный вал, будто разверзлась земля и выплеснула из себя раскаленные комья. Но удар «катюши» был неточен, как потом стало известно. Она долбила пустое поле. Мины улетали куда-то дальше. В этом состояла вся подготовка к наступлению. Опять воцарилась тишина. В небе появились черные вороны — предвестники беды...
Взлетела ракета. Началось. Некоторые курсанты, стесняясь других, украдкой перекрестились. Я в бога не верил, но в эту минуту шептал про себя: «Господи, спаси меня ради мамы. Ей не пережить мою смерть, у нее больное сердце». Батальоны училища, в том числе и наш, пошли в наступление по южным скатам р. Мышкова на вые. 124.0., чтобы выбить с нее противника.
Наступали без какой-либо поддержки со стороны авиации, танков и артиллерии. Их не было у нас. Чуть позади подразделений шел, прихрамывая и опираясь на палочку, командир нашего 3-го батальона капитан Болдарян. «Туда, туда, — показывая рукой на высоту, торопил он курсантов, ротных и взводных. — Помните, на вас смотрит Родина». Рядом со мной шли яранские ребята — Н. Большаков, М. Нефедов, П. Смоленцев, В. Стариков, И. Курочкин, мединские — А. Кононов, П. Копанев, Н. Пестов, А. Колупаев, Сырчин, зуевские — Рогачев, Козлов, котельничанин Скурихин, Мочалов из Макарья и другие. Они шли пригнувшись, осторожно.
Когда поднялись на гребень высоты, увидели окопы противника, батарею и суетившуюся возле прислугу. Но и румыны заметили нас. Они вскоре пришли в себя и, повернув  орудия, открыли  огонь. Момент внезапности был утрачен…Пробегаю мимо упавших, надеясь на то, что идущие  позади окажут помощь тому, кто нуждается в ней, твердо зная, что главное сейчас — ворваться на высоту и захватить ее.
   Немало гитлеровцев сразил в этом бою нолинский паренек Иван Никулин. Перед боем он завладел снайперской винтовкой и теперь в ее оптический прибор быстро отыскивал цели и метко поражал их.
Ускоряем шаг, переходим на бег. Отдельные курсанты уже приближались к позициям противника, швыряли в них гранаты, с размаху бросались в окопы.
    Первым ворвался на позиции противника    и завязал    траншейный    бой 4-й взвод нашей 12-й (по училищу) роты, командиром которого был осетин лейтенант Анатолий Сидаков. Он и в училище был удивительным человеком. Бывший курсант его взвода Максим Басаев пишет о Сидакове: «Он настолько крепко сбит и ловок, что ему ничего не стоило одному поднять станковый пулемет и перенести на другую позицию. Обучая курсантов, взводный тигриными прыжками подбегал к пулемету и с поразительной быстротой заряжал его. Он сочетал в себе силу, решительность, упорство и доброту. Нам казалось, что лейтенант может делать все и ничто его не согнет. Он был нашим кумиром».

  Во взводе Сидакова были в основном кировские парни. Уже после войны бывшие курсанты его взвода Борис Кузьминых и Геннадий Лысов не раз говорили, что их взводный был очень смелым в бою. Нам с ним было не страшно и в атаке. Мы были готовы при любой опасности прикрыть его. Когда сходились с противником, лейтенант шел впереди взвода. Его большие глаза горели и казались еще больше. Он постоянно подбадривал нас. Таким же смелым и стойким в бою, по воспоминаниям курсанта Герасима Кондрашкина, был командир его роты, осетин по национальности, младший лейтенант Макеев.
На левом фланге наступающих была 4-я рота (командир — старший лейтенант П. Я. Подобный). В числе первых в этой роте ворвался в траншеи противника и выбил его из них лейтенант Анатолий Субботин с двумя отделениями своего 2-го взвода.
Увидев передовые цепи курсантов у траншей противника, я собираю в кулак все силы и волю, делаю новый бросок вперед, чтобы преодолеть завесу огня. До окопов румын 200—300 метров. Вижу, как некоторые ребята бегут с широко открытыми ртами, в последнем штурме кричат «Ура!», но я слышал только «а-а-а».
  Итак, до меня доносилось «а-а-а». Но я уже крикнуть не мог. Рядом разорвался тяжелый снаряд. Землю тряхнуло. Ударило жаром. Все вокруг исчезло. Я упал и поплыл, как в детском сновидении, в какую-то пустоту, неожиданно разверзшуюся под ногами...
Как сквозь вату услышал голос санинструктора Безрукова (забыл имя) — светлого, плотного паренька из Зуевки. Пристально глядя мне в глаза, он говорил: «Дорогой, ты меня слышишь? Ты слышишь?» Я хотел что-то ответить, но земля покачнулась, и я опять куда-то покатился в темноту. Инструктор исчез. Но, видимо, я тут же рванулся к жизни, потому что услышал его голос: «Теряет сознание».
Все видел как в тумане. Все слышал как сквозь вату. Санинструктор рассказывал об убитых ребятах из нашей роты, говорил, что некоторые из них, умирая, как дети кричали «Мама!». Я слушал санинструктора, но сказать не мог ничего, как ни пытался.


                                             http://s016.radikal.ru/i336/1705/86/24154ad401b3.jpg


  Подумал: «Как же я уцелел? Неужели есть бог?» Я просил его спасти меня ради мамы. А почему же тогда он не спас курсантов-земляков Сережу Кузнецова, Бориса Скочилова, Саньку Солоницына, Вальку Щаклеина, Витю Колчина, Алексея Шалаева, Николая Васенина, Аркадия Новоселова, лейтенантов Кирпоноса и Коняхина, многих других ребят? У них ведь тоже есть матери. Выходит, везение, судьба. А что такое судьба? Мысли ворочались трудно, медленно. Фамилии многих погибших не вспоминались, хотя знал их близко…
Григорий Тыщук (из города Яранска) перед боем говорил: «Ох, мама и плакать будет, если меня убьют». В бою его ранило в ногу. Двое товарищей подхватили его под руки и повели с поля боя. Невдалеке разорвалась мина, осколок попал курсанту в голову. В Яранск придет похоронка.

  Санинструктор ушел вперед, где продолжался бой. А я, поклонившись погибшим, с другим курсантом, раненным в плечо, пошел в санроту. На истоптанной курсантами хлебной ниве, разбросанные взрывами мин, срезанные автоматными очередями, лежали молодые ребята в пропитанных кровью защитного цвета гимнастерках. Все мертвые. Большинство — светловолосые. Это — вятские парни-северяне; они жили со светом добра на лицах и в душе, которая как зеркало отражает чистоту этого края. Рядом с ними — черноволосые южане — осетины, плечистые, крепкие. Они даже погибшими не потеряли мужской красоты. Не зная, что делать с убитыми, я только снял пилотку и поклонился им. Очень хотелось пить. Открыл фляжки убитых курсантов, но они были пусты. А теперь, вспоминая то изрытое снарядами поле, с лежащими на нем, как снопы, молодыми парнями, прихожу к мысли: вот писателям о ком надо писать книги-то...


                                                     http://s011.radikal.ru/i316/1705/cd/a896f0d15ba6.jpg

   Конец того дня я видел сквозь красный туман контузии. Знал лишь, что это был отчаянный контрудар силами одного полка. Курсанты выбили румын с высоты, захватили их окопы, но продержались на рубеже недолго. Противник, укрепившись, вскоре перешел к упорным контратакам. Несмотря на решимость держаться, курсанты не выдержали напора противника и 14 августа отошли на рубеж обороны севернее хут. Капкинка. В историческом формуляре полка отмечается, что «в боях за высоту 124.0 полк понес большие потери в личном составе»*.
  Выбыли из строя в том бою командир полка подполковник А. С. Кухаревич**, комбаты капитаны Д. 3. Аведьян и А. С. Болдарян (ранены), командир роты Мокеев (убит), выбыла большая часть ротных и взводных. Некоторые однополчане говорят, что полк потерял в тех боях одну треть своего состава.
Многое было непонятным. Многое трудно понять и сейчас. Веня Соловьев, бывший курсант, пишет: «Наступление было неподготовленным от начала до конца. Я задумываюсь, почему в наступление мы пошли утром, на виду противника, через открытую нейтральную зону в   1,5—2 километра?  Почему это расстояние мы прошли ночью, не придвинулись к самым траншеям противника, чтобы захватить их внезапно? Почему пошли в атаку, когда некоторые курсанты не имели оружия? Почему перед нами не была поставлена задача? Ее знали командиры, да и то все ли? В этом наступлении мы потеряли половину роты. Что это — просчет? Или хуже? "

  *ЦАМО СССР, ф. 60059, оп. 35121, д. 4, л. 2.


**     После излечения в госпитале в г. Саратове,    в декабре    1942 г., Кухаревич получив  звание  полковника,   был    назначен    начальником     Южно-Уральского  пулеметного  училища,  а  в марте   1944  г.  — начальником
Чкаловского пулеметного училища. Уволен в отставку в  1946 г. Умер в 1947 г.

На дату 21 июля 1942 г в 3-м Орджоникидзевском пехотном училище состояло 165 человек начального состава, 1737 человек мл.начсостава и рядового. На 1 сентября 1942г - всего 213 человек.

По данным журнала боевых действий 64 А потери училища до 15 августа составили : Убито 225 человек, ранено - 456 человек, пропало без вести - 816 человек. Всего - 1 497 человек.

Отредактировано Александр Д (31.05.2017 13:33:12)

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Постоянно вели бои в районе Капкинка - Васильевка  и части 118-го Укрепленного Района, под командованием коменданта УРа полковника  ЯЦУН Андрея Глебовича : 172-й, 61-й и 28-й ОПАБ*, рота 145-го ОПАБ. Остальные батальоны 118 УРа занимали оборону за р. Червленная.

С 23 августа в районе Парижская Коммуна – Васильевка вступил в бой и 716-й стрелковый полк 157-й  стрелковой дивизии Куропатенко. Собственно это был не полк по своему составу, а половина батальона.  157-я стрелковая ранее понесла большие потери 2-3 августа в окружении, и её остатки были выведены в район Громославки.

  Особенно тяжелые бои в этом районе были 23-25 августа, когда румыны начали наступление силами двух дивизий на Васильевку. В результате этой атаки были окружены и понесли большие потери 61-й артпульбат 118 УРа и рота Грозненского училища. В результате проведенной контратаки 716 сп 157 сд (который был сразу переброшен в этот район) удалось частично вернуть утраченные позиции, но Васильевку вернуть так и не удалось.

*ОПАБ – Отдельный Пулеметно – Артиллерийский Батальон.

                                                         http://s019.radikal.ru/i617/1705/8f/772852cf6120.jpg

          ПОЛОЖЕНИЕ СТОРОН В РАЙОНЕ ТЕБЕКТЕНЕРОВО - ВАСИЛЬЕВКА НА 25.08.42. ФРАГМЕНТ КАРТЫ ЮВФ (ПОРТАЛ " ПАМЯТЬ НАРОДА").

                                                    Из боевого донесения 118 УР 23.08.42 г. :

,,  61 ОПАБ совместно с батальоном Грозненского пехотного училища в течение 23.08. вели бои в районе ПАРИЖСКАЯ КОММУНА, ВАСИЛЬЕВКА, КАПКИНКА. В результате боя противник силой до батальона в 14.00 23.8. занял ВАСИЛЬЕВКУ и продолжает движение на КАПКИНКУ с запада."

   Румынские источники так сообщают об этой атаке на Васильевку (Информация с румынского сайта):

,, 1-я дивизия была более успешной в Васильевке. Деревня была сильно укреплена и защищалась отдельным батальоном и курсантами военной школы, ворвавшись в этот район 85-го пехотный полк был прижат к земле тяжелым пулеметным огнем, но после того, как артиллерия уничтожила ДОТ-ы, в совместном действии с 5-м  полком и легким пехотным батальоном дивизии,  удалось взять Васильевку до 18.00 часов, 23 августа. 120 военнопленных было взято, но и румыны потеряли 13 убитых и 117 раненых..."

Грозненское пехотное училище под командованием полковника Сытникова В.  Г.  к началу немецкого наступления 29 августа понесло большие потери за две недели непрерывных боев за Капкинку и Васильевку, и в его боевых порядках пехоты вероятно находилось всего 100-150человек.

  ( В Грозненском военно- пехотном училище состояло  2230 чел. на 10.08.42 г.)

         Например по донесению 126 сд в 1-м батальоне Грозненского училища осталось всего 40 человек :

                  Из донесения 126 сд (без номера ) 17.25  26.08.42г.
,,1. Сосед справа 1 батальон Грозненского училища его численность 40 чел. занимает оп сев.вост. части КАПКИНКА.
Правее его 716 полк*  - численностью 100 чел. Фронт 2,5 км."
716 сп 157-й стрелковой дивизии

  О Грозненском пехотном училище и боях на южных подступах к г. Сталинград, рассказывает помощник комиссара по комсомолу первого батальона Грозненского отдельного стрелкового полка Пернацкий Иван Карлович.
  Иван Карлович видимо немного напутал с именами командиров, в ссылках приводится уточнения.  Из книги"ПЕРЕЛОМ"г. Волгоград 2000г.:

«Начальник училища полковник Павел Степанович Сытников*  стал командиром полка, комиссар училища полковой комиссар Горюнов Михаил Ильич стал комиссаром полка.
  В ночь с 10 на 11 июля 1942 года личный состав училища был поднят по тревоге, посажен в два железнодорожных эшелона и отправлен на Сталинградский фронт. Разгрузились и разместились в селах Большие и Малые Чапурники. Через два дня двинулись в сторону станции Абганерово. Полк находился в подчинении штаба фронта, а с 27 июля вошел в группу генерала В. И. Чуйкова. В эти дни противник прорвал оборону на участке Ивановка — Капкинское — Васильевка — Абганерово (по реке Мышкова). Полку поставили задачу: разгромить прорвавшегося врага на участке сел Капкино — Васильевка и перейти к активной обороне. Курсанты и командиры Грозненского полка стояли насмерть, выполнили приказ ценою своей жизни, все как один дрались до последнего вздоха. Они не отступили ни на шаг, все погибли на своих позициях, на своих огневых рубежах, на своих боевых постах. Свидетелями этого героического сражения являются немногие выжившие раненые в этом бою курсанты и документы военных архивов. Вот некоторые подробности этого боя.

    *СЫТНИКОВ ВАСИЛИЙ ГРИГОРЬЕВИЧ – пропал без вести 29-31 августа 1942 г. Точная дата и место гибели до сих пор неизвестны.

                                                                 http://s018.radikal.ru/i514/1705/90/44bacc670bf6.jpg

     Пернацкий И. К. :

«Наше наступление началось рано утром 20 августа без артиллерийской подготовки в направлении с. Капкино. Курсанты шли по ровному полю, по стерне скошенного хлеба. Враг молчал. Стояла зловещая тишина. Справа от меня с ручным пулеметом курсанты Александр Жилин, Николай Желковников, парторг роты Иван Васильев (будущий секретарь обкома, зам. министра культуры СССР), далее — командир роты Муквич, его заместитель Борис Волошин. Слева в цепи видны командиры рот Виноградов, Гуляев; командиры взводов Петр Кузнецов, Алексей Медведев; курсанты Николай Выговский*, Александр Асюнин. Они тащили свои «максимы».
  Примерно на полпути к селу враг обрушил на курсантов ураганный огонь пулеметов, шестиствольных минометов и артиллерии. Удара мы ждали, но такого плотного огня противника не предполагали. Много курсантов и командиров погибло в первые минуты, многие получили ранения. Курсанты залегли. В это время заместитель командира первой роты лейтенант Борис Волошин поднялся с пистолетом в руке, во весь голос закричал: «Вперед, за мной! Ура!» — и что есть силы побежал навстречу врагу. Все как один последовали за ним, и настолько стремительно, что снаряды и мины врага рвались позади наступающих. Село мы взяли, но Волошин погиб. Повел курсантов командир батальона майор Иван Васильевич Костин**. Бой закончился к вечеру разгромом врага. Батальоны полка задачу выполнили, ликвидировали прорыв и закрепились на позициях противника. В этом бою отличились курсант-пулеметчик Александр Жилин, комбат Костин, который много раз в самые трудные моменты боя лично поднимал батальон в атаку и шел впереди атакующих. "
           

* Виговский Николай Иванович – на дату июнь 2016 г. проживал в г. Пятигорск, написал книгу с воспоминаниями о своем боевом пути.

** Майор КОСТИН Александр Митрофанович, командир батальона Грозненского училища, попал в плен 30.09.1942 в районе г. Сталинград( ОБД "Мемориал").

      Воспоминания ВИГОВСКОГО Николая Ивановича, Грозненское военно –пехотное пехотное училище :

 « …И, вот, 19 марта 1942 года я, как и многие пятигорские юноши 1923 года рождения, оказался у  военкомата с повесткой в руках. На следующий день мы уже были в Грозненском военно-пехотном училище. Занимались по 16 часов. Через полгода каждый курсант должен был получить в подчинение 30 человек и повести их в бой.    Мы попали на фронт через три месяца подготовки. Когда в междуречье Дона и Волги под   Сталинградом  в июле 1942 года создалось тяжелое положение, на пополнение потрепанных боевых частей были направлены курсанты военных училищ, в том числе, Грозненского военно-пехотного.    Нам было по 18-20 лет, почти готовые офицеры, рвущиеся в бой… Немцы прозвали нас «красными юнкерами».
   12 июля мы, поднятые по тревоге, погрузились в железнодорожные вагоны и двинулись в путь. Проезжая Тихорецк, мы впервые увидели немецкие самолеты, а на ст.Котельниково попали под бомбежку, сами стали участниками боя, стали свидетелями первых жертв – убитых и раненых товарищей.

                                                 http://s013.radikal.ru/i324/1705/5c/8006febddd02.jpg
                                                          (Источник фото : сайт "Мой полк" г. Пятигорск.)

   Задача поставлена короткая: остановить наступление противника на  Сталинград  на рубеже по реке Мышкова (села Ивановка, Васильевка, Громославка, Капкинка). Короткий отдых прерван - вдруг поднялись фонтаны земли, заволокло гарью, дымом, стало трудно дышать. Когда все рассеялось, увидели наступающих немцев. Под прикрытием минометного огня они приближались к нашим окопам. Казалось, все будет разбито, уничтожено, подавлено. Мы подпустили немцев поближе и встретили их прицельным огнем. Падали уже немцы – убитые и раненные. Начался наш боевой счет. Не выдержав, немцы отступили. На лицах товарищей (Олег Драчук, Свицкий) появились улыбки – осознание того, что ты одержал победу и остался жив. Закуриваем, просыпая махорку, сворачивая папиросу дрожащими от напряжения руками. Наступила беспокойная ночь. Перед отбоем заменили воду в пулемете, набили ленты патронами, приготовились к следующему бою.
   Каждая атака  стоила немцам тоже больших потерь, мы их отбрасывали назад, а они  рвались к  Сталинграду . Им удалось вклиниться в оборону на левом фланге нашего полка в районе села Капкина. Для восстановления рубежа ночью туда перебросили наш первый батальон. Ясное утро превратилось в кошмарный ад. Дошло до рукопашной, немцы отступили. Без передышки команда: «Закрепиться! Окопаться глубже!» После боя к нашему расчету подбежал комбат Костин, поцеловал каждого и сказал: «Спасибо, сынки!»   Следующим утром появились самолеты и начали бомбить наши позиции. Одновременно обрушились снаряды, мины, кажется, не оставляя ни метра нетронутой земли. От этого грохота мы глохли, глаза слезились, слепли от гари и пыли. Пехота под прикрытием четырех танков пошла в наступление. Мы заставили немцев опять отступить. Тогда один из двух танков подбил курсант Слепышев из Ессентуков.
    В этом бою я был ранен в ногу. При переправе через Волгу наш пароход с ранеными, идущий под флагом Красного Креста, разбомбили. Многие погибли, а я после контузии очнулся в овраге – подобрали, как оказалось женщины, работающие на пристани.  Я попал в госпиталь в Энгельсе,  излечился и вернулся на фронт…»


Найдены воспоминания и фото бойца 118 УРа Иванова И. А., который был в бою 22 -23 августа  за Васильевку, и по ОБД "Мемориал" числится погибшим.


  ,, Уроженец с. Б. Алексеевка Карабулакского района Саратовской области Иван Александрович Иванов был призван в РККА 03 мая 1942 года Харабалинским РВК Сталинградской области. В первом же бою в августе 1942 года красноармеец Иванов попал в окружение и полгода провел в концлагере под Ростовом-на-Дону.
Информация из донесения начальника штаба майора Порфирьева о безвозвратных потерях 118 Укрепленного района 64 Армии:
«Красноармеец Иванов Иван Александрович 1923 г.р. пулеметчик пульвзвода 61 ОПАБ 118 УР представляется к награде орденом «Красной Звезды». Убит в бою 22.8.42 г. находясь в обороне, действуя в составе пулеметного взвода, отразил четыре атаки противника, пытавшегося прорваться вглубь нашей обороны.
В рукопашном бою, выполнив поставленную задачу, пал геройской смертью в борьбе за Родину».

Приказ войскам Сталинградского фронта от 18 октября 1942 года: «за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с немецкими захватчиками и проявленные при этом доблесть и мужество пулеметчик 61 Отдельного пулеметно-артиллерийского батальона 118 укрепрайона красноармеец Иванов Иван Александрович /убит/ награжден орденом Красного Знамени».

  Воспоминания пулеметчика 61-го отдельного пулеметно –артиллерийского батальона 118 УР Иванова И. А. участника боя за Васильевку 22 августа.:

«Мы пошли воевать с 22 августа 1942 года.. В пером же бою попали в окружение, а затем – плен…24 августа 1942 года нас привезли на ст.Котельниково Ростовской области, привели на окраину города к лагерям и оставили ночевать на улице. Все были без верхней одежды и обуви…
…Утром 25 августа всех загнали в сарай и еще сутки держали без еды и питья…на следующий день нам приготовили похлебку: в огромном котле в большом количестве воды сварили ведро немытого и неочищенного картофеля, затем все это растолкли, преобразуя в однородную массу, - впервые со дня пленения нам дали «еды»…


                                        http://s46.radikal.ru/i111/1705/2e/e9ab4808fdac.jpg

…После купания в реке нас построили и погнали…тех, кто не мог идти, оттаскивали в сторону от дороги и расстреливали… Вечером был привал, отдых и 500 гр. хлеба. А утром погнали дальше до Цимлянска-на –Дону. В Цимлянске нас разместили во временных лагерях. До сентября возили на работу в Ростов – мы переносили рельсы… Кормили один раз в сутки…одежду не выдавали…местные жители через проволочные заграждения кидали нам одежду, чтобы как-то помочь нам согреться…
… В первых числах сентября нас перевели в лагерь под Ростовом, а затем – в Каменск, где мы находились до освобождения города частями Красной Армии в январе 1943 года. После освобождения все бывшие военнопленные  русские солдаты явились в районный военный комиссариат и подали заявление о постановке на воинский учет».

Информация с сайта г.Харабали, Астраханской области.
Источник информации сайт : http://harabaly.ru/

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Большие потери в боях так же понесло и 1 - е Орджоникидзевское военно -пехотное училище.

  Вспоминает КОСИНСКИЙ  ФИЛИПП  САВЕЛЬЕВИЧ ( 1-е ОРДЖОНИКИДЗЕВСКОЕ ПЕХОТНОЕ УЧИЛИЩЕ)

,, Курсантскому полку было приказано прикрыть вместе с другими частями левый фланг армии. С этой целью он вышел в район Зимовской — Демкин в 8-12 км восточное Нижне-Чирской и занял оборону на левом берегу Дона. 20 июля полк получил задачу перейти к обороне вдоль реки Аксай южнее хутора Чаусовского, и по-прежнему прикрывать левый фланг армии.
Курсанты горели желанием как можно скорее вступить в схватку с ненавистным врагом. В течение суток полк организовывал оборону и сразу вступил в бой с превосходящими силами противника. Так состоялось боевое крещение курсантов. Так, в свои 16 лет я почуял запах пороха. Весь личный состав училища дрался самоотверженно, проявляя бесстрашие, мужество и героизм. Раненые до последней возможности оставались в боевых порядках и продолжали сражаться. Но противник беспрерывно продолжал атаки. В ожесточенных боях полк сумел удержать участок обороны, отразив в течение двух суток пять атак.
В этих боях проявили мужество и храбрость командиры рот Колесников, Гадзалов, курсанты Юрков, Базаров и многие другие. Однако были и значительные потери.

   Утром 1 августа снова разгорелся жестокий бой. Враг бросался в яростные атаки на боевые позиции, чтобы уничтожить курсантский полк и прорвать его оборону. Но все атаки были отбиты дружным метким огнем курсантских подразделений, артиллеристов и минометчиков. Полк, выйдя из боев в районе хутора Чаусовского, получил приказ отойти на новый рубеж в район хутора Шаблинского и занять оборону на берегу реки Мышковка. На всем нашем пути движения и днем и ночью, при освещении местности ракетами на парашютах, вражеская авиация бомбила нас, демонстрируя свое количественное превосходство. При взрыве авиабомбы погиб комиссар полка Г.Г. Бурдин и был смертельно ранен командир полка полковник И.Я. Лаврентьев.

                                                http://s019.radikal.ru/i634/1705/a4/b346b0f424e7.jpg
                                   
                                                             (Фото предоставлено А. Чунихиным.)

   В ОБД "Мемориал" найдено донесение о  месте гибели полковника Лаврентьева, возможно он погиб при немецкой бомбардировке центра г. Сталинград 23 августа в одном из госпиталей. Так же в ОБД указано и два места его захоронения: Громославка и Мамаев Курган. Но видимо точно место неизвестно.


                                     http://s009.radikal.ru/i307/1705/e4/60d0dd0cb5c0.jpg

             

  Косинский Ф. С. :
       ,,Полковник Лаврентьев посмертно был награжден орденом Ленина, комиссар Бурдин — орденом Красного Знамени. Командование полком принял полковник С.Г. Николаев, комиссаром полка стал старший политрук Сергеев. Прибыв в район хутора Шаблинского, часть заняла оборону. Во время короткой передышки были подведены итоги первых боев.  Курсанты, офицеры поклялись отомстить врагу за смерть командира и комиссара полка.
19 августа батальон полка, одна батарея и минрота были переброшены в совхоз «Парижская коммуна», где сходу контратаковала противника. Пришлось под сильным огнем противника наступать по ровной степи на господствующие высоты.
В ожесточенных схватках противник был частично уничтожен, а уцелевшие его подразделения выброшены с позиций. В этом бою многие курсанты и офицеры полка проявили подлинный героизм. Но и полк понес опять значительные потери: пали смертью храбрых офицеры Павлов, Степанов, политрук Попов, отдали свою жизнь за Родину воспитанники училища, командиры рот старшие лейтенанты Омельченко, Чернов и другие. Хоронили мы их в воронке, вырытой снарядом, и поклялись отомстить врагу за их смерть, поклялись насмерть стоять за родную землю…»

   После захвата румынами Васильевки, за Капкинку, перед немецким наступлением  29 августа продолжались постоянные ожесточенные позиционные бои, и каждая сторона старалась закрепиться на этом участке. Как и было приказано румынскому 6 Армейскому Корпусу, он должен был захватить плацдарм для улучшения позиций для предстоящего наступления.
В помощь 3-му Орджоникидзевскому училищу была передана и 3-я рота 145-го отдельного пулеметно-артиллерийского батальона 118 УР в составе 137 человек.
145 ОПАБ входил ранее в состав 118 УРа во время тяжелых летних боев 42 - го, но после этих боев в окружении и переформирования в Сталинграде в районе Верхней Ельшанки всего 118 Укрепленного Района*,  145 ОПАБ  был видимо не полностью сформирован. Как следует из приведенного ниже текста,  была собрана только одна рота из этого батальона, которая и вела бои у Капкинки.
(*  Далее все сведения о боях 118 -го Укрепленного Района взяты из «Боевого пути 118 УР» - портал «Память Народа» и боевых донесений этого укрепрайона)

                                             Из журнала боевых действий 118 УРа

                                                                       27.08.1942 г.
  « Согласно приказа командира Курсантского полка Орджоникидзевского училища 3 рота 145 ОПАБ и остатки 28 ОПАБ начали наступление в направлении восточной окраины Капкинка, для соединения с 4-й ротой 28 ОПАБ.
  К 4.30 после упорных боев рота продвинулась на 500-600 метров, и под сильным огнем противника окопалась, заняв рубеж обороны в 1.5 км северо-восточнее отметки 97.5. В течении нескольких часов рота храбро сражалась против превосходящих сил противника, бои доходили до рукопашных схваток. Рота удерживала занимаемый рубеж. В этом бою мужество и отвагу проявили особенно следующие товарищи : Лейтенант Нинков, мл.политрук Баширов /оба ранены/ и красноармеец Дмитриев - они уничтожили до 60 фашистов. Командир роты мл.лейтенант Горячкин, будучи дважды ранен, поля боя не оставил, а продолжал  руководить боем.
Рота  удерживает занимаемый рубеж. В бою потеряла 85 человек убитыми и ранеными, 1 станковый пулемет, 6 ручных пулеметов, 5 минометов и 12 ПТР…»

С правого фланга у Капкинки контратаки частей 118 укрепрайона поддерживало 3 –е Орджоникидзевское пехотное училище.

                  Но по донесению училища этот ночной бой происходил в другой обстановке :

           Боевое донесение. Штаб 3-го Орджоникидзевского Курсантского Полка. 27.08.42. 9.00. В лощине, что 4 км. сев.зап.             Тебектенерово. Карта 1: 100 000

«1. Ночью в период наступления подразделений полка с 28 ОПБ противник был отброшен на рубеж 600 - 800 мт. севернее р. Мышкова. С наступлением рассвета противник открыл ураганный пулеметно - автоматный, минометный и арт.огонь. Под прикрытием его, в направлении 3-й роты 145 ОПБ продвинулся опять вперед, на прежние позиции. 3-я рота имеет большие потери, и часть людей бежала, бросив оружие.   
В результате чего образовался разрыв между 4-й и 1-й ротой 28 ОПБ шириной около 3 км., который прикрывается 1 взводом 3 ОВПУ. Положение флангов 1-й и 4-й рот уточняется. 3-я рота 145 ОПБ была остановлена выброшенным ей в тыл взводом 3 ОВПУ, но часть людей без оружия просочилась через эту заставу. Рота приводится в порядок. Остальные роты закрепились на достигнутых рубежах. Сейчас ведется редкая минометно-пулеметная перестрелка.
Считаю необходимым найти подразделения и прикрыть создавшийся разрыв угрожающий флангам и тылу наших подразделений. Для прикрытия разрыва (3 км) у себя подразделений не имею. В районе отдельного домика в течение всего утра накапливается пехота и мин.бат. противника силою до 2-х батальонов. Прошу помочь огнем и боеприпасами и живой силой.
Командир и комиссар полка ст. бат. комиссар Перельман
Начальник штаба полка капитан Нелюбин*
( * НЕЛЮБИН Валентин Константинович,  при выходе из окружения 29.08.42 вывел училище и матчасть, награжден орденом "Красная Звезда", воевал далее, остался жив.
Личных данных ( имени и отчества) о комиссаре Перельмане не найдено, но из окружения 29-30.08.42 он вышел, т.к в дальнейших донесениях училища он упоминается -прим.)

          Днем 27 августа румынские части продолжали свои настойчивые атаки в районе Капкинки. В районе будущего наступления немецкая авиация начала наносить постоянные бомбовые удары. Румынская пехота 1-й и 4-й  пехотных дивизий под её прикрытием постоянно атаковали части 118 Ура и остатки Грозненского училища,  и с боем взяли Капкинку.

                           Из оперсводки № -040 к 22.00 27.8.42  Штаб Ю.В.Ф
«64 АРМИЯ: Авиация противника в течение всего дня группами в 30 – 50 самолетов беспрерывно бомбила боевые порядки частей на участке Капкинка, Тебектенерово.
В результате дневного боя группа противника после сильной бомбежки юго-западной половины Капкинка, последнюю заняла…»

                          Из оперсводки № 43 штаб 118 Укреп.района. БРАТСКИЙ к 3.00 28.8. 42г
« 1. Противник продолжает удерживать занятый им рубеж : ПАРИЖСКАЯ КОММУНА, ВАСИЛЬЕВКА, КАПКИНКА.
,, 2. В 16.00 27.8 противник силой до 2-х батальонов пехоты начал наступление на передний край 1-го батальона Грозненского училища в районе северо-восточная окраина КАПКИНКА, обходя его с обоих флангов.
В помощь батальону командир 61 ОПАБ выслал на стык 1 взвод со станковым пулеметом, бой продолжается.
В 14.00 и 17.00 27.8 большая группа самолетов противника (60-70) бомбила передний край 28 ОПАБ, при первом залете бомбы упали в расположение частей противника.
Начальник штаба 118 УР  майор Порфирьев"

                                                        http://s019.radikal.ru/i628/1705/4a/94b872e14a40.jpg

Как видно из приведенных выше боевых донесений и воспоминаний, бои в этом районе не прекращались ни на один день, находящиеся на этом участке части Красной Армии понесли большие потери в этих боях и каждая насчитывала всего по 200 -300 человек пехоты на передовой.
   Несмотря на это никакой помощи и подкрепления им не было предоставлено, все внимание было обращено на левый фланг 64 А, и стык с 57 А, так как постоянные немецкие атаки в этом районе, с применением большого количества бронетехники конечно вызывали тревогу у командования Юго – Восточного Фронта и 64 А, и видимо были обоснованные опасения прорыва немцев по этому направлению в южную часть Сталинграда.

Отредактировано Александр Д (31.05.2017 13:19:56)

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

ПОПЫТКИ ОТХОДА НА НОВЫЙ ОБОРОНИТЕЛЬНЫЙ РУБЕЖ ЧАСТЕЙ 62-й И 64-й АРМИЙ

  В связи немецкими наступлениями немецких 4 ТА Гота и 6 А Паулюса  командование 64-й и 62-й армий и ВПУ Юго-Восточного Фронта начало беспокоиться о положении на их фронтах,  и видя как начинает развивается ситуация в полосе обороны 62 армии,  64-й и 57-й армий начинает ставить вопрос командующему  Сталинградским и Юго –Восточным фронтами Еременко об отходе на новый рубеж.

Но в целом сложившуюся ситуацию с отводом 64 А даже с открытием документов портала «Память Народа» полностью прояснить пока не удалось. Почему затягивали с приказом отвода 64-й Армии Шумилова на новый оборонительный рубеж пока неясно. В ниже приведенных текстах переговоров штаба Юго - Восточного фронта и штаба 64 Армии будет показано как происходили обмены мнениями по этому поводу.

                  Особенно растянутый фронт ( как видно на схеме) находился в полосе обороны 64 Армии.

                                                                 http://s018.radikal.ru/i520/1706/a9/1c508fd3e056.jpg

И командование 64-й  опасаясь, что немцы ударив из района Солянки  в сторону Бекетовки и Сарепты, и далее выйдя к Волге отрежут её части, начало подготавливать план постепенного отхода армии на новый оборонительный рубеж. Каждой части на случай отхода был составлен маршрут  и место занятия нового участка обороны. Но пока эта информация до штабов частей не была доведена.

  Далее будет подробно показано из разных воспоминаний и документов как должен был быть произведен отвод 64-й Армии, который состоялся, но уже в другой обстановке.



    Из книги « Героическая Шестьдесят Четвертая» г.Волгоград, об участии 64 А в боях за г. Сталинград :

  «К исходу 27 августа противник уже вышел на участке 62-й армии на рубеж Малая Россошка — Карповка, к железной дороге Калач — Сталинград. Командарм М. С. Шумилов, видя драматическое развитие событий, обращается лично по «ВЧ» к командующему фронтом, но тот разрешения на отвод армии не дает и требует удерживать занимаемые рубежи.
Далее события развивались так. В середине дня начальник разведотдела армии докладывает командарму о том, что ночью противник перегруппировал силы, причем довольно крупные, в восточном направлении. Это было известно и начальнику штаба фронта генералу Г. Ф. Захарову. Ему докладывали, что к утру 28 августа самым опасным участком является район Васильевка — «Парижская коммуна» (оба пункта находятся рядом с Капкинским). Именно здесь и ожидается сильный удар противника.**

    Лишь к исходу 28 августа командующему 64-й армией стали поступать одно за другим запоздалые распоряжения.
командующего фронтом, причем характер они носили половинчатый и о занятии обороны по среднему обводу по реке Червленной в них не говорилось ни слова. 29 августа в 11.00, то есть когда лавина фашистских танков уже таранила оборону армии, поступило, наконец, боевое распоряжение*** которым предписывалось в ночь на 30 августа отвести правое крыло 64-й армии на промежуточный рубеж по реке Крепь и вывести две стрелковые дивизии— 29-ю и 204-ю — в резерв командарма. О рубеже по реке Червленной и на этот раз не было ни слова.****»

** Однако этот участок так и остался неприкрытым, несмотря на донесения о концентрации немецких частей разведкой 126 сд и других частей.  Далее будут приведет текст переговоров штаба 64 А с штабом Юго Восточного Фронта о ситуации в этом районе.
   Донесения самого штаба 64 А о концентрации немецкого 48 ТК не найдены. Есть лишь упоминания в переговорах с штабом ЮВФ о концентрации противника, но не более. То есть это направление как следует из текстов переговоров штаба 64 А и штаба ЮВФ не рассматривалось как направление главного удара немцев.
***Текст этого распоряжения будет приведен далее - прим.
**** Командование Юго-Восточного Фронта все же разрешило отвод 29 сд в район ЗЕТЫ 28 -29 августа. Но видимо о просьбе Шумилова дивизию оставили на месте, вывели первой 204 сд.

                  Воспоминания начальника штаба 64 А, Ласкина Ивана Андреевича :



                                                 http://s019.radikal.ru/i638/1706/42/95f3686eac8a.jpg

   ,, Всю сложность и опасность положения 64-й вместе с нами видел и заместитель командующего Юго-Восточным фронтом генерал-лейтенант Ф. И. Голиков. Он с небольшой группой офицеров фронта находился на вспомогательном пункте управления, координируя действия войск 64-й и 57-й армий. Перед вечером 26 августа, когда Военный совет 64-й обсуждал вопрос о том, как же дальше действовать нашей армии, Ф. И. Голиков принял самое живое участие в оценке складывающейся обстановки.
— Противник держит нас в самом невыгодном оперативном положении, — заключил генерал Ф. И. Голиков. — Надо лишить его условий, при которых он все еще вынашивает замысел окружения наших армий.


                                               http://s018.radikal.ru/i505/1706/74/8abb2af935f8.jpg


Командарм М. С. Шумилов был точно такого же мнения в оценке складывающейся обстановки.
    Поэтому было признано необходимым отвести войска армии на заранее подготовленный рубеж по реке Червленая. Тогда протяженность фронта обороны армии сокращалась  бы со 120 до 35–40 километров и был бы создан общий сплошной фронт обороны войск 62-й в 64-й армий по рекам Россошка и Червленая.
У командарма 64-й генерала М. С. Шумилова была связь с фронтом. Поэтому он и генерал Ф. И. Голиков звонили командующему фронтом, чтобы получить от него одобрение решения. Но в это время генерала А. И. Еременко не было на командном пункте. Тогда мне было поручено доложить начальнику штаба фронта генералу Г. Ф. Захарову обстановку и мнение Военного совета о дальнейших действиях армии. Перед вечером 26 августа я говорил по ВЧ с ним дважды, причем второй доклад делал в присутствии генералов М. С. Шумилова и Ф. И. Голикова. Содержание этого ответственного доклада забыть невозможно.

    Вот краткие его выводы:
«1. Противник, располагая перед Юго-Восточным фронтом большим превосходством в танковых силах, моторизованных войсках и авиации, может в короткий срок осуществить перегруппировку и начать новое наступление против 64-й армии. А резервы армии израсходованы. Создать их вновь за счет вывода соединений с оборонительного рубежа армии не представляется возможным, так как откроем фронт.
2. Фронт обороны соседней 62-й армии очень неустойчив. Ее войска продолжают отходить, все более открывая правый фланг и тыл 64-й армии. Обеспечить себя с севера против этой любой угрозы нам нечем.
3. Складывается обстановка, при которой 64-я армия может оказаться в критическом положении и не будет способна выполнить задачу по защите Сталинграда на юго-западном направлении. Поэтому Военный совет армии просит принять решение по создавшейся обстановке.
Содержание доклада исходит из оценки обстановки, которую определил Военный совет армии и генерал Голиков Ф. И.» ***

(*** Оригинал текста  этого доклада на портале «Подвиг Народа» не найден - прим.)

  Начальник штаба фронта Захаров с выводами доклада согласился и сказал, что обо всем этом доложит командующему фронтом по его прибытии на КП. Но в этот день ответа на свой доклад мы не получили.
  Понимая всю опасность обстановки и нависшую над армией угрозу, Военный совет армии, будучи уверенным, что приказ на отход армии непременно последует, поручил мне подготовить план отвода войск армии на рубеж по реке Червленая, не оглашая его перед работниками штаба армии. Заранее разработанный план позволил бы нам в более короткие сроки приступить к выполнению отвода войск после получения на это разрешения командующего фронтом. И он был нами подготовлен. В разработке плана принимали участие заместитель начальника оперативного отдела полковник П. М. Журавлев и начальник штаба артиллерии полковник А. Н. Янчинский. Командарм М. С. Шумилов и генерал Ф. И. Голиков очень внимательно рассмотрели его.
  По плану вначале отводились стрелковые соединения правого крыла армии — 66-я морская стрелковая бригада и 157-я стрелковая, поскольку они находились намного впереди других дивизий и их тылам в первую очередь грозил удар противника с севера. По достижении этими соединениями промежуточного рубежа начинали отходить 126-я и 29-я стрелковые дивизии и армейские артиллерийские части, находившиеся ближе к центру обороны. В третью ночь отход на рубеж реки Червленая должны были совершить все остальные силы армии.
         Что же касается организации обороны на новом рубеже, то суть ее выражена в следующих строках плана:
«В первой линии обороны по реке Червленая иметь четыре стрелковые дивизии, одну морскую стрелковую бригаду и 118-й укрепленный район в составе восьми отдельных пулеметно-артиллерийских батальонов.
В резерве армии — три стрелковые дивизии и одна морская стрелковая бригада.,,
  Однако этому плану не суждено было осуществиться. Командование фронта разрешения на отвод армии не дало. А противник к исходу 27 августа вышел на рубеж Малая Россошка, Карповка, к железной дороге Калач — Сталинград и навис над глубоким флангом и тылом нашей армии. Вечером этого дня командарм М. С. Шумилов в присутствии генерала Ф. И. Голикова снова докладывал по ВЧ командующему фронтом А. И. Еременко о серьезности обстановки. Он подчеркивал, что возникла опасность полного окружения армии, и поэтому считал необходимым своевременно отвести её с занимаемого рубежа на более выгодный.

  Генерал А. И. Еременко и на этот раз отводить армию не разрешил. Тогда Шумилов попросил разрешения переместить на промежуточный рубеж войска правого крыла 64-й, которые противник глубоко обошел с севера. Командующий не дал разрешения и на это, подчеркнув, что обстановка требует удерживать занимаемые армией рубежи обороны.
Позже нам стало известно, что рубеж, обороняемый войсками правого крыла 64-й армии, командование фронта рассчитывало использовать в качестве исходного района при нанесении предполагаемого контрудара по левому флангу 6-й немецкой армии. Но для этого у фронта не было никаких резервов. Да и время было упущено.

          Нам стало известно, что 25 августа командующий 62-й генерал-лейтенант А. И. Лопатин, сменивший в этой должности В. Я. Колпакчи, тоже обращался к командующему фронтом с просьбой разрешить отвод войск на более выгодный рубеж, так как противник обошел фланги армии, но тоже получил отказ. Как видим, командующие армиями независимо друг от друга ставили перед генералом Еременко вопрос об отводе соединений на выгодный  подготовленный рубеж обороны. А 27 августа Ставка запрашивала командующего фронтом, не следует ли отвести войска этих армий. Значит, такие меры настоятельно диктовались обстановкой.
Днем 28 августа начальник разведотдела армии докладывал, что перед фронтом армии противник ночью проводил перегруппировку сил в восточном направлении. Но масштаб перегруппировок и новый район сосредоточения сил врага нам тогда установить не удалось.
  Вечером этого же дня в армии было получено распоряжение штаба фронта, в котором подчеркивалась возможность отвода на промежуточный рубеж только трех правофланговых соединений — 66-й морской стрелковой бригады, 157-й и 126-й стрелковых дивизий. Однако оговаривалось, что сам отвод может начаться лишь по дополнительному распоряжению командующего фронтом.
   Командующий армией М. С. Шумилов принял решение в первую очередь отвести правофланговые соединения — 66-ю морскую стрелковую бригаду и 157-ю стрелковую, а 126-ю дивизию оставить на своем рубеже***, чтобы прикрыть отход вначале этих соединений, а затем и других сил армии, действовавших на центральном и левом участках.
В эти планы «вмешался» противник. После того как ему не удалось прорвать оборону на стыке 64-й и 57-й армий, немецкое командование в течение двух ночей скрытно произвело передислокацию сил 4-й танковой армии и создало новую группировку перед центром обороны 64-й, на участке, где держала оборону 126-я дивизия. Состав этой группировки был очень сильным — весь 48-й танковый корпус немцев и две пехотные дивизии."

( ***  Это решение Шумилова - оставить для прикрытия отхода  именно 126-ю стрелковую дивизию не отражено в документах 64-й Армии. Возможно этот приказ был отдан им лично командиру 126 сд Сорокину по телефону уже во время боя 29 августа.)

Однако Шумилов так и не получил разрешения на отвод армии на промежуточный рубеж по Донской Царице. Видимо  причину того же отказа описал и  начальник штаба 62 А Крылов, который в своей  книге "Сталинградский рубеж "  указывает на ту же причину с отводом 62-й армии Лопатина. По его словам вначале отвод предполагался, но  потом из штаба фронта был получен отказ.

      Из мемуаров Крылова :
  ,, Прорыв неприятельской ударной группировки у Гавриловки и станции Тундутово — в полосе 64-й армии — создал реальную угрозу и ее и нашим тылам. 30 августа последовал приказ командующего фронтом об отводе обеих армий на средний оборонительный обвод.
    Решение об этом отводе расценивается теперь военными историками как запоздалое. Таким оно, наверное, и было. Сокращение фронта в сталинградской «подкове» становилось необходимым из-за недостатка сил. Для организации  обороны на новом рубеже требовалось какое-то время, но теперь его в нашем распоряжении не оказалось. Противник упредил нас дальнейшими опасными вклиниваниями, и через двое суток пришлось отходить со среднего обвода на внутренний.
Много времени спустя мне стало известно, что решение об отводе войск 62-й и 64-й армий на рубежи среднего обвода первоначально принималось в Ставке Верховного Главнокомандования еще 25 августа. Причем к принятию такого решения, а затем к отмене его, или, точнее, к объявлению его необязательным, имели отношение действия нашего командарма Лопатина. Чтобы объяснить это, надо вернуться немного назад.
  Когда в ночь на 25 августа я прибыл на армейский КП из дивизий Глазкова и Казарцева, Антон Иванович Лопатин молча протянул мне телеграмму, которая была послана им днем в два адреса — начальнику Генерального штаба и командующему фронтом. В телеграмме он докладывал об обстановке, сложившейся в результате прорыва противника на нашем правом фланге, и просил разрешить ему, в целях сохранения сил и техники и более выгодной группировки войск армии, отвести три дивизии левого фланга (399, 131 и 112-ю), а также 20-ю мотострелковую бригаду на рубеж Ново-Алексеевский, Синеоковский, Гавриловка, то есть на средний оборонительный обвод.
Предложение Лопатина означало, что на центральном участке фронт приблизился бы к Сталинграду километров на тридцать. Но не означало ли оно также единственную возможность стабилизировать фронт обороны на тех рубежах, где это в сложившейся обстановке было реальным?
Поразмыслив над всем этим, я сказал командующему, что с содержанием телеграммы согласен. Его предложения представлялись разумными, дальновидными. К такому же мнению пришли Гуров, Пожарский, Камынин.
Но командующий фронтом уже ответил на просьбу об отводе нашего левого фланга отказом, потребовав продолжать активные действия по восстановлению положения на правом. В Ставке же посмотрели на дело иначе. Оттуда поступила в Сталинград утром 25 августа телеграмма (до армии она не дошла, поскольку нам и не предназначалась), где говорилось:
«...Следовало бы отвести Лопатина на следующий обвод, восточнее Дона, а также и 64-ю армию, отвод надо произвести скрытно и в полном порядке, чтобы он не превратился в бегство. Надо организовать арьергарды, способные драться до смерти, чтобы дать отойти частям армий...»  ( ЦАМО ф.96, оп. 2011, д. 22, л. 324, 325)

Но в другой телеграмме Верховного Главнокомандующего, посланной в Сталинград в тот же день, содержались такие слова:
«...Утреннюю директиву об отводе 62-й и 64-й армий на восток можете считать необязательной» ( ЦАМО ф.96, оп. 2011, д. 22, л. 324, 325)
Решение, таким образом, было оставлено за командованием фронта. Через сутки, в ночь на 26-е, Лопатин вновь поднял вопрос об отводе с Дона хотя бы двух дивизий — 399-й и 131-й, и уже не на средний обвод, а на промежуточный рубеж между ним и Доном. Генерал-полковник Еременко не дал «добро» и на это. По-видимому, он продолжал рассчитывать, что ожидаемый успех контрударов с севера решительно изменит обстановку."
  Как видно из мемуаров Крылова из обрывка этой телеграммы, запрет на отвод армий на новый оборонительный рубеж поступил  от Генштаба и лично Сталина.

Но в полном тексте телеграммы эта ситуация видится по-другому :

          « ВАСИЛЕВСКОМУ, МАЛЕНКОВУ
              25 августа 1942 г. 15 часов

Получил новое донесение Лопатина от 25.8.42 г., где он сообщает о своем решении отрезать прорвавшегося противника от Дона.
Если обстановка действительно позволяет отрезать прорвавшегося противника от Дона и если Лопатин действительно способен выполнить свое решение, то предлагаю помочь ему выполнить это решение. В связи с этим мою утреннюю телеграмму об отводе 62-й и 64-й армий на восток можете считать необязательной.
Получение сообщить немедленно.
№ 170585
И. Сталин
Продиктовано тов. Сталиным по телефону 25.08 в 15 часов.
Боков

        ЦАМО РФ, ф. 132а, оп. 2642, д. 32, л. 162. Подлинник.»

  То есть Лопатин, в своем донесении обещал отбросить немцев своими силами за Дон, что конечно в той ситуации было невыполнимо. Текст этого донесения на "Подвиг Народа"не найден. Но возможно командующему 62 А Лопатину отбросить немцев за Дон приказал Еременко.
  Как сейчас видится может быть эта телеграмма в дальнейшем и сыграла роковую роль в судьбах десятков тысяч людей 62 и 64 Армий. В дальнейшем ни Еременко, и тем более ни Лопатин, ни Шумилов не могли конечно сами отдать приказ об отводе частей на новый рубеж.  Смотря как развивается ситуация Шумилов в итоге отдал такой приказ самостоятельно, но было уже поздно…

   Как следует из воспоминаний начальника штаба 62-й  Крылова и начштаба 64 -й  Ласкина решение об отводе 62 и 64 армий должен был принять Еременко* и Военный Совет обоих фронтов, но как показали дальнейшие события это случилось уже тогда, когда немцы прорвали оборону 64-й армии, и за несколько часов вышли к главному оборонительному обводу «К» на р.Червленной, который  только начал недавно заниматься прибывшими в этот район частями 10 -й стрелковой бригады и 4-мя батальонами 118-го УРа. Обороной этого участка занимался Чуйков.
*Еременко, Хрущев в это время командовали обеими фронтами – Сталинградским и Юго-Восточным.

По плану же  предложенному штабом 64-й Армии этот район - оборонительный обвод "К", уже к 30 августа должны были оборонять 4 стрелковые дивизии ( неполного состава), 66 морская стрелковая бригада и весь 118 укрепрайон - это 8 артиллерийско-пулеметных батальонов.
  Оригинал плана на отвод 64 А пока не найден, но в неопубликованных ранее документах 64 А найдено решение на занятие новых рубежей с 26 по 29 августа.
Видимо это черновик отвода всей армии на оборонительный обвод «К». В этом документе*  написано следующее :

,,Время выступления - 21.00. В ночь   с 26 на 27.08.42   66 морсбр выйти в район Братский -Ново -Петровский.
157 сд, 1-я и 2-е Орджоникидзевское и Грозненские училища и 61 ОПАБ - в район свх.КРЕПЬ, ЕРИКО-КРЕПИНСКИЙ. Так же отходит и Житомирское училище в район высоты 161.0.
На следующий день отходят :  126 сд и занимает рубеж по высотам сев. ДОНСКАЯ ЦАРИЦА."
Далее постепенно перекатом должны были отходить остальные части 64 А и к 29 августа всем предполагалось занять основной оборонительный обвод "К", проходивший за р.Червленная.

(* Этот документ полностью не приводится)

К конечном итоге все части 64 А которые бы вышли на новый рубеж на утро 29 августа, должны были занять следующие районы:

« 66 мсбр - занимает оборону на восточном берегу р.ЧЕРВЛЕННАЯ на фронте КАРПОВСКАЯ до БЕРЕСЛАВСКАЯ
157 сд - занимает оборону на фронте  БЕРЕСЛАВСКИЙ - ЦИБЕНКО.
126 сд занимает оборону на восточном барегу р.ЧЕРВЛЕННАЯ от ЦИБЕНКО - ГАВРИЛОВКА.
208 сд -в резерв, МТФ, 125.0, ж.д южнее этих пунктов 5км. зап.АЛЕКСЕЕВКА.
29 сд занимает оборону ГАВРИЛОВКА, дорога южнее 92.0
138 сд -резерв балка ПЕСЧАННАЯ, выс.115.0. балка ТАЛОВАЯ.
204 сд -занимает оборону дорога южнее 92.0 -ИВАНОВКА.
38 сд и 20 истр.бригада -резерв в район САР, южнее ЕЛХИ, отдельный дом южнне 102.3. 20 ибр выходит на рубеж 128.2, 116.9.
154 мсбр - резерв, балка южнее КРУТАЯ,116.9, отм. горизонтали 120.
13 ТК - рубеж 125,8, 102.8.»


                                              http://s018.radikal.ru/i507/1706/4e/bea58c6689fb.jpg

                                                         План предложенный штабом  64 Армии.


Таким образом создавалось два участка прикрытия : 66 морсбр, 157 сд, 126 сд, 29 сд с 204 сд и 13 ТК прикрывали бы центр и фланги от наступающей 4 ТА Гота, а 208 сд, 138 сд, 154 морсбр прикрывали бы тылы 64 А, со стороны прорыва от Калача 6 А Паулюса.

  Далее будут приводится тексты телеграфных переговоров 64 А со штабами ВПУ и ЮВФ, как наиболее точный и верный источник.  В них отражено почасовое развитие ситуации и принятие решения штабами  фронта. Показано все напряжение и драматизм ситуаций.  В данной теме будет обозначено как «ПЕРЕГОВОРЫ».

                 В этих переговорах и идет речь о плане на отвод, представленный штабом 64 Армии.

                    ПЕРЕГОВОРЫ :  ШТАБ ЮВФ -ШТАБ 64 А (Дата : предположительно 27 августа 1942г)

ЛАСКИН* : У аппарата полковник Ласкин.
ИВАНОВ** *У аппарата Иванов. Ваш план*** получен только что. Голиков приказал к исполнению его ни в коем случае не приступать. Считать его проектом который будет рассматриваться. А решение будет сообщено после его принятия. Ясно ли Вам? Как понимать представленный Вами план ? Прошу ответить.

ЛАСКИН : Представленный нами план является только нашим предложением в порядке проекта. А осуществлять его мы не будем без вашего приказа или указания. Все.
ИВАНОВ : Понято правильно. Прошу ответить на вопросы которые Вам заданы. ( Вопросы видимо были в предыдущей связи, не найдены -прим)

ЛАСКИН : Отвечаю на ваши вопросы :
1. 470 079**** железную дорогу своим передним краем не занимает. Передний край её проходит западней по р. ЧЕРВЛЕННАЯ.
2. 173***** батальон и 471, 726, 377****** прибыли на свои участки, получили задачи, занимают участки для закрытия рубежа КАРПОВСКОЕ - ЦИБЕНКО, выдвигаются сформированные из тыловых органов 4 небольших роты.
На этом участке встанут на позицию 471, 726, 377. Все.
ИВАНОВ : Пятый вопрос- Какое количество людей и артиллерии вышло к Вам на участок высоты 120.2  от 13 Тбр, соседи вчера с рубежа 118.8, 107.4, 118.5. Где эти люди сейчас, приведены ли они в порядок ? Все ли люди наши ? Этот полк вышел на ваш участок, что от него осталось, этим интересуется главный хозяин. Мне кажется,  что сейчас только от вас эти сведения мы можем получить. Можете ли Вы ответить.
ЛАСКИН : Это я затребую от дивизии. А потом сообщу...

ИВАНОВ : Хорошо. Прошу уточнить какой участок занял 173-й батальон и какой 407 АП.
ЛАСКИН : 173 занимает участок выс. 92.0, иск. ИВАНОВКА. 407 становится на позицию северо-восточнее ЦИБЕНКО. Все.
ИВАНОВ: Когда переданы остатки Винницкого училища, и в каком оно состоянии, и сколько тех остатков ?
ЛАСКИН : У нас было человек 60 под начальством начальника штаба. Решение по передаче этих людей в свою часть принята часов в 17-00,  сегодня выслан командир для передачи этого распоряжения.
Винницкое училище по существу находится на территории нашего соседа***** и поэтому остатки этого училища нами переданы соседу в свою часть.

ИВАНОВ : Дополняю.  Первое: Голиков считает, что передний край 38 сд занят совсем неправильно. Если  вы (хотите) его оставить таким, то дивизии необходимо передовыми отрядами занять линию железной дороги и использовать её в качестве противотанкового барьера.
Второе : Прибывшие к нам 10-я запасная стрелковая бригада распоряжением Голикова с 6.00 27.8 занимает оборону иск.НАРИМАН ВАСИЛЬЕВКА(??? -так в тексте) ИВАНОВКА и поступает в ваше распоряжение.
Сообщите что мне ответить Голикову о переднем крае 38 сд ? Все.
ЛАСКИН : Буду говорить с Шумиловым, дополнительный ответ сообщу. Все.
*Полковник ИВАНОВ Евгений Васильевич, заместитель начальника оперативного отдела штаба ЮВФ.
**Полковник ЛАСКИН Иван Андреевич, начальник штаба 64 Армии.

                                http://i069.radikal.ru/1706/aa/47b1a6f6f304.jpg
              Оригинал переговоров штаба ЮВФ и штаба 64 А ( Портал "Память Народа")

***Можно утверждать что речь идет о выше приведенном плане отвода 64 Армии на оборонительный рубеж «К» за р. Червленная.
**** 38 – стрелковая дивизия.
***** 173 ОПАБ, 118 УР
******Вероятно кодированное обозначение остальных ОПАБ 118 УР.

Источник текста приведенных этого и других переговоров: Портал "Память народа" : ЦАМО ф.341, оп.5312, дд. 49-50)
  В штабе Юго-Восточного Фронта видимо рассмотрели предложения  64-й  Армии, и отдали  распоряжение предусматривающие отход некоторый частей армии, правда с условием, что этот отвод будет осуществлен только по личному приказу Еременко.

                                                        КОМАНДУЮЩЕМУ 64 АРМИИ
                                   БОЕВОЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ № -0059/ОП ШТАБ ЮВФ 28.8.42  " 18.40"
                                                    КОМАНДУЮЩИЙ ФРОНТАМИ ПРИКАЗАЛ :

1. В ночь на 29. и 30.8.42   29 сд, сменив её частями 126 сд и 138 сд, вывести в свой резерв в район БЛИНКОВ* , выс. 106.5, выс. 109.4.
2. Предусмотреть отвод 66 мор.бригады, 157 и 126 сд с училищами на промежуточные огневые рубежи :
а) Первый - Ляпичев, сев.вост. берег р.Ерик до Ерик (Ерико- Крепинский), балка Бирючья, Зеты, выс.150.0, Ферма № 2.
б) Второй - Средне - Царицинский, сев.вост. берег Донская Царица, Зеты, далее выс. 150.0, ферма № 2 (Свх. им. Юркина).
Отвод частей на указанные рубежи, в каждом случае производить только по приказу Комфронтом.
Нач.Штаба ЗАХАРОВ»
(* Имеется ввиду хут.БЛИННИКОВ)

  29-ю стрелковую дивизию как следует из  этого распоряжения разрешалось выводить уже в ночь на 29-е августа, и ей приказано было занять х.Блинников. Но  Шумилов, как видно из ниже приведенного текста переговоров Ласкина с Ивановым,  начал возражать с этим планом вывода, он решил вывести сначала 204 сд Скворцова, что потом и было выполнено. В итоге 29-я сд понесла самые большие потери из отходивших частей 64 А во время немецкого наступления 29 августа: из почти 7 000 личного состава к вечеру 31-го августа вышло всего около 1 000 человек.

                                                        Переговоры штаба ЮВФ- штаб 64 А
                                                             Дата: 28 августа. Время: неизвестно.
«ИВАНОВ : У аппарата полковник Иванов
ЛАСКИН : У аппарата полковник Ласкин
Тов. Иванов, Вы нас предупредили, о том, чтобы мы провели подготовительные мероприятия по выводу 29-го хозяйства в резерв. Но пока приказа на этот счет мы не имели, поэтому считаю необходимым доложить, что:

Первое: Вывод 29-го хозяйства приведет к сдвигам и перегруппировке еще 3 таких же хозяйств. Это может обнаружить противник.
Второе: С другой стороны это мероприятие осложнит обстановку и у нас на фронте.
Поэтому Шумилов считает более целесообразным вывести не 29*** хозяйство, а хозяйство Скворцова – 204****.
Третье: Приказа пока нет, мы поэтому никаких указаний частям не давали. Сегодня по времени уже вывода произвести не сможем. Надо рассчитывать это мероприятие провести в следующую ночь - с 29 на 30.8. Прошу срочно доложить тов. Голикову эти соображения Шумилова и дать ответ с тем, чтобы начать подготовительную работу. Все.

Иванов : Отвечаю. Тов.Ласкин Вам только сейчас передали шифровку по этому же аппарату с приказом. На мероприятие отводится две ночи. Понятно, Шумилов возбуждает вопрос о выводе не 29 хозяйства, а Скворцова. О чем и прошу доложить тов.Голикову.
Ласкин : Хорошо. Иду докладывать.

*** 29-я стрелковая дивизия.

**** 204-я стрелковая дивизия.

    («Хозяйство» в этом и последующих текстах переговорах – любая часть или дивизия армии.)


Источник текста приведенных этого и других переговоров: Портал "Память народа" : ЦАМО ф.341, оп.5312, дд. 49-50)

                                                          ПЕРЕГОВОРЫ ШТАБ 64А -ШТАБ ЮВФ
                                                      Время: предположительно 28 августа 1942 г.

«  ИВАНОВ : У аппарата полковник Иванов. Здравствуйте товарищ Ласкин.
По приказанию тов. Голикова ориентирую Вас, что очевидно сегодня вы получите приказ о выводе хозяйства в ваш резерв. Поэтому проведите подготовительные мероприятия. Прошу ответить отдано ли распоряжение об отводе 172 "хозяйства" в Зеты. Прошу отвечать.

ЛАСКИН. Отвечаю. Первое: распоряжение о выводе 172 "хозяйства" * на участок Тундутово - отметка 105 -отдано.
Второе: Какое хозяйство имеете ввиду отводить в резерв, чтобы провести подготовительные мероприятия ?
Третье: Сообщите результат боев по окружению и уничтожению группировки войск противника в составе 16 тд и третьей мд.
ИВАНОВ: Повторяю, что очевидно сегодня вы получите приказ об отводе в ваш резерв в Блинников 29 "хозяйства", к чему вам заблаговременно (подготовится?).
Насчет 16 тд и 3 мд. Положение пока точно не определилось, идет борьба, он усиливается и с нашей стороны тоже. Самое примерное на прежних рубежах…»

*  172 хозяйство -  172 ОПАБ, 118 Ура

Следующие переговоры были снова о решении вывода одной дивизии на новый рубеж, и как из них следует -  все еще не было решения, какую точно дивизию вывести первой, но на вывод 29-й стрелковой дивизии уже поступил приказ из штаба ЮВФ.

                            ПЕРЕГОВОРЫ ШТАБ 64А - ШТАБ ЮВФ. 28.09.1942, время между 20.00 и 22.00.

« РАБОТНИК  ШТАБА 64А*: Ласкин занят и приказал мне прийти.
ИВАНОВ: Чем занят?
РАБОТНИК: У нас много аппаратов, он говорит в другим хозяйством.

ИВАНОВ: Принимайте и вручайте Шумилову немедленно. Предложение Шумилова о выводе 204 вместо 29 утверждается. Сроки и пункты те же. План исполнения через два часа представить служебной запиской. Отвечайте.
Получено ли вами боевое распоряжение номер 0059 ОП**, переданное два часа тому назад шифром? Отвечайте...
РАБОТНИК ШТАБА 64А : Сию доложу, справлюсь в отделе, обработано ли приказание 0059 и остальное принимаю, и иду докладывать Ласкину.
ИВАНОВ: Что Вы никогда не знаете и не можете доложить о самых важнейших документах которые к вам направляются, и которые Вы обязаны знать сразу же после их поступления к вам. Когда этому будет конец. Все, идите, докладывайте...»

    *Фамилия работника штаба не известна. Возможно это замначштаба 64 А  Лукин.
** «1. В ночь на 29. и 30.8.42   29 сд, сменив её частями 126 сд и 138 сд, вывести в свой резерв в район БЛИНКОВ, выс. 106.5, выс. 109.4…»
     Полный текст боевого распоряжения № 0059 о выводе 29 сд приведен выше.

                                                    http://s018.radikal.ru/i513/1706/24/d279d39bbde5.jpg

  Как следует из вышеприведенных текстов переговоров так и не было принято решения какая дивизия должна была выводится: 29 сд или же 204-я. Однако видимо Шумилов убедил командование Фронта – 29-ю сд Колобутина оставили на своем участке обороны, 204-я сд Скворцова  сумела отойти почти без потерь. Но в целом все, что было предложено ранее штабом 64-й Армии уже не имело значения, по сути все действия были направлены на вывод только одной дивизии.

  Тем временем 48 –й немецкий танковый корпус уже приготовился к своему наступлению.

Отредактировано Александр Д (02.06.2017 13:39:11)

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Тем временем немецкий 48 ТК начал сосредотачиваться для своего наступления в районе Тебектенерово - Капкинка. Танки и бронетехника подходили и скрывались в многочисленных балках.


                                                             http://s010.radikal.ru/i311/1706/bf/6f41bf2bc50f.jpg

   Заметила ли перемещение и подготовку немецкого 48 ТК к масштабному наступлению разведка частей Красной Армии находящихся на переднем крае, да  и сам штаб 64 Армии ?
  Как следует из ниже приведенного текста переговоров и боевых сводок всех частей, концентрация немецких частей была замечена и штабом 64 А, и наблюдением подразделений 126 сд и других частей, и даже было верно указано место вероятного удара. Но в целом, как сейчас видно сам масштаб действий, и количество немецких дивизий остались нераскрытыми. Судя по переговорам штаба 64 А предполагалась, что удар будет наносить одна немецкая мотодивизия с румынскими частями, в районе Васильевка – Капкинка, где  находились 1-я и 2-я  пехотные дивизии румын.
И как следует из текста  переговоров немецкое наступление командование 64-й Армии  ожидало еще утром 28 августа, однако, как ранее и было написано выше, на это направление не было переброшено никакого усиления ни танками, ни стрелковыми частями с артиллерией. Шумилов просит передать ему лишь только  недавно прибывшую 10-ю  ОСБр Дряхлова.

Во всяком случае пока не найдено приказов на перемещение частей 64 А на это направление. Наоборот, найдено только два распоряжения штаба 64А - на премещения двух ОПАБ 118 УРа - один в район Зеты, второй в район Тундутово.
Сейчас остается пока неясным, почему несмотря на донесения разведки 126 сд и других частей не было принято никаких мер к усилению обороны на этом участке. В переговорах ясно говорится, что: вероятный район немецкого наступления это Васильевка - Капкинка.
   Возможно приказали усиливать оборону этого участка собственными силами дивизий на основании данных разведки. Все же Шумилов и Голиков видимо ожидали главный удар 48 ТК  со стороны жд линии: разъезд 74км. - ст.Тундутово, как и в предыдущие дни. Еременко же видимо опасался удара снова через дефиле между озер Цаца и Сарпа, какой был ранее 21 августа, поэтому приказал выставить на этом направлении 5 000 мин.
Как следует из ниже приведенного текста переговоров все немецкие приготовления были замечены, однако все в послевоенных воспоминаниях  писали, что удар 48 ТК был неожиданный.

                                  27 августа. Переговоры Штаб ЮВФ - Штаб 64А

ИВАНОВ : У аппарата полковник Иванов.

ЛАСКИН : У аппарата полковник Ласкин. Прошу доложить тов.Голикову следующую просьбу Шумилова.
Первое : По ряду признаков действий противника - многократной авиабомбежке боевых порядков, сосредоточения войск в районе южнее ВАСИЛЬЕВКА, КАПКИНКА и проводимые противником мероприятия по разведке мы ожидаем наступление противника завтра с утра 28.8.
Второе: У Шумилова нет кулака, поэтому влиять на бой кроме огня нечем. Шумилов просит Голикова немедленно направить в наше распоряжение прибывшую к нам бригаду*, расположенную на ( рубеже).
Если будет это решение мы направим ее в Зеты немедленно.
Третье: Вы сообщили нам что сегодня ночью будет работать наша авиация и бомбить ряд пунктов в том числе и станцию Тингута. Прошу срочно передать авиации, чтобы она ст.Тингута не бомбила, так как там нет больших целей. Весь удар авиации прошу направить на район Тингутинское лесничество и лощины непосредственно северо-западней. Второй объект это балка Осипова, балка Соленая, что южнее Парижская Коммуна и южнее Васильевка. Чтобы знать когда разжигать костры. Все. По первому вопросу прошу немедленно сообщить Голикову и дать ответ.

ИВАНОВ : Считаю необходимо Вас предупредить, что Голиков едва ли по ряду причин, в том числе и организационного порядка согласиться на передачу бригады Вам.
Второе: Насчет действия авиации по Вашему предложению - сейчас доложу выше. Но едва ли что может быть изменено, так как уже поздно. Костры для нее нужно зажигать. Все.
*Прибывшая на рубеж р.Червленная 10-я ОСБр.
Источник текста приведенных этого и других переговоров: Портал "Память народа" : ЦАМО ф.341, оп.5312, дд. 49-50)


                                                  Переговоры штаб 64 А - Штаб  ЮВФ :

                                         27.08.42 г. (по дате указанной на бланке переговора)

ЛАСКИН : У аппарата полковник Ласкин .
ИВАНОВ : У аппарата полковник Иванов:
Здравствуйте. Тов.Голиков приказал у Вас выяснить истинное положение дел на участке Ивановка -  совхоз Юркина. По поступившим донесениям авиация противника активна и отмечается сосредоточение пехоты восточнее Васильевка. Что точно известно, как Вы оцениваете обстановку на том участке фронта? Прошу отвечать.

ЛАСКИН : Здравствуйте тов.Иванов. В течение всего дня противник активными группами 15-20 самолетов и даже 30 бомбил наши боевые порядки в районе севернее Ивановка, севернее Васильевка, Тебектенерово и севернее совхоз Юркина.
ВТОРОЕ: В районе балок южнее Парижская Комунна, Васильевка в течении последних двух дней наблюдалось большое сосредоточение автомашин. В общей сложности сюда подходило до 600-700 машин. По непроверенным данным, и по показаниям пленных румын в этот район сосредотачивается какая-то мотодивизия немцев. На фронте от Тебектенерово и до совхоза Юркина перегруппировка войск противника не замечена. На этом участке отмечены окопные работы и даже посадка ДЗОТов от свх. Юркина и далее ЖД перегруппировок войск противника так же не наблюдается. Установлены окопные работы.

ИВАНОВ : Тов. Голиков приказал доложить о наличии (РЕЗЕРВОВ В АРМИИ) 136. В 962. *
(*Расшифровка : код 136- резервы, В 962 -В Армии-прим.)

      ЛАСКИН : Докладываю, что у нас их нет, так как наши силы распределены на два рубежа.
Активность авиации в течении дня говорит о том, что противник готовит наступление на этом участке фронта и особенно из района Парижская Коммуна, Капкинка. Наступление можно ожидать завтра.
Ввиду отсутствия 136 В 962 ( резервов в 64 А - прим.) нет возможности создать из за счет каких либо пассивных участков фронта, а так же для ожидаемого наступления противника завтра 28.8 Шумилов просит Голикова усилить нас стрелковыми войсками, для создания . Все. Отвечайте.
ИВАНОВ : Как положение на остальном участке фронта ?
ЛАСКИН:  На остальном участке фронта противник активных действий не предпринимал. Идет перестрелка. Все.
ИВАНОВ : ПИЛА*, ГВОЗДЬ** заняли ли 470, 059  рубеж жд ? Прошу отвечать.
(*, ** - Расшифровки кода нет-прим.)
ЛАСКИН: У меня здесь нет кода. Отвечу несколько позже.

ИВАНОВ :  Ласкин, у нас несмотря на неоднократные попытки выяснить у Вас, кем занят этот участок КАРПОВКА -ВАРВАРОВКА ясности абсолютно нет.
Голиков не зная этого постоянно возмущается. Так же точно не знаем, кем занимается и участок ВАРВАРОВКА - ИВАНОВКА.
Журавлев и другие командиры оперотдела на эти вопросы ответа дать не могут, я очень прошу Вас уточнить, кто же в конце концов занимает эти участки, и где сейчас Чуйков? Объединил ли он фактически действия сил на этих участках?

ЛАСКИН: На том рубеже организует оборону Чуйков с небольшой группой командиров штаба. Весь фронт от КАРПОВСКАЯ /иск/ БЕРЕСЛАВСКИЙ 372, 476, 980. От БЕРЕСЛАВСКИЙ до ЦИБЕНКО - небольшой отряд, созданный из наших тылов. От ВАРВАРОВКА до НАРИМАН 373, 473.
От НАРИМАНА до ИВАНОВКА 373*, 772 и вновь подошедший 475* 961. Кроме того на восток на НОВО РОГАЧЕВ расположен фронтом на север по 371* 776, но это требует уточнения и проверки.
Все.
Вам лучше дело иметь с Чуйковым, которого Вы найдете в ЯГОДНЫЙ с которым у Вас имеется связь. Все.
ИВАНОВ : Хорошо.
ЛАСКИН: Прошу доложить Голикову просьбу Шумилова. Все.
ИВАНОВ: Тов.Ласкин, просьбу доложу немедленно.

(* В кодах вероятно идет речь о 10-й стрелковой бригаде и частях 118 УР (ОПАБы), которые в это время начали занимать оборону на р.Червленной - прим.)


   На реке Червленной  от Ивановки до Варваровки  в это время  уже начинали занимать оборону войска - это были батальоны 118 УР, позже подошла 10 - я стрелковая бригада Дряхлова. Как  в месте наиболее вероятного направления удара противника прибывшие части начали приводить в порядок окопы, укрепления и укрытия - в этом месте проходил один из основных оборонительных обводов Сталинграда - обвод "К".
Но это направление по-прежнему не было усилено ни танковыми частями, ни частями ИПТАП. Все танковые части были сосредоточинев районе 74 км –станция Тундутово. В поддержку 10 сбр был выделен только 504-й иптап, который по донесению бригады был сразу разбит авиацией противника и поддержки оказать не смог.
Именно в этом месте 30 августа немцы силами 24-й танковой дивизии и прорвутся на левый берег реки Червленной. Подготовкой обороны на этом рубеже, как следует из переговоров, должен был заниматься Чуйков, однако в своих воспоминаниях он об этом мало пишет.
  Неделю назад это рубеж занимала 35-я гвардейская стрелковая дивизия Глазкова, и даже был составлен план обороны этого участка. По оценке дивизии на 17 августа оборонительные сооружения подготовлены были не полностью, на некоторых участках работа еще не начиналась. По оценке штаба 35 Гв.сд на завершение работ требовалось около одной недели.
В середине августа  район Воропоново и Ельшанки  должны были занять части 2 ТК и 16 ТК, туда же должна была подойти и 315 сд.  26-го августа  район ст.Садовая должна была занять и 124-я стрелковая бригада Горохова. Возможно ранее  удар немцев ожидали в районе Калача.

  Но в связи с неожиданным наступлением 6-й армией Паулюса 35-я гвардейская была снята с этого участка и сразу переброшена к Котлубани, поскольку то направление на данное время было наиболее важным. Остальные выдвигающие части Красной Армии в район Воропоново - Басаргино были так же немедленно остановлены и брошены на ликвидацию немецкого прорыва на севере. Соответственно это место осталось неприкрытым, куда потом и прорвется 24 тд и соединится с 6 Армией Паулюса...

Тем временем в полосе предстоящего немецкого наступления было относительно спокойно. 94-я пехотная дивизия перебрасывалась в район Солянки и ст.Тундутово, ее место постепенно занимали прибывающие оттуда части 48 ТК.
Разведка 126 сд, 208 сд  начала замечать прибывающие немецкие части и  все фиксировала в своих сводках.

Далее приводятся донесения частей перед началом немецкого наступления оборонялись на участке Тебектенерово - Васильевка.
Донесения 126-й стрелковой дивизии, которая с приданными ей частями примет на себя основной удар немецкого 48 ТК :

                                      "Донесение 550 стр. полка 126 сд на 28.08.42  к 12.00
  ,, Противник никаких боевых действий не производил. Наблюдением установлено движение мелких групп. Есть предпосылки - вошло в балку Мешкова до 20 танков, но точно не установлено.
Вывод : противник по всем данным хочет перейти в наступление.
550 сп удерживая оборону вост. 600-700 м с. Тебектенерово. Справа соседи Ж.П.У*., слева 435 сп 208 сд.
Нач.штаба ст.лейтенант Емельяненко**
ЖПУ*- Житомирское Пехотное Училище.
( ** Лейтенант Емельяненко - данные не найдены)

                                   Донесение штаба 690 сп 126 сд с 27на 28.08.42 12.30

,, 1. 27.8 в 20 было замечено подтягивание до батальона пехоты и 8 малых танков, по всем признакам ожидалось к утру 28.8 наступление. Основную группировку противник ведет западнее дер. Тебектенерово и в стыках между правым флангом полка и ОКП...
Выводы : Подтягивание силы частей и ведение танковой разведки. противник готовится к наступлению.
Нач.штаба ст. лейтенант Волосников*.

( По данным ОБД : ст. лейтенант ВОЛОСНИКОВ Александр Степанович 1909 г.р. 690 сл, 126 сд убит в бою 29.08.1942 г.)

                                              Из разведсводки № 10 208 сд на 8.00 28.08.42 г.

" В 11.00 к с. Абганерово подошел поезд с 10 вагонами и после часовой стоянки возвратился обратно. В 19. 00 27.8.42 г  с  выс.142.9  в балку Катрушева* спустилось 17 танков. В течении дня движение одиночных автомашин в балку Катрушева и ст. Абганерово..."
Нач.штаба 208 сд полковник Малявин**

* В районе балки Катрушева начала сосредотачиваться немецкая 14 тд
**Полковник МАЛЯВИН Борис Ананьевич - пропал без вести 09.1942г.


                                                 http://s019.radikal.ru/i628/1706/bc/8f9520136ded.jpg


                                 Донесение Житомирского курсантского полка :

                    Оперсводка № 026 ШТАПОЛК Ж.К.П. балка 1 км сев.вост Тебектенерово 12.00 28.8.42 г.

1. На участке полка полное затишье. Самолет- разведчик производил разведку на нашем участке. Наступавшая группа противника 27.8.42 г. в направлении западные окраины Тебектенерово разведкой и наблюдением не обнаружена.
Перед фронтом действуют небольшие группы противника.
2. Подразделения полка занимают прежние позиции, производя наблюдение за противником.
В 10.30 наблюдением установлено движение колонны в направлении Абганерово.
3. Сосед справа - 690 сп, слева 435 сп занимают свои участки обороны.
4. Убитых и раненых нет. пленных и трофеев нет.
Начштаба полка ст. лейтенант Новиков. ПНШ -1 лейтенант Шытилов."


  Донесение 3-го Орджоникидзевского пехотного училища, подчиненного 126 сд, на позиции которого придется удар 24 тд и 29 пд :

                       Боевое донесение. Штаб полк 3 ОПУ 4.5 км сев.западнее Тебектенерово. 9.50 28.8.42 г.

1. Противник в течении ночи активности не проявлял. Велась редкая ружейно-пулеметная и минометная перестрелка.
В 8.07 наблюдалось движение 18 автомашин с грузами. Передним двигался танк, остальных за пылью выявить не удалось. Таковые спустились в лощину 2 км юго-западнее Тебектенерово.
2. 3 ОПУ с 28 ОПАБ и 3-й ротой 145 батальона занимает прежнее положение. За день боя и трехкратной бомбардировки на ППМ поступило 13 человек раненых. Лошадей убито и ранено 25 шт., разбито повозок 6 шт. Зенитная установка повреждена.
Разрыв между 4 и 1-й ротой 28 ОПАБ доходящий по горизонтали 120 прикрыт 3-й ротой ОПАБ и взводом автоматчиков на фронте около 2,5 км по принципу группы с огневой связью.
Чтобы надежно прикрыть образовавшийся уступ необходимо еще 1 стр. рота.
Нач.штаба капитан Нелюбин.

Из этого донесения следует, что надежной обороны в месте предстоящего немецкого наступления не было, вооружение училищ и других частей было в основном стрелковое. И на всем протяжении этой линии обороны: совхоз Юркина - Парижская Коммуна, отсутствовали танковые части и полки ИПТАП, которые были сосредоточены на левом фланге 64 А, в стыке с 57 А, где 3-4 дня назад немцы пытались прорваться к Красноармейску и Ергенинским высотам силами того же 48 ТК.
  Единственную артиллерийскую поддержку могла оказать только 157 сд, находящаяся на правом фланге, возможно о её орудиях и сообщалось в донесениях 24 ТД, как об обстрелах с левого фланга при наступлении на Зеты.

  Справа от 126 сд и 3-го Орджоникидзевского полка оборонялись остатки Грозненского пехотного училища ( 1 - й батальон - 40 человек, 2-й - неизвестно), 716 стрелковый полк 157 сд ( около 100 человек «штыков») остатки 28 и 61 опаб 118 УР, которые в течении последней недели вели ожесточенные бои за Васильевку и Капкинку с 2 румынскими дивизиями и к этому времени понесли большие потери.
Тем временем румыны снова постоянно и настойчиво атаковали позиции 64 А  в районе Капкинки, сдерживать которые уже не было сил.
                                              Донесение 118 УР:
                                         28.08.42  8.00
   ,,Противник: батальон пехоты и три роты автоматчиков начал наступление с северо-восточной окраины Капкинка в направлении высоты 97.5. Две роты автоматчиков обходя правый фланг 1-го батальона, одна рота автоматчиков обходит левый фланг батальона.
На фронте до 3 км обороняется 28 ОПАБ и батальон Грозненского училища.
В течении дня 28 ОПАБ и Грозненское училище вели упорные бои, отбивая непрерывные атаки противника. В ночь 28.8 28 ОПАБ перешел в контратаку и выбил противника с своего участка обороны. Но не будучи поддержан артогнем 716 сп справа и батальоном Грозненского училища 28 ОПАБ утром был опять оттеснен превосходящими силами противника. Понеся потери убитыми и ранеными 75 человек.
28.8. в 20.00 172 ОПАБ согласно личного распоряжения начштарма 64 снят с своего района обороны с задачей сосредоточится в районе Тундутово.»

                                                Из оперсводки № 042 ЮВФ к 22.00 28.08.1942 г.
,,  64 АРМИЯ : В течение дня вела бои с наступающим противником силою до двух батальонов в районе Капкинка, которую после упорного боя оставила. На остальном участке фронта положение частей без изменений.
157 сд - в течение дня ведя упорный бой с наступающим противником за сев.вост.окраину Капкинка, к 17.00 оставила последнюю, отойдя 716 сп на выс. 110.4.
10 отд. стр.бр - двумя СП вышла на рубеж: (иск.)  Ивановка, (иск.) Нариман.
Батальоны УР занимают оборону на рубеже : 173 - (иск.) Ивановска, отм. 77.2; 176 - отм.91.5, Варваровка;  178 -(иск.) Варваровка, Ракотино..."


                                            ОПЕРСВОДКА № 45 118 УР к 3.00 29.8.42 г

1. На фронте частей 118 УР противник в течение дня продолжал сосредотачиваться в районе ПАРИЖСКАЯ КОМУННА, балка БЕРЕЖКОВА(?) и СУХАЯ, силой до 2-х батальонов пехоты и 4 танка.
61 и 28 ОПАБ занимает прежний рубеж обороны.
172 ОПАБ*, согласно личного распоряжения НАЧШТАРМА 64 к 20.00 28.8 снялся с района обороны с задачей сосредоточится в районе СТАНЦИЯ ТУНДУТОВО.

(*172 ОПАБ ранее занимал участок Громославка - Парижская Коммуна - прим. Однако  в последний момент этот батальон был переброшен не в Тундутово, а в Зеты.)

В  126 сд перед немецким наступлением насчитывалось всего  около 3 700 человек ( весь состав). Дивизии Сорокина так же были приданы 3-й Орджоникидзевский курсанский полк, Житомирский курсантский полк, остатки 208-й стрелковой дивизии. Была образована так называемая «Оперативная группа Сорокина».
В 126-ю стрелковую дивизии  входили:  157-й отдельный саперный батальон  капитана М. А. Александрова и 168-я отдельная зенитная арт.батарея  лейтенанта В.П. Колотухина.
Если посчитать все разрозненные части 64 А на этом участке в 13-16 километров фронта, то на передовой возможно было не более 1500 - 2000 человек. Особенно были большие разрывы между частями занимающими оборону в районе Капкинки.
Как ранее сообщалось в боевых донесения 118-го УРа и 3-го Орджоникидзевского училища, разрывы между подразделениями достигали до 2-3-х километров.

Это и отметили немцы в результате своей разведки 27 августа :
,,Неприятельские позиции повсюду слабо заняты, без противотанковых пушек, мало артиллерии, основное центр обороны неприятеля находится у Фермы №1 и Молокоприемного пункта совхоза «Юркина». "

                                          ПОДГОТОВКА К НАСТУПЛЕНИЮ 48 ТК и ПЛАН АТАКИ
                                                           Из донесения 48 ТК :
                                                                  28 августа

,, На основании предварительного совещания и рекогносцировки в 11.00 был издан приказ по корпусу со следующими боевыми задачами:

XXXXVIII ТК 29.8. прорывает западнее Тебектенерово неприятельские позиции, овладевает возвышенностями северо-восточнее Молокоприемного пункта совхоза «Юркина», чтобы оттуда пробиваться через линию «Ферма №2 — совхоз «Юркина» - высота 150,0 — Зеты» на возвышенности западнее Блинникова.

Задачи:

14 ТД сильным левым крылом прорывается через точку 130,1, накатывается на неприятельский фронт, уничтожает в лощинах западнее Молокоприемного пункта совхоза «Юркина» предполагаемую артиллерию неприятеля и овладевает возвышенностями северо-западнее Молокоприемного пункта совхоза «Юркина».

Дальнейшее направление наступления: возвышенности вокруг точки 140 (в 4 км западнее Фермы №2 совхоза «Юркина»).

29 ПД (мот) (без задействованных на восточном фланге танковой армии частей*)  наступает мимо Фермы №1 и овладевает западной частью возвышенностей 180, чтобы оттуда пробиваться на высоту 150,0.

24 ТД наступает сильным правым крылом под прикрытием левого фланга, овладевает Фермой №1 и овладевает возвышенностями юго-западнее Большой Татарской балки, чтобы оттуда левым крылом пробиваться на Зеты.

                                                       http://s018.radikal.ru/i525/1706/16/5690388482e9.jpg

Стоящие в полосе наступления XXXXVIII ТК и приданные корпусу части 2 Рум. Дивизии после начала наступления корпуса зачищают поселок Тебектенерово и выходят потом в распоряжение своей дивизии к Ферме №1.

В 10.00 прибыл особый уполномоченный главнокомандования войск, подполковник Фэрлих  и был проинформирован о положении дел, боеспособности и состоянии корпуса.

В 12.30 боевая группа Улиха (Ulich) с 28.8. с 08.00 будет придана IV.A.K.


  В 12.30 прибыли дивизионные командиры, высшее артиллерийское командование (Höherer Arko), Arko 108 и K.G.VIII Воздушного Корпуса для совещания на командном пункте. Вначале в деталях проговаривается приказ корпуса.
Единое время начала наступления никак не удается установить. В качестве начала наступления было назначено 05.00, при чем командиры дивизий оставляли за собой право, удары на местах начать, соответственно, заранее. По деталям на обсуждение выносятся следующие пункты: командир дивизии задействует танки 29-й пд (мот) для поддержки пехоты, а не как особую боевую группу.

                                                          http://s016.radikal.ru/i335/1706/2f/925baaa43074.jpg

                                                            (Фото и информация из книги Джейсона Д. Марка)

Утомительным маршем через пыль и заторы все три дивизии направляются к своим районам сбора.

В 16.50 на командный пункт корпуса прибыл командующий. Командующий придерживается точки зрения, что на первой линии неприятель должен быть уничтожен западнее железной дороги, и, затем требуется быстро пробиться на участок Червленой. Командир корпуса того же мнения.

В 19.00 армией было назначено 05.00 как время начала операции.

* ( В наступлении 29 августа со стороны 29 пд (моторизованной)  по донесениям 48 ТК не принимали участие 15 пехотный полк и 29-й мотоциклетный стрелковый  батальон, т.к они остались на прикрытии правого фланга 4 ТА -прим.)

                                                                   http://s018.radikal.ru/i524/1706/ff/6236c5394ace.jpg

                Карта положения частей 64 Армии на 27 августа 1942 г.  по немецким данным, из журнала 4 ТА. На левом фланге (со стороны 64 А) почему-то показана 229 сд.

Отредактировано Александр Д (02.06.2017 17:56:55)

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

    29 августа 1942 г. Суббота.

   Что же представляли  части 64-й армии перед  немецким наступлением утром 29 августа ?

Точный состав армии на вечер 28 августа неизвестен, однако есть данные на 25 августа, что позволяет приблизительно  представить численный состав армии Шумилова. Но в некоторых  донесениях видимо (118 УР, 3-е Орджоникидзевское пехотное училище)указаны старые данные, возможно показаны на дату  вхождения в 64 А :

       Из учетной карточки о численном и боевом составе 64 армии по состоянию на 25 августа 1942 года.

208 сд -данных нет ( Возможно было всего около 1000 -  800 человек- прим.)
29 сд - 7 424 чел.
38 сд - 3 558 чел.
204 сд - 5 920 чел.
126 - 3 783 чел.
138 сд - 3 462 чел.
157 сд - 2 096 чел.
154 Морск. Стрел.Бриг. - 1 958
66 Морск.Стр.Бриг. - 2 532 чел.
Краснодарский курс.полк - неизвестно
Грозненский курс.полк -неизвестно
Житомирский курс.полк – неизвестно.
1-й Орджоникидзевский курс.полк – неизвестно.
3-й Орджоникидзевский курс. полк  - 1 951 чел. (в донесении показаны старые данные, очевидно ок. 800 человек)

Например 1-й батальон Грозненского полка на 27 августа по донесению 126 сд был не более 40 человек. Так же в донесении Житомирского курсантского полка упоминается всего о  70 человек в батальоне. Самым боеспособным возможно был Краснодарский полк, подчиненный 204 сд.

118 УР   - 5020 чел (Старые данные)
13 тбр -901 чел., 133 тбр - 1211 чел., 254 тбр - 849 чел., 6 гвард.тбр - 928 чел.
18 Гв. мин.полк - 613 чел, 76 Гв.мин.полк - 705 чел
186 ИПТАП - 422 чел, 407 ИПТАП - 108 чел
1104 Пуш. Артполк - 695 чел, 1159 Пуш.Артполк - 736 чел, 266 Пуш.Артполк - 713 чел.
20 Истр.бригада - 1464 чел
28 Дивиз.бронепоездов- 252 чел
662 рота ВНОС-106 чел
632 ОТД.Зен.пульрота- 57 чел
1261 Арт.полк ПВО -302 чел
1-й Арм.загр.отряд - 197 чел.2-й Арм.загр.отряд- 148 чел, 3-й Арм.загр.отряд -197 чел
4-й Арм.загр.отряд-200 чел. 5-й Арм.загр.отряд - 204 чел.

Всего с артчастями и др.подразделениями около 49 000 человек. По всей видимости это далеко не полный состав  64 А, т.к в нем нет связистов, санитарных частей, саперов и огнеметные роты. Возможно полный состав был около 55 000 человек. Пока не учтена 10 ОСбр, которая была включена в 64 Армию 28.08.42, в ней было около 5 000 чел.

Рассмотрим наличие вооружения и материальной части  находящихся в 64 А :

              Вооружение 64 армии на 25.08.42 г.

Танков -57, Автомашин - 1943, Минометов (всех типов) - 787.
Орудий : 152 мм -26, 122 мм -43, 76 мм - 247, 37 мм -15, ПТО (45мм-прим.) -147, ПТР - 1085

Зенитных орудий - 6, зенитных пулеметов 59, станковых пулеметов - 331, ручных пулеметов -716.


На дату 25 августа, как видно из донесения, в 64 А  состояло около 50 000 человек, но численность армии за 4 дня  боев конечно снизилась, но видимо ненамного, так как немцы прекратили свои атаки и начали готовиться к наступлению в районе Васильевки -Тебектенерово. Так что в дальнейшем эта цифра,  50 тыс. человек перед немецким наступлением, будет принята при подсчете дальнейших потерь 64 А при отходе на новый рубеж обороны.

Как следует из выше приведенных данных самыми сильными по боевому составу были 29 сд,  154 морсбр, 204 сд и части 118 Укрепленного Района, но все подразделения этого УРа были  разбросаны по разным участкам, и приданы  стрелковым частям, что  наверное не было правильным решением.

         По донесению АБТУ 64-й Армии на 28 августа на ходу было всего 57 танков.
Из них в 6 Гв. тбр : 13 Т-34   13 -я Тбр :  15 Т-34  254 ТБр :  8 Т-34. 133 ТБр :  21 КВ.
  У историка А.В. Исаева в его книге «Сталинград» написано, что 6 гв. тбр и 254 тбр накануне немецкого наступления получили танки Т-70. С 31 августа в 64 А из 57 А были переданы 56 ТБр и 6 ТБр.

      По немецким и румынским частям :   Ранее выше приводился примерный состав немецких и румынских частей.
Непосредственно на направлении главного удара немецкого 48 ТК ( 14 ТД, 24 ТД, 29 ПД(мот)) с его стороны было задействовано 50-60 000 человек и около 300 единиц бронетехники (танки, бронетранспортеры, бронеавтомобили). Так же в наступлении участвовали и части двух румынских дивизий : 2-й и 20-й.

   Из бронетехники с немецкой стороны  в наступлении действовали 243-й дивизион штурмовых орудий ( количество неизвестно) и 670-й дивизион истребителей танков (Pz.Jg.Abt. 670), вооруженный Мардерами  - 8 единиц.  Следует рассмотреть вооружение и оснащение немецкой танковой дивизии  на этот момент. В одной только 24 тд  грузовых автомобилей ( не считая специальных и легковых) находилось больше, чем во всей 64-й армии.

     Примерный боевой состав и численный немецкой танковой дивизии на 1942 год :
16 000 человек, 166 танков,1972 автомобиля  (Вероятно только грузовые),1300 мотоциклов, бронеавтомобилей - 20-30, бронетранспортеров-100 -120
Артиллерия: 24 орудия 105 мм, 4 орудия 150 мм.
ПТ артиллерия : 37 мм - 36 шт, 50 мм - 14 шт, 75 мм - 10 шт.
Зенитная артиллерия : батарея 88 мм - 4 орудия.
Зенитки : 20 мм -? 37 мм -?
Минометы : 50 мм - 36, 81 мм - 18 шт.
Пулеметы : Ручных - 174, станковых - 46.

Можно этот штат сравнить с  24 ТД, в ней  на 28 июня находилось :
32 танка Т-2, 112 Т-3, 32 Т-4, 7 командирских. Всего : 183 танка.36 бронеавтомобилилей различных модификаций.
112 БТР,1250 мотоциклов,1852 грузовых автомобиля, 909 других автомобилей (легковые, специальные).

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Ночь на основном участке немецкого наступления по донесению 64 А прошла относительно спокойно.

Но в районе 74-й километр, на левом фланге обороны 64 А немцы силами 371 ПД,  видимо с целью сокрытия главного направления удара, в полосе обороны 38 сд и 154 морсбр начали ночные атаки.
   
         Донесение 38-й  стрелковой дивизии :

         Боевое донесение № 015 штадив 38 2 км сев.вост. Блинниково
                    9.00 29.08.42
1. Части вверенной мне дивизии в течении ночи продолжали удерживать занимаемый рубеж.
2. Разведкой 343 сп захвачен пленный - солдат 670 пп 171* пд. По показанию которого его батальон имеет 100 человек. Дивизия /171 пд/ готовится к наступлению с 28.8.42 года. Начало наступления в 12.00 29.8.42 года на ж.д. полотно.
3. Второй батальон 343 сп, находящийся в обороне у ж.д будки / 4 км сев. ст. Тингута/ в оперативном подчинении 154 мор.сбр в 2.00 29.8.42 года был атакован превосходящими силами противника при поддержке минометным огнем. В результате чего батальон отошел на новую позицию. Сейчас положение восстанавливается, батальон ведя наступление выдвигается на свои прежние позиции.
4. Разведка 342 сп в составе 3 человек под командой лейтенанта ЗАГВОЗДКИНА ** столкнулась с 20-ю автоматчиками противника. В результате перестрелки 18 немецких автоматчиков уничтожено. С нашей стороны ранен один боец и тяжело ранен лейтенант ЗАГВОЗДКИН, который  после нескольких часов умер.
5. Авиация противника в количестве 40-45 самолетов с 7.25 беспрерывно бомбит нашего правого соседа - 13 ТБр, 154 мор. сбр и район нашего КП - Блинниково.
6. Противник перед фронтом дивизии активности не проявлял, вел редкий минометный огонь по переднему краю 48 и 343 сп.
Командир 38 сд   Полковник Лосев                                                                                                   
Военком 38 сд        Бат.комиссар Молчанов

*Речь идет о 371 пд.
** Загвоздкин Кондратий Егорович 1920 г.р., лейтенант 343 сп 38 сд, умер 28.08.1942.

   38-й сд на дату 28 августа командовал полковник Лосев, который вступил в командование дивизией после 15 августа.
До Лосева командир дивизии был Сафиуллин Гани Бекинович, который видимо выбыл по ранению, точных данных пока нет. Сафиуллин снова вступил в командование дивизией уже в середине сентября..
   

                                                    Немецкое наступление 48 ТК

   На правом фланге 64 А, в половине седьмого утра( по немецкому времени в 05.30), после часовой авиационной и артподготовки весь 48 ТК перешел в наступление. Это наступление поддерживала и румынская артиллерия 2-х дивизий, которая была собрана перед Тебектенерово.

                                                                              http://s018.radikal.ru/i501/1706/6f/8d2625d00eee.jpg

                                                                                   Следующее фото видимо сделано в это же время.


                                                                            http://s011.radikal.ru/i318/1706/57/bc2b6f206461.jpg

    Все три дивизии ( 14 тд, 24 тд и часть 29 пд (мот) сконцентрировавшись на узком участке перейдя речку Мышкова в районе Капкинка  и Тебектенерово начали наступление на позиции 118 УР , военных училищ и 126 сд.
24-я танковая дивизия левым флангом  смяв оборону остатков пулеметных батальонов 118 УР и Грозненского училища сразу начала продвигаться к Зетам, правым же флангом начала подходить к ферме № 1, где сразу завязались ожесточенные бои с 3-м Орджоникидзевским училищем и 690 стрелковым полком 126 сд.
29-я пехотная дивизия (мот) сосредоточившись между 24 и 14 тд и начав атаку на узком участке, стала пробиваться в тылы частей 64 Армии.
  14-й танковая дивизия прорвав оборону  позиций остатков Житомирского училища в Тебектенерово, передовыми частями стала выходить на тылы и штаб 126-й стрелковой дивизии. Однако остальные части 14 тд были остановлены ожесточенным сопротивлением  дивизии Сорокина и приданных ей частей– бои здесь шли весь день, продолжились они и ночью.

                                    ИНФОРМАЦИЯ НА 8.00 29.8.42 г. ШТАБ ЮВФ

" 1. В 1.30 противник атаковал район ж.д. будка, что 3 клм. сев.восточнее станции Тингута. Наступление противника задержано.
С 5.30 до 100 самолетов противника бомбят передний край 126 сд на фронте Васильевка, Тебектенерово. В 6.30 до двух ПД при поддержке 70-80 танков перешли в наступление на фронте Васильевка, Тебектенерово. Одновременно в направлении ст. Тингута, Кривлянка. Идет сильный бой..."

(* То есть разница с немецким временем получается один час +1)


  Немецкий 48 ТК начал наступление с большим числом танков, чем приведено в донесении ЮВФ. По данным 4 ТА от 28 августа перед наступлением в 3-х дивизиях находилось более 118 единиц, не показан 243-й дивизион штурмовых орудий.

                                                            http://s016.radikal.ru/i334/1706/f2/a6f5d7182d82.jpg


                       Из книги Джейсона Д. Марка по истории 24 тд :

,,Лейтенант Зенгер - Эттерлин прибыл как раз вовремя для начала атаки. Другие подразделения не были столь пунктуальны.
  В 04.00 капитан Рот из 24-й танковой дивизии сообщил в штаб 48 ТК, что следующие подразделения до сих пор еще не прибыли: 243-й дивизион штурмовых орудий,  602-й зенитный батальон,  40-й противотанковый дивизион,  800-я особая часть ( Бранденбург -прим.) и 4-й дивизион 89-го артполка.
Как и планировалось, дивизия выступила в 05.00,  14-я танковая дивизия и 29-я пехотная (мот.) так же начали наступление в то же время. Все действующие танки  24-го танкового полка теперь были сосредоточены в боевой группе под командованием майора Дитриха Ланкена.  Атака началась с 8-ю Т- II, 13-ми Т- III (кор.ствол), 8 Т- III (дл.ствол)1танк Т- IV  и 2 командирских :в общей сложности было 32 танка.
    Воспоминание о начале этого масштабного наступления командира взвода Херманна из 3-го батальона 21-го танко-гренадерского полка 24 ТД :
"... Каждый мечтал о отпуске домой Мы только переместились назад в район Аксая, однако в течение ночи  около 24.00 мы выдвинулись в район подготовки для атаки. Рядом с нами лежали наши румынские товарищи по оружию, лежа при кошмарных обстрелах  в течение всей ночи.
  На рассвете мы начали атаку, она была довольно успешна на первый взгляд, но позже существенно остановилась под ужасным огнем вражеской пехоты. Далее мы достигли первой позиции противника - хорошо замаскированных окопов. Со всех сторон противник вышел из укрытий с белыми тряпками, так что я был очень неосторожен. Внезапно я почувствовал сильный удар, который казалось разорвал меня на куски. Моё левое плечо была согнута полностью вперед, я больше не мог видеть мою левую руку, я думал, что она оторвана, и ждал потока крови. Потом я вырубился в полубессознательное состояние, заметив однако, что я  переносился  группой русских.
Находясь в легкой коме, сперва подумал, что я попал в плен. Однако  оказались что все они были пленными, и несли меня под охраной к медпункту полка ..."
    Лейтенант Зенгер - Этерлин, только что прибывший на позиции, сразу же приказал, чтобы его машины действовали вместе с танками. Он снова вспоминает:
" Ворвавшись в укрепленные позиции противника в одновременном движении с панцергренадерами,  мы сразу же глубоко проникли вперед.  Шквальный огонь румынской и немецкой артиллерии обрушился на врага, который хорошо укрепился вдоль северного края глубокого оврага. Овраг был сильно заболочен,  был лишь небольшой брод. Передовой клин эскадрона танкового полка пробился на узком участке и поехал вперед еще дальше.

  Ведущий танк был расстрелян, и он запылал. Остальные мчались вперед.   Вслед за ними шли большие сводные колонны батальона Дрессера, большая часть из которых осталась застряла в балке или не смогла подняться вверх по склону. Наши легкие машины легко передвигались по этой местности.   Мой взвод был снова впереди атаки.
Я проехал через брод, и приказав первому отряд слева, а второму отряду справа, обеспечить прикрытие обороны по правому флангу, где в нескольких сотнях метров русские противотанковые ружья стреляли из своих укрытий. Командир эскадрона ехал рядом со мной.
   Поднявшись на холм, мы пошли далее  на полном газу позади танков. Вдруг сильный фланговый огонь ударил с обеих сторон. Несколько танков были расстреляны. Машина командира впереди меня встала после нескольких попаданий противотанковых снарядов, которые просто прошли свозь неё. Командир был ранен. Я взял на себя командование эскадроном ".

     Обер-лейтенант Вейдманн, офицер по поручениям  24-го танкового-полка, описывает начало  танковой атаки:
"После того, мы продвинулись через степной океан в ярком свете утреннего солнца, ведущий танк был узнаваем только по облаку пыли клубящемуся за ним. Дальше наши танки были поражены противотанковым огнем, идущим от выросших впереди высот занятых противником. Советские позиции были немедленно охвачены огнем следующих за нами танков.
   В то время как противоположный склон был окутан огнем и дымом под обстрелом наших танков - впереди шел бой разведывательного стрелкового мотоциклетного батальона - пройдя вперед на нашем участке они  захватили высоту.  Нам  надо двигаться дальше или нет ? ".

                                                     http://s018.radikal.ru/i506/1706/c1/a260773eca6b.jpg
                                                         (Информация из книги Д.Д. Марка)

                             
                                        Донесение 48 ТК

«Погода — ночью легкий дождь, облачно.
Занятие исходных позиций и подготовка к наступлению проходит по плану.
24 ТД докладывает о русских танках севернее 130 и в 06.15 выступает туда. В 08.00 танки прорвались на Ферму 1 под сильным фланговым огнем неприятеля с запада. В 08.00 основная масса танков находится в бою с сильным неприятелем у Фермы 1.
Танковый десант точно так же выступил в наступление в направлении на Ферму 1. В 09.00 дивизионный командный пункт находится на высоте 124,0.,,



                                                     
                                         http://s019.radikal.ru/i600/1706/34/c8ef0b184088.jpg                                                               


             Из книги Джейсона Д.Марка:

   ,, С быстрым продвижение бронетанковых подразделений, майор Менгс перенес в 05.40 штаб на высоту 124,0.  В 06.00  дивизия атаковала ферму № 1. Сильный фланговый огонь из противотанковых орудий и противотанковых ружей ударил по бронетехнике с обеих сторон. Танкисты и артиллеристы заметили несколько русских танков впереди, и эта новость в 06.15 быстро прошла по радио дивизии.  24-я танковая дивизия доложила в штаб  48 ТК :  ,,Русские танки к северу от высоты 130.0. "
В 06.42  танки группы Ланкена вышли к Ферме № 1 находясь под постоянным сильным  фланговым огнем с запада. После того, как часть фермы была спешно подготовлена к обороне  (хотя  ферма еще была частично занята русскими) - танковые экипажи взяли короткую передышку, образуя временную линию обороны примерно в 1 км к северу от фермы.
Майор Ланкен и его люди остановились возле самой фермы. Раннее вызванные штурмовики были предназначены для того, чтобы прилететь и уничтожить некоторые из беспокоящих  вражеских точек на обоих флангах, но вскоре после остановки вокруг фермы № 1 майор Ланкен получил радиосообщение о задержке   поддержки с воздуха.

В связи с этим танковая атака была отложена из-за несвоевременного прибытия пикировщиков. Стрелки находились под сильным огнем по бокам от оврага,  который находился в 4 км к западу от Фермы № 1. Просьба о помощи вышла в эфир, и танковый эскадрон был отправлен обратно, чтобы помочь стрелковой бригаде,  мотопехота дивизии только тогда смогла пробиться к  ферме.
Донесение 24 ТД:  "Западный фланг был еще полностью открыт, так что атака будет приостановлена,  вследствии сильного флангового огня  идущего с этого направления.,,

                                   Донесение 48 ТК :

В 10.50 танки в хорошем темпе продвигаются вперед от Фермы 1 на север. В 11.10 танки с десантом стрелков вышли к оврагу Бол. Татарская, а в 12.00 передовой танковый отряд достиг южной окраины Зеты.
До 12.45 вышли из строя последние орудия дивизиона штурмовых самоходных орудий. *
    Зеты плотно заняты неприятелем с артиллерией и противотанковыми пушками. Танки прошли через Зеты передовым отрядом в 12.30. Были захвачены три «Органа Сталина» (установки залпового огня) и многочисленные артбатареи. В 13.00 был форсирован брод через ручей Зеты.
  В 13.40 после боя основными силами бригады с танковым десантом, усиленной бронированными частями, были взяты высоты в 1 км севернее Зеты. Усиленный 4-й мотоциклетно - стрелковый батальон проводит зачистку юго-западнее Фермы 1 и прикрывает западный фланг.

(* 24 тд был придан 243-й дивизион штурмовых орудий)
                             
                  Из книги Д. Марка :

,, Небольшие разведывательные самолеты Шторх пролетели над полем боя, и в 07.10  сообщили, что немецкие танки находились 1 км к северо-западу от фермы № 1, эти  танки вели бой против отдельных групп противника.
  В 07.15 было сообщено, что начало танкового клина было  3 км к западу от фермы № 1, три танка горело.
В 07.15 часов полковник Фрибе  послал короткое сообщение для 24-й танковой дивизии: "Почему не видно наступающие танки?"
24-я ТД ответила, что наступление продвигается очень медленно, в результате сильного флангового огня с запада.
  Через полчаса, были достигнуты холмы к западу от высоты 180. В это же время 14-я танковая дивизия захватила высоту 162.0. В 07.45 танки обоих дивизий продолжали продвигаться вперед на северо-восток.
Через пятнадцать минут лейтенант Эйкштедт из O4 24-й ТД сообщил в штаб 48 ТК : ,,Четыре танка Т- III, один танк IV  и один танк Т- II были подбиты, их обстреливают".
В 08.05  майор  Менгс сообщил в штаб корпуса: "Штаб на 124,0, командир на  мосту Мышковой».
  В то время как  Мэнгс заботился о штабных делах, генерал Хаунсшильд был среди своих войск в его БТР (SdKfz. 251/6), который был оснащен мощными радиостанциями и декодером "Энигма", что позволяло ему контролировать все сообщения с передовой.»


                                                    http://s019.radikal.ru/i604/1706/57/e4afefe776b9.jpg
                                                       (Информация из книги Д.Д.Марка)

   Немцы, как следует  из донесений 48 ТК и 24 ТД почти сразу прорвали «жидкую» линию обороны 64 армии на стыке 126 и 157 сд,  и 24 -я танковая передовой бронегруппой начала уже в час дня подходить к промежуточному рубежу по Донской Царице, куда и планировалось ранее выводить войска всей 64-й армии. 

Тем временем в штабе Юго- Восточного Фронта и Сталинградского Фронта получив информацию о немецком наступлении наконец -то приняли решение об отводе войск 64 Армии. В самый разгар немецкого наступления штаб 64 А получил "добро" на отвод днем части своих сил, но опять же не за реку Червленную, а на промежуточный рубеж, к которому уже выходили немецкие танки и мотопехота 24 ТД и 29 ПД.
Вечером планировалось отвести 29, 126 и 204-ю стрелковые дивизии. Однако к этому времени 126-я и 29-я стрелковые дивизии вели кровопролитные бои с 4 -5  наступающими дивизиями немецкой 4 ТА, в 15.00 к наступлению силами двух дивизий подключился и «Корпус Шведлера»
  Но как видно из текста переговоров масштаб и цели немецкого наступления все еще не были выяснены, и в штабе ЮВФ видимо решили, что речь идет лишь о небольшом прорыве немецких частей.

   Ниже приводится сообщение по телеграфу 29.08.42, время неизвестно, вероятно эти переговоры происходили до 10 утра, так как уже в 12 часов этого дня Шумилов отдал приказ на отвод 157 сд, 66 морсбр и 2-х военных училищ : Грозненского и 1-го Орджоникидзевского, потом  и всех остальных частей 64 А.

                                         Переговоры штаб 64 А - Штаб ВПУ ЮВФ :
ГОЛИКОВ : У аппарата Голиков.
Мною только что получено разрешение на выполнение плана. 66, 157 с училищами и если требуется то и другие. На основе следующих вариантов - в зависимости от обстановки. Первый рубеж по Ерик, на свх.Крепь, далее на выс. с горизонталью 18 и далее разъезд 74.

Второй вариант тот же рубеж по Ерику, свх.Крепь, Зета, выс. 150, ферма свх им. Юркина.
Если обстановка позволит более желательный вариант № 1, для этой цели вам необходимо разбить прорывающегося противника. Непременно вывести в резерв приказанное вам еще ночью хозяйство Скворцова ( 204 сд -прим.), и 29-ю.
Скворцова* в район Блинникова, а 29 непосредственно к Шумилову.
Что сделано практически для этого, и какое из этих хозяйств выведено. Требую твердо сохранить управление войсками не допустить расстройства. Противник отнюдь не таков чтобы серьезно угрожать всему вашему хозяйству, кроме одного - двух узких направлений действиями танков. Время для начала осуществления нужно решать Шумилову.
Если авиация на участке 66 и 157 не действует, то можно проводить днем особенно 66 оставив там завесу.
Понятно ли все изложил. .

ЛАСКИН (?): Все Ваши указания мне ясны.
Знаю что сейчас в воздухе над ЗЕТЫ, ВЕРХНЕ-ЦАРИЦИНСКИЙ и боевыми порядками 126 и 29 до сотни самолетов. Нами даны все указания хозяйства Скворцова, и связанные с этим делом для действий с наступления темноты. Сейчас проводить на этом участке действий невозможно. Над 66 авиация действует- только пролетает, но не бомбит.
  Сейчас же договорюсь с Шумиловым чтобы 66 начать днем. 157 видимо придется начать только с наступлением темноты, так как на её левом фланге происходят крупные танковые бои. Я понял Вас так, что приступить  к плану мы получили разрешение, так ли все ? Прошу разрешить сейчас произвести замену КП, так как группа танков противника действует в направлении ЗЕТЫ, ВЕРХНЕ-ЦАРИЦИНСКИЙ, а заслона здесь нет.

ГОЛИКОВ : Да, Вы получили разрешение выполнять план. Вопрос о замене КП Шумилова пусть он решает сам, с тем, чтобы не потерять управление. Танки Хобко ( Хопко  6 тбр -прим.) встречать на указанном Вам маршруте, чтобы они не проходили зря.
Верно ли что на участке раз. 74 ст.ТИНГУТА противник перешел в наступление? Кратко отвечайте и идите действуйте.
ЛАСКИН: В районе раз.74 км наступал противник ночью, сейчас там  противник не наступает.
(ЦАМО ф.341, оп.5312, дд. 49-50)

Текст боевого распоряжения на отход 64-й Армии  на промежуточный рубеж, время - 11 утра 29-го августа.

                                         БОЕВОЕ РАСПОРЯЖЕНИЕ ШТАБА ЮВФ

                                 29.08.1942 г.                11.00

                           № 0064/ ОП. Карта 100 000 и 200 00
В целях сокращения фронта и вывода части сил 64-й армии в резерв командующий фронтами приказал:
1. Правое крыло 64-й армии в ночь на 30.8.42 отвести на промежуточный рубеж обороны: Ляпичев, вос. берег р. Крепь, свх. Крепь, выс. с горизонталью 180, разъезд 74 км., далее по линии прежнего переднего края.
2. Отвод частей организовать так, чтобы не допустить выхода противника на этот рубеж ранее.
3. На прежнем рубеже обороны оставить небольшие отряды прикрытия.
4. Две стрелковые дивизии (29 и 204) вывести в резерв Командующего 64-й армии: одну в район Верхне-Царицинский, Зеты, другую в район Блинников, выс. 109.4, 106.5.
5. Исполнение донести.

Начальник штаба ЮВФ                                        Военный комиссар штаба ЮВФ
генерал - майор ЗАХАРОВ                               полковой комиссар ЛЕВЧЕНКО
Начальник оперативного отдела
полковник ПРИХОДЬКО   
       
ЦАМО: ф.220, оп. 451, д.3, л. 84.

Как следует из текста этого распоряжения и выше приведенных переговоров командование Юго-Восточного Фронта пока не представляло какими силами немцы начали наступление, и снова затягивало отвод всей армии за реку Червленную, что чуть далее не привело  к катастрофе.

Отредактировано Александр Д (09.06.2017 00:04:13)

Re: Бои на южных подступах к г. Сталинград 25.08 - 13.09.1942 г.

Вот что пишет Голиков, который в ту пору возглавлял вспомогательный пункт управления фронта ЮВФ пишет:
«Разведке ВПУ было известно, что наступление противника будет в районе Васильевки и совхоза им. Парижской коммуны и что наступление врага начнется   с   утра 29-го.Однако командующий фронтом А. И. Еременко не дал приказаний об отводе войск.

В боевом донесении за № 018 в 1.00 28 августа он докладывал Ставке ВГК:
«Я решил продолжать удерживать занимаемые позиции, истощать силы и средства противника, атакой правого крыла 64-й и 51-й армий на Аксай отрезать пути подвоза противника…»

В действительности же у нашего фронта для выполнения этого решения тогда не было реальных возможностей. Военный Cовет 64-й армии имел продуманный план скрытого отвода своих войск на р. Червленую в течение трех ночей, считая и ночь с 26 на 27 августа.Ставка ВГК беспокоилась за положение 62-й и 64-й армий, советовала отвести войска, ведь они находились в оперативном «мешке». Его открытой горловиной была р. Червленая. Своевременный отвод облегчил бы устойчивость обороны армии и сократил оборонительную полосу с 130 км до 35. Однако штаб фронта не давал никаких распоряжений на этот счет. 29 августа командующий фронтом (в 11.00) издал расоряжение № 0064, по которому предписывалось в ночь на 30 августа отвести правое крыло 64-й армии на промежуточный рубеж по р. Крепь и вывести две стрелковые дивизии (29-ю и 204-ю) в резерв командарма. О рубеже на р. Червленой не было ни слова.
29 августа на 64-ю армию противник обрушил сильнейший удар 4ТА и 4-го воздушного флота из района Капкинки и стал продвигаться к Зетам.
И только в 16.00 30 августа, т. е. спустя полутора суток после начала прорыва 4ТА противника, военный совет фронта подписал оперативную директиву за № 0067 об отходе армии на средний обвод   по р. Червленая   к утру 31-го».


Тем временем Немецкий 48 Танковый Корпус прорвав оборону левого фланга 64 армии на участке Тебектенерово – Капкинка, начал  к 13 часам  подходить к рубежу обороны, который к началу следующего дня должны были занять отходившие части 64 армии.
   В 11 утра из штаба ЮВФ наконец-то поступил приказ об отводе армии и командарм 64-й Шумилов видимо сразу отдал приказ на отвод частей.
Текст приказа на отход 66 морской бригады, 157 стрелковой дивизии  и двух училищ с 61-м артпульбатом. Однако дошел ли он вовремя до адресата неизвестно, но уже в последующих донесениях ЮВФ и 64 А упоминается движение этих частей к указанному рубежу. Время - полдень 29 августа, т.е спустя час после издания распоряжения об отводе 64 А в штабе Юго Восточного Фронта.

                   БОЕВОЕ ПРИКАЗАНИЕ № 056 /оп ШТАРМ 64 ВЕРХ.ЦАРИЦИНСКИЙ 29.8.42
                                                         12.00.
                                    КОМАНДАРМ ПРИКАЗАЛ :
1. 66 мор. сбр. 29.8.42г. начать отход в район НОВО - ПЕТРОВСКИЙ, балка южнее выс. 82.7 и занять промежуточный рубеж обороны по вост. берегу р.ЕРИК/МИШКОВА/  на фронте /иск/ АВЕРИНСКИЙ, БРАТСКИЙ. Отход совершить в своей полосе. Начало движение немедленное. Штабриг - САР / 5 км. сев. вост. БРАТСКИЙ/.
2. 157 сд с 1 ОРДЖОНИКИЖЗЕВСКИМ и ГРОЗНЕНСКИМ училищами, 61 аопб во взаимодействии с 66 мор.сбр. своим правым флангом отойти в район ферма № 3, ЕРИКО-КРЕПИНСКИЙ и занять промежуточный рубеж обороны по сев.вост. берегу р.ЕРИК на фронте /иск/ БРАТСКИЙ выс. сев. и сев. вост. свх. КРЕПЬ.
Отход частей, ведущих бой на левом фланге, начать с наступления темноты...
(ЦАМО ф.341 оп.5312 д.9)

И тут же был отдан еще один приказ, уже по сути на вывод всей 64-й Армии, Шумилов уже понял, что удержать фронт не удастся. Как видно из этого приказа уже во время боя нужно было отвести к линии Зеты - Средне Царицинский  126 и 29 сд и 154 морсбр.
204-я и 138-я сд должны были выйти в армейский резерв, на месте же должны были остаться только 38 сд и 13 тбр. 126-я стрелковая дивизия Сорокина по этому приказу должна была так же отойти на промежуточный рубеж к Зеты, но именно ей пришлось принять основной удар 48 ТК,  и задержать продвижение 14 ТД.

                  ИЗ БОЕВОГО ПРИКАЗА № 042 64А от 29.08.42  время : 12.00
64 Армия, ведя оборонительные бои отойти на промежуточный рубеж р. ДОНСКАЯ ЦАРИЦА, где прочно укрепится, уничтожая наступающие силы противника.
66 мор сбр занять рубеж по р. ДОНСКАЯ ЦАРИЦА на участке СРЕДНЕ-ЦАРИЦИНСКИЙ, БУЗИНОВКА.
157 сд с пех. училищами ( 1-е Орджоникидзевское и Грозненское - прим.) занять и прочно оборонять рубеж : /иск/  БУЗИНОВКА, РУБЕЖНЫЙ, ВЕРХ.ЦАРИЦИНСКИЙ.
КП- балка в 2 км.вост ТРУД.ПОСЕЛОК №3.

126 сд с прежними средствами усиления занять и прочно оборонять рубеж : /иск/ ВЕРХ.ЦАРИЦИНСКИЙ, /иск/ ЗЕТЫ, с задачей не допустить прорыва танков и пехоты противника на северо-восток. КП -лощина 4 км.зап. БЛИННИКОВ.

29 сд с прежними средствами усиления занять и прочно оборонять рубеж ЗЕТЫ, выс. 150.0, К, что 3 км. восточнее выс. 150.0.
154 мор  сбр с прежними средствами усиления занять и прочно оборонять рубеж /иск/ К, что 3 км вост. выс. 150.0, отм.126.1,  отм 117.9 с задей не допустить прорыва танков и пехоты противника на север.
13 тбр с батальоном 38 сд и 20 истр.бр оборонять прежний рубеж с задачей не допустить прорыва танков и пехоты на северо-запад.
  13 ТК по выполнению задач по уничтожению прорвавшегося противника прикрывает отход 126 и 29 сд, после чего сосредоточится в районе 6 км. севернее ЗЕТЫ -( приписка карандашом -прим.)
38 сд прочно удерживать занимаемый рубеж не допуская прорыва танков и пехоты противника на северо -запад.
138 сд, передав 186 иптап в 126 сд отойти в мой резерв в район БЛИННИКОВ, где подготовить оборону фронтом на юг.
204 сд по сдаче своего участка 154 мор сбр, передав 1104 пап и 507 иптап в 29 сд, отойти в мой резерв в район отм. 125.5, балка КРУТАЯ.
Начальнику КРАСНОДАРСКОГО ПУ подчинив себе 172 опаб занять до подхода 126 сд рубеж обороны/иск/ ВЕРХ.ЦАРИЦИНСКИЙ, /иск/ ЗЕТЫ. фронтом на ю.з., оборудовав на этом рубеже противотанковую оборону.
Войскам правого крыла армии на занимаемых рубежах оставить арьергарды, которым сдерживать противника, до оборудования нового оборонительного рубежа.
ШУМИЛОВ                                          СЕРДЮК
ЛУКИН
(ЦАМО ф.341 оп.5312 д.9)

Но как ранее говорилось этот приказ уже запоздал на сутки, что обернулось дальше трагедией.
Почти все части 64 А отходящие в ночь на 30 августа вначале к Зетам и Блинникову ( как и было указано в приказе) попали под удар 3-х немецких  наступающих дивизий.
Фактически этот приказ в данное время могли выполнить только 66 морсбр, 157 сд с 1-м Орджоникидзевским училищем (Грозненское вело бои в Капкинке) и 138 с 204 сд, остальные части в это время уже вели ожесточенные бои с немецким 48  ТК. Да и как следует из воспоминаний и донесений  приказ на отход получили не все, или получили очень поздно.
Краснодарское пулеметно-минометное училище было в подчинении 204 сд, и как видно из приказа ему было приказано занять позиции между Зетами и В.Царицинским, но по пути следования к Зеты училище подверглось бомбардировке.  В районе Зеты уже должен  находится 172 ОПАБ, буквально накануне (на утро 29.08.) занявший там оборону.
Забегая вперед можно сказать, что только 204-й сд и 38-й сд удалось выйти практически без больших потерь, остальные выходившие части были просто разрезаны немецкими дивизиями на мелкие группы и уже выходили кто как сможет.

Тем временем, в центре и на правом фланге немецкого наступления  главный удар наносили немецкие 29 пд и 14 тд, к ним позже присоединилась 2-я румынская пехотная дивизия.  Здесь перед  наступающими немецкими дивизиями оборонялась группа полковника Сорокина, командира 126 сд : 126-я стрелковая дивизия с остатками  приданных ей частей : Житотомирского и 3-го Орджоникидзевских военных училищ и  208-й сд.
Левее 126-й сд оборонялясь 29-я стрелковая дивизия, которая так же приняла на себя в этот день основной удар немецкого 48 ТК с тыла и позже понесла при отходе огромные потери.
Немецкое наступление  силами 3-х механизированных дивизий с танками  на этом участке  все же оказалось неожиданным для командования  64-й армии и Юго-Восточного Фронта.
  В некоторых воспоминаниях упоминается, что 126-й сд Сорокина было приказано сдерживать наступающие немецкие части, а остальным в это время отходить на промежуточный рубеж. Однако в боевом приказе № 042 64-й Армии ( приведен выше) ей так же было приказано отойти на этот рубеж, как и другим дивизиям. Но возможно Шумилов видя как развивается обстановка на фронте в личном телефонном разговоре с комдивом Сорокиным отменил её отход. Во всяком случае так написано в воспоминаниях Шумилова.


                                                      Донесение 48 ТК :

,, 29 ПД в 05.00 выступила силами 71 ПП и танкоистребительным дивизионом и в 08.10 после первоначально сильного неприятельского сопротивления танками была взята западная часть высоты 180 северо-восточнее Молокоприемного пункта совхоза «Юркина». 71 ПП до 09.45 после зачистки местности до высоты 180 подтянулся к танкам, и в дальнейшем продвигаясь в северо-западном направлении в 13.10, преодолевая сильное неприятельское сопротивление, взял территорию ложбины юго-восточнее Зеты-Восток. Дивизия находится в продвижении на точку 150 (северо-восточнее Зеты).
На запрос корпуса, почему танки не продвигаются вперед, 24 ТД докладывает, что наступление медленно движется вперед вследствие сильного флангового огня с запада.
В 07.30 оперативный отдел штаба 14 ТД доложил, что танки от отметки 130 пробиваются на северо-восток. В 07.45 была взята отметка 162,0, танки продвигаются на высоту 180. В 09.15 1-й батальон 108-го полка  был связан боем на юго-восток у отметки 162,0.
       В 12.00 неприятельские полевые позиции на высоте 180 были прорваны. Занимающая много времени зачистка там еще продолжается, как и перед балкой к югу оттуда. В 13.10 14 ТД должна прочесать территорию глубиной около 3 км, на которой неприятель упорно и ожесточенно обороняется с обустроенных полевых позиций. В 13.50 командир 14 ТД информирует, что дивизия все еще застопоривается в тяжелом бою западнее совхоза «Юркина», а бронированная группа сможет выступить только после зачистки.
С начала наступления командир корпуса находится на выдвинутом передовом наблюдательном пункте корпуса в 2 км к северу высоты 124,0. Командир румынского корпуса так же находится на командном пункте, наблюдает некоторое время за наступлением дивизии и сопровождает потом короткое время в штабной машине корпуса наступление танков.
14 ТД было передано, что группа фон Шведлера (v. Schwedler) только подступает к Молокоприемному пункту ( МТФ), когда первые танки дивизии показываются на тамошней высоте.
  В 14.50 от штаба армии поступил следующий приказ: группа фон Шведлера (v. Schwedler) выступает в 15.30 из района северо-восточнее станции Тингута на север. Непременно нужно, чтобы фронтальное наступление XXXXVIII-го ТК было продолжено, а для этого нужно продвигать части корпуса в направлении группы домов западнее и северо-западнее станции Тингута. Это наступление следует прикрывать с севера на возвышенностях северо-восточнее и южнее Зеты.

        Из книги И. Лемельзена по истории немецкой 29-й пехотной дивизии (мот):

,, Хотя XXXXVIII-й Танковый Корпус  развернулся на внешнем оборонительном обводе Сталинграда восточнее железной дороги, противник упорно держался перед фронтом VI-го румынского армейского корпуса на участке Мышкова. Это была та часть расположенного западнее железнодорожной линии внешнего оборонительного пояса города, которая создавала наступлению большие трудности на местности. Такое положение вынудило к замене танкового корпуса на его прежнем участке и подготовке к прорыву в районе Тебектенерово.

На глубоко эшелонированных, тщательно обустроенных полевых позициях у противника здесь была задействована особая опергруппа под командованием командира 126-й стрелковой дивизии полковника Сорокина (Oberst Ssorokin).
Она состояла из 126-й, остатков 208-й стрелковой дивизии  и полков военных училищ (Kriegsschulregimenter) Орджоникидзевского и Грозненского, усиленных двумя войсковыми артиллерийскими полками и двумя полками реактивных минометов залпового огня.
Вдоль железнодорожной линии на север примыкали 29-я и 138-я стрелковые дивизии .
С неудержимым порывом размещенная на узком пространстве между 14-й и 24-й танковыми дивизиями  29-я дивизия  рано утром 29.08 при действенной поддержке Люфтваффе прорвала систему позиций противника у Фермы №1.
Удар пришелся на стык между двумя полками и в короткий срок привел глубоко в тыл вражеского фронта до самого дивизионного командного пункта, который был отрезан от сражающихся частей. В полосе атаки противник в беспорядке отходил назад. Вечером 29.08 24-й танковой дивизией были достигнуты Зеты и высота к юго-востоку.

    Вот как происходил этой бой по воспоминаниям курсантов 3-го Орджоникидзевского училища.
              (Из книги П. Е. Козлова" Сталинград. Воспоминание и осмысление")

Как только позолотился восток, немцы начали обстрел. Эта музыка нам была давно знакома. Но вскоре поняли, что бой будет жарким. Для солдата каждый бой — главный.

Но солдат чувствует большой бой. Артиллерия врага не умолкала весь день. В небе, как черные змеи, непрерывно висели немецкие пикировщики. Меченные свастикой, они с включенными сиренами падали в пике на курсантов. Все пространство над степью было заполнено треском, ревом моторов, полыхающими дугами ракет, вылетами орудийного и ружейного огня. Земля смешалась с небом.
Трудно было представить, что творилось в это время на передовой, которая проходила по высоте. Склоны ее были похожи на огромный кратер извергающегося вулкана. В бешеном темпе один за другим здесь всплескивались к небу черные султаны разрывов, сотни молний метались в густых клубах пыли и дыма. Стонала земля, готовая, казалось, вот-вот расколоться. Грохот стоял такой, что люди оглохли, не слышали ничего, если даже и кричали что-то друг другу на ухо. И все это было много часов подряд против вцепившихся в высоту курсантов. Бедные, они смотрели в небо. Искали, не появятся ли свои самолеты. Их не было.
Такого дня я не помнил, чтобы без перерыва, в течение многих часов, продолжались и обстрел, и бомбардировка. Уже к середине дня КП батальона, его тылы были буквально перепаханы тяжелыми фугасами и снарядами.

На месте штаба — воронки. В хозвзводе не осталось ни одной лошади, ни одной повозки, ни одной кухни — все разбито, искорежено, разбросано. Я сидел, как у разбитого корыта, охватив голову руками, не знал, что делать и что будет со мной...

Рубеж обороны 3-го Орджоникидзевского полка трудно определить конкретно — в степи не было выразительных ориентиров. На штабных картах значатся: позади иле я 3—4 километрах — нас. пункт Зеты, впереди — высота 164.4, а на флангах — кошары, от которых в действительности уже не было никаких следов.
Дивизия и курсанты выполнили свою задачу. Они обеспечили отрыв частей армии от противника, спасли их от неминуемого разгрома.
Начальник штаба полка капитан Любимов и начальник артиллерийского снабжения старший лейтенант Аринушкин, собрав работников складов, ездовых, связистов, писарей, организовали оборону КП полка и отбили ряд атак наседавшего противника. Об этом рассказал начальник санроты полка старший лейтенант Н. В. Задорожный. 

  Исключительную стойкость проявила 1-я рота 1-го батальона под командованием лейтенанта Николая Баглая. Надо сказать, что несколько дней оборона курсантов на этом участке держалась благодаря ему. Бывший командир роты старший лейтенант Чернышов, получив легкое ранение, как говорили, «царапину», в сопровождении санитарки Ани оставил поле боя и на полуторке уехал за Волгу. Лейтенант Баглай заменил выбывшего из боя командира. 29 августа с несколькими десятками курсантов он отбил роту немецких  автоматчиков, наступавшую с тыла*.

       * Музей   курсантских  полков  Волгоградского  университета. Фонды.

  Буквально рядом с ними противник прорвал оборону УРа и обошел нашу армию. Курсанты оказали сопротивление.

        Вот как запомнил этот бой курсант Юрий Александрович Коршунов (г. Киров):

«На горизонте было видно село (видимо, Капкинка. — П. К.), похожее издали на отару овец, а ветряные, мельницы казались задремавшими чабанами. От села в нашем направлении показались несколько белесых полос, удлинявшихся на моих глазах, черные точки головных машин и характерная для быстроходных танков пыль, накрывшая колонну. Танки развернулись в боевые порядки и пошли в атаку. За танками двигались машины с пехотой и полевая артиллерия на механической тяге. Немцы даже не соизволили провести артиллерийскую подготовку, решили атаковать нас с ходу.
По танкам противника, достигшим минного поля, ударили наши пушки. Их огневой налет был неожиданным для врага. Несколько танков остановилось, высыпав черные фигурки людей. Часть танков подорвалась на минах:. Остальные повернули обратно, наверное, для того, чтобы обойти «минное поле. Противотанковые орудия с ломким автоматическим стуком били по бортовой броне. Позади передовой танковой колонны поднимались черные столбы, то прямо, то косо падающие на землю. Прорезая воздух, ложились снаряды, отсекая идущую за танками пехоту. Земля глухо подрагивала от взрывов. В ушах стоял грохот. Противник откатывался. Ему не удалось пробить дыру в обороне курсантов. Но где-то левее были прорваны стыки, и немцы начали обтекать нашу оборону. Бой продолжался. В ходе его  я был ранен (сквозное пулевое ранение правого предплечья и слепое осколочное ранение левой половины грудной клетки)...»*.
*Письмо  от  25  мая   1991  г.  —  Личный  архив автора.

  Бой шел долгий, кровавый, злобный, неистовый. Патронов и снарядов было мало, дело доходило до рукопашной Через КП батальона, помню, везли на повозках много тяжелораненых. В этом бою отдали жизнь курсанты Леонил Бабинцев, Петр Дудин, лейтенант Епифанов, десятки других. Лейтенант Гришанов — офицер связи полка — пропал без вести.
Несмотря на стойкость, под напором немецких танков 3-й Орджоникидзевский курсантский полк и 126-я стрелковая дивизия отошли из района фермы № 1 на севвер, к поселку Зеты.

Стойкость курсантов была бы большей, если бы поддерживалась огнем наших минометчиков. Но этого не было. Борис Марзаганов пишет в письме:

«У нас в батарее 122-миллиметровых минометов уже несколько дней не было мин. Их нельзя было подвезти из-за действия авиации противника».

На всех участках обороны полка, как ни трудно было курсантам, они в пропитанных пороховой гарью гимнастерках, со сжатыми до скрежета зубами, с ожиданием крайней секунды в глазах держались до последних сил, не покидали позиций, говорили: не все ли равно, от какой пули погибать: немецкой или нашей. Они понимали, что значит отступить в условиях действия приказа И. В. Сталина «Ни шагу назад!». И сколько их — вятских, удмуртских, марийских парней, осетин и украинцев — сложило в тот день головы, полегло под гусеницами немецких танков.

  Однако к вечеру сопротивление курсантов было сломлено. Когда немецкие танки окружили курсантов, подвергли их позиции сокрушительному штурму, а местами ворвались на их окопы и стали утюжить, и у нас появился приказ командующего армией об отходе на р. Червленая — на средний обвод сталинградской обороны.
Но приказ об отходе для всех частей армии появился с опозданием на 1—2 дня. Если бы начать отход раньше, то можно было бы сохранить организованность, вынести технику, боеприпасы, раненых и не иметь больших потерь в личном составе. Но этого не случилось. Опоздание с отходом произошло по вине командования Юго-Восточного фронта.

   Приказ об отходе особенно поздно появился в нашем полку, прикрывающем отход других частей армии. Он передавался молниеносно из окопа в окоп и звучал так: «Спасайся, кто как может!» Его ловили на лету штабы и подразделения и тотчас же, оставляя все, бежали.
Услышав приказ от минометчиков, боевые позиции которых были рядом с тылами батальона (тылы — в балке,замер: с юга, по скату высоты, до которой было рукой подать, спускались немецкие танки, стреляя на ходу. Они прошли через окопы курсантов и теперь подходили к штабу батальона, которого, по существу, уже не было.
  Чуть в стороне бежала группа курсантов. Она как-то смогла проникнуть между немецкими танками. Мальчишечьи лица курсантов, всегда веселые и открытые, были искажены, выражали отчаяние. Крупные капли пота катились по лбу. В душе все перевернулось. Кровь ударила в виски, сердце бешено заколотилось. Почуял, что случилось непоправимое. Выскочил из окопа и в чем был, без оружия — опоры солдатской жизни, без которого солдат на фронте беззащитен, — побежал вместе с курсантами вдоль балки. Сначала бежал пружинисто, быстро. Потом ноги стали будто чужие, а внутри все горело. Бежал тяжело, с хрипом.

   Управления передовыми подразделениями в это время уже не было со стороны командования полка (после Кухаревича командовал полком майор Георгий Левонович Чикваидзе). Оно было отсечено и, оставив курсантов, снялось, стало догонять отходящие части армии.
Всю жизнь виню руководство полка: оно бросило нас. В моем представлении командиры должны были пусть погибнуть, по оставаться с курсантами. Брошенные на произвол судьбы курсанты небольшими группами, чаще в одиночку, получив приказ, оставляли позиции, вырывались из огненного кольца и устремлялись на северо-восток, туда, где в огне и дыму уже неделю сражался Сталинград. И хотя до него было 50—60 км, по ночам зарево было видно на всю волжско-донскую степь.
Сколько ни испытал тяжелого за войну, мало с чем могу сравнить то, чем наказала меня судьба в тот день — своими глазами видел, как фашистские танки догоняли выбившихся из сил или раненых курсантов и давили. Их крики до сих пор звучат в моих ушах.
Чтобы более полно показать трагедию, которая произошла с нашим полком 29 августа, приведу свидетельства других участников событий (конечно, с их согласия), подкупающие достоверностью и искренностью, позволяющие читателю посмотреть на происходившее в то время их глазами.

Из воспоминаний Н. А. Шевандина, бывшего курсанта-разведчика (г. Москва):

«День 29 августа начался с артиллерийской подготовки противника. Снаряды и мины рвались у наших стрелковых ячеек через каждые 3—5 минут. Такой огонь, когда, как говорят, головы нельзя поднять, велся по нашим окопам методично в течение почти всего дня. Из-за дыма разорвавшихся снарядов и мин не видно было солнца. Позднее волнами, сменяя друг друга, на рубеж курсантов находили вражеские штурмовики и бомбардировщики. Мой сосед В. Хмара однажды насчитал их одновременно над полем боя семьдесят два.
Мы оказались на краю прорыва. Укрепрайон, который был нашим соседом слева, полностью уничтожен. Там не было крутых балок и оврагов, поэтому через него вошла в прорыв и двинулась на Сталинград немецкая 4-я армия — танки, самоходки, бронетранспортеры, мотопехота Вместе с УРом досталось и нам, соседям.

   Мне в составе группы из шести человек во главе с неизвестным мне ст. лейтенантом приказали занять отсечную позицию на самом левом фланге батальона фронтом в сторону прорыва, т. е. на восток. Линия фронта, занимаемая курсантами, оказалась справа и позади нас. Перед нами непрерывным потоком неслись на север немецкие моторизованные части...
Я и старший лейтенант первыми же выстрелами из ПТР подожгли каждый по грузовой машине. Тогда из немецкой колонны выделились три танка Т-4 и повернули к нам. Мы снова сделали по выстрелу и попали. Передний танк загорелся, столб пламени и дыма взметнулся вверх. Остальные остановились и через 2—3 минуты открыли огонь. Земля бугра, служившего нам прикрытием, вскипела от очередей крупнокалиберных танковых пулеметов, осыпая наши головы и спины глиной. Обстреляв нас, танки двинулись на север, а на их месте остались два крытых: грузовика, из которых высыпала пехота...
Мы со старшим лейтенантом, сменив ПТР на ручные пулеметы, «врезали» по машинам. Немцы залегли и начали подбираться к нам ползком. Когда они были уже в 30 метрах, мы начали в них бросать гранаты и бутылки с горючей смесью. Послышались крики и стоны. Немцы притихли.
При очередном броске гранаты старший лейтенант приподнялся из своего окопчика, и его правое плечо тотчас же прошило несколько пуль, рука повисла плетью. Два бойца ушли с ним как сопровождающие. Нас осталось трое.
Вскоре показались немецкие солдаты, их пули свистели уже с тех позиций, которые ранее занимал наш батальон. Пришлось отступить. Отступая, мы увидели, что возле землянок штаба батальона уже никого нет. Оказалось, что нам никто не передал приказ об отступлении. Я, курсант Хмара и еще один боец родом из Северной Осетии, фамилию которого забыл (то был А. Цебоев. — П. К.), устремились по оврагу на север. Сзади на нас нажимали немецкие автоматчики, справа двигались их танки, впереди, в конце балки, встречали нас очереди немецкого пулемета. Мы бросились влево от балки, в открытое поле. Там увидели группы бегущих, как мы, курсантов...»*.

* Шевандин Н. А. 3-е Орджоникидзевское пехотное училище в Сталинградской  битве. Рукопись.   1982, лл.  1—7. — Личный архив

А вот как описывает этот день бывший курсант М. Н. Басаев (г. Ленинград):
«Рано утром 29 августа противник начал бомбить тылы батальона: штаб, хозвзвод, пути подхода к передовым позициям. За короткое время они были уничтожены. А там, где ночью шумели моторы, из-за бугра, поднимая столбы пыли, выползали танки. Они шли гуськом с запада на восток, параллельно линии нашей обороны, повернув стволы пушек в нашу сторону. Их было восемнадцать. Они шли в прорыв, образовавшийся на стыке обороны нашего полка и 126-й дивизии. Танки ушли...
Через некоторое время налетела авиация. Своим огнем она обрабатывала позиции курсантов. Штурмовики заходили все снова и снова. И чем дальше, тем наглее. Они старались уничтожить все живое.
Вскоре справа, в районе взвода Соловьева, застрочили автоматы. Шла немецкая пехота. Неожиданный огонь курсантов прижал ее к земле...
Вновь налетела авиация, видимо, вызвала ее залегшая пехота. Штурмовики с особым остервенением пикировали на каждый окоп курсантов, стремились смешать советских воинов с землей, чтобы расчистить дорогу своей пехоте.
Роты не стало. От нее осталось, кроме меня, четверо: комроты старший лейтенант Д. Кулаев, курсанты, лишь накануне назначенные командирами взводов, В. Соловьев и Г. Бажанов, и санинструктор Костенко. Командир роты собрал оставшихся в живых на совет.
— Как быть, товарищи? Получен приказ об отходе. Но отходить некуда: мы окружены. Оставаться здесь без боеприпасов еще хуже, нас возьмут, как котят. Будем прорываться. Другого выхода нет. Каждый рассчитывает на свою волю и находчивость. Приказываю: за мной.
Четверка последовала за командиром роты. Им навстречу полукругом шли немецкие танки, а за ними — пехота...
Теперь было ясно, почему вражеские танки не пошли на курсантов с фронта, они обошли их с тыла, а затем начали штурмовать их позиции...».*

О минувших событиях написал мне и Г. Н. Колесников, курсант-связист (г. Новоаннинск): .

  «Утром 29 августа я был на КП батальона. Около 16 часов прибегает комвзвода связи лейтенант Иванов и говорит, что все связисты выбыли из строя. Я, говорит, пойду в одну роту, а ты, Колесников, иди в другую. Связь с ротами прервана, послать некого.
Когда я вышел из балки и пополз к передовой с проводом в руке, чтобы найти его обрыв, то передо мной предстала такая картина: и слева, и впереди стояли немецкие танки и стреляли по передовым позициям нашего училища, то есть стреляли и с левого фланга, и с тыла. Танки были менее чем в километре от штаба батальона, а там об этом не знали. Окопы курсантов были густо окутаны дымом и пылью. В дополнение к этому вскоре на передовые позиции налетело более двадцати немецких самолетов и начали бомбить. Там, казалось, был настоящий ад.
Переждав бомбежку в укрытии, я пополз на передовую. Но вскоре увидел, что мне навстречу с передовой ползет курсант Костиков (он из Удмуртии) и восстанавливает разорванный на куски провод... Исправив повреждения, мы с Костиковым вернулись в штабную балку, сели около своих окопов — это в 20— 30 метрах от землянки комбата. К нам присоединился еще один курсант, кировчанин. Не прошло и десяти минут, как по нам ударила пулеметная очередь и две пули попали в ногу кировскому парню. Мы оглянулись: в верховьях балки виднелись два танка. Они двигались вдоль балки, стреляя из пушек. Снаряды рвались возле нас. Вдруг мы услышали топот бегущих с передовой курсантов... Вскоре и мы с Костиковым бежали по руслу оврага, утопая в песке...»**.

* Басаев М. Н. Слово Памяти. Рукопись.  1985, лл.    4—6. **  Колесников Г.  Н.  Сталинград — символ стойкости  и геройства. Рукопись, 1982, лл. 8—10. — Личный архив.

   В полку были и девушки, юные, хрупкие. Вот что рассказала об этом дне, одна из них, Александра Хрисанфовна Ачмиз, тогда она звалась Шурочкой Макаренко (г. Владикавказ):
«На фронте я служила связной при штабе полка. 29 августа командир полка послал меня на склад боепитания с распоряжением выслать боеприпасы в боевые порядки. Когда я добралась до склада, то там уже было все разбито, не было ни боеприпасов, ни подвод. Недалеко от склада располагался санвзвод. Его немцы также смешали с землей. Немецкие автоматчики обошли нас с востока и непрерывно поливали автоматным огнем...
Начальник склада отослал меня обратно на КП полка, чтобы доложить там обстановку, так как телефонная связь была нарушена. Со мной он направил машинистку Тоню и работницу продсклада Сегбасьян Лену, сказав при этом: «Из троих кто-то, может быть, и дойдет до КП.
     Бомбежка не прекращалась. Почти всю дорогу нам пришлось ползти, а не идти.До КП полка мы не добрались. Навстречу попался старшина на лошади. По поручению командира полка он предупреждал всех встречных, что полк отступает, командный пункт уже снялся. Он указал, в каком направлении надо двигаться.
Мы шли, ползли, бежали по пшеничному полю. Немцы были где-то совсем рядом. Вскоре нас догнали три курсанта из роты ПТР. С ними стало спокойнее. А ночью, в какой-то балке, мы наткнулись на группу курсантов и командиров во главе с комиссаром полка Перельманом и с ней пошли дальше...»

   Б. Марзаганов (г. Владикавказ) пишет, что когда он с бойцами своей минометной батареи начал отход вечером 29-го, то перед ним предстала такая картина: по всей степи шли или бежали небольшие группы людей.Вырвались из окружения немногие. Это были действительно небольшие, никем не управляемые группы. Полка, как боевой единицы, не стало. Большинство командиров и курсантов погибло или попало в плен.
Пленено, к сожалению, немало. Однако многие попали в плен, будучи ранеными. В. С. Соловьев, уроженец с. Никулята Яранского района, пишет, что, вырываясь из окружения, он был ранен в голову. Пришел в себя в строю, в котором стояли курсанты под автоматами немецких солдат. Вася Винокуров и Толик Русинов — тоже яранские ребята и тоже оказавшиеся в плену,— чтобы спасти Соловьева, поставили его на моги и, поддерживая, привели ь строй.

А. К. Кошкин, разведчик в минометном расчете 4-й роты (Марийская ССР), пишет:
«Я был ранен в ногу еще утром 27 августа. Рота была окружена. Командиры говорили, что ночью будем прорываться. Мы их просили не оставлять нас, раненых. Но прорваться не удалось, да и приказа об отходе не было. Мы, раненые, лежали в окопе. Приказ об отходе был получен 29-го. Нашел палку в виде костыля, раненую и перевязанную ногу туго замотал обмотками. Хромая, превозмогая боль, опираясь на палку. пытался не отставать от здоровых и легкораненых бойцов. Какое-то время они поддерживали меня за руки. Но мои силы иссякали. И когда впереди показались танка, кто-то из командиров дал команду: «Раненым запрятаться в окопах. Уходить ночью. К вам придет помощь». Мы укрылись в траншеях. А командир и здоровые курсанты с винтовками в руках побежали на танки. Невероятно, но было именно так: с винтовками на танки.
В траншее задремал.
  Проснулся от слов: «Русский, вылазь! Шнелле!» Немецкие автоматчики на бронетранспортерах подъезжали к нашим траншеям и осматривали их. Здоровых курсантов забирали, а тяжелораненых пристреливали. Я с помощью палки пытался выбраться из траншеи. Меня подхватили наши военнопленные, поставили в строй и всю дорогу до лагеря поддерживали. Благодаря им я не был добит...»*.
*Кошкин А. К. — Указ. соч., лл. 38—42.


Ранеными или контуженными попали в плен Борис Козьминых, Геннадий Лысов, Борис Стекольщиков, Михаил Олюнин, Вениамин Перевозчиков, Владимир Булдаков, Петр Кононов, Николай Ситников, десятки других молодых земляков, а также осетин, удмуртов, украинцев. Они оказались в Цимлянском, Суровикинском, Зимовниковском и других лагерях.

    Вырвавшись из окружения, мы бежали вдоль неглубокой, простреливаемой Татарской балки, пригибаясь к ее дну. Вместе с нами отходили также воины 29-й стрелковой дивизии. Над головами густо жужжали пули — они летели нам вдогонку. Рядом с сухим треском разрывались мины. Кто имел оружие, не целясь стрелял в сторону противника и снова бежал. Прорвавшись в глубь нашей обороны, немецкие автоматчики косили по нам справа из пшеницы, перерезали путь отхода. В. В. Булдаков (г. Киров), да и ряд других бывших курсантов нашего училища рассказывали, что бежали они большой группой и уже прл выходе из балки увидели устремившуюся на них лавину вражеских танков, которые тотчас же начали в упор расстреливать бегущих. Что тут было. Многие курсанты, если и спаслись от плена там, на передовой, то попали в него теперь. Я благодарю судьбу, что успел выбежать из балки до тех танков.

   Мы, успевшие оторваться от танков противника, вскоре, наскочили на минное поле. Было уже темно, когда из земли внезапно вырвались с большим грохотом десятки огненных столбов. Послышались крики. Мы бросились назад, влево. Позднее мы, разгоряченные безостановочным бегом, встретив в степи колодец, пили из него отравленную диверсантами воду. Что было после этого: надо бежать, а сил нет, невыносимые боли в желудке и страшная рвота.
   Ночью и на следующий день отдельные группы слились в единый поток отступающих. Тысячи людей двигались по пыльной степи, заросшей горькой полынью — спутницей войны. Многие из нас были ранены, шли с грязными бинтами на голове и груди. Люди падали от усталости, засыпали на ходу. Горькие думы жгли сердца солдат: «Опять отступление. Враг топчет родную землю. А ты не можешь положить конец этому, потому что он сильнее тебя». Не было ничего горше и обиднее этого.
    Нечего греха таить, кое-кто из наших оставался в камышах, чтобы обождать немцев. А встретившийся по дороге курсант К. уговаривал меня совершить самострел. Но таких было мало.
При отходе мы оставили на той огненной земле своих убитых товарищей. Не было времени и захоронить их. Да и, надо признать, вообще редко приходилось нам провожать убитых солдат с почестями: на это не было времени Уже позднее, во время поездки на места боев, узнал, что убитых курсантов и командиров после нашего отступления местные крестьяне сносили в силосную яму и украдкой от оккупантов (те запрещали хоронить погибших советских военнослужащих) забросали землей. Правда, захоронили не всех.

  После войны поле, на котором стояли курсанты, называли белым. Почему? Потому как оно сплошь было усеяно костями человеческими. И доныне лемеха плугов выпахивают их в степи. Очень хочется установить в этих местах памятник курсантам, хотя бы положить большой камень. На нем могли бы быть начертаны слова: «Мы жили недолго, чтобы Родина долго жила»...